Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре октябрь 2017 года. Температура воздуха в этом месяце: + 15°...+26°


Amelia Daniel Kelsey Charlotte

О, счастливчик!

Дорогие гости, если вы любите алкоголь и разврат так же как и мы - приходите скорее. Горячие танцы у пилона, вечеринки у бассейна с текилой, жаркие игры с наручниками - и всё это Инсайд. Место, где возможно всё.
Вот и настал тот день, когда мне снова предоставился шанс взять слово, благодаря победе в викторине от моего родного, от моей любимой Хел! Честно говоря не верится, что последний раз я делала это ровно год назад. Столько всего произошло, столько всего изменилось... Не меняется лишь мое отношение к этому чудесному месту. Потрясающие люди создали этот проект и поддерживают его на протяжении всего времени. Замечательные игроки приходят сюда, создавая незабываемую атмосферу.
Спасибо всем тем, кто помогает развивать мне моего персонажа. Это очень важно для меня.
И конечно же, моя максимальная Эйвери. Без тебя у меня бы совсем пропало вдохновение, но ты каким-то волшебным образом *тут должен быть твой любимый смайл* вдыхаешь в меня его раз за разом, пост за постом. Спасибо.
Я люблю вас, семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » Man kann vieles zurückgewinnen, Worte - nicht.


Man kann vieles zurückgewinnen, Worte - nicht.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://25.media.tumblr.com/6c3cc61645467a9164f46be389acee32/tumblr_mfdloqhEyD1qgl4r5o3_250.gif http://68.media.tumblr.com/bf7b456730a7be5bfe8b2edaf815f4be/tumblr_inline_oa460kvGAL1s1fojl_500.gif

« Man kann vieles zurückgewinnen, Worte - nicht* »

» май 2017 г.
» home sweet home
--->клиника
» Casey McGregor, Madison Stackelberg

Когда твой сосед отморозок, а в жизни творится какой-то бардак, что можно снять целый триллер, держать всё в себе становится очень сложно.

*Вернуть можно многое, но слова никак

Отредактировано Madison Stackelberg (Вс, 27 Авг 2017 23:44:36)

+3

2

the cure — lullaby

[indent=1,0] Вдох. Такой глубокий, на полную грудь. Дым наполняет легкие, обволакивает их изнутри. Сначала едва печет, потом сильнее и сильнее. На пересохших и потресканных губах горькое послевкусие оставленное марихуаной. Еще немного задержать. Еще чуть-чуть. Эхом проносится в голове. Надо дать траве сделать свое дело. Надо задержать, пока она не впитается в легкие, в кровь, мозг. Выпускаю дым. Перед глазами целое туманное облако из дыма. Это все из моих легких. Все это только что отравило мой организм. В косяке осталось всего несколько напасов. Растягиваю их как можно дольше. Повторяя простую, как пить дать, процедуру: вдох, задержать, выдох. Кажется, завтра мне должны отрубить кабельное. Всматриваясь в календарь, прибитый на стену, вспоминаю, что давно не платил по счетам. Деньги -- олицетворение власти и продажности нашего мира. Их никогда нет в достаточном количестве. Их никогда не будет. Переключая каналы старого телика, чтоб уйти подальше от хреновых новостей, я не сразу замечаю, что календарь на стене немного просрочен. Немного -- это всего-навсего год с лишним. Я не особо следил за временем. Скажем так, чувство ответственности -- пропито, а вместе с ним и отсчет времени. Какая разница, какой сегодня день_год, если мне просто нравится собачуня на постере. Единственное украшение на стенах моего дома. Картинные галереи могут мне только позавидовать, у них точно нет такого кокер-спаниеля.
[indent=1,0] Чтоб сбежать от надоедливых новостей о событиях нашего алчного мира, приходится переключить не один десяток каналов. Или мне кажется? Делаю последнюю тягу из косяка и отправляю окурок в пепельницу. Может, это уже трава? Если скажу, что давно так не обдолдывался -- совру. Взять хотя бы вчера: прекрасный был вечер в обществе марихуаны и Аны. К счастью, первая у меня осталась на сегодня, вторая ушла еще до 12. Как Золушка, только любящая потрахушки со старым знакомым из бара. Вчерашний вечер удался. Почти удался. Замечает сознание. Была бы у меня совесть, я бы списал все на неё, но нет. Это скороспешный вывод. А как там говорил всеми любимый Шерлок Холмс? Спешные выводы опасны. Я бы раз, забыть часть вчерашнего вечера. Рад бы наплевать на все и жить, как жил себе раньше: припеваючи, кайфуя в полный рост. Но не могу. Это событие затаилось в моем мозгу, спряталось так далеко и глубоко, что даже долбаный косяк не может его выбить из памяти. Даже обдолбавшись вусмерть, чувствую.... хер его знает, что чувствую. Как неприятно саднит между ребер, когда вспоминаю вчерашнюю стычку в коридоре. Как что-то сводит в животе, и уж будь уверен, это не бурито съеденный на завтрак, обед и ужин одновременно. Твою мать, Кейси! Мать твою! Не надо было так ей грубить. Она же не виновата, что выросла в тепличных условиях и не хочет иметь никакого дела, с таким кретином, как ты. Это была совесть. Вернее её огрызки, которые у меня остались. Но все же остались. Чему я собственно и сам не рад.
[indent=1,0] - Медисон! - Кричу, будучи еще в своей квартире. Я быстро подрываюсь с кресла, в котором разлегся, и бегу к входной двери. Мешкаю, прежде чем открыть её.
[indent=1,0] - К черту! - Сдергивая цепочку - абсолютно лишняя мера безопасности, кроме меня и марихуаны красть у меня нечего. Трава и то ценнее. Меня то и на органы уже не продадут. В несколько шагов пресекаю общий коридор и оказываюсь возле входной двери моей соседки. Быстрый стук в дверь и... Замираю. Дверь открыта. Стоило мне постучать, как дверь открылась сама. Будто от порыва ветра или от напористого громыхания в неё. Дверь открыта, мать его! Нет, это вовсе не похоже на малышку Медисон. Она не могла забыть запереть дверь. Она же тепличная девочка, далека от гетто. Вся такая безопасная и аккуратная. В голове ураганом проносятся далеко не самые веселые картины, варианты происходящего; того, что могло заставить её забыть закрыть входную дверь.
- Медисон! Медисон, ты где?!

двенадцатью часами ранее
[indent=1,0] - Ну, все, родная, тебе пора. Спасибо за, - вскидывая руки вверх, делая непонятное круговое движение, описывая свою благодарность за все, что происходило в этой комнате с участием Анны, - было круто. Как-то повторим, но не скоро. - Губы гнутся в кривой улыбке. Девушка простит проводить её, но я же не рыцарь круглого стола? Максимум из подъезда.
[indent=1,0] - Ты мне позвонишь, Кейси? - Ана целует меня в губы и обвивает шею руками. Она все еще пьяна или одурманена. Я все еще хочу от неё избавиться.[float=right]http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0730/h_1501435781_3236248_160cc9b8fd.gif[/float]
[indent=1,0] - Конечно, родная. Пока-пока. - Поцелуй на прощание. Девушки - такие... девушки! Ну к чему эти телячьи нежности? Слишком глубока философия. Не сейчас. Возвращаюсь к своей квартире. Мои шаги слышно на весь коридор -- шмыгаю комнатными тапочками. В другом конце коридора все наоборот -- едва слышные легкие шаги моей соседки. Она спускается с крыши -- единственного приятного места во всем этом доме. Медисон держит в руках содовую лопатку, на руках перчатки, а на лице грязь.
Видимо, она опять пытается посадить цветы. Сделать это место еще красивее, милее, девчачье. Не стоит к ней подходить, пока у нее в руках эта хоть и маленькая, но все же лопатка. Разве я дружу с головой? Или хотя бы здравым смыслом?
[indent=1,0] - Какие люди! Ты что, родная, опять в садовницу играешь? Может, тебе нужен садовник? - вздергиваю брови, - смотри, измазюкалась вся, - большим пальцем провожу по лицу соседки, стирая грязь. Каждое действие вызывает противодействие. Пожалуй, единственное выученное в школе правило, которое мне не то чтобы пригодилось в жизни, оно хотя бы подтвердило свою правоту. Милашка Медисон вскипает. Ей явно не понравилось, что я вторгся в её личное пространство. Но, знаете чего, не учат в школе? Противодействие -- это не конец. Оно тоже влечет за собой последствия. Особенно если тот, кому оказали противодействие обкуренная мразота.
[indent=1,0] - Ты у нас вся такая правильная, миленькая, да? Небось, считаешь себя лучше меня? Не, милая, я не подкатываю к тебе, сдалась ты мне, вся такая витающая в облаках. Просто пойми и признай одну простую истину: ты ничем не лучше меня. Ты живешь в таком же доме, плохом районе, получаешь крошечную зарплату и попросту зря на многое надеешься. Это реальная жизнь, а не один из твоих любимых романов. Не доросла еще смотреть на меня с высоты птичьего полеты. Мы с тобой из одного теста. Только ты почему-то слишком высокого мнения о себе. Я может и не самая приятная личность для общения, но и ты, знаешь ли, тоже не фонтан дружелюбия. Кроме, этих вот взглядов, никогда и не пыталась со мной общаться. Доброй ночи, пупсик. И прекрати задирать так высоко свой милый носик. Простудишься.
[indent=1,0] Апогеем этого разговора становится громкий хлопок двери.

сейчас
[indent=1,0] - Медисон! - в который раз кричу  зову ее по имени, но ничего. Никакого ответа, только настораживающий шум воды, доносящийся из конца квартиры. Чем ближе подходу к ванной комнате, тем сильнее становится дурное предчувствие и сосет под ложечкой. - Твою мать, Медисон! Что ты наделала!

Отредактировано Casey McGregor (Вс, 30 Июл 2017 21:03:19)

+5

3

[indent=1,0] Как мало нужно для счастья. Кого-то в неописуемый восторг приводила встреча с родными и друзьями, кто-то радовался продвижению по карьерной лестнице, а кто-то летал на крыльях любви, осознав, что нашёл того, с кем свяжет свою дальнейшую жизнь. У Медисон ничего такого не было: семья за тысячи километров от неё, друзей толком завести не получилось, в редакции не всё так гладко, как хотелось бы, — приходилось как-то самой находить прекрасное даже в самых обыденных вещах. Отдушиной и успокоением после напряжённых будней стали цветы, которые она пыталась посадить и вырастить на крыше дома. Занятие не из лёгких, да и опыта в растениеводстве не доставало, но Штакельберг не собиралась бросать эту затею. Она хотела сделать местечко на крыше более уютным и красивым, превратить его в тёплый уголок, куда можно было бы прийти не только ночью.
[indent=1,0] После таких вылазок Медисон превращалась в девочку-замарашку с испачканными в земле лицом и одеждой, но даже эта маленькая деталь не омрачала её настроения, наоборот, делала в несколько раз счастливее. Зато кое-что другое, а если быть точнее, кое-кто другой мог одним только видом опустить эмоциональный фон ниже плинтуса. Кейси. Наверное, самый худший сосед, который только мог попасться. Девушка не осуждала его разгульное поведение, но и связываться с ним тоже не считала нужным, себе дороже. Ей нравилось жить в собственном мирке, полном надежд и мечтаний, где не было места неудачам и личностям, не заслуживающих её внимания. К сожалению, не всё так просто, оставаться неприкосновенной не получается, и даже по пути с крыши в собственную квартиру начинают врываться в личное пространство. Снова Кейси, снова обдолбанный и неадекватный. Как всегда. В этот раз у девушки не получилось обойти его стороной. Если бы неудачник сосед просто посмотрел и молча прошёл мимо неё, то ничего бы не произошло, но почему-то события разворачиваются совсем не так, как хочется. Пара «ласковых» и противный палец, проведённый по лбу Медисон, разбудили бурю.
[indent=1,0] — Убери свои руки! Никогда не прикасайся ко мне! — вспылила Штакельберг и, словно ужаленная, отскочила от МакГрегора к ближайшей стене. Неприятно. Одно касание в пух и прах рушило всю сказку, которую она только могла себе напридумывать, реальная жизнь, жестокая, сложная и отчасти омерзительная приходила на её смену. А ужасный монолог Кейси только усугубил ситуацию. В этот момент Медисон почувствовала себя униженной и оскорблённой, оплёванной с ног и до головы. Хотелось плакать, но гордость не позволяла ей показать хоть капельку слабости перед ублюдком, который испортил такой замечательный вечер. Оставалось только молча выслушать весь этот поток грязи и с высоко поднятой головой пройти до квартиры и с характерным хлопком закрыть за собой дверь, тем самым лишь подтверждая слова о высоком мнении о себе. Ну и пусть. А в знакомых четырёх стенах девушка уже смогла снять наигранную маску и позволить себе разреветься в подушку. Слишком тяжело.
[indent=1,0] Следующий день оказался ничуть не лучше. Опухшие от слёз и бессонной ночи глаза, ошпаренные кипятком пальцы, а ведь всего лишь пыталась налить чаю, головная боль, которую не получалось утихомирить таблеткой и очередной поход на работу. Но любимое дело уже не радовало Медисон, а усиленный умственный труд делал головную боль ещё невыносимее. Последней каплей всего этого стала смс-ка с одним лишь словом «Рядом». Холодок пробежал у девушки по коже после того, как она открыла и прочитала сообщение. Знала, от кого оно, знала, что это повторится ещё много-много раз — не единичный случай, но в данный момент пугающий до дрожи в коленях. Больше Штакельберг не могла оставаться в редакции, паника охватила её и заставила рывком встать с рабочего места и, как можно быстрее, вернуться домой. Уже не имело значения, что о ней подумают коллеги, и повлияет ли это как-то на её должность. Всё равно. Трясущимися руками она отперла дверь, ведущую в собственную квартиру и, словно в полузабытье, прошла внутрь, не заперев её обратно. Не имеет значения.
[indent=1,0] Медисон обняла руками подушку, ту самую, что ночью познала на себе поток девчачьих рыданий, и попыталась собраться с мыслями. Сейчас ей хотелось послать всё к чертям и напиться, чтобы хоть на мгновение забыть обо всём. Забыть об унижении, обо всех несправедливостях жизни, о людях уродах. Забыть о преследованиях, которые мучили уже месяц, если не больше, и многочисленных побоях. Он её бил. Жестоко. Все руки и ноги были в гематомах, на шее сохранился отпечаток крупной мужской ладони. Жест, сделанный Кейси накануне, напомнил о том кошмаре, что творился в её жизни, поэтому тогда Медисон и ответила ему резко. Не желала, так получилось, слишком много всего накопилось в душе. От этого становилось ещё больнее. Хотелось раз и навсегда прекратить всё, вернуться домой, в родную Германию, к матери и сестре. К чему привели мечты о славе? Об этом ты думала, когда собиралась переехать в Америку? Где никто не ждал и не помогал, где всегда была одинокой.
[indent=1,0] Точно. Надо прекратить это. Устала терпеть, устала улыбаться прохожим, показывая им, что всё хорошо, устала жить... На ватных ногах Медисон прошла в ванную комнату и включила воду в ванной на полную мощность. В маленькой тумбочке она достала бритву и аккуратно вытащила из неё лезвие. Блестит. Такое незаменимое в добрых и умелых руках и в то же время опасное в руках неопытного или безумного человека. Штакельберг была уже на грани, но её не пугало то, что она собиралась сделать. Это был её путь к освобождению, к долгожданной свободе.
[indent=1,0] Шаг. Она уже в ванне. Медленно садится в неё, не снимая одежды. Холодно. Мокро. Лезвие у неё в руках. Всего одно движение, и со всем будет покончено. Лёгкая смерть, куда менее мучительная, чем от рук озабоченного негодяя, который не давал покоя несколько недель. Интересно, он придёт на её похороны? Медисон подносит лезвие к левой руке, кожа на ней тонкая, вены видны хорошо. Да, пора сделать это.
[indent=1,0] Надрез. Сначала маленький, но с каждой секундой увеличивающийся в размерах. Совсем не страшно, а даже приятно. Невозможно остановиться. Обе руки изрезаны, море крови. Вода окрасилась в алый цвет. Такими же должны вырасти розы, высаженные на крыше. Мрачная красота.
[indent=1,0] Ещё немного, и наступит покой. Вечный. Медисон уже не чувствует боли, всё куда-то начинает исчезать, глаза затуманиваются. Голову клонит в бок, сил нет ни на что. Темнота. Свобода. На лице умирающей девушки застывает улыбка.

Отредактировано Madison Stackelberg (Сб, 5 Авг 2017 01:44:25)

+4

4

ed sheeran - bloodstream

I've been spinning now for time
Couple women by my side
I got sinning on my mind
Sipping on red wine
I've been sitting here for ages
Ripping out the pages
How'd I get so faded?

http://storage7.static.itmages.ru/i/17/0821/h_1503332790_8126832_0fabab87b4.gif


[indent=1,0] Я всегда считал, что видел в этой жизни все и удивить меня, пожалуй, не чем. Причем как в хорошем, так и в плохом смысле. Ну чего не видел Кейси МакГрегор? И пьяных в драбадан бабы, обколотые до потери сознания и потерявшие собственное «я» молодые и не очень люди. Я видел достаточно. Виной тому моя разгульная натура. Сущность, что не жила во мне, которой являлся я сам. Или же хотел ею быть? Я никогда не брался анализировать свое поведение. Честно говоря, мне всегда было плевать. Плевать на мнение окружающих, даже на мнение родных мне было плевать. Может, виной тому мать, которая все время была слишком занята только тем, что устраивала собственную личную жизнь? Сложно было только первое время, когда я по-детски наивно пытался запоминать имя нового «папы» и понравиться ему. Потом, когда до моей тупой головушки дошло, что толку ноль и все они - низкосортные ублюдки, стало немного проще. Или же в моём поведении не было вины матери? Скорее всего, она не виновата. Должно быть это отец облажался. Вот только не знаю, когда именно: в момент моего зачатия или когда решил свалить, сверкая пятками? Легко винить других - скажете вы и будете чертовски правы. В жизни я знал одно - ничего хорошего мне не уготовано, но и такого поворота я никак не ожидал.
[indent=1,0] Оглядывая по сторонам, замечаю, как мило тут все обставлено. Уверен, другой такой квартиры в этом доме нет. Молниеносно проносится в моей голове. Будто интерьер сейчас имеет хоть какую-то важность. Под ложечкой неприятно сосет - так бывает, когда организм или подсознание предвещает что-то плохое. Какие-то инородные импульсы мурашками побегают по телу и легкий холодок следом. Уши улавливают шум воды - неестественный, будто квартира терпит кораблекрушение. Еще несколько шагов в сторону ванной комнаты и мои догадки подтверждаются. Пальцами ног чувствую прохладную воду, от чего хочется съежиться и уйти, но я продолжаю идти на свет и шум воды. Странно будет сравнивать себя с бабочкой, летящей на огонь, но тогда, еще не зная, что меня ждет за дверью, я подумал именно так.
[indent=1,0] Вы когда-нибудь пытались покончить жизнь самоубийством? Ну, не знаю. Вскрыть вены, например. Нет? Знаете, если вдруг решитесь, постарайтесь запомнить: поперечные порезы весьма болезненны и малоэффективны. Вернее, они медлительны. Убивают вас не спеша. Кровь покидает тело не так быстро, как того хотелось бы и будучи почти без сознания вам приходится терпеть происходящее, время от времени приходить в себя и отключаться обратно. Не то чтобы я советовал кому-то, как уйти из жизни, скорее наоборот. Пол ванной комнаты окрашен алым цветом, а вот вода в ванной уже достигла одного из самых темных оттенков красного. У меня больше не сосет под ложечкой. Меня охватывает паника, и даже выкуренная марихуана не помогает. Чувствую, как начинают дрожать мои руки, а по спине скатывается холодный пот.
[indent=1,0] - Какого хуя! Медисон, ты меня слышишь? - шлепая по лицу, пытаюсь понять, жива она еще или я опоздал... Едва слышный стон срывается с губ девушки. Охватываю ее руками, но скользкое тело так и противится моим попыткам вытащить его из окрашенной кровью воды. Почему-то, именно сейчас я вспомнил, как наорал на нее вчера. Именно в те минуты, когда время на вес жизни, меня начинает грызть совесть и непонятно чей голос в голове твердит - это ты виноват.
[indent=1,0] - Где у тебя полотенца? Твою ж мать! - Надо остановить кровь. Бросаюсь из стороны в сторону, в узких четырех стенах чужой ванной комнаты найти полотенца может стать почти нереальной задачей, но я должен ее спасти! Начинаю открывать все шкафчики и наконец-то нахожу то, что ищу.
[indent=1,0] - Сейчас мы все исправим. Сейчас! - Дрожащими руками перевязываю как можно туже изувеченные запястья. В сбитом с толку мозгу, твердо ясна только одна мысль: ей нужна помощь. Сами они не заживут, и подорожник тут не поможет, - я сейчас вернусь. Слышишь меня? Медисон, я сейчас вернусь.
[indent=1,0] Телефон. Мне нужен телефон. Вылетаю из ванной комнаты и попутно подскользнувшись на мокром полу, громко ругаюсь матом. Кажется, я забыл выключить воду в ванной. Как-то блять не до водопровода мне было. Всего пару секунду осматриваю квартиру, а потом бегу обратно в свою. Сгребаю нахер все со стола, ищу дурацкий телефон. Он не особо желает слушать влажные от воды и крови пальцы, вытираю руки в себя и со всей силы жму «911». На другом конце абстрактного провода слышится спокойный и уравновешенный голос диспетчера службы спасения, абсолютная противоположность моей интонации.
[indent=1,0] - Мне нужна "скорая". Тут девушка, моя соседка, она пыталась покончить с собой. Пожалуйста, скорее! - она что-то говорит о том, чтоб я постарался ей помочь и что скорая уже в пути, перепроверяет адрес и отключается. Бросаю телефон на пол и бегу к ней.

[float=left]ooh, colour crimson in my eyes
http://storage5.static.itmages.ru/i/17/0821/h_1503332763_4501522_3a463d5aae.png[/float]
[indent=1,0] Здесь, посреди маленькой ванной комнаты, в луже алой от крови воды, я держу на руках маленькую, хрупкую девушку. Её лицо побледнело и больше не излучает жизненной радости. Она больше не похожа на один из цветков, за которыми Медисон так трепетно ухаживает. Её холодные руки едва сжимают мои ладони.
[indent=1,0] - Только не умирай, слышишь? Я тебя очень прошу, не умирай. Богом клянусь, я не буду тебя донимать. Только не умирай... не умирай. - Сколько еще раз я буду повторять эти слова? Одному богу известно и то, только в том случает, если он существует. А что если за облаками ничего нет? Ни рая, ни ада. Получается эта жизнь - все что у нас есть. Ох, Медисон.... зачем же ты так. Над нами будто нависло облако; туча чернее самой ночи и никак не могу отогнать его он нас. Вместо грома, крики. Мои крики и обидные слова, сказанные накануне рокового события. Сжимаю руками ее запястья, когда на полотенце появляются пятнышки крови и будто ненормальный, качаюсь туда-сюда. Пожалуйста, живи. Я не силен верой в бога, но, как говорят: в падающем самолете не бывает атеистов. Вот и мой рейс со скоростью света мчится на землю и здесь не будет мягкой посадки.
[indent=1,0] - Господи, сохрани ей жизнь. Я же никогда ничего у тебя не просил, - вздымаю голову и обращаюсь... к небесам? к люстре? - просто сохрани ей жизнь, - как мантру повторяю до тех пор, пока за спиной не появляются парамедики.

Отредактировано Casey McGregor (Вт, 22 Авг 2017 19:08:06)

+3

5

[float=left]http://sg.uploads.ru/6rGsu.gif[/float]Что происходит с человеком, когда он находится на грани жизни и смерти? Те, кому повезло или не очень повезло остаться в живых, рассказывали, что видели белый свет в конце тоннеля,  что покидали своё тело и бестелесным духом бродили по больничным палатам, пытаясь достучаться до кого-либо, или перед их глазами проносились все мгновения их бренного существования. Классика жанра. Медисон ничего из этого не довелось испытать, возможно, потому что не верила, что такое вообще возможно. Россказни типо-очевидцев воспринимались читателями газеты, в которой она работала, на отлично, но сама девушка относилась к ним со скептицизмом. Мечтала, конечно, когда-то в детстве оказаться в раю, чтобы даже на том свете быть счастливой и не знать невзгод, но в свете последних обстоятельств дорожка туда теперь точно закрыта. Сейчас её окружала лишь непроглядная тьма, ни единого проблеска. Совсем ничего. Боли тоже нет, такое ощущение, будто паришь в невесомости в далёком космосе, и ни одна звезда не освещает твой путь. Такая пустота в душе и полное безразличие к тому, что было, есть и будет. Нет ни страха, ни глупых переживаний, ни обязанностей перед кем-то, потому что постепенно перестаёшь существовать. Нет человека — нет проблем, по крайней мере, для самого умершего.
[indent=1,0] Чей-то голос. Медисон показалось, или она на самом деле слышит, как кто-то произносит её имя? Наверное, мозг перед прекращением своей жизнедеятельности вызывает слуховые галлюцинации. Только почему вдруг становится так больно? Неужели это наказание за грех, который был совершён? С каждой секундой болезненные ощущения усиливаются, а затем голову наполняют десятки звуков. Самый ясный и чёткий — всё тот же мужской голос на фоне шума воды, вытекающей с большой силой из крана в ванной.
[indent=1,0] Глубокий вдох. Штакельберг медленно приподняла веки. Всё размыто, перед глазами чёрные пятна. Она не понимала, где находится и что вообще происходит, но зато отчётливо чувствовала, как ноющая боль сковала её беззащитное худенькое тело. Руки в местах порезов, словно горели, ощущения были невыносимы. И это продолжалось не одну секунду, а куда больше, и с каждым мгновением всё сложнее было переносить адские мучения.
[indent=1,0] Девушка непроизвольно вздрогнула — что-то с силой сжало её запястья. От этого хотелось кричать и плакать одновременно, но почему-то не получалось, будто всё внутри пересохло, утекло вместе с алыми струйками крови. Медисон не узнала Кейси, она была, как в бреду, и не осознавала, кто находится рядом. Да и находится ли. Может, это её воображение, а шаги по мокрому полу ванной комнаты лишь иллюзия.
[indent=1,0] Снова всё куда-то пропадает. Звук включенного крана затихает, как и мужской голос. Да, он принадлежал именно мужчине, но Штакельберг не могла сообразить — кому. Впрочем, она не задумывалась, потому что это не имело никакого смысла, особенно сейчас. Вновь темнота. Глаза слипаются, дыхание становится прерывистым. Падение. Ещё чуть-чуть и боль исчезнет, она уже уменьшилась, чувствуется какое-то покалывание на кончиках пальцев. Когда всё пропадет, наступит покой. Поскорее бы. Девушка потеряла всякое желание к жизни, бороться за неё уже не возможно. Силы иссякают с каждой капелькой крови.
[indent=1,0] Медисон была спокойна, отрешена от действительности, но кто-то в очередной раз предпринял попытку вернуть её. Опасно засыпать, но она именно этого и хотела — уснуть и больше не проснуться. В реальности её окружает столько разочарований, зла и предательств, что смерть покажется тем самым раем, о котором она когда-то грезила. Только, видимо, не суждено последние минуты жизни провести спокойно: виной тому или полубредовое состояние, или человек, который был поблизости. Девушка почувствовала тепло, которое исходило от него, и почему-то захотела ощутить его ещё сильнее, остатки здравого рассудка продолжали цепляться за любое проявление жизни. Прикосновение МакГрегора на мгновение пробудило её, и сразу же холод сковал её хрупкое тело. Боль осталась, но она уже была несравнима с леденящей душу водой, которая промочила насквозь одежду и, в общем-то, находилась повсюду. Наверняка вся квартира теперь была похожа на тонущую посудину. Неприятно быть мокрой.
[indent=1,0] Медисон слегка дотронулась до ладони Кейси. Немного шероховатая и такая тёплая. Девушка вспомнила, как раньше мама держала её за руку, как гладила по волосам и ласково напевала добрую песенку перед сном. Как же хотелось повернуть время вспять и вновь стать маленькой девочкой, для которой весь мир — сказка из любимой книжки. Одинокая слезинка всё-таки выступила на глаза. Слеза печали и неисполненных надежд. Сердце охватила тревога, почему-то стало страшно до дрожи.
[indent=1,0] Через секунду послышался какой-то шум. Прежде, чем закрыть глаза, Штакельберг разобрала слова — «… сохрани ей жизнь» и увидела лицо своего непутёвого соседа. После провалилась в темноту.

+3


Вы здесь » inside » кинозал » Man kann vieles zurückgewinnen, Worte - nicht.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC