Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре сентябрь 2017 года. Температура воздуха в этом месяце: + 19°...+30°


Amelia Daniel Kelsey Charlotte

О, счастливчик!

Дорогие гости, если вы любите алкоголь и разврат так же как и мы - приходите скорее. Горячие танцы у пилона, вечеринки у бассейна с текилой, жаркие игры с наручниками - и всё это Инсайд. Место, где возможно всё.
Вот и настал тот день, когда мне снова предоставился шанс взять слово, благодаря победе в викторине от моего родного, от моей любимой Хел! Честно говоря не верится, что последний раз я делала это ровно год назад. Столько всего произошло, столько всего изменилось... Не меняется лишь мое отношение к этому чудесному месту. Потрясающие люди создали этот проект и поддерживают его на протяжении всего времени. Замечательные игроки приходят сюда, создавая незабываемую атмосферу.
Спасибо всем тем, кто помогает развивать мне моего персонажа. Это очень важно для меня.
И конечно же, моя максимальная Эйвери. Без тебя у меня бы совсем пропало вдохновение, но ты каким-то волшебным образом *тут должен быть твой любимый смайл* вдыхаешь в меня его раз за разом, пост за постом. Спасибо.
Я люблю вас, семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » гараж » BEAVERS & MOOSE


BEAVERS & MOOSE

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

https://s1.postimg.org/4zk7ya2lr/image.png
КАНАДА, УОТЕРЛУ [население: 99.000 человек]

Стены рыбацкого дома — в мелкую трещину; жмурящий глаза старик треплет по голове собаку, снующую рядом. Сцена, открывающаяся перед глазами, вызывает не возбуждение, но приязненный интерес — морщины в уголках глаз, подрагивающие пальцы на левой руке и небольшой дом напротив врезаются в память, как и весь Уотерлу. Здесь едва уловимо пахнет чем-то, давно волнующим; собака трётся у ног старика, с интересом поглядывая на незнакомца. Вы ничего не знаете ни о её хозяине, ни о самом городе — но почему-то, вам хочется остаться.


биржа трудазанятые внешностиособенности проектапутеводитель по уотерлунужные персонажиакции от администрациигостевая комната


0

21

ада в поиске:

LILIAN MITCHELL // ЛИЛИАН МИТЧЕЛЛ, 22
тут-могла-быть-ваша-реклама1 (cole sprouse)

https://i.imgur.com/6ozZODE.png
        не человек — изорванные тома, и
        лишь он один тебе причинит добро.


Единичный сорняк, взрастающий на грядке не себе подобных, первоначально не имеет шансов — их не имеет и сорняк-Лилиан; единственный крапивный куст, задорно торчащий средь ухоженной цветочной грядки. Лилиан остро колет, ядовито кусает и оставляет за собой яркий след из надоедливого раздражения. Крапива одинока в этом ухоженном саду — вокруг взращивают цветы, а ей зацвести на роду не суждено.
Кусачая не любит соперников, колет как союзников, так и врагов и абсолютно никого не подпускает близко. Так и у Лилиана — ноль близких друзей и немногим больше знакомых — его пока признают странным, но интересно-странным (в его скромное окружение попадают лишь ему подобные); ему же комфортно и в собственном обществе под ворохом взглядом одноклассников.


Лилиан нетерпеливо сжимает кулаки, скрипит зубами, но молчит (как жаль, что он не крапива на самом деле). Ада Дерден, щерящая белые зубы, наматывает лапшу на доверчивые уши одноклассников. Красные губы шепчут, перевирают и умело изобретают на ходу — Лилиан кусает губы, но держится (топором вырубает 'не лезь' на собственном носу). Когда точка кипения достигнута (речевые умелые обороты Лилиан съедал без хлеба, а вот физические действия, отнюдь, нуждались в закуске), Ада Дерден — рыжеволосая и самоуверенная \ бледная и хрипло дышащая — в страхе мчится от него по школьному коридору.
Беги, глупая! Лилиан Митчелл — не слепой (рассадник лиловых синяков от него не спрячется).


Лилиан ее догоняет в момент, который вовсе не предназначен для посторонних глаз — момент откровения и раскрытия — тщательно покрываемой слоями тонального крема — тайны семьи Дерден. Жгучие крапивные волоски, травящие и не подпускающие к себе остальных, выдираются с корнем — Ада Дерден осторожно гладит колючего Лилиана по темным волосам, проводит бледными пальцами по его руке и сжимает (когда кто-то знает правду, можно быть собой).
Лилиан открывается ей, а она — ему. Грегор Дерден извечно хмурым взглядом окидывает постоянного гостя в их доме, Митчелл же до сих пор здоровается сквозь зубы и появляется в доме чаще положенного (в собственном хорошо отнюдь не все). Он, подобно Церберу, охраняет, следит и заботится о хрупкой подруге (Ада же ведет себя иначе, позволяя вольности, позволяя уже-не-равнодушному Лилиану задумываться о подтексте).


В день восемнадцатилетия Ады-подруги-или-не-только-Дерден Лилиану прилично сносит крышу; сначала дома, когда понимает, что деньги, тщательно откладываемые им, пропали, затем после их прогулки (планировалось, очевидно, нечто, а вышло довольно ну такое — Лилиан улыбается Аде и приобнимает за худые плечи на прощание). Церберовские проводы, над которыми Дерден обычно лукаво насмехалась, оборачиваются откровением — Лилиан Митчелл слышит ее вскрик из приоткрытой двери (чувства обостряются до максимума) и врывается в прихожую дома; нервное напряжение былых дней долго подтачивало его и, наконец, нашло выход — Лилиан стирает лицо Грегора собственными руками, ударяя так, как тот того заслужил — без капли жалости (перед глазами красная пелена и картинки увиденного насилия, давно засевшие в подкорке мозга). 
Кровавое месиво — его руки; кровавое месиво — лицо ее отца.
Ада — в порванном платье; Ада — с пустыми глазами; Ада — с ножом в руках.
Горло вскрывается легче банки консервов.

Ада целует Лилиана в губы, оставляя на них следы алой помады (от вида крови кульбит делал желудок; сейчас — сердце).
— С Днем рождения, Ада Дерден.

(восемнадцатилетие — наконец-то — освобождает ее)

Ада получает спустя месяцы официальную свободу и собирается покинуть город.
Ада прощается с ним по-своему; Лилиан же не намерен расставаться с ней — он слепо идет по ее следам в Уотерлу.


1: вольны выбирать; я предложила бы фотографа (или фотографию как увлечение), но о серьезности подобного хобби решать вам.

анкетный вариант изложенных событий;

Ясный как белый день
из мрака возникает пион.
Тень его на исходе.

Лилиан сидит за Адой Дерден на большинстве уроков еще со средней школы; Лилиан успевает изучить ее спину от и до — он замечает (не)тщательно скрываемую синеву. Лилиан Митчелл — аутсайдер, Ада Дерден с ним не общается после того, как он начинает задавать вопросы (Ада махнула флажком на старте его им становления \ Лилиан — это ведь так похоже на Лили, — шепчет на ухо однокласснику Ада \ Лили, а где твой парень? — насмешки собираются и накапливаются подобно снежному кому). Она неизменно поджимает губы и закатывает глаза, качает головой и показывает жестом к ней не приближаться — Лилиан молчит (на глупые шутки он реагирует схожим образом). Игнорирование — панацея, святое непреложное правило, но Митчелл нарушает его, когда кажется, что происходит что-то серьезнее.

Гематомы на ее теле появляются регулярно — Лилиан начинает акцентировать на этом внимание больше положенного, пытается подойти к ней на перерывах, подкидывает записки на уроках — Ада боится и бежит от него по школьным коридорам (напряжение внутри накапливается \ страх перед оглаской ее самого страшного секрета правит бал). Он ловит ее однажды, не давая возможности избегать разговора дальше (сжимает запястье, видит, как она морщится, замечает синяк и там — хватка слабнет мгновенно). Ада судорожно пытается расплакаться (это же должно работать?), но Лилиан остается равнодушным; Ада упирается ладонями в его грудь, пытаясь оттолкнуть (юноша нервно дергается от прикосновения) — Ада, впервые, с любопытством смотрит на него, усмехается и тянет руку к покрасневшей щеке (уверенность в желании знать правду рушится на глазах); Лилиан позорно отступает и сбегает сам. Ада провожает его взглядом и выдыхает (напряжение спадает — точки давления найдены — Лилиан больше не приближается).

П О М О Г И   М Н Е —Ада прокусывает губы до крови (в алой помаде необходимость отпадает надолго — карминовые капли стекают по подбородку, по меловым щекам и, особенно неприятно, ползут по шее) — отец пыхтит над ней вновь и вновь, снова и снова. Ада упорно отворачивает лицо, молчит, пытается абстрагироваться (взгляд упирается в отражение в темном окне — рвотные спазмы сжимают горло, паника собирается узлом внизу живота — ей кажется, что на нее смотрит бледное лицо Лилиана Митчелла). Ада смаргивает слезы, видение исчезает. Прокусывая внутреннюю сторону щеки, она не удерживается от всхлипа.

Лилиан сжимает кулаки с небывалой силой — ногти впиваются до крови в мягкую ткань ладоней, костяшки чешутся (Лилиан ударяет по кирпичной стене дома, удерживаясь от опрометчивых поступков — а соблазн велик). Распростертая перед собственным отцом (-насильником, сука, — добавляет обычно-не-ругающийся Лилиан) Ада Дерден обращает взгляд в его сторону; по пищеводу ужин лезет наружу. Митчелл склоняется, чтобы выблевать его у этого проклятого дома (руки нервно трясутся, во рту кислое послевкусие, горло саднит), а когда выпрямляется вновь — Ада уже не смотрит.
— П О М О Г У


Ночь обхватывает за горло.
Наутро мы найдем его полуобнаженным,
едва живым,
с запрокинутой головой.

Ада карабкается по отвесной стене, которую возвела вокруг себя в защитных целях, цепляясь ногтями-когтями (уже поломанными), пытается выбраться из той грязи, в которой ее топят без спроса, без разрешения на протяжении шести лет. С самого верха стены ей тянет руку Лилиан; Дерден на середине пути к нему.
Лилиан-Лилиан-Лилиан — Аду тянет и влечет (мысли, слова, действия — все адресовано в его сторону); он же озабочен многим — ее свободой и сломанным насилием сознанием (но не ей \ внешне — точно). Ада кладет руку ему на предплечье, когда они сидят в кафе по пути к школе, перебирает пальцами длинные волосы; чужие прикосновения равно запрет, фобия и панические атаки — прикосновения Лилиана редки, но желанны. Аду разрывает от противоречий (могло бы стать ее девизом по жизни, но нет).
«Жертва насилия» — клеймо, которого она так боялась, все же ставится на нее. Рядом с ним намертво впечатано красноречивое «Отцеубийца» (Ада устало трет рукой лицо и глубже натягивает капюшон).


В день своего восемнадцатилетия Ада хочет умереть — мать вместо завтрака сообщает, что уезжает в командировку, отец окидывает дочь платоническим взглядом (он не касался ее больше пяти месяцев — Ада слышала, как он периодически выебывал из малолетней любовницы все, что только можно выебать). Аппетит исчезает мгновенно, лоб покрывается испариной, руки начинают дрожать — Грегор видит и скалит кривые зубы (мать, слепая сука, не видит ни-че-го, целуя его в губы).
Ада бежит во дворы, где скоропостижно прощается с завтраком (остаться у Лилиана на ночь ей не разрешает отец, который случайно кладет руку на ее бедро и продвигает выше).
Ада Митчеллу ничего ни за что не скажет.

Пьяный отец ждет в гостиной (запах крепкого алкоголя забивает ноздри \ от сигаретного смога слезятся глаза) — он не церемонится, когда хватает ее за волосы с порога, прикладывает затылком о косяк и рвет платье, оголяя грудь. Впервые, за шесть лет Ада вскрикивает и, впервые, ее крик будет услышан (Лилиан провожает ее до дома — его глупая прихоть). В открытую дверь ворваться труда не составляет, а вспышка ярости от увиденного накрывает с головой — кулаки Лилиана и лицо Грегора превращаются в кровавое месиво (Ада не дышит \ Ада не слышит \ Ада молчит — Ада лишь завороженно смотрит).
Она, не открывая взгляда, медленно отступает на кухню за ножом, чтобы завершить начатое (отец научил доводить дело до конца). Лилиан сквозь красную пелену видит в ее глазах нездоровый блеск, видит нож в руках, но не пытается остановить ее — Грегор заслуживает смерти, как и она отмщения.
Ада хладнокровно перерезает горло и остается сидеть рядом с остывающим трупом отца, пока Митчелл не вызовет полицию. Перед тем, как их машины остановятся рядом с их домом, она целует Лилиана в губы (он не отвечает).
Спасибо за подарок, папа.


Не выпусти из рук мой паводок,
мое бешеное наводнение.

Аду судят, обсуждают и осуждают — ей бесконечно плевать (в груди все покрылось изморозью после убийства). Она открывает рот лишь на суде, когда ее просят рассказать правду — мать стоит прямо за ней и Ада чувствует ее прожигающий взгляд, когда начинает говорить. Эддисон давала показания до нее и, судя по ним, должна бы быть слепой — неискреннему удивлению нет предела (Как же так, вдова Дерден — вы уверяете нас, что не видели синяков на собственной дочери?). Ада громко (неуважительно) хмыкает.
Ее оправдывают.

Дом покидается ей за считанные часы (собрать лишь необходимое, ценное, вызвать такси, уехать), мать не возвращается — Ада не считает должным прощаться, она торопится, ее ждет Морин (ее новая лучшая подруга). Все старое добровольно остается за спиной, кроме Лилиана, которого просто так покинуть Дерден не сможет (Ада закажет такси на его адрес утром, после проведенной вместе ночи — Ада ему так ничего не скажет).

Она сбегает при первых лучах солнца, что начинает резать глаза —
       впервые за долгое время, Ада Дерден просыпается с удовольствием. Ветер развевает
       распущенные волосы, Ада красит губы алой помадой.

дополнительно:
— Передавать образы в заявки вовсе не является сильной стороной, как вы могли заметить, но при общении должна сказать больше и по факту (помимо этого, часть информации можно подчерпнуть из моей анкеты, в которой, конечно, незначительно яснее, хе-хе). Персонаж максимальной важности (он идет аж через всю анкету!), поэтому видеть равнодушного и безынициативного на роли не хотелось бы.
— Мне принципиальна внешность (да, мне понравился сериал; да, мне импонирует их взаимодействие) \ имя (выбиралось тщательно и не просто так, но, если придерживаться заданного вектора, то можно); я художник, я так вижу. Также перед придержанием роли была бы рада (читать — обязательно) увидеть пример вашего письма, чтобы знать наверняка о вероятности того, что мы 'сойдемся характерами' (ищу нечто близкое \ схожее). Также надеюсь на человеческое понимание и терпение — писать по посту в день я ни физически, ни морально неспособна.
— Преданно жду человека, что заинтересуется персонажем и пожелает воплотить его в жизнь. Приходите!

0

22

ханна в поиске:

LUCY FRY
https://68.media.tumblr.com/c209f90406e64e1a5e29426e0a55d64d/tumblr_n20r7uLlEc1sq9grro3_500.png

«будет хуже» бормочешь?
не бойся.
не будет
хуже. ©

Неизменным вектором скитаний Мёрфи становятся автозаправки и дешёвая закусочная на углу улицы — совсем рядом со школой, в которой она когда-то училась. Жизнь Мёрфи, ужаснейше банальная, навсегда разделяется на «до» и «после» — «до» у Мёрфи были друзья, популярность, планы на будущее, самый красивый мальчик в Уотерлу и непотребные действия на заднем сидении его автомобиля. «После» у Мёрфи — нервная анорексия, провал вступительных экзаменов, невнятные поиски работы и попытки оправиться.
Anything that can go wrong will go wrong.
Мёрфи разглаживает трясущимися пальцами свежевыстиранную блузку, на заднем дворе чем-то пахнет — ржавчина, кондиционер для белья, гной, чернозём; Мёрфи умудряется ощущать запахи даже во снах, не выходить из дома кроме как на работу, избегать всех возможных контактов.
Если четыре причины возможных неприятностей заранее устранены, то всегда найдётся пятая.

когда-то мёрфи мечтала стать фармацевтом.

дополнительно: то, что должно было стать заявкой, отыскало себе место в другой теме — что никак не умаляет потенциальной важности персонажа. Мёрфи переживает изнасилование, где-нибудь работает, с кем-нибудь общается. Возможно, она даже снова с кем-нибудь спит.
Персонаж упоминается во многих постах Ханны, они давно дружат — и если одна переживает своё горе, окопавшись на задворках, то вторая убеждает себя в том, как это классно — когда тебя любят. Я думаю, из этого может выйти что-нибудь интересное, но детали предлагаю обсудить вместе.
Вы можете подгонять персонажа под себя, учитывая всё, здесь обозначенное. Будет просто здорово увидеть пример вашей игры — своим поделюсь в ответ.
Внешность и имя категорически неменябельны.

0

23

дэвид в поиске:

SCARLETT JANOVIC // СКАРЛЕТТ ЯНОВИК, 37
ничего серьезного, например (eva green)


http://sd.uploads.ru/jxcXm.jpg

это сойдёт за правду:
твои руки движутся взмахами, развинчивая во мне речь (её скорость);
твои волосы,
жёсткие, как память, задерживаются между пальцами. твои слёзы
похожи на женские слёзы. и это правда.

я смотрю на тебя. — это похоже на правду.

между нами висят, обезволев, струны безумия, пряжа матери,
частично спутанная, лёгкие макеты семьи, в которых —
тот хлеб, и кухонный жир на лице беседы, как слёзы; — тот быт,
что не кажется правдой.
животное бросается в обруч, зная, что будет: исход любви —
и обратно — это цирк времени:
гнилые зубы невесты, подлеченные у сапожника,
скрип ковша железного в груди, когда ходишь ночью отлить в руины,
дым, дым, что тянешь, как жвачку, к родственникам — живым и мёртвым:
им тоже нужно что-то оставить,
чтобы остаться с ними


три десятка страниц
сроку тебе до утра

если справишься раньше
не вздумай меня будить

Когда её привезли в клинику, стоял вечер. Запах душной акации разъедал ночь, упирался в пищевую трубку. Она едва переставляла ноги (ей сказали, что транквилизаторы не делают её краше). Земля кружилась, сливалась в аляповатый ворох из цветов и чувства невесомости; слюна свешивалась с уголка губ, ступни волочились по паркету, задевали плинтус, будто у неё нет ни костей, ни нервных окончаний - упругий пудинг со сливками раскачивается на фарфоровом подносе.
Эта девушка - без возраста - скомканный бумажный платок, невзрачная шерстяная юбка закрывает лодыжки. Ни украшений, ни колец. Испорченный кусок мяса. Оплот добропорядочности, пропаганда воздержания. Её можно назвать красивой - под мешковатыми тряпками, под раздутой драмой в её голове - выбеленное тело. Подходящее слово для неё на сегодня - жалкая/бесполезная/бесхарактерная. Она трет невидимые следы на шее, существующие лишь в её воображении. Кожа исцарапана в тех местах, где она до сих пор пытается отмыться.

ты не справишься
лучше открой окно

поставь чайник
по утрам всегда душно

и хочется пить
я проснусь

стану что-нибудь требовать
всё мне будет не так

Время, когда фраза как скажешь, дорогой не звучала из её уст, как частокол. Рука Джордана обхватила запястье, стиснула так же, как он стискивал игрушки в детстве: стало отчетливо ясно, что счастья не будет. Будут крики и синяки под жемчужным ожерельем матери, кошмары и побеги в тонкой ночнушке, то, что у всех нас есть обязанности. Ей было семнадцать, она перевела взгляд на отца: он смотрел в сторону, туда, где за окном продолжалась жизнь, и такси торжественно гудели, развозя пассажиров в глухую ночь.

Когда ей было двенадцать, её отправили в летний лагерь. Она жила в маленьком домике на холме, и вода просачивалась сквозь соломенную крышу, как в тот день пять лет спустя, когда умерла мать. Её голова ушла под воду, и она захлебнулась в ванной, будучи не в силах приподняться на своих дряхлых руках. Её мышцы растаяли, синяки от уколов не успевали заживать, внутри неё выживал рак, но в это время ты стояла у обочины, приподняв подол юбки, сочной, как твои глаза, и это всё - твоя вина.

и никак самому
всё равно я не сплю

у меня нет удобного времени
и удобного места

брошенные дети добираются домой по вишневым косточкам, выпущенным изо рта (это таинство). солнце разглаживает вереницу лиц, останавливается на органе; сквозь витражные вставки в окнах акварельный свет целует его пальцы. за исповедальней дэвид кладет в карман чужие грехи, дарует покой и причастие. его прохладные руки поднимаются вверх; раскрытые ладони — символ воздаяния. в размеренном тоне его голоса ни одной фальшивой ноты - только (страшная) правда. дэвид мягко улыбается, переводит взгляд на скарлетт; ходит между мирами скрюченной тенью, шаманом-проводником, шальной случайной картой, универсальной отмычкой. с темных улиц несет шмалью и порохом; за спиной дэвида гнездятся мостовые, подворотни, нищета и грязь, визитная карточка голодранцев окраин. под ногами мнутся листовки, кричащие заголовки местных газет, бремя эпохи. на фоне бледной кожи сверкают белые зубы, улыбка превращается в податливый абсолют.

дэвиду не нужен указатель, компас, линия стрелки; он уверен в своей вере по вторникам и воскресеньям. ничего не предает забвению (как бы они не старалась). за спиной у дэвида - краденный нож, в зубах - имена: этот о сне во сне, этот о мертвецах. дэвид знает, почему они никогда не спят, растушевывает соль на её щеках и кладет на кровать кость, обглоданную на концах;

и это всё -
твоя
вина

дополнительно: пани яновик удачно замужем, ни в чем себе не отказывает (может, излишне глушит коньяк, но кто считает). дэвид стучит по стеклу указательным между уотерлу и торонто, да так и остается: пани яновик складывает в его карманы бумажки с нарисованными лицами, кормит его бродячих котов, гладит против шерсти. дэвид - дорогое напоминание о том, что у неё украли (как это часто с ним бывает), но шутки у него всегда про проституцию;

0


Вы здесь » inside » гараж » BEAVERS & MOOSE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC