Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре октябрь 2017 года. Температура воздуха в этом месяце: + 15°...+26°


Amelia Daniel Kelsey Charlotte

О, счастливчик!

Дорогие гости, если вы любите алкоголь и разврат так же как и мы - приходите скорее. Горячие танцы у пилона, вечеринки у бассейна с текилой, жаркие игры с наручниками - и всё это Инсайд. Место, где возможно всё.
Вот и настал тот день, когда мне снова предоставился шанс взять слово, благодаря победе в викторине от моего родного, от моей любимой Хел! Честно говоря не верится, что последний раз я делала это ровно год назад. Столько всего произошло, столько всего изменилось... Не меняется лишь мое отношение к этому чудесному месту. Потрясающие люди создали этот проект и поддерживают его на протяжении всего времени. Замечательные игроки приходят сюда, создавая незабываемую атмосферу.
Спасибо всем тем, кто помогает развивать мне моего персонажа. Это очень важно для меня.
И конечно же, моя максимальная Эйвери. Без тебя у меня бы совсем пропало вдохновение, но ты каким-то волшебным образом *тут должен быть твой любимый смайл* вдыхаешь в меня его раз за разом, пост за постом. Спасибо.
Я люблю вас, семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » The Body


The Body

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

« The Body »

» 07.09.2016 | глубокая ночь
» лес
» Тамары (Сахара | Хелен)

Наверное он вполне мог хотеть пышные поминки, красивый венок с траурной лентой, кучу гостей и друзей, плачущих женщин и сомнительные угощения, которые всем, почему-то, нравятся. Но его закопали под пихтой, так что придется довольствоваться тем, что есть.

+1

2

Глубокий вдох, медленный выдох, легкие тянут сигаретный дым, перерабатывая в себе никотин и оставляя на стенках пузырчатых сосудов осадок смол и продуктов горения. Несколько недель назад мы потеряли человека. Трэй Клок, вышел одним прекрасным днем на улицу, направился в сторону намеченной точки и исчез, просто пропал. Трэй Клок, двухметровый громила с блестящей на солнце лысиной, с золотой каппой на с изображением игральных костей на верхней четверке, мужчина, с бионическим протезом ноги просто взял и исчез. Человек, которого невозможно было упустить из виду. Мы не понимали и не представляли, как такое могло случиться. Я не работала с Трэем лично, но из разговоров знала, что он мог раздавить человеческий череп голыми руками или вытянуть легковой автомобиль из неглубокого болота. Иначе говоря, чтобы взять Трэя врасплох, нужно было не меньше десяти крепких парней, готовых встретиться со смертью лицом к лицу. Заказчик всего этого мог вызывать лишь праведный ужас и, да, мы были практически на все сто процентов уверены, что наш коллега уже мертв.
Глубокий вдох, медленный выдох, большие кресла из мягкой темно-коричневой кожи, стол из черного дуба, тяжелая ткань на окнах. Тот редкий день, когда нас с Чарльзом вызываю не в ресторан, не в бар, а сразу домой к шефу. Это добавляет дополнительной нервозности, потому я курю одну сигарету за другой, задумчиво вдавливая их в простую стеклянную пепельницу, поразительно контрастно смотрящуюся на фоне общего интерьера. Мне приходилось бывать тут дважды: после первого убийства и для обсуждения моей дальнейшей судьбы в Лейк Шоре. Обе ситуации остались в моей голове помеченными следующими прилагательными: важно, серьезно, необходимо. Именно в связи с этим, я была напряжена и сосредоточена, ведь дальнейший разговор мог напрямую повлиять на все, что было построено ранее. Дело чрезвычайной важности. Чтобы хоть как-то ослабить напряжение, я пытаюсь выдавить из себя что-то похожее на улыбку. Получается плохо и татуированный мужчина, приехавший вместе со мной, отвечает на мою потугу молчаливым нейтралитетом. Иногда мне становится интересно, какой была судьба этого татуированного под скелет парня. Как он к этому пришел? Кем он был раньше? Почему решил забиваться именно так? Ждет ли его кто-то дома? Однако в данный момент, больше всего меня интересует лишь одно: как часто он здесь бывает? Чарльз выглядит абсолютно спокойным, его взгляд сосредоточен на фигуре белоголового орлана, расположенной на столе. Однажды Трэп с пьяни сказала, что раньше Чарльз служил родине, но это было так давно, что уже никто и не вспомнит, особенно он сам. Я наблюдала за мужчиной, пытаясь представить как он, в накрахмаленной форме, а не сшитом на него костюме, воюет с какими-нибудь боевиками или спасает племена на юге Африки, или марширует у мест военной памяти под гимн США. Я могла только предполагать, ведь Чарльз, несмотря на пять лет с даты нашего знакомства оставался для меня закрытой книгой. Но, судя по его невозмутимой позе, ему на его закрытость было глубоко насрать.
Глубокий вдох, медленный выдох, я чуть вздрагиваю, когда долгую тишину прерывает звук открывающейся двери. По инерции я поворачиваю голову в сторону излишне громкого звука, отдающегося эхом в моей голове. В комнату заходят двое мужчин, мистер Дэдди, которого в простонародье называют Папочкой и мужчина, напоминающий по комплекции Трэя, он тащит за собой изрядно помятую личность, не вызывающую во мне ровно никакого любопытства. Ну да, человек, ну да, немного украшенный синяками и кровоподтеками. Скорее всего сегодня его последний вечер, но кого это вообще волнует. Сколько себя помню, никогда не ставила под вопрос действия и решения своего босса. Это был мудрый, харизматичный человек, просчитывающий все возможные ситуации на несколько шагов вперед. Он владел десятком фабрик, производящих фармацевтические компоненты и был крайне занятым человеком, однако всегда незримо находился рядом с приближенными к нему людьми. Папочка мог позвонить среди ночи, направить машину, отправить записку или "подарок", организовать квест по городу, необходимый для выполнения цели. Он был везде, его люди всегда находились рядом, готовые, если что, подхватить или поддержать, а паутина его схем с продажей наркотиков распространялась минимум на три штата. Так что, если он решил притащить с собой на встречу окровавленного парня, можно было лишь посочувствовать парню и в очередной раз поверить, что все так и должно быть. Я молчала, когда он садился за свой стол из черного дуба. Здесь было не принято задавать вопросы, была только основная идея, сухая, возможно скупая на подробности. Приказ, который нужно выполнять четко и правильно. Не важно каков был этот приказ, ведь если главнокомандующий направил на него своих солдат, значит это того стоит.
- Пусть скажет. - Он чуть кивает мужчине, который тащил тело и тот со всей силы дает телу подзатыльник. На пол капает несколько капель крови, вылетевшей из рта. Не сказала бы, что это отвратительно, но мог бы, наверное, и придержать рот закрытым. Судя по взгляду шефа на капли, оставшиеся на деревянных досках паркета, он думает примерно в том же направлении, что и я. Однако, взгляд с капель на полу приходится вновь перевести на трясущегося и дрожащего мужчину, стоящего на коленях, озирающегося на присутствующих. Сколько времени его лупили до того момента, как он попал сюда? Шеф медленно кивает и громила отвешивает телу еще один подзатыльник. Наверное, будь я на его месте, надеюсь, что это никогда не случиться, я бы была более расторопной, особенно, учитывая тот факт, что он уже все итак рассказал. Тишину комнаты нарушают лишь всхлипывающие потуги заикающегося человека начать разговор. Долго, как же долго. Теперь я понимаю, что с этим кадром была проведена очень кропотливая работа, ведь суть заики в том, что чем больше он волнуется, тем меньше вероятность, что он сможет хоть что-то выговорить и тем больше вероятность, что разозленные переговорщики будут лупить его еще сильнее. Но тут все получилось и, спустя пару минут, мужчина назвал имя. Трэй Клок. Я хмурюсь, чуть наклоняясь вперед, чтобы лучше слышать то, что с таким трудом воспроизводит заикающийся человек. Это важно, это, черт возьми, важно и именно по этой причине я сегодня здесь. Он что-то мямлит про заказ, бабку и поляну с трупами. Слишком сумбурно, я не понимаю половину его слов. Будто кто-то взял набор звуков и вместо того, чтобы просто положить их на тарелку, пропустил через мясорубку. Тем не менее, во всем этом хаосе получается разобрать несколько основных мыслей. Есть какая-то бабка, чей то ли сын то ли внук, очень хочет отбить у нас Лейк Шор и пытается сделать это с помощью одиночного отлова и умерщвления сотрудников конкурентной организации. Первым повезло стать Трэю, как именно они его завалили не ясно, но закопали они его в пригородном парке на опушке, возле пихты. Сильно яснее не стало, но зато теперь мы узнали, что какая-то психованная старуха жаждет мирового господства и немножко дури. А еще было не совсем ясно, насколько этот кровавый парень не гонит нам всем, выдавая какие-то бредовые мысли. Когда все стало более-менее логично, шеф, также молча как и раньше, указал на то, что тело можно убирать. Мы остались втроем, мы и общее дело, о котором теперь можно было поговорить. - Сейчас поедете по адресу, там проверите землю у пихты. Решите, что земля свежая - копайте, не решите - все равно копайте. Мне нужен протез. Привезете его ко мне, потом избавитесь от бабки. - Ничего сложного. Откопай труп, забери ногу, грохни старуху. Как у ребенка конфету отобрать ей-богу. Немного смущало, что надо мертвяка доставать, но это же дело наживное, рано или поздно пришлось бы. К тому же, было вполне логично, что раз мы трупы закапываем, то и откапывать тоже придется. Чарльз не задает вопросов, молча кивает и поднимается из глубокого кресла. Значит ли это, что у меня тоже нет вопросов? Видимо да. В отличие от моего соратника, я покидаю помещение с довольной улыбкой, наполненная предвкушением незабываемой ночи в компании чувака скелета и трупа, у которого нужно забрать ногу. Сюрреализм да и только.
- Чарли, детка, скажи, мы сможем заехать в макдональдс за мороженным? Умираю как хочу чего-нибудь сладкого и холодного. - Почему-то это действительно является самым сильным моим желанием на данный момент. Сливочное лакомство в вафельном рожке, можно еще попросить посыпать шоколадной крошкой для полного счастья и налить сверху карамельного сиропа. Да, это было бы идеально, но, судя по суровому выражению лица моего коллеги, мороженное мне не светило и даже легонько не подсвечивало. - Ну и ладно! Поеду значит на мотоцикле, это быстрее, я успею купить мороженку и приехать на место раньше тебя и твоего тонированного вагона. - Хлопаю мужчину по плечу и уже разворачиваюсь к своему мотоциклу, когда чувствую на своем плече чужую руку. - Поедем вместе, шефу не нужен еще один труп. - Развернувшись в сторону голоса, наигранно заглядываю Чарльзу сначала за одно плечо, потом за другое, строя из себя само удивление и всячески изображаю насколько я поражена. - Ну ничего себе! Ты кроме того, что являешься сам по себе занудой, еще и звучишь пиздец как уныло! Это же, блять, комбо, Чарли! - Тем не менее, несмотря на весь этот фарс, в его словах есть смысл. По-одиночке мы уязвимы, они каким-то образом угрохали Трэя, что уж там говорить обо мне, девушке, вечно лезущей на рожон и вставляющей свои три копейки в любой чужой разговор. Я смогу отстреляться, если замечу врага издалека, но вблизи можно будет готовить красивый наряд для последней церемонии. Именно по этой причине, я строю на лице искреннее огорчение, но следую за Чарльзом в его машину. Я давно не уточняю не забыл ли он лопату или там... Вилку например, чтобы поскрести хотя бы, нет. Мы так давно избавляемся от трупов, сжигаем их, плавим в кислотах, скармливаем диким и домашним животным, что вопрос профессионализма моего коллеги уже давно не ставился. Он знал нужных людей, правильные места, корректное время прибытия, отслеживал полицейские станции и был тем самым холодным расчетом в операции. Что же касается меня, я была абсолютно двинутой на голову, но моя абсолютная память, как уникальное хранилище данных, работала не только в своем прямом назначении, но и в запутывание следов по которым шла полиция. Такая вот славная компания.
Я молчала всю дорогу, что мы ехали до указанного места. Чарльз был неразговорчив, а навязываться я не очень любила, по крайней мере к этому парню, больше напоминающем маньяка-садиста из старых фильмов ужасов. С такими невольно хочется оставаться на позитивной волне и лишний раз не раздражать, потому я благополучно залипла на мелькающих огоньках трассы вплоть до того момента, пока машина не остановилась возле лесопарка. Вылезаю из машины и, подняв руки вверх, тяну затекшую за время в дороге спину, прислушиваясь к возможным шорохам и всматриваясь в темноту. И если по звукам меня все устраивает, то непроглядная ночь между деревьев выглядит весьма некомфортно. Я продолжаю осматриваться, пока невозмутимый мужчина, достает из багажника лопату, строительные перчатки и коробку медицинских перчаток для вероятных манипуляций с телом, если оно, конечно, там есть. Машину мы оставляем поодаль от основного входа и только после этого направляемся в глубину леса. Нам предстоит топать около километра, это необходимо для того, чтобы в случае непредвиденных гостей они не видели машину и не имели возможности напасть со спины. Куча предосторожностей, продумываемых год за годом, отточенные схемы работы в команде и по-одиночке, простые алгоритмы чтобы выжить и не попасться погонам. Прекрасные знания, немного бесполезные в реальном мире, но в преступном - совершенно необходимые. Мы останавливаемся прямо перед опушкой, продолжая скрываться в тени, осматривая открывшееся пространство. Я вижу пихту и спустя полчаса наблюдения за ней и ее окрестностями, могу совершенно точно сказать, что возле нее нет ни единой души. Можно идти дальше, быстро делать дела и валить из ночного леса. На самом деле, я чувствую себя тут немного напряженно, ведь мы обычно закапываем трупы и трупные отходы в другом лесу, на юге города, где я знаю каждое дерево и могу с точностью определить насколько кто-либо ходил по нашим тропам. Здесь все иначе, все незнакомое, враждебное, я жду подвоха с любой стороны, особенно сейчас, когда мы оказываемся на открытой местности.
Земля возле пихты оказывается и правда рыхлой, будто только недавно ее выкопали и засыпали обратно, что дает нам смутную надежду, что именно под ней мы все же найдем, нет, не сюрприз, но нашего коллегу, исчезнувшего, убитого и погребенного в безымянной могиле. По факту, мне, как и Чарльзу, глубоко на него наплевать. Плевать, есть ли у него семя, домашние животные или ипотечные кредиты. Вопрос только один: убивать ли старуху или нет. Все, остальное - вода, бесполезная трата времени и мыслей. Не нужно и мы оба прекрасно это понимаем, потому Чарльз снимает пиджак, вешая его на торчащий обрубок ветки, закатывает рукава белой рубашки, так сильно контрастирующей с его татуировками, и берется за лопату. Я, в свою очередь, достаю пистолет и беру фонарь на тот случай, если нам тут вдруг кто-нибудь застукает. Ослепить фонарем, выстрелить в голову. Да, это наделает много шума, поставит под угрозу всю операцию и вообще создаст кучу проблем. Но при этом всем, появится вероятность того, что мы выберемся из этой передряги живыми и, надеюсь, невредимыми. И пока Чарльз с усердием отбрасывает землю со свежей могилы, я, не включая фонарь, чтобы не смущать привыкшие к темноте глаза, осматриваю подходы из леса. Ничего, тишина и покой, только где-то вдалеке резко вскрикивает птица, скорее всего разбуженная ночным хищником. Так продолжается не долго, где-то на глубине пяти метров, лопата наконец упирается во что-то твердое, в связи с чем мужчина начинает аккуратно разгребать почву поверх места, откуда произошел звук. - Дилетанты... - В пго голосе слышится чуть ли не отеческая тоска по горе-потомку, но это и не удивительно. Правда, кто додумался прятать труп на такой маленькой глубине? Да еще и землю нормально не утрамбовали. Сама того не осознавая, я на какой-то момент перенимаю настроение мужчины, но тут же прихожу в норму, когда с восточной стороны леса начинают доноситься достаточно громкие шаги. - За дерево, быстро! - Не проходит и пяти минут, как между деревьев показывается фигура одинокой девушки с лопатой, судя по ее неуверенным движениям, она явно не рассчитывала здесь оказаться этой чудесной ночью. И либо она невероятная актриса, либо она реально пришла сюда одна. Ладно, время - деньги, выхожу из-за дерева, сразу наставляя на внезапную гостью пистолет. - Пожалуйста, не убегайте. - Я остаюсь на приличном расстоянии, опасаясь того, что девушка может вдарить мне со всей дури лопатой. - Иначе я очень расстроюсь, а мой друг крайне разозлиться. - Подтверждая слова о друге, Чарли выходит из-за дерева, также держа в руке пистолет. - Подойдите ближе, не бойтесь. Как вы тут оказались? - Я выжидающе наблюдаю за действиями девушки, не переставая следить за лесом, откуда та появилась. Посторонних шорохов больше нет, лес молчит, но мне ужасно хочется услышать ответ на поставленный вопрос, ну или хотя бы подобие ответа.

+4


Вы здесь » inside » кинозал » The Body


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC