Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! На календаре май 2018 года. Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).


INSIDE: путеводитель!
БЮРО ИНФОРМАТОРОВ
Справочное бюро: семейное!

О, счастливчик!

Сайд - это место, по которому я успел соскучиться всего лишь за неделю отсутствия. Это милая моя Ромашка, дорогая сердце бывшая женушка, трепетная и везде успевающая Грейс, а так же нечто, что храниться глубже. Это и атмосфера, которая присутствует здесь круглосуточно. Заходи в любое время, прекрасное утро от первой леди, на пары и учебу с Лили, а вечером успевай только в темы флуда заглядывать. И даже если опоздал, обязательно найдётся кто-нибудь блукающий, как и ты, ночью у холодильника или игровой. Потому что Сайде - это дом. Сайд - это семья. Спасибо вам!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » физкульт привет


физкульт привет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/2rXyn.gif http://funkyimg.com/i/2rXyo.gif

« ФИЗКУЛЬТ ПРИВЕТ »

» конец февраля 2017, до обеда 
» тренажёрный зал в центре Лейк Шора
» Хел и Эл

Если хочешь быть внезапной - без предупреждения загляни в гости к старшей сестре, а если не найдёшь её дома - смело лети в спортзал, потому что только Элисон может в свой выходной день отправиться потеть на тренажёрах.

Отредактировано Alyson Thorndike (Вт, 2 Май 2017 18:08:30)

+4

2

Неловкость. Не мое слово. Н-Е-Л-О-В-К-О-С-Т-Ь – чувство стеснительности, стыда, дискомфорта - абсолютно незнакомое мне чувство. Когда жизнь подбрасывает мне странную ситуацию, я не чувствую неловкости - я чувствую неудовлетворенность.  Неудовлетворенность - вот мое слов.
  Я покрепче перехватываю руль правой рукой и тянусь к кнопке, позволяющей перескочить на другую FM волну. В следующие пять минут ничего не происходит - я не могу найти ничего даже сносно способствующего улучшению моего настроения. Из динамиков разносится Queen c их Play The Game, FIDLAR не успевает допеть припев, у Hudson Taylor сегодня просто нет шансов. Я с тоской смотрю на свой айпод - очень хочется услышать бодрящие басы Eye of the Tiger, - но плейлист для пробежек священен. Возможно сегодня он меня еще пригодится, и от дороги не стоит отвлекаться, даже если путь из точки А, дома сестры, до точки Б, ее предполагаемого места нахождения, составляет собой прямую линию из 8 кварталов и одного поворота. Я добралась и бы пешком, но квартира Элисон находится недалеко от центра Лейк Шора. А город с населением в несколько десятков тысяч человек плюс выходной день равняются недостатку в центре паковочных мест. Прежде чем подъехать к дому Эл, мне пришлось проколесить три квартала, в поиске места для парковки. Дома ее не оказалось. Я даже поковырялась в замках запасным ключом, убедившись, что ее действительно нет, а дверь не закрыта на внутренний замок, как сигнал:"я не хочу никого видеть". Мои действия, естественно, не остались без внимания: с другой стороны крепкой деревяшки доносился приветственный лай Бакса. Пришлось умолять его замолчать, обещая позже порадовать самыми вкусными кровяными бифштексами - дополнительное внимание от соседей к девушке, копошащейся у чужой двери было бы лишним. Заходить внутрь я не стала не из вежливости. У Элисон не было пыли, и я могла бы снять обувь - ничего из этого не имеет значения. Сестра, как и наш отец, обладала невероятной интуицией на грязные игры. Ей обязательно что-нибудь показалось бы подозрительным - началась бы проверка, был бы найден волос или где-то улавливался бы посторонний запах. А по итогам следственных мероприятий Баксмог бы лишиться обещанных бифштексов, потому что они потеряли бы своего изготовителя. Хотя, если бы возникла крайняя необходимость проникновения, я смогла бы провернуть это незаметно. В багажнике моей машины, под пледом, хранился костюм, полностью скрывающий биологические следы присутствия. Как у Марка Уолберга в отступниках, только в 10 раз лучше; все-таки в лаборатории работают с вирусами способными погубить тысячи жизней, а не одного Метта Деймона. Не уверена, что смогу когда-нибудь убить; даже поступи я в суперзлодейскую школу - за убийство получила бы неуд, зато за отсутствие следов на месте преступления вполне могла бы претендовать на отлично. По крайней мере мне нравится так думать, также, как и иметь такой костюмчик под рукой. Но в данной ситуации он был неуместен. Предупреди я заранее о том, что заскочу - например, в поиске топа, купленного для нее Самантой и так не лишившегося своей бирки - Элисон обошлась бы без членовредительства. Может быть немного повздыхала и обязательно попросила вернуть все вещи на место. Но сегодня мне нужна была именно сестра, а не вещь. Сообщив ей о своем желании встретиться заранее... Элисон вполне могла попытаться увильнуть от сестринской поруки. Поэтому я направляюсь в одно из двух мест, где она может быть, помимо своей квартиры, в воскресное утро - в спортзал. С ней в этом плане вообще довольно скучно: либо загробный мир, либо больница, либо спортзал. Залет в больничную койку не остался бы без маминого внимания - знала бы вся семья. В печальный исход не верю я: она у нас крепенькая, прыткая и умненькая - и из машины выпрыгнет, и от пули пригнется, и ум за разум у любого заведет. Главное, если вдруг ее похитят, чтобы у похитителя не было оружия под рукой - он же ее на тот свет отправит, лишь бы замолчала. Но и тут я сестренке не сомневаюсь - в самый ответственный момент перехватит оружие. Должны же были ее чему-то полезному научить в полицейской академии? Они были молодыми, и у них были наручники - кадеты обязаны были попробовать и в дальнейшем совершенствовать свои навыки.
От мыслей на тему профессиональных умений сестры отвлекает появившаяся на горизонте финишная прямая первого этапа моих испытаний: загорается зеленый, я сворачиваю и - сюрприз! сюрприз! - парковочных месть нет. Была одна возможность пристроиться, но один некультурный человек занял сразу два места. Мне не остается ничего кроме, как пристроиться под знак "стоянка запрещена". Я не успела выключить печку, а по стеклу уже раздается характерный двойной стук.
  - Все в порядке, солнышко? - приветствует меня дорожный офицер Лери. Мы минуты три проболтали ни о чем и... все! Меня оставили без штрафа. Все-таки у маленьких городов есть свои преимущества, особенно, если твоя мама глава терапевтического отделения лучшей местной клиники и у тебя прекрасная память на лица.
  Повеселев от такого благоприятного исхода, я полезла на задние сидение за сумкой со спортивным обмундированием, хранившейся там с четверга. Когда провалилась моя третья, до этого ежедневная, десятимильная пробежка на свежем воздухе - никак не получалось расслабиться, постоянно на что-то отвлекало, а в итоге сбивался и ритм, и дыхание - я забросила спортивную форму в машину клятвенно пообещав себе посетить спортзал в ближайшее время. И будучи достаточно откровенной - вряд ли я появилась бы там, если бы не Элисон. Почему ей понадобилась прокачивать свою фигуру именно сегодня? Осталась бы дома: мы бы посидели, поболтали; у меня в багажнике, как всегда, будто по волшебству оказалась бы куча провизии; я наготовила бы ей впрок и использовала бы коллекцию ее бара для пользы здоровью. Теперь всем будет только хуже - мне лимон в горле, а для Эл сюрприз в зоне комфорта. После спортивной сумки в очередь на изъятие из машины встали коврик и бутылка воды. За ними пришлось топать к багажнику и еще 5 минут тратить на поиски искомого в моем складе "на всякий случай". Вот такой я общественно-полезный человек - и к спорту всегда готова, и к пикнику, и к трупу.
  Заблокировав двери, отправилась в сторону тягостных и неприятных для моих ягодиц приключений. Там у стройки регистрации меня встретила милая молоденькая девушка, сразу же предложившая оформить мужчину, трепетно следящего за работой моих нижних многострадальных мышц. Но спешка в таком серьезном вопросе не для меня -  посмотреть нужно всех. Настаивать девушка не стала, и мы довольно быстро закончили с оформлением. Я вообще планировала потратить в этом месте как можно меньше своего времени. Переодеться, пока горит спичка; выхватить Элисон зорким орлиным глазом; отбуксировать ее домой или минут 30 эмитировать какую-нибудь деятельность и уже после отбуксировать ее домой - вот мой план. Первый пункт плана был успешно осуществлен, и я решительно собиралась не отступать от него. Все тело нервно гудело, мышцы болезненно спазмированы - недовольство для моего организма чувствовалась так мучительно, что начинало казаться, что через пару дней он всерьез возьмется за имитацию гриппа. Я не создана для этого. Счастье, радость, наука - да! Недовольство - нет. Возможно, пройдет еще неделя или две и мне начнут выписывать штрафы… Радует только предоставленное отражение в зеркальной стене зала. На него я немного отвлеклась, притормозив со вторым пунктом плана; и меня нельзя в этом винить. Оказывается, Элисон действительно знает отличные места. Мне несколько раз пришлось напомнить себя, что мужчина в первую очередь - человек, он - личность. Рассматривать его, как товар - сравнивать холку, игру мышц, силу - немного неэтично. Глаза четно пытались выловить сестру, но постоянно на кого-то отвлекались. На удивление, из всего многообразия выбора, мое внимание привлекла девушка. Скорее всего она хотела произвести впечатление на кого-то в зале и допустила типичную ошибку новичка на беговой дорожке: выбрала не ту скорость, не тот внешний вид, не те средства ухода. По ее походке было видно, что у кого-то явно начинает припекать между ног, и совсем не в хорошем смысле. Если приглядеться, уже можно было рассмотреть красные следы на внутренней стороне ее бедер. 
  - Возьмите, - порывшись в сумке, я нашла запечатанную баночку и протянула бедной пострадавшей, - это действительно поможет. И в следующий раз тоже обязательно используете его. - я улыбнулась девушке самой милой из своих улыбок, пытаясь ее подбодрить и заставить принять так необходимую для нее помощь, когда услышала не очень деликатное хмыканье у себя за спиной. Мои правая бровь непроизвольно потянулась вверх, стоило мне обернуться и увидеть соседа бедняжки по беговой дорожке, посвятившему явно ни один год спорту больших достижений - Вам тоже нужен вазелин? Но у меня только одна баночка. Возможно, если вы используете перчатки, девушка поделится с вами. - мужчина хотел что-то сказать, но мое внимание привлекло мельтешении чего-то светлого в паре метров, сначала я никак не могла взять в толк - почему это пятно мне кажется таким знакомым. А потом вспомнила - лет 10 назад, перед тем, как я уехала в колледж - у моей сестры были такие волосы! Оставив вазелин, девушку и мужчину, я отправляюсь на свет. На свет, который пыхтел, блестел и упорно прокачивал себя.
  - Элисон, я так рада увидеть тебя!!! - приходилось аккуратно подбирать слова, соблюдая первое правило жизни с копами - не врать копам. - Ты давно здесь? - Скажи да! Скажи да! - Надеюсь, тебе не нужен вазелин? Я уже отдала свою последнюю баночку, здесь явно ощущается его острая нехватка... - я раскрыла объятия, готовясь крепко сжать вернувшуюся к корням сестренку[ Вау! Что тут происходит?!], и застыла в двух шагах. Я не знала, что мне делать. С одной стороны, я всегда-всегда ее обнимаю [видят все боги Вестероса, ей это действительно нужно], и отказ от привычного ритуала приветствия выглядел бы подозрительным, но с другой стороны - я к занятиям еще не приступала, даже разминку не сделала, и очень бы хотела тратить время на душ в этом зале. Чувствую ли я неловкость, застряв на полпути и не находя решения для сложившегося недоразумения? Нет. Неудовлетворенность своей сообразительностью? Да.

+5

3

♫ Survivor - Eye Of The Tiger
Кровь, пот и слёзы. Первое – если неудачно использовал тренажёр или на беговой дорожке отвлёкся на аппетитный зад соседки, в результате потом уборщице зубы приходится собирать и сдавать зубной фее за монетки.  Второе, пожалуй, знакомо всем, кто тренируется усердно. Третье мне тоже приходилось наблюдать, когда тренер с особенно жесткой методикой муштрует очередную пышечку в лосинах. 
Ох как я люблю этот зал! Огромное количество снарядов, мотивирующая музыка и тьма народу с прекрасными телами. Все пыхтят, стараются, доводят себя до изнеможения, ведь не за горами весна, а там уже и пляжный сезон начнётся. Мне-то это без особой надобности, я пока что не отношусь к разряду пончикообразных полицейских, которые вперед себя пропускают всегда сначала свой живот, а уже потом заходят сами. Люблю спорт, но стараюсь не доводить это дело до маразматической цели забомбить себе на животе пресловутые кубики. Я лучше полюбуюсь на них со стороны, благо, у моего «лечащего врача» они есть.
Без физической нагрузки – тяжело, у меня от безделья начинается психоз, именно поэтому в свой выходной день я не валяюсь на диване ягодичными мышцами к потолку, с тупым выражением лица просматривая передачи о бесполезной для меня кулинарии. У Джона дежурство на всю ночь предстоит, так что отвлекать его своим внезапным появлением в клинике было бы плохим вариантом. Он может и обрадовался бы, на пять минут, а потом, как всегда начинается это «доктор Торнтон, срочно в операционную!», а я ведь только что заперла ординаторскую, повиснув у мужчины на шее. Да уж, тяжело встречаться с героем без суперспособностей, но от которого зависят многие жизни. Горжусь? Определённо. Скучаю, когда он торчит в больнице всю ночь? Конечно же да. Зато потом, хитро потирая ладони и злорадно хихикая, наблюдаю за громким недовольным сопением, когда уже я отправляюсь в участок, причём тоже на всю ночь. Так и живём.
Выгуляв Бакса, быстренько собрала нужные вещички и поехала в свой любимый зал, где у меня годовой абонемент и чуть ли не моя рожица на доске почёта в качестве самого постоянного клиента. С тех пор, как переехала в Лейк Шор, только тут и занимаюсь. Припарковавшись, вынимаю из машины и закидываю на плечо спортивную сумку. Настроение прекрасное, бодрое, самое что ни на есть боевое. Вчера вечером, рассказав маме о своих планах на выходной день, успела об этом сильно пожалеть. Вот вроде бы умный доктор, а несёт чёрте что. По её словам и по какой-то приведённой мне статистике, большинство тех, кто весьма слабо удовлетворён своей половой активностью, компенсируют это дело колоссальными занятиями спортом, лишь бы дать выход скопившейся энергии. Не знаю, где она этого начиталась. И почему-то мои слова о том, что у меня с компенсацией и половой жизнью всё просто прекрасно, её не убедили. Она уже давно думает, будто под всей одеждой скрывается моё высушенное тело бодибилдерши. Потому что по выходным дням у меня тренажёрка, на работе – рукопашные бои, стрельба. Ну, и фактически каждый день, гимнастика на простынях. Хоть ты приди и разденься со словами: «Мам, смотри, у меня нормальная фигура и нифига я не как мужик». Джон подтвердит. Он всё видел под всеми углами.
Элисон, ты снова здесь, – знакомый тренер, этакий чернокожий бог, у которого каждая мышца идеально прокаченная, приобнял меня за плечи, приравниваясь к шагу и провожая до дверей женской раздевалки, – неужто больше нечем заняться, кроме как издеваться над своим прекрасным телом, где процент жира всегда стабильно в норме, м?Где твой мужчина? Сбежал, наконец? – ещё один заботливый. Развелось их тут, понимаешь ли, на каждом шагу.
Да кто бы говорил! – ткнула тренера в бицепс, уже подойдя к двери и выпутываясь из его объятий, после которых всё болит. Тяжёлый, зараза. – У тебя этого жира вообще нет. Разве что, – постучала указательным пальцем по лбу и, взвизгнув, проскользнула туда, куда рассадникам тестостерона ход воспрещён. Ух, с трудом увернулась от шлепка по заднице. Этот темнокожий гей явно ко мне неровно дышит. – И к твоему сведению, Рикки, – прислонилась к двери, продолжая гнуть свою позицию уже на расстоянии, – он даже не пытался сбежать. Ни разу. Пока ещё, – хохотнула, представив Джона в роли запертого в башне прекрасного принца, который спасается от страшного блондинистого дракона, сползая вниз по плющу.   
Уже через пять минут мои ноги стояли на беговой дорожке, дабы начать разминку. Поправив короткие шорты и перекрутившуюся лямку лифчика, напоследок ещё раз проверила, хорошо ли держится высокий хвост. Удовлетворённо крякнув, приступила к занятиям. К слову, если бы Торнтон увидел меня в таком виде, состоялся бы очередной серьёзный разговор на тему «несвободные девушки должны увеличить длину своих шорт ещё на сантиметром десять вниз; а лучше леопардовые легинсы сразу, чтобы все самцы моментально отпали». Ага, щас! И попробуй ты убеди его, что в лосинах мне жарко, и моя задница во время бега и наклонов никому не нужна. Короче говоря, если кто спросит – я была в скафандре.
Минуты пролетали быстро, не успеешь оглянуться – прошло целых полчаса. Стянув свою филейную часть с очередного тренажёра, беру бутылку с водой и делаю пару жадных глотков. Капельки пота выступили на груди, шее и лбу, так что пришлось вытереть полотенцем, брошенным рядом. Ну что, может на сегодня хватит? У меня по плану ещё поход в ненавистные магазины, к тому же нужно собрать кое-какие вещи моего домашнего любимца. Через неделю он переедет из квартиры на просторную ферму, где ему будет раздолье и благодать. Жалко расставаться с питомцем, скорее всего, буду реветь, как белуга потом, но так будет гораздо лучше. Соседка, которая всё время присматривала за Баксом, пока я на работе, вышла замуж и собралась жить долго и счастливо за городом. Она предложила забрать мою овчарку с собой. Пообнимавшись с псом целый вечер, я приняла взвешенное решение, что так будет правильнее. В общем, скоро в моей квартире станет пустовато, зато никто не будет ревниво скулить под дверью, пока хозяйка занята важным делом со своим мужчиной.
Прихватив бутылку и полотенце, я вернулась туда, откуда начала – к беговой дорожке. Решила завершить тренировку трусцой на двадцать минут. Однако планы, как и надо по всем законам жанра, должны были рухнуть. На пятой минуте я вроде как случайно кинула взгляд в сторону, откуда доносилась оживлённая болтовня про вазелин. И чуть не полетела ласточкой вниз, прировняв себя к тем бедолагам, которые выбивают себе зубы на этой движущейся ленте. – Твою ж налево… – соскочила на пол и только потом нажала на кнопку постепенного сброса скорости и полной остановки. Тяжело дыша, не веря своим глазам, вовсю таращилась на Хел.
Это моя девочка? Моя младшая умница-сестра? Вот эта взрослая красивая мадам? Да, мы долго не виделись, но не до такой же степени. Делаю шаг вперёд и чуть не улетучиваюсь назад от звуковой волны радости и восторга, исходящей от Хелен. В отличие от моей слегка (ха-ха-ха) яростной, энергия младшей дочурки Торндайков несла в себе позитивное начало. Причём весьма заразительное. Искренне улыбнувшись, скрещиваю руки на груди и окидываю младшую оценивающим взглядом. – Ещё скажи, будто проходила мимо и наша встреча чистой воды случайность,  – хмыкнула, фыркнула, но через мгновение уже сжимала Хел в своих объятиях, а потом и вовсе звонко чмокнула в щеку. – И я тебя рада видеть, малышка. Упс, я вся мокрая, – осторожно отстранила девушку от себя, а то ж не гигиенично как-то, – да, давно. Уже собиралась закругляться, как вдруг гром, молнии, яркая вспышка света, – красочно размахиваю руками, демонстрируя надвигающуюся бурю, – и тут ты со своим вазелином. Какими судьбами, Хел?

+4

4

♫ Mozart - Exsultate, jubilate, K.165  
  Как много, и в тоже время мало, нужно человеку для счастья. – Да, давно. Уже собиралась закругляться…  – одна фраза и концентрация моего внимания падает, а правое полушарие полностью перенимает бразды управления. По телу разливаются приятные потоки тепла, сердечко поет голосом сладкой синей птички – надежды, глаза отражают в три раза больше солнечного света – словно внутри меня наступила весна. Восприятие окружающего мира меняется: кажется, что цвета вокруг стали ярче; воздух приобрел свежие предрассветные нотки; вот–вот мощные крепкие ветви пробьют бетонные перекрытия, пропуская внутрь зеленую листву; слева раздается прекрасная возвышенная музыка, так тонко попадающая в мое настроение; где-то наверху явно должны парить маленькие херувимчики, смущая окружающих белизной и упругостью своих ангельских поп... Хотя. СТОП! Я немного морщусь, пытаясь призвать левое полушарие и вместе с ним разобраться в чем же дело. Слева действительно раздается музыка, если быть более точной – Аллилуйя из мотета Торжествуйте, молодой парнишка выбрал ее мелодией звонка, и сейчас, находясь под тяжестью 180 фунтов, никак не мог на него ответить. И что этим мне хотела сказать вселенная? Хотела ли она меня ненавязчиво поддержать, или совсем нетактично щелкнуть по лбу, напомнив о том, что притворство и все дурное в мире – это не мое. Вот получение крупных денежных сумм – это мое, а способностью к виртуозному перекладыванию лапши на чужие уши она меня почему обделила. Предательница. Еще и к реальности вернула, после того как я умудрилась доблестно все прослушать, прибывая в райской фантазии.
  – Подожди. Гром? Молнии? Ты только что сравнила меня с Зевсом, Тором, Гудвином или тетушкой Мартой? – упорно пытаюсь делать вид, что временное замешательство было вызвано описанием эффектности моего появления, а не вселенским рукоприкладством. – Впрочем, ты не так часто мне льстишь. Принимается! – я тянусь за еще одной порцией объятий, успевая прикрыть глазки и погладить родного человека по спине. – Элисон... – имя растягивает с таким придыханием, будто передо мной только что выбравшийся из духовки румяный яблонный пирог – из тех, которые радуют взгляд, слух и желудок – не человек отдавший тренажерам больше 500 килокалорий пару минут назад. Но я ничего не могла с собой поделать. Это же моя сестренка. Если ей объятия были необходимы, то я без них жить не могла, особенно без таких. Я так давно ее не видела воочию. Присутствие совсем рядышком родного человека дарит такие приятные ощущения: как прогулка в погожий августовский денек, когда точно знаешь, что дальше все будет замечательно, несмотря ни на что. В мелочах или глобальных проблемах – он будет рядом; дано ли обещание в бурю или, когда на небе не было и облачка – неважно – оно будет выполнено. Спокойствие, безопасность, доверие – все в этих объятиях. И даже спустя 40 лет я буду в них нуждаться. Это Дерек и Элисон у нас автономные и гордые супергерои, а я... ну... не совсем домашний цветочек, скорее высаженный где-нибудь на заднем дворе куст шиповника, причем так, чтобы им можно было любоваться из окон гостиной или спальни. Для меня очень важно это чувство связи, семейственности. Как будто у меня был невероятно большой вклад на самый-самый черный день, и не то чтобы я к нему часто обращалась, но пока он у меня есть – я все могу: и в Конго, и на Луну, и даже на шопинг в Милан, если его переживу.
  – Ух, ты! – я немного отстранилась от своего личного лейтенанта полиции, удерживая ее за плечи. – Отлично выглядишь! А ну-ка покрутись! Доставь собравшимся здесь джентльменам удовольствие и позволь мне себя получше рассмотреть, – пришлось, конечно, немного подтолкнуть, задавая верный вектор, иначе вероятность положительного исхода была неудовлетворяюще мала. – Я с трудом тебя узнала! И сейчас никак не могу понять... я так по тебя соскучилась или ты приложила какие–то усилия для такой прекрасной формы? – я полезла в сумку за телефоном. – Думаю самое время обновить твое фото, чтобы твоя младшая сестренка не забывала какая ты у нее потрясающая и в следующий раз ее глаза не захотели выскочить из орбит при виде тебя. С фильтром или без? – о чем я вообще спрашиваю? Конечно, я сделаю 10 вариантов, но уже дома, а пока поспешно поправляю волосы и, чуть одергивая, выравниваю шоры на объекте фотосъемки. – Теперь повернись ко мне всем телом в полоборота или полностью спиной. Отлично! – получив желаемый, не без небольшого принуждения, результат, делаю несколько снимков крепких и притягательных ягодиц, в которые так и хочется ткнут пальцем, проверив их плотность. Вот здесь точно можно обойтись без фильтра! – Все. Готово. Теперь я тебя точно узнаю в любой ситуации, – язычок непроизвольно высунулся с права, пока я сортировала получившиеся кадры по нужным папкам и за одним любовалась полученным результатом. Ну какая я все-таки молодец: и сестринский долг выплатила; и отличное фото получила! А после дел безотлагательных, можно вернуться к насущным, особенно когда градус хорошего настроения так стремительно летит вверх, возвращая меня на привычную колею. Кажется, до внеплановой фотоссесии меня спрашивали о зале и воли судеб, да? Клянусь, в тот момент я видела, как ее белокурые локоны скручивались и поднимались образую рожки, закинувшие не очень крепко держащийся на голове нимб в правый задний угол.
– Что касается твоего вопроса о моих самых благородных намерениях по отношению к этому залу... – вроде бы и правду сказать собираюсь, от чего же тогда так валюсь, как при папе, когда он застал свою 16 летнюю дочь за расстегиванием ремня Девида Митчелла; аргументы были достойными (застрявшую ширинку лежа и не на себе расстегивать проще, да и обмочиться в свои штаны никто не хочет), но мое выражение лица в тот момент... напротив кровати весело зеркало, в котором я могла наблюдать всю четность моих попыток оправдаться. – Конечно, я здесь не случайно. Ты же не раз говорила, что занимаешься именно здесь. Выходной день. Я решила довести себя до вот такого же совершенства! – показала сестренке фото ее крепкой попки, наспех заблокировав айфон, – Куда же еще мне идти за этим чудом в Лейк Шоре, кроме рекомендованного лично тобой места? Хотя сейчас, зная, что ты уже заканчиваешь... Думаю, что не буду тебя задерживать и составлю тебе компанию за обедом. Тебе ведь сейчас обязательно нужно поесть, да? Мой же зад переживет без кардинальных преображений. Будем честны, – под тяжелый вздох, приобняв сестренку за плечи, я стала уводить ее сторону раздевалки, – если он станет еще хоть на унцию лучше... я очень рискую остаться прикованной к университету навечно... – под конец речи голос становился все тише, а перспектива прикованности все более реальной. Взгляд приобрел отрешенность, я непроизвольно покачала головой, пытаясь отогнать наваждение. Не буду же я жаловаться сестре на свою работу. Это как-то несерьезно. Даже если от некоторых ее аспектов бросает в неприятный озноб. Серьезный такой озноб.
  Через 10 минут теплая водичка окончательно помогла изгнать плохие мысли, и я, наскоро собравшись, уселась на скамеечку у шкафчиков ожидая Элисон. Мы росли в одной семье – привычки делать все в ускоренном темпе укоренилась в нас еще с молоком матери; благодаря чему мое ожидание обещало быть недолгим, зато я могла спокойно покопаться в телефоне, отвечая на сообщения принцессы фионы. И там как всегда ничего интересного. Более угрюмого, немногословного и незаинтересованного мужчину я не встречала. Я! Кто изо дня в день работает с недооцененными гениями, неврастениками, социопатами и психопатами! Он две недели назад уехал к своему первому тренеру и семье, проводить работу над ошибками. Странные все–таки существа – эти мальчики: выиграли – плохо, проиграли – тоже плохо. На свое счастья об этой странности я узнала еще в лет 5, и по сей день в таких ситуациях старалась не лезть. Но неужели так сложно понять, что мы девочки тоже не самые простые существа? И если я прошу показать чем он собирается заняться – я требую сексемеску, а не фото тротуара вдоль домов и собаки... Он и при личном общении даже не стремится поддержать беседу, если нет рядом меня, Скотта, тренера или семьи, но сообщения... Кирпичная кладка помягче будет – и никак не пробить. Все только информативно и по делу. Да, мой научный руководитель проявлял больше фривольности в переписке со мной! И что я только нашла в этом 250 фунтовом мальчишке, со строгим режимом дня и дрожащей под ним лестницей, когда он спускается на первый этаж. Ну кроме потрясающего тела, большой площади обогрева, умения слушать, поразительной суперспособности тушить мои бури и неискоренимого желания выполнять мои просьбы. Ладно, дам ему небольшую поблажку – решаю я, и, пока никто не видит, делаю фото своих девочек, отправляя их ему в качестве положительного примера. Строчить две страницы очень подробных эротических фантазий, как это произошло три дня назад, чтобы в ответ получить "хорошо" – я морально не готова. За милыми шалостями чуть не пропустила возвращение Элисон. И это... вау!
  – Мама зря беспокоилась! Ногти, волосы, кожа... все это сияние, – встаю и машу рукой в сторону представшей картины олицетворения женского здоровья, – Без анализов могу сказать, что с эстрогеном и тестостерон у тебя все норме. Я бы даже сказала отлично! Прекрасно! Возможно на самом пике! Не то чтобы мама много говорила об этом. И нет, предупреждая вопрос, за которой можно было бы подвергнуться анафеме, она не просила меня тебя проверить. Она просто беспокоится. Ты знаешь, она всегда и за всех беспокоится... – в сторону был брошен смиренный перед неизбежностью взгляд. – Но теперь мне будет чем ее успокоить. Если ты, конечно, это хочешь? Я свято чту третье правило морковного клуба: сначала обсуждаем вместе, после решаем посвящать ли родителей. Или это четвертое правило, а третьим идет: никаких сюрпризов в виде Санты–стритизера на рабочем месте? Или это в нашем сестринском билле? Никак не могу припомнить, стали ли мы включать Дерека в это правило или нет... – перехватывая поудобнее вещи, не перестаю хмуриться. Не помнить азов – кощунство.
Где на 12 пункте моего мысленного перечисления свода правил морковного клуба, перед нами предстает монумент физическом нагрузкам из черной кожи. Он стоит в паре метров от выхода из спортзала – куда мы успели дойти, – улыбается своей белоснежной улыбкой и раскрывает свои огромные объятия куда бы поместилось от 4 до 6 меня. А пройти мимо объятий – уже против моих личных правил.
  – Рикки! Как я рада тебя видеть, – я буквально вспархиваю в эти гигантские объятия, – слышала Диана сказала "да". Мои поздравления! Наверное, вы все ужасно сходите с ума от надвигающего торжества. Как Энтони? Держится? Готов ловить его у выхода из церкви? – мы мило, минуты две, обсуждаем предстоящую свадьбу сестры его бывшего парня, но тема это очень опасная, а я ни в коем случае не хочу послужить причиной для несварения желудка у Эл. Поэтому я быстро сворачиваюсь, намекая на то, что после усердной тренировки мне обязательно стоит кое-кого напичкать белкам. Мы обещаем списаться в инстаграме, а на прощание Рикки кидает какую-то странную фразу в сторону моей сестренки: "Привязывай его крепче, Элисон. Ему есть куда бежать.". Очень такую странную и подозрительную фразу.
  – О, она обязательно свяжет лучше и крепче всех! – И о да, я использовала именно тот сестринско–братский тон; он чем–то похож на язык заклятых подружек: когда милое относительно платья означает "страшное" или "полнит"; только в нем нет слово "милое", а определение "страшное" заменяет на какой-нибудь значимый и не общеизвестный факт, кричащий: "ты и я знаем, что ты это сделал, и нас, обладающих таким знанием, двое только пока." –  Даже не сомневайся! Вот пообедает с сестрой, наберется сил, и сразу привяжет, намертво, правда, Элли? – куда же она денется, когда я так крепко вцепилась в ее руку, а тайна пропавшего кота миссис Дженкинс и причина внеплановой покраски маминой машины предоставляли мне полную свободу действий с 7 лет. И это только один абзац на первой странице. У меня же в запасе был трехтомник. Он-то и послужит дорогой к достижению моего, только что утраченного, счастья. В райские куши как раз только что подвезли адские котелки.
  Рикки? Рикки?!? Какого черта, Элисон?!?! Я твоя сестра – не Рикки!!!!!

Отредактировано Helen Thorndike (Сб, 8 Апр 2017 17:04:27)

+3

5

Надо было видеть просветлённое выражение лица моей младшей сестры, когда я сказала, что тренировка подошла к своему логическому завершению. Хел, несмотря на свою пожизненную активность буквально во всех делах, к потению в тренажёрном зале относилась весьма скептически и с большой долей лени. Если мне всё же удавалось вытащить девушку с собой, то там уж нужен был глаз да глаз, а желательно ещё и третий чтобы открылся. Стоит отвернуться и не проконтролировать – всё, она уже обнимается со снарядом вместо того, чтобы выполнять упражнение на нём. Повезло ей, что у нас хорошая наследственность и нет склонности к накапливанию жирочка в особо крупных масштабах. Хотя, смею надеяться, Хелен растрачивает калории ещё и более приятными способами. Давно не видела её спортсмена, но там парниша будь здоров и не кашляй.
Пожалуй, в тебе есть что-то от всех этих легендарных личностей понемногу, – смеюсь на очень серьёзное предположение младшей Торндайк, она при этом так забавно и мило хмурится, что мне не мешало бы научиться выглядеть так же очаровательно. Но у нашей малышки эта способность врождённая, на неё в принципе без чувства нежности не взглянешь, даже когда она дуется, как хомяк, или втихаря ночью пытается незаметно погрызть мамин пирог с яблоками. – Но на тётушку не ровняйся, иначе придётся расширять дверные проёмы, а ещё одного ремонта наша дружная семья не выдержит, – взяла полотенце и приложила к лицу, убирая капельки пота, затем проделала тоже самое с шеей и верхней частью груди. Только когда я закончила вытираться, Хел снова прижалась ко мне, пыхтя от счастья и удовольствия. Нельзя же быть такой милой, в конце концов! Этого ребёнка определённо нам подкинули какие-то волшебные феи, других таких очаровашек в семье не было ни в одном поколении, готова поспорить. – Тебе ещё повезло, – с улыбкой принимаю ласки девушки, снова чмокнув её в макушку, – тебе хоть иногда мои комплименты достаются, а вот Райану… – загадочно так протянула, намекая, что старшему брату по статусу не положены слова восхищения. По крайне мере, при свидетелях. Но я всё равно люблю этих двоих, даже когда со стороны кажется, будто пытаюсь их продать арабам.
И так было всегда, на протяжении всех долгих лет, что я знакома с этими товарищами. У нас даже одна фамилия, обалдеть можно, да? Хотя мы во многом разные до ужаса, даже мама иногда удивлённо таращится на нас троих, когда мы собираемся все вместе и начинаем рассуждать о жизни и сезонном сборе урожая. А на мои настойчивые просьбы признаться, кто отец этих двоих, потому что мы явно не родственники, женщина неизменно смеётся и говорит, что у нас намного больше общего, чем нам самим иногда кажется. Обычно в такие моменты мы сразу дружно переглядываемся и начинаем ржать, мол, да ладно заливать. Если Райана нашли в очень серьёзной капусте, а меня принёс самый дерзкий из всего семейства пернатых аист, то Хел у нас, как я постоянно утверждаю, подкидыш из мира волшебных существ. Прекрасная дружная семья. Люблю их, засранцев.
Но долгие объятия приводят к неизменному желанию выбраться из них поскорее, хотя с Хел лучше такие фокусы не выкидывать. Иначе будешь обречён на дополнительные пять минут времени её крепких обжиманий. К счастью, утолив родственный прилив обожания и свою потребность в «потискать Элисон», наш маленький ботаник перешла на новый уровень. Настал момент повсеместного оглядывания меня с ног до головы. Ну, не буду же я лишать Хелен удовольствия?
Джентльмены обойдутся, всё это только для тебя, родная, – послушно крутанулась на месте, искренне не понимая, о каких-таких изменениях вообще идёт речь. Выгляжу вроде, как обычно, не считая длинны волос. Но эта метаморфоза мне и самой по душе, зачем я, дурная, из тогда обрезала? – Да ты взбесилась, я всё такая же, как прежде, – попыталась остановить на этом поток прелестных слов в свой адрес, но тут девушка вытащила телефон и переквалифицировалась в фотографа, – Хе-е-е-е-ел, – закатываю глаза и чуть приседаю, со страданием мумифицированного фараона положив руки на грудь, – ну, что ты делаешь? Я же терпеть не могу фоткаться, – пытаюсь забрать у неё телефон, но младшая была шустрой и настойчивой, а за моё плохое поведение ещё и ткнула в спину, принуждая развернуться и показать всю прелесть подтянутой попы. Господи, видел бы меня сейчас Джон. От приколов а эту тему не смогла бы отмыться в течение месяца как минимум. Сейчас модно каждый день фиксировать свои счастливые лица на телефоне, дабы каждая собака во дворе знала: смотрите, у меня есть мужик. Все видели? Я встречаюсь. Люди, кто ещё не знает? Мужик. Живой. Настоящий! Меня такое раздражает до зубного скрежета, к счастью, Торнтона тоже. Есть у нас парочка совместных фото, однако до фанатизма дело не доходит. Если вдруг начну публиковать милые записи с ванильными цитатами – возьмите мой служебный пистолет и закончите эти мучения раз и навсегда.
Так говоришь, будто мы не виделись пять лет, – закинув полотенце на плечо и подхватив с пола бутыль с водой, пытаюсь заглянуть на экранчик мобильника Хел. Безобразница вознамерилась поставить мои ягодицы на изображение контакта при вызове? А раз она решила, то процесс уже необратим. Остаётся только смириться. – Надеюсь, Райану повезло ещё меньше и на фото красуется его невыспавшаяся физиономия, – с гаденькой ухмылочкой бормочу, пока девушка с сосредоточенно высунутым языком покинула наш мир и находится где-то среди фильтров. – Всё, потопали, – подпихиваю младшую вперёд и понимающие киваю, хотя на лице ни грамма уверенности в правдивом взгляде и словах Хелен. Она решила сама сюда прийти позаниматься. Ага, как же! Скорее раки на горе устроят свистопляску в четыре голоса, чем наша девочка решится на такой подвиг добровольно. – Очень ценю твою заботу, радость моя, – это правда, – но после того, как выйду из душа, жду правдивую версию твоего внезапного появления. Не ври старшей сестре, – щёлкнула девушку по носу и подошла к своему шкафчику, чтобы захватить все банные принадлежности. Если бы случилось что серьёзное, Хел не стала бы вести себя так беззаботно, значит причин для паники у меня пока что нет. Хотя по этой хитрой мордашке иногда бывает непонятно, учудила она нечто странное, или пока всё обошлось. Вот это уже определённо семейное сходство. Брат наш так не умеет.
Через пятнадцать минут, завернувшись в полотенце, пришлёпала обратно и застала мою сестрёнку за, как там это называется... селфи. Причем на фронтальную камеру попали два чисто женских орудия массового поражения. Прислонившись к стеночке плечом, начинаю неистово хохотать, прям до слёз из глаз. – Ой, Хел, – успокоившись, двигаюсь обратно к своему шкафчику, хотя плечи всё равно иногда дёргаются от смешков, – это сейчас так модно? – якобы невзначай интересуюсь, прекрасно понимая, для чего делаются такие фото и кому потом отправляются. Ну, блин, извините. Давайте решим загадку: сколько минут потребуется коллегам Джона, чтобы откачать его после получения подобного привета от меня? Это просто нонсенс. Однако, если я подопью и буду в настроении игривой тигрицы, всякое могу ему поприсылать. Бедолага даже не знает, что его может ждать в будущем. Такого я пока не вытворяла.
Не понимаю, о чем ты, – чтоб их, этих докторов и биологов. На самом деле, всё я понимаю и знаю, в какую сторону клонит Хелен. Она у нас всегда была проницательной, в маму пошла, так что кое-какие изменения в моей внешности сразу её насторожили. Дальше было перечисление каких-то там гормонов, что-то про мои волосы… Нет уж, я пока не готова раскрыть все карты, тем более, там пока всё непонятно. – Витаминчики просто пью, – не моргнув, привираю с самым невинным видом.
И я собиралась свято оберегать свою тайну как минимум, пока не доберёмся до дома, но тут на пути возник Рикки и принялся болтать с Хел. Ничто не предвещало беды, а потом он ляпнул такое! Рука непроизвольно потянулась к лицу, а желание выдать мужчине смачного пенделя в конце было просто непреодолимым. Каким-то чудом я сдержалась, послав ему в спину грозный взгляд и мысленное матерное слово. Даже два. Встречаться сейчас глаза в глаза с сестрой было опасно. За её нарочито миленьким тоном скрывается между строк обещание мне страшных мук и пыток за утаивание стратегически важной информации. Что ж, Элисон, ты прожила хорошую жизнь.
Не надо на меня так смотреть, – предусмотрительный шажок назад, – и так тоже не надо, – Хелен уцепилась мне в руку, а значит бежать уже слишком поздно. Моя красивая девочка обладает хваткой бультерьера, когда чует тайну, особенно когда её так старательно берегли. – Ладно уж, – обречённо вздыхаю, игнорируя выражение лица девушки в стиле «как ты могла, ты же мне была как сестра!», – пошли есть, я тебе всё расскажу, только если обещаешь слишком громко не вопить от радости, – она всегда хотела видеть меня счастливой и при достойном кавалере, и, похоже, переживала, что до сих пор её старшая сестра не испытала радости крышесносных чувств. Поэтому прошу, даже настаиваю не рыдать от счастья. Рано пока.

Отредактировано Alyson Thorndike (Чт, 11 Май 2017 13:59:53)

+3

6

Я злилась. Злилась. Пыхтела про себя от злости. И продолжала злиться. Да, было очень любопытно. Но и злиться я не могла прекратить. Это так нечестно, несправедливо, неверно... так похоже на мою старшую сестру! Помахать у меня перед носом трофеем моей мечты, когда я хочу совершить над ней столько уголовно наказуемых деяний - даже если все получилось абсолютно случайно! - в моем мире может только она. Недобрая; радостная; заинтригованная; застрявшая в этом водовороте эмоций. Все остальное просто вылетело из головы. Словно спаниель, заметивший на окоте косулю своих грез; обычно ему доводилось таскать разве что парочку уже подстреленных пернатых, но эти изящные ножки с копытцами и лоснящейся на свету мех никогда не покидали пьедестал самой желанной добычи. И пусть момент не очень удачный: он уже видит себя Цербером, теперь главное - не спугнуть. Совершить над собой усилие, и удержать кусочек купированного хвоста от повиливания. А там уж он ее загонит; там уж он ее как следует потреплет!
- Что ж... Судя по твоей реакции на одну из форм дистанционного общения... - с большим трудом припоминаю, что было до этого, воспоминания о ее смехи послужили каким-то магическим маячком. Я стараюсь на нее не смотреть, изредка кидая сканирующие взгляды. Она сейчас как раз должна быть наказана тучками, помогающими мне удержаться от гротескных выкриков с вопросами о молитвах на ночь и исповедях вне своего прихода. Я в состоянии спокойно перенести обиду на сестру, не штопая свое истерзанное сердечко после; мне давно не пять. - Предполагаю, что загадочный мистер Z явно кто-то из местных. И зачастивших. Тебе же должно быть стыдно. Да-да, тебе прекрасно известно, что футбольный сезон начинается с сентября и продолжается до февраля, и это, не учитывая товарищеских матчах в межсезонье, - я начала загибать пальцы, намеренно переводя тему на более комфортную для моей золотой лани. - Половина игр проходит на чужом поле, а это от двух до четырех дней отсутствия. Не все семьи живут в пределах одного штата. И что я зачастую провожу выходные здесь, в Лейк Шоре, куда строгих приверженцев режима не выманишь, - чему я несказанно рада: выходные время для меня, моей семьи и добра в мире; вечно куда-то убегая, я чувствовала бы за собой вину перед домоседом, которого притащила сюда, - ты тоже знаешь. Твоя сестра практически герой! А ты... - не заканчиваю свою мысль в слух, но с помощью взгляда даю ощутить все величие ее ужасности. И совсем не той ужасностью, которую подразумевал папа, когда я, соорудив что-то, например, костюм астронавта на Хэллоуин из маминого платья, просила сказать, что его дочь красивая. Он никогда не говорил: ни в подобных случаях, ни в иных. У него я всегда была - страшной, а Элли - ужасной. Ужасно страшные и страшно ужасные сестрички Торндайк - два варианта, где один неукоснительно следовал за другим; папочка не хотел обидеть никого из своих девочек. Замечательный был человек. Жаль, его старшая дочь не слишком на него в этом похожа. Вот как коп - да! Крута неимоверно! Всех и к стенке прижмет, и на место поставит, и даже начальство в отставку пошлет, если на ее стороне будет правда. Роли же замечательного человека для младшей сестренки ей дается хуже. Я верю, что она старается. Изо всех сил. Когда вспоминает обо мне. Или по праздникам. Но учитывая последнее Рождество... По крайне мере, с днем рождения поздравляет исправно. И сейчас, когда я крепко в нее вцепившись, перевожу ее на другую сторону улицы, ей точно про меня не забыть.
- План с обедом придется подвинут. Меня же, в отличие от, - двухметровой шоколадной статуи, с котором у тебя общие разве, что тренажеры,- безумно хотелось добавит; с оценкой своих способностей я, кажется, поторопилась... - Рики, никто не поставил в известно, что в твоем доме может принимать пищу кто-то помимо тебя. Ранняя же доставка еды в Лейк Шоре не только крайне редкое, но и жутко неромантичное явление. Придется заглянуть в магазин... - еще одно, за что сестричку ручки чесались хорошенько ущипнуть. У меня были заготовлена продукты для я-буду-молчать-пока-не-запахнет-моими-жаренным-мясцом. Мужчина же... Это другой рацион, объемы, предпочтения. А еще я не слишком любила ближайший продуктовый, но и человека после тяжелых тренировок надолго оставлять голодной нельзя ради хорошего шопинга. Поэтому прежде, чем пройти к рядам с провизией, я утянула Элли в соседнюю дверь небольшого кафе, где заказала для нее - банановый молочный коктейль, а для себя - ванильный. Не очень полезно, зато вкусно, и далеко не самый вредный вариант экстренной меры. Получив пластиковые стаканчики, один я молча передала Элли. Дерзкий старший лейтенант может приковать наручниками к батарее всех неблагонадежных граждан страны, в вопросах питания я - комиссар, генерал и главнокомандующий. Ну должно же было мне хоть где-то перепасть в семействе начальников и командиров.

♫ My Chemical Romance–Fake Your Death
По торговому залу из динамиков разносится слова о поражениях; медленно потягивая через трубочку прохладную сладость, мы курсируем из ряда в ряд. Содержимое моей тележки наталкивает на мысль о том, что я собираюсь подать как минимум званный ужин на 20 персон. В какой-то степени трудно прогнозируемое количество обедов, завтраков, перекусов и поздних ужинов для неизвестного числа человек, действительно, можно к нему приравнять. У полок с яйцами я еще сомневалась брать их или не брать: это единственный продукт, который способна приготовить моя сестра. В остальном же... Я решаю не рисковать, набирая все, что мне может понадобиться, избавив от необходимости срочно за чем-то выбегать после. Честное слово, иногда, когда я представляла квартиру Элисон, мне виделась картина: чистый журнальный столик, дорожка соли на нем и рядом с ней мертвых таракан к верху брюшком. Не то чтобы у нее были тараканы, но, если бы были, примерно так они и уходили бы из жизни.  В отделе сухофруктов я притормаживаю, достаю из сумочки влажные салфетки и протягиваю одну сестренке, не рискую самолично вытирать ее ручку в людном месте. Беру пакетик грецких орешков, открываю его и тоже передаю ей. Подкормка белками не должна прекращаться, как и продовольственный штурм. 
- Но ты же его проверила? - непроизвольно вырывается у меня, когда я просматриваю сроки на очередной этикетке. Стоит лишь чуть-чуть ослабить контроль, простые ассоциации... и заключенные с собой же договоренности летят куда-то глубоко-глубоко вниз. Да, там и место. Это действительно важно. - Приводы, судимости, жалобы, кредитная история, мужья, жены, неформальные организации, секты? - я щурясь, внимательно наблюдаю за ее реакции. Не понимаю зачем вообще работать в полиции, не занимаясь подобными проверками. - Ты провела полную диагностику прежде чем.... -  я не могу подобрать слова, рисую круги рукой в воздухе, пытаясь изобразить тот набор букв для чувств. Влюбилась? Нет, же еще? Да, это даже звучит больно! Как я могу о таком не знать? У маленькой, пятилетней, Хел под деревом перехватило бы дыхание, кулачки крепко бы сжались, а на глазки вот-вот приготовились бы побежать слезки. Как тогда, 20 лет назад, когда Элисон обещает, что мы снимем кошку с дерева вместе, но итоге делает все сама, позже поставив меня в известность об уже свершившимся факте. Райан, наоборот, брал меня с собой выручать мохнатых постоянно. И будь я не слишком хорошим ребенком, я не бежала бы после того случая сразу к нему, завидев потерпевшую. Мы бы вместе с хвостатой над и под деревом ждали Элли. Но не достойна она была кошачьих страданий. Недостойна. Взрослая же я не такая. Просто хочу биться обо что-то и стенать! Я столько раз намекала ей попробовать. Словно снова и снова просить человека посмотреть хороший фильм, который все уже видели, но моя сестра неимоверна упрямилась, закрывая глаза и уши, начиная напевать себе под ухо песенку, стоило лишь кому-то заговорить о нем. Она отказывалась его посмотреть даже для того, чтобы иметь серьезные и конструктивные основания своего "бееее". Ей было прекрасно известно, как я желаю и страстно хочу для нее только лучшего. И не то, чтобы эти пожелания были высказаны в слух, приобретая более четкую форму. Никто не кричит на сестру "Почему ты такая??!! Я для твоего блага!!! Не будь такой упрямой!!!", а через два дня, на ужине в честь дня благодарения, просит передать ее салат. 10 декабря уже у Райана день рождение, потом Рождество. Не работает так системам выкриков в семьях, не работает. Поэтому все, что мне оставалось - намеки и недоумение. Я не понимала, как у сестер, воспитанных в одних условиях, может быть такое разное отношение к чувствам, и не только. Наши родители - прекрасная пара! Я практически не представляла себя невлюбленной или увлеченной, и далеко не всегда одним человеком. Да, я дольше трех месяцев с 16 лет не была одна. Меня постоянно где-то перехватывали. К счастью, после 20 я догадалась, что с родителями можно знакомить не всех, а бывших женихов мама обещала зафотошопить на семейных фотографиях тетушкиным ньюфаундлендом, Чарли. Ладно, я не самая удачная модель. Но чувство - потрясающие! И вот, когда оно - наконец! - стучит к Элли в солнечное сплетение - после всех моих страданий! - я не знаю ничего, кроме того, что это именно оно и все довольно серьезно. Несерьезное от меня не прятали. Обычно это происходило так, когда я навешала ее: "Хел, познакомься и попрощайся - это Тонни, и он уже уходит.". Частенько позже ее поправляли, называя другое имя! Я еще могу понять, почему она ничего не сказала Райану с мамой. Я и сама ничего не говорю семье, пока отношения не перейдут 11 месячный Рубикон. Они моя семья. Я знаю их: все как один - жуткие люди! Вполне естественно что-то от них утаивать. Но я же другая. Не такая, как они: милая, добрая, люблю ее, кормлю ее и так этого ждала. Ну этого ... прежде чем. - Прежде чем... - подходящего определения я так и не подбираю; хватаю ближайшую бутылку шампанского. Зловещий напиток. Не уверена, что при всей обширности бара, у Элисон он есть; у меня вот нет, во избежание. Но сегодня такой тяжелый день и дальше он наберет еще пару тонн. До Балтимора я явно буду добираться не своими ходом. Так что... Какого красненького? Сегодня мне все можно. Ну кроме чрезмерной радости… Потому что кого-то это может спугнуть или расстроит…

Отредактировано Helen Thorndike (Пн, 22 Май 2017 08:23:21)

+3


Вы здесь » inside » кинозал » физкульт привет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC