Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре февраль 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: - 6°...+4°, снег.

2015 — 2018

Inside ― это

семья
любовь
дом
магия
мы

О, счастливчик!

сколько бы фраз ни приходило в голову, во всех название форума сопровождали слова "уют" и "тепло". Каждый день, когда я захожу сюда, то словно оказываюсь в гостиной рядом с тёплым камином. Конечно, эта атмосфера подпитывается не только дизайном и красивыми словами — ее создают команда амс и сами игроки. В первое время я была удивлена, насколько на Сайде развита тема семьи, учитывая, что не на всех форумах будут так ценить всевозможные родственные связи. Сама я пришла сюда и сразу выбрала роль музыкального продюсера, а не чьей-то сестры или тети, но эта атмосфера подтолкнула меня на поиски собственной семьи. Так здесь у меня появилась сводная сестра, которой я, кстати, пользуясь своим положением передаю привет. И, выходя за семейные рамки, конечно, моя любимая девушка и музыкальная карьера, с которой мы обе неразлучны. Сайд - это большой и старый особняк, который хранит свои многолетние тайны и остаётся домом для совершенно разных людей. Вам придется потрудиться, чтобы найти здесь пыль и паутины, потому что старательные амс очень бережно относятся к своему творению, а игроки не держат флуд и игровые темы в запустении. Так что советую всем гостям, которые неуверенно переминаются на пороге, быстрее регистрироваться и начинать исследовать это место, а всем сайдовцам желаю иммунитета от творческого кризиса. Спасибо за то, что согреваешь в эти холода, Сайд!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » палата 342


палата 342

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


палата 342
октябрь 2017  |  больница Лейк Шора  |  Тео, Кэрри

Один поворот, хоть и осознанный, но случайный, не в ту палату - и вот вам новая история в жизни двух людей.

Отредактировано Carrie Page (Чт, 1 Фев 2018 21:29:58)

+3

2

Я никогда не понимал, чего хочу от этой жизни и чего хочет жизнь от меня. Про меня можно было бы написать целый том "Войны и Мира", а потом сжечь его, как это сделал Гоголь со вторым томом "Мертвых душ". Про меня можно много рассказать, только даже родители мало что обо мне знают. Родители часто мало знают о своих чадах. А что знаете обо мне вы?

Меня зовут Теодор О'Ши, но даже это не самое мое первое имя. Мать с русскими корнями, отчим - американец, родного отца я вовсе не знал. Пришлось всю жизнь называть отчима "папой", ведь малышка Инди понятия не имела, что мы не родные. Но она стала мне родной. Я не испытывал никакой ревности, когда мама носилась за сестрой как за родным ребенком, отчасти мне было все равно. Пришлось "отрастить яйца" и не вести себя как обделенный ребенок - и мне принесут сладости, стоило только подождать. Или можно украсть их из магазина "Торо", что располагался на заправке. Веселая жизнь на Аляске, что ни говори.

Университет, высшее образование, работа в школе. Понятия не имею, зачем я пошел работать к спиногрызам. Нервы лечил карточными турнирами и алкоголем, набрал достаточно мастерства, чтобы потом влипать в неприятности и при этом зарабатывать неплохие суммы денег. Та-дам! Дальше жизнь моя стала еще веселее, ведь я ослеп. Совсем. Мне хотели преподать урок - я его усвоил, особенно после того, как об мою голову приложили биту. Тяжелую такую, свинцовую. Как башка еще не разлетелась на щепки - я не понимаю, но помню больницу, охи-вздохи матери, мутный обзор, который вскоре полностью затянула черная пелена.

Страдать депрессией не было в моих правилах. Она для слабаков и отчаянных. Или трусов. Только из черной бочки уныния меня долго вытягивали. Когда ты что-то теряешь, будь это рука, нога или зрение, тебе приходится заново учиться жить. Конечно, без руки намного проще, чем без глаз. Кому нужен слепой инвалид, который может заблудиться в собственной квартире? Мне было тяжело, чертовски тяжело в этом поганом сером мире, который не вызывал желания жить. Смерть - слишком легкий способ сдаться. Адаптация к новому образу жизни проходила тяжело. Выучи шрифт Брайля, почувствуй вибрацию, которая передается через трость, прислушивайся к звукам. А звуки, между прочим, были оглушающими. Запахи усилились. Находиться в общественном транспорте вообще было сродни нахождению на помойке - смотри, чтобы тебя не стошнило.

Наверное, я даже стал выглядеть как бомж. Нормально не одеться, с бритьем вообще проблемы. Но я старался из последних сил, чтобы только не слышать, как мать шмыгает носом, когда я с ней разговариваю. Но быть слепым... В этом что-то было. Ты начинаешь замечать какие-то детали. Насколько шероховатая поверхность у дивана, какое гладкое стекло, какой волшебный аромат у той девушки, что прошла мимо тебя. Еще тебе помогали. Перейти дорогу, подать какой-нибудь продукт с верхней полки в магазине. И мне начало это нравится. Да, я слеп, но это же не конец жизни?

А потом на моем пороге появились они. Дядьки из научно-исследовательского центра, которые предложили побыть их подопытным кроликом. Отлично. Если таблетки не помогут, так у меня будут деньги, чтобы провести операцию. Только лекарства каким-то волшебным образом помогли, но быть зрячим мне было уже не привычно. И не хотелось. Им же было не выгодно пока афишировать победу, вдруг действие не долговечное? На том и порешали, что я дальше буду вести себя как слепой, а мне не составило труда притвориться. Пришлось привыкать ни на что не реагировать, не фокусировать внимание, не смотреть людям в глаза, если снимал темные очки. И главное - никто, абсолютно никто не знал, что я зрячий.

Так и живу. Ест ли меня совесть изнутри? Что вы, мы с совестью заключили сделку. Живем мирно и спокойно.

Что я забыл в больнице? Да тут такая история приключилась, что устал я ничего не делать и устроился работать в школу. Зря я когда-то получал диплом? Лицензию продлить тоже оказалось занятием плевым. И вуаля - мне приглянулась молодая учительница по истории. Нет, не приглянулась. Я же не зрячий. Нащупалась? Тоже нет. Прислушалась? Да что такое? Ладно, просто понравилась. Милый голос, красивая, умная. Еще и остальные преподы увидели между нами какую-то искру и отправили меня, слепца, навестить ее, валяющую в больнице с аппендицитом. Даже если у нас закрутится роман, она вскоре меня бросит, как и все остальные, лишь потому, что им сложно будет быть с таким, как я. Добро пожаловать в мой мир.

- Вы не подскажете, где палата 350? - спрашиваю я хоть у кого-нибудь, только мой голос эхом разносится по коридору. Отлично, лучше не бывает. Я прекрасно вижу все номера палат, но это слишком скучно. Подхожу к какой-то палате, пытаюсь найти табличку с номером, обреченно опускаю голову. Они все не выпуклые, плоские и прямоугольные. Да где врачи, когда нужна их помощь? Медработники? Посетители? Поднимаю голову к потолку.

Ладно, по логике слепого человека, нужный кабинет должен быть по правую от меня сторону. Рукой дотрагиваюсь до стены и иду вперед, медленно, чтобы ни во что не врезаться. Останавливаюсь и смотрю на дверь. 342 палата. Подумаешь, не дошел до цели. Меня простят. Стучу в дверь и открываю ее. Когда я вхожу, меня сразу обволакивает облако медикаментов, звуки приборов. Слегка поворачиваю голову, словно пытаясь понять, спит пациент или нет, а потом решаюсь заговорить.

- Клэр, вы здесь? - шепчу я, хотя прекрасно вижу, что на больничной койке лежит блондинка, а не брюнетка, какой была Клэр. - Это палата 350? - решаю задать вопрос, попутно перекладывая трость в правую руку.

Отредактировано Theo O'Shea (Чт, 8 Фев 2018 12:32:19)

+3

3

Сколько раз в своей жизни я говорила людям, что все будет хорошо? Сколько безутешных матерей я успокаивала, обещая, что хирурги, и я в том числе, сделаем все возможное, чтобы спасти ее дорогого ребенка? Я не могу сосчитать. Я помню их всех, помню множество имен и лиц, но не могу их сосчитать. Помню каждый безнадежный случай и как приходилось сообщать о том, что мы не смогли спасти руку, ногу, почку, человека... Помню боль в глазах и слезы. Помню, как ком застревал в горле, но нужно было говорить...
Мне всегда хотелось спасти всех. Я понимаю, это невозможно, но часто, даже когда коллеги отворачиваются от пациента, я все еще продолжаю бороться за его жизнь. Не всегда это успешно, порой мои попытки лишь тратят мое время, по мнению других, но моя совесть будет чиста. Я старалась, я действительно сделала все, что могла.
Мой случай должен был стать безнадежным. Падение с высоты, сотрясение мозга, перелом позвоночника, сквозное ранение, инородное тело, большая потеря крови и никаких сил к борьбе за собственную жизнь. Я сдалась. Сейчас мне стыдно за это чувство, но тогда, я помню, что сдалась. Сначала шок и непонимание, затем ужасная боль, и лишь одна мысль - скорее бы она прекратилась. Просчитав возможные повреждения, сопоставив их с уровнем боли и потерей крови, я сделала вывод, что спасти меня не успеют. И я была готова к смерти. Еще долго я буду просить прощения у Бога за те мысли, но он простит... а вот я себя пока простить не могу.

Время в больнице течет медленно. Не знаю, как пациенты все это выдерживают. Я люблю больницу и запах медикаментов, мне нравится адреналин, спасение жизней, мне нравится все, даже ненормированный график и наставник!.. Но не сейчас. Лежать двадцать часов в сутки, терпеть осмотры, МРТ, уколы и прочие радости своего внезапного "отпуска"... Иногда проскакивают мысли, что ничего этого не было бы, если бы спасатели не успели... и мне вновь стыдно и хочется просить прощения у Господа и родителей. И я вновь начинаю ненавидеть себя за эти мысли. В то же время, как не винить себя за это? За то, что выжила? В День Труда погибло столько людей, по истине хороших людей, у них были семьи, дети и родители, планы и мечты, возможно, они хотели жить куда больше, чем я, тогда почему судьба распорядилась именно так? Это все лишь в моей голове. Я не должна так думать. Но не могу...

Я даже нормально ходить не могу. Я попросила родителей не навещать меня. В моей палате, помимо медперсонала, бывает лишь несколько близких друзей и тетя. Если мама увидит меня в таком состоянии еще раз, у нее не выдержит сердце. Пусть лучше слушает мой голос в телефонной трубке, это не так печально, как прикованная к кровати любимая дочь.
Лишь чудом не стала инвалидом. Арматура задела позвоночник, но обошлось без серьезного перелома, "по касательной". На реабилитацию уйдет время, но по большей части врачи перестраховываются. Полный покой первое время, затем лечебная гимнастика, лекарства - и я снова буду в строю. До сих пор в голове не укладывается, как они, пациенты, выдерживают все это. Как через это прошел Ашер? Теперь он уже ходит, возможно, даже выписался из больницы, по крайней мере, я не встречала его ни разу за то время, что я здесь. Возможно, мы просто не пересекались. Нужно будет спросить о нем у медсестры. Он хотя бы был в коме и когда очнулся, уже достаточно окреп после аварии. Считаю дни до того момента, когда мне разрешат ходить и сидеть.
Сидеть.
Как же я хочу посидеть! И принять душ. Простые бытовые моменты, которые теперь кажутся чуть ли не счастьем всей моей жизни.

Майкл...

Челюсти непроизвольно сжались, я старалась подавить подступившие к глазам слезинки. Мне даже послышался мужской голос в палате, но гостей я не жду, а для обхода довольно рано.

Телевизор в полностью лежачем состоянии смотреть довольно неудобно, читать тем более, и единственным развлечением, кроме как рассматривать белый потолок, является музыка. Вот и сейчас я тихонько слушаю ее в наушниках. И все же кажется, что в палате кто-то есть. Сквозь музыку я, кажется, слышала шаги. Не так уж и сложно открыть глаза и проверить свою теорию.

Оказалось, что в палате 342 помимо меня действительно кто-то был. Мужчина. Он стоял довольно близко, склонившись надо мной, но из-за темных очков на его глазах я даже не смогла понять, куда он смотрит... и смотрит ли? Или прислушивается?
Я отключила плеер. Мужчина, видимо, заметил это и немного отстранился.
- Простите, вы что-то говорили? Я не слышала... - тихонько приподнимаю голову, главное, без резких движений, и замечаю в руках незнакомца тактильную трость. - Оу, - еле слышно вырывается у меня. - Вы, наверное, искали кого-то?

+2

4

Интересно, через сколько девушка его заметит или услышит? Я уже представил, как будучи полностью слепым, сношу тростью какую-нибудь перегородку, задеваю столик, и с него все к чертям разбивает о плитку, недавно (а может быть и давно) выложенную  в палате. Кстати, здесь довольно атмосферно. Мне не нравятся все эти больницы, клиники. Не помню, сколько мне пришлось лежать в больнице с черепно-мозговой травмой, но зато знаю, что в школе находиться намного лучше, даже если ты учитель. (Дети, пожалуйста, не болейте. Да, вы те еще спиногрызы, но лучше тухнуть за школьной партой, чем лежать вот так в скучной палате). Я же, блин, самый счастливый учитель на всем гребанном свете! Мне не надо проверять домашку! Я бы станцевал ламбаду, только меня не поймут. Кхм, в общем, в палате было атмосферно. Чистенько, уютненько, стены выкрашены в теплый оттенок, телевизор на стене, даже какая-то картина висит. Я видел, что у девушки торчали наушники из ушей. Эти проводки, тянущиеся к плееру или телефону, который скрыт где-то под одеялом. Мне бы тоже надоела тишина и писк гребанных приборов.

Но что мог уловить слепец? Естественно, музыку, и достаточно громкую для его ушей. Я и пошел к больничной койке, осторожно перебирая ногами и не решаясь применять палку, держа ее в руке. Вдруг девушка притворяется и смотрит из-под прикрытых глаз на него?

Я давно перестал всматриваться в лица людей, и сейчас подобным не занимался. Видел образ сквозь темные очки, светлые волосы, довольно худое лицо. Если быть честным, то мне приходиться много тренировать мышцы глаз, чтобы поддерживать щрение в норме. Пропущу по глупости пару тренировок и все - глазам становится хуже и кажется, что я могу снова ослепнуть. Самовнушение? Возможно. Страшно потерять зрение на самом деле второй раз, но с мои долголетним обманом я все жду, когда меня настигнет кара.

Склонился над девушкой и стал прислушиваться к песням. Играло что-то знакомое, только я никак не мог уловить композицию, а затем почувствовал шевеление. Легкое дуновение ветерка, заставившее меня выпрямиться и по старой привычке повести головой в сторону.

- Вы явно не Клэр, - мои губы растягиваются в улыбке. Я смотрю прямо перед собой, так что за светловолосой могу наблюдать лишь краем глаза. Она могла смотреть на меня, с интересом изучать трость, которую я держу перед собой как палку. - Простите, я правда не хотел вам помешать, просто не могу найти нужную палату. Никого нет. Знаете, там как будто все вымерли, - что я морожу? Это можно принять за больничный черный юмор? Словно все вымерли, ха-ха. Ну ты и кретин, Тео. - Надеялся, что не ошибся номером, но, кажется, не в этот раз. Я вас не напугал? - опускаю голову, но все равно не смотрю на девушку. Мой взгляд устремлен куда-то на тумбочку рядом с ее кроватью. Интересно, почему она здесь? И стоит ли пытаться дальше дойти до исторички?

+2

5

Клэр? Кто такая Клэр? Мужчина улыбается, а я никак не могу понять, почему. Только спустя несколько секунд понимаю, что он ошибся палатой и улыбается своему открытию.
- Нет, не Клэр, - подтвердила я и тоже немного улыбнулась, только почему-то даже виновато, хотя, как я могу быть виновата в том, что он вошел не в ту палату и я не Клэр? Ровным счетом никак. И все же мне было неудобно. Скорее даже не из-за сложившейся ситуации, а оттого, что я никак не могу помочь бедолаге. Если бы мне можно было подняться с кровати и проводить мужчину до нужной палаты, я бы так и поступила, но пока мне нельзя подниматься без посторонней помощи. Мужчина смотрит куда-то в сторону, хотя я понимаю, что он меня вовсе не видит, немного странно говорить с человеком, который смотрит не на тебя. Но ему, должно быть, еще страннее - говорить, и не видеть, с кем... Я отгоняю грустные мысли, их и так слишком много в моей голове в последнее время. Осторожно подняв руку, я убираю наушники из ушей и зажимаю их в кулаке. - Нет, не напугали, - произношу я мягко, но лгу. Увидев над собой силуэт человека, первым делом я испугалась, но это длилось всего какие-то доли секунды, я просто не ожидала никого там увидеть, тем более так близко. - Вы искали кого-то по имени Клэр, правильно?.. - если он ошибся палатой, должно быть, искал пациентку, хотя, возможно, одну из медсестер или врачей зовут Клэр, а на ресепшене первого этажа ему сказали, что она навещает какого-нибудь больного... лежу лежнем и все равно думаю, как помочь ближнему своему. Будь Майкл рядом, он бы усмехнулся и назвал меня глупой, сказал бы, что своей добродетелью я уже приковала себя к кровати на несколько недель, и не стоит ли мне подумать о том, что случившееся намек - пора перестать спасать людей и подумать о себе. Да, будь он рядом, именно так и сказал бы. У меня же на этот счет есть другое мнение. Я не перестану быть хорошим и открытым человеком, не перестану помогать другим только потому, что со мной случилось дерьмо. Кто-то может счесть, что я о "проверке верой", или как там это обзывают фанатики, но нет, я просто считаю, что в любой ситуации важно оставаться человеком, а не его жалким подобием. И опять Майкл назвал бы меня глупой, наивной и доверчивой.
Сглатываю ком, вновь появившийся в горле, делаю вдох и произношу:
- Знаете, я бы вас проводила, но... хотите, я могу вызвать медсестру? Она поможет найти нужную палату, - смотрю на мужчину, стараясь не пропустить ни единого жеста, вдруг он решит пойти, и случайно врежется во что-нибудь? - У вас прямо за спиной есть стул, два маленьких шага назад, если хотите, можете посидеть, пока придет медсестра, - хотя, он еще не дал согласие на то, чтобы я нажала "красную" кнопку. Моя рука уже лежит на пульте и перебирает кнопки. Сейчас я и сама чувствую себя слепой, ведь лучше не двигаться лишний раз, а чтобы посмотреть на пульт, нужно либо поднять его, либо подняться самой, и ни первый, ни второй вариант не подходят.

+2

6

Она мне лгала прямо в лицо и думала, что я этого не пойму? Упаси Боже. Даже не глядя на нее, я чувствовал всеми фибрами души этот сладостный аромат прекрасной лжи. Слишком долго я сам вру всем подряд, да еще огромный опыт с блефом. Кто-то начинает теребить краешек рукава, кто-то вздыхает с периодичностью три коротких вдоха, кто-то надувает губы (мужики выглядят крайне комично). Но что уж взять с девушки? Я решаюсь посмотреть ей в лицо, скрываясь за темными очками. Сначала непривычно, взгляд фокусируется, очертания становятся четкими. Я точно выглядел хуже до, во время и после больницы. Нет, я не видел себя после, но говорили, что "Ты просто в отвратительном состоянии, чувак".

К черту воспоминания. Что случилось с девушкой? Ей точно сложно двигаться. Или нельзя. Я же много читал про различные травмы. Знаете, иногда делать было нечего перед парами: почему бы не прочесть про перелом какой-нибудь кости или искривление позвоночника? Странно, что я не стал медиком, но оно и к лучшему - еще сверну кому-нибудь случайно шею.

- Да, моя коллега попала в больницу. Меня отправили ее навестить, - и снова я усмехаюсь. Мне хочется разбавить эту палату звуками. Здесь было одиноко и тихо. Сколько она тут лежит?

Незнакомка предлагает вызвать медсестру. Это было... логично. И почему я сразу не додумался до такого? Прийти в любую палату и нажать на кнопку, а потом заговаривать зубы каким именно образом я нашел кнопку, облапав при этом коматозника. Может стоит начать писать книги? Или сборник рассказов о ситуациях, из которых ты вышел победителем. Отличная идея, стоит записать на корочку и забыть о ней.

- Если вас не затруднит, - я все-таки дал согласие на вызов чипидейла в белом халате, или голубой форме, а может зеленой или розовой. Черт их знает, в каких они ходят и как их различать. Я даже не успел найти стул, про который говорила девушка, как в палату вошла темнокожая медсестра. Для меня вообще они все были одинаковые. Абсолютно. Просто люди. Когда я ослеп, то понял, что многих можно определить по голосу или акценту, если ты в них разбираешься. Узкоглазые азиаты слишком громкие, афроамериканцы или им подобные часто говорят так, что хочется в конце их речи добавить"йоу, чувак". Забавно, но так.

- О, мисс, мэм. Простите, не знаю, как правильно к вам обратиться. Вы не поможете мне найти палату 350? Я немножко заплутал, - я выпрямляюсь и "надеюсь", что смотрю на женщину ростом ниже меня. Очаровать ее улыбкой, она еще не видела мои глаза. Бывшие всегда говорили, что я похож на котика, особенно когда строю грустную моську.

- Сэр, неужели вы не могли изначально попросить кого-то проводить вас? - медсестра тяжело вздыхает. Сначала она подошла к больной, проверила у нее все, уточнила, нужно ли что, а потом вновь вернулась ко мне. - Вы не против? - она мягко взяла меня под руку и помогла дойти до двери. Естественно, я не был против, но в дверях остановился и посмотрел в палату.

- Как вас зовут, мисс?
- зачем мне знать ее имя? Я сам не знаю. Я не понимаю половины своих поступков, но мне хотелось знать, как ее зовут.

И я думал о ней, когда навещал Клэр, и когда добирался домой, стоял на светофорах или заказывал пиццу по телефону. Навещает ли ее кто? Наверное, к ней приходит много друзей, потому она отдыхает в наушниках, просто чтобы никто к ней не приставал. А почему бы мне снова не навестить ее? Просто так, подбодрить и воодушевить на скорейшее выздоровление.

По пути в больницу я зашел в магазин, купил фруктов и воздушный шарик.

- Можно войти? - я вновь оказался около палаты 342, только теперь меня любезно проводили. - Вы не против? Если против, я уйду. Но вчера мне показалось, что у вас грустный голос. - я закрыл дверь палаты и остановился около нее, надеясь, что Кэрри не включила снова музыку.

+2

7

Возможно, нехорошо так даже думать, но какой человек в здравом уме отправит своего коллегу без зрения на столь сложное задание? Навестить сослуживицу, пусть даже подругу, конечно, дело благородное, но если это просто визит вежливости от всего коллектива, то почему именно он? Впрочем, некоторые наоборот не любят, когда их жалеют, и требуют к себе такого же отношения, как и ко всем остальным. Может, этот мужчина из таких? Я так ничего и не сказала по этому поводу. Не хвалить же мне его за то, что он дошел сюда... не до палаты, так хоть до больницы.
Мужчина согласился на вызов медсестры, но не успел даже сдвинуться с места, как та пришла. Еще около минуты мне пришлось отшивать ее стандартными: "Нет, ничего не нужно, спасибо, мне удобно, нет, все хорошо, да, спасибо", - и лишь после этого она переключилась на мужчину и согласилась ему помочь. Признаться, мне ее тон не понравился, но и ее можно понять. Целый день на ногах, ни поесть, ни передохнуть, вредные больные, назойливые посетители... и все же, нет, мне не понравился ее тон.
- Как вас зовут, мисс? - вопрос прозвучал так внезапно, что я не сразу поняла, что должна ответить. Повисла пауза, секунды на две, а затем я все-таки выговорила свое имя.
- Кэрри.
Мужчина ушел, и только потом я поняла, что не спросила его имя в ответ, а он и не думал представляться. Пожалуй, получилось не очень вежливо с моей стороны, но я просто растерялась.

Сегодняшний день выдался тяжелым. После завтрака меня ждала очередная порция дыхательных упражнений. Будучи доктором, я знаю, что это действительно работает, это помогает с восстановлением, укрепляет мышцы, разрабатывает позвоночник, но будучи пациентом и, как оказалось, довольно капризным, мне все хотелось бросить. От частого глубокого дыхания кружилась голова и начинало подташнивать, звук выдуваемого через трубочку в воду воздуха раздражал и сводил с ума, а двигаться, словно ленивец, было попросту сложно. Но я должна все это выдержать. Это не самое плохое. Я выжила. Я могу ходить. И совсем скоро я снова встану на ноги, надену хирургическое платье, возьму в руки скальпель и начну резать!.. Точнее, спасать. Но сейчас организму нужно дать время восстановиться и окрепнуть.
Дыхательные упражнения, в конце концов, не самое тяжелое. Куда тяжелее оказалось учиться вставать не присаживаясь при этом. Вставать, стоять, ходить, но не сидеть. И вновь мои мысли возвращаются к тому, как же я хочу посидеть!

Когда в мою палату вошел вчерашний случайный посетитель, медсестра как раз помогала мне лечь обратно на кровать. Я только вернулась с "лечебной физкультуры". За месяц тело совершенно отвыкло от физических нагрузок, теперь мышцы немного ныли. Как быстро они, однако, атрофируются. А ведь я даже не делала ничего сложного, никаких гантелей, выпадов, бега и качания пресса. Просто учишься вставать...

Мужчина спросил разрешения войти.
- Вы ведь не ошиблись палатой на этот раз? - усмехнулась я, стараясь не засмеяться. Нельзя смеяться. Улегшись окончательно, я поблагодарила медсестру и та ушла. - Не думала, что мы еще когда-нибудь встретимся. И нет, я не против, проходите, - я надеялась, что трость сегодня при нем и он не постесняется ею воспользоваться, в противном случае, в соседней палате может оказаться еще один калека с ушибами. - Просто... выдался плохой день, - не назвать сегодняшний лучше, но вчера мне действительно было хуже. Жаль, что я не могу посмотреть на своего гостя. Только скучный потолок перед глазами... и подплывающий к кровати под самым потолком воздушный шарик. Шарик? - Как поживает ваша коллега?

Отредактировано Carrie Page (Вт, 6 Фев 2018 22:27:08)

+2

8

Я снова смотрел куда-то в сторону. Если не смотреть на людей, то нет той сильной тяги, которая может заставить меня стать обычным человеком. Знаете, иногда мыслишки подобные проскальзывают. Мне нравились моменты, когда кто-нибудь платил мне, а я, полностью меняя внешний вид, кем-нибудь претворялся. Вот я прихожу в универ к своему "сыну", ведь он из такой семьи, что если настоящий отец узнает о его проблемах, просто лишит наследства. Вот я снимаю очки, бреюсь, делаю что-нибудь с волосами, привыкаю смотреть людям в глаза и могу стащить у кого-нибудь кошелек из сумки. Конечно, со временем мастерство пропадает. Пару раз я летал в Вегас по чужим документам, но меня снова выперли, когда просекли, кто я. Да как в этом чертовом мире найти свое место?

И я возвращался к истокам. Быть слепым оказалось для меня прибыльным делом. Счет не засвечен, с налоговой я в ладах. Просто милый незрячий учитель, у которого дома целый стеллаж с различными книгами на языке Брайля. Может, завалялась и парочка обычных, купленных случайно или со времен моей молодости, но что от них толку? Иногда я боюсь, что забуду, как выглядят буквы. Но кем бы я был, стал, расскажи всем правду, что вижу? Я зашел слишком далеко.

- Нет, мисс, - сегодня я точно хотел очутиться именно в этой палате. Пропустив медсестру, я не решил с ней заговорить. Это была другая женщина, не смотрящая на меня как на не пойми кого, которого занесло сюда, так еще и помогать просят. Пусть люди без лишних вопросов живут вечно.

Закрыв глаза, я стал направляться вперед к девушке, ориентируясь на ее голос, попутно водя перед собой тростью. Металлический стук раздался, когда трость коснулась ножки кровати. Добрался и ничего не снес - я просто умничка. Кажется, медсестра что-то пробурчала, что рядом с кроватью стоит стул - я повел тростью, попутно осматриваясь. Действительно, какая предусмотрительность.

- Хорошо, насколько это может быть после операции, - пока меня не выгнали из палаты, я около часа болтал с Клэр, рассказывая ей о событиях, произошедших в школе, немного добавляя красок. Нащупав стул, я приземлил свою пятую точку на холодную поверхность. - Я принес вам тут фруктов и шарик. Продавец сказал, что он желтый и на нем нарисован радостный смайлик. Надеюсь, он меня не обманул и мне нечего стыдиться, - усмехнулся я, складывая трость и кладя ее на колени. Шарик я решил привязать к ручке стула. Если захочет - отвяжет. - Я такой дурак. Меня зовут Тео. Теодор. Просто Тео, - я протягиваю руку, но держу ее не слишком высоко. Вообще, я снова смотрю прямо, так что без понятия, сможет ли вообще ее пожать Кэрри. - Простите меня за вопрос, но вы давно здесь? Я заметил... хах, услышал, что вы вроде как вставали, но вы не слишком активны. Людям со зрением проще - они все видят и не задают лишних вопросов. А я даже не представляю, с кем разговариваю. Я не часто кого-то навещаю... Кажется, я слишком много говорю, да? Просто это даже для меня странно, что я решил вернуться к вам, Кэрри, - я опускаю голову и мотаю головой, а губы расплываются в улыбке. Даже для меня вся ситуация кажется абсурдной, но что думает девушка?

+2

9

Возвращение мужчины было для меня сюрпризом, хотя пока я не могла сказать точно, приятным или не очень. Я сама просила родителей и друзей не навещать меня, но в то же время, сидеть в одиночестве было довольно скучно.
Мужчина уселся на стул и начал говорить. На вопрос он ответил весьма коротко, а после и вовсе увел тему разговора в другое русло.
- Спасибо, - должно быть, голос у меня звучал удивленно. Прийти навестить совершенно незнакомого человека, да еще и принести ему какие-то вкусняшки и шарик для настроения? Я в который раз пожалела о том, что не могу сидеть, был бы шанс разглядеть мужчину повнимательнее, хотя, мне не нужны были глаза, чтобы сделать выводы. Так поступают только хорошие и добрые люди. В противном случае - зачем еще, как не просто по доброте душевной? - Приятно познакомиться, - я улыбнулась, медленно протянула руку и ответила на рукопожатие, а затем перевела глаза на шарик. - И он действительно желтый. И, кажется, с мордашкой, только с моего ракурса не осень понятно, с какой именно, - когда в последний раз мне кто-то дарил шарики? Родители в детстве на день Рождения? Плюшевые игрушки и то были позже, в университете, когда Майкл старался состроить из себя романтика. Еще мне как-то подарили кота, но шарики?.. В далеком-далеком детстве. А раз он парит под потолком, значит, гелиевый. Вот окрепну я, надышусь гелия и буду орать по коридорам злобные частушки смешным голосом... От этих странных мыслей меня оторвал вновь раздавшийся голос нового знакомого. Наверное, пауза в разговоре длилась не так уж и долго, хотя мне казалось, что я пролежала без дела целых полчаса, если не больше. Так можно и с ума сойти. Постоянно лежишь и ничего не делаешь, полная потеря счета времени. К работе будет вернуться довольно сложно, но как же я соскучилась по этому волшебному чувству адреналина, когда на телефон или пейджер приходит оповещение о новом больном, и ты бежишь со всех ног, попутно собирая команду и раздавая приказы, залетаешь в операционную, моешь руки, надеваешь платье...

- Наверное, уже около месяца, или чуть больше. Не уверена даже, что знаю, какой сегодня день, - я усмехнулась, хотя в моих словах слышалась горечь. - Ничего страшного, спрашивайте, это не секрет, - я прекрасно понимаю, что Тео ничего не видит и ему, должно быть, интересно, что творится вокруг. А так как других вариантов, как спросить - не ощупывать же ему меня, верно? - нет, но могу и ответить на пару вопросов. - У меня травма позвоночника. Не слишком серьезная, но активность пока должна быть минимальной. Мне можно лежать на спине, стоять, немного ходить, но последние два пункта только в сопровождении врача или медсестры. Сидеть пока нельзя, - вдоволь насмотревшись на потолок и шарик на его фоне, я повернула голову на бок и посмотрела на своего гостя. Как и вчера, темные очки, прячущие глаза. Должно быть, чтобы не пугать прохожих отсутствующим пустым взглядом. - А ваша коллега... у нее что-то серьезное? Вы упоминали про операцию. Я просто пытаюсь понять устройство больницы. Она довольно маленькая, и как мне кажется, здесь отделения перемешаны, - с докторами и медсестрами на эту тему особо не поговоришь, они начинают недовольно фыркать, мол "вы посмотрите на нее, мы ее лечим, а она еще и недовольна", а мне просто любопытно. В этой же больнице лежал, или до сих пор лежит, Ашер, но про других пациентов врачи, опять же, распространяться не хотят. Спасла человека, привезла его сюда, откачивала по дороге, въехала в больницу верхом на каталке, делая пострадавшему массаж сердца, а стоило самой попасть на больничную койку - и все. Никакого авторитета в глазах коллег. Они сразу чувствуют свое превосходство, потому что они лечат меня, а не наоборот. И это я лежала на их операционном столе, они видели мой "внутренний мир", и нет у меня больше никакого права задавать вопросы. Несправедливо как-то.

+2

10

Она коснулась моей руки. Холодное приятное прикосновение, которое вызвало очередную улыбку на моем лице. Давно я так часто не улыбался. Нет, детишки вызывали у меня улыбку, особенно когда морозили какую-нибудь глупость с присущей им уверенностью. Я тоже в их возрасте говорил уверенно, хотя своим словам не верил.

- Тео! Ты выкинул мусор?
- Конечно, ма! - и бежал со всех ног на кухню, чтобы достать пакет из ведра и выставить его на улицу.
- Теодор! Это ты ударил соседского мальчика?
- Ма, зачем мне это? То, что во мне течет русская кровь еще не означает, что я начинаю буянить без повода, - но конечно же мы с Тревисом часто устраивали "бойцовский клуб", так что и я ходил с синяками и ссадинами. Да, быть неусидчивым ребенком было сложно, но каким-то образом книги помогли мне утихомирить мой юношеский пыл и привести голову в порядок. Вам не кажется, что что-то пошло не так? Вроде все идеально, но когда все пошло не совсем по идеальному идеалу? Когда я начал вести себя так? Когда я стал притворяться, чтобы быть в выигрыше? Когда я только ослеп, я мог лишь слышать голос матери, когда она разговаривала со мной. Сейчас я видел ее. Сложно было сдержаться и не кинуться к ее ногам с правдой о зрении.

Но прошлое остается в прошлом. Я мог бы спокойно закрыть глаза и сидеть так, общаясь с прекрасной неспящей красавицей, но... что но? Абсолютно ничего. Я даже не понимал, что здесь забыл, зачем пришел. Вполне вероятно, что я вспомнил себя, когда лежал в больнице. Нет, не приходите ко мне. Нет, мне не нужна помощь, я справлюсь. Строил из себя упертого барана, когда стал просто беспомощным без зрения. Учиться всему заново, засунуть свою гордость - вот через что мне пришлось пройти семь лет назад, когда моя жизнь била ключом. И посмотрите! Вместо того, чтобы пытаться подкатить к преподше по истории, достаточно симпатичной, я сижу здесь, в палате незнакомки, потому что меня сюда занесли ноги, а голова выноситься не хочет. Я просто странник.

- Аппендицит, Клэр должны скоро выписать, насколько я понял врача, - я пожал плечами. Может, заставят еще недельку здесь поваляться, а потом отправят дальше мучить детишек историей Америки.

Кэрри смотрела прямо на меня. Спасибо моим очкам, что в данный момент скрывали мои глаза, ведь я воспользовался моментом и посмотрел прямо на девушку. Она даже не подозревала, что я на нее смотрю не привычно тупым и отстраненным взглядом, а стараясь запомнить черты ее лица. И снова расслабляю мышцы, чтобы смотреть сквозь предметы.

- Вполне возможно, что это крыло хирургии. Или реабилитации. Я не особо разбираюсь в устройствах больниц, - признался я и развел руками. Неужели за месяц она так ничего и не узнала? Неужели здесь настолько молчаливые медсестры и врачи? Во время моего восстановления мне все уши прожужжали так, что я мог бы написать биографию каждого сотрудника моей больницы. Если бы мог.

- Сегодня пятое октября, четверг. По-крайней мере так сказал ведущий, если только они не сговорились и не пустили старые новостные ролики, - иначе откуда я вообще могу узнать дату? Радио, телевидение, случайный прохожий, который покрутит у виска. Ну а еще если я просто посмотрю на экран мобильного телефона, но я этого никогда не делаю. Полное вживание в роль. - Когда вы сюда попали, Кэрри? - неужели она одна из тех, кто пострадал при взрыве в торговом центре? Счастье, что я не хожу по подобным местам и вообще избегаю скопления народа. - Если я спрашиваю что-то лишнее - говорите. Отчасти, я могу вас понять - учиться чему-то заново... Вы сильная девушка, - и это правда. Я учился жить без глаз, она учиться заново ходить.

Отредактировано Theo O'Shea (Чт, 8 Фев 2018 13:36:41)

+1

11

- Аппендицит? - однако, все же, странное расположение отделений в этой больнице. Травматология рядом с общей хирургией. Или не рядом, а вместе. Или здесь вообще нет разделений? - Если все хорошо, то ее выпишут дня через два, сейчас подобные операции проводят лапароскопически и на восстановление уходит совсем мало вре... - я практически протараторила это, и лишь в конце задумалась, понял ли мой гость, о чем я вообще говорю. - Простите, привычка, - уже более спокойно произнесла я и виновато улыбнулась.
Мужчина повернулся ко мне лицом. Глаз не было видно, но складывалось ощущение, что тебя видят. Наверное, для того и нужны очки. Мне вот было не так жутко, смотря в них, не было осознания того, что тебя не видят, не было мыслей, как это, должно быть, ужасно... вчера были. Сегодня - нет. Наверное, я начинаю привыкать. Человек ведь ко всему привыкает.
- Да, возможно. Как я уже говорила, больница маленькая, - когда я приходила навестить Ашера, не сильно об этом задумывалась.
Пятое октября, четверг. Я медленно повернула голову и уставилась в потолок. Ровно месяц назад, пятого сентября, я очнулась в своей палате с жуткой болью во всем теле и трубками, торчащими из меня. Я помню, как приходилось сдерживать рвотные потуги, потому что дышать с трубкой и глотке было неприятно. Помню, как нажала кнопку вызова медсестры, как их прибежало сразу несколько, как они суетились, давали мне команды, что делать, как правильно дышать, чтобы не стошнило, пока они будут доставать лишние трубки... ровно месяц с тех пор, как я очнулась после взрыва. Ровно месяц с тех пор, как узнала, что Майкл мертв. Целый месяц! Мне пришлось сделать глубокий медленный вдох, чтобы подавить подступившие слезы. Мертвых не вернуть. Как бы тебе этого не хотелось.
- Взрыв в торговом центре на День Труда, - я не знала, о чем думает Тео, но он оказался прав в своих догадках. - На самом деле, от самого взрыва я не пострадала. Мне повезло. У меня была пара ссадин и ушибы, но часть потолка... упала совсем рядом. Туда, где стоял мой жених. Мгновенная смерть, - я не сразу вспомнила об этом. Когда я только очнулась в больнице, то не знала, что произошло. После падения с высоты случилась кратковременная амнезия. Весь тот день был как в тумане, но со временем память вернулась. Во всех жутких, пугающих и отвратительных подробностях. Я помнила, как мы выбирали кольца, как смеялись и ругались, вспомнила взрыв и то, как очнулась, вспомнила его мертвое лицо, то, как пыталась отодвинуть потолочную плиту, но ничего не выходило. Я даже помнила то чувство помешательства, которое случилось у меня. Это был шок. Он взял надо мной верх и заставлял двигаться, делать что-то, но он же напрочь отключил чувство самосохранения. - Я хотела помочь одной девочке - ее мама погибла - но не удержалась и упала. От взрыва образовалась... эмм... воронка, наверное... там было много камней, стекло, железо... я упала на арматуру, такой... тонкий железный прут. Он пробил спину и вышел насквозь, при этом по касательной задел позвоночник. У меня нет перелома, там, скорее, трещина, но здесь был мой наставник из больницы, и, думаю, он запугал всех судом и лишением лицензий, если со мной что-то случится, - я усмехнулась. В лицо мне этого никто не говорил, но мои выводы наверняка верны. - Так что они стараются лишний раз меня не тревожить... вообще не тревожить. А заодно не разрешают сидеть и напрягаться, чтобы с позвоночником точно не случилось ничего плохого. Так что... вряд ли меня можно назвать сильной. В этой же больнице лежат люди, которым взрывом оторвало руки, ноги, у кого осталась одна почка или часть печени, они лежат с ожогами, слепые, глухие, не способные говорить... а я отделалась кратковременной потерей памяти и столь же кратковременной способностью ходить. Не говорите, что я сильная... - я шмыгнула носом. Нападать на мужчину я не хотела, и надеялась, что это так не прозвучало, но так же мне не хотелось, чтобы меня хвалили за везение.

+2

12

Тогда был страшный день. Четвертое сентября, люди спокойно шли за покупками, но потом случился взрыв. Я наплевал на все, на все свои житейские дела, когда услышал новости, и стал звонить сестре, надеясь и моля о том, чтобы она подняла трубку.  И она подняла. Инди ответила мне и на душе стало спокойнее. Дальше было время еще ужаснее, потому что я сидел и слушал списки погибших, надеясь не услышать там имена знакомых. Но они были. Одно или два. Потом какие-то туристы, гости из Вашингтона, еще неопределенные личности, которых на тот момент еще не сумели опознать. И второй взрыв, в Вашингтоне. Уезжал ли кто из знакомых туда? Вроде нет. Но даже для меня, полного пофигиста и, возможно, эгоиста, это был ужасный день.

Кэрри было сложно принять, что действительно прошел месяц, или же... возможно, она кого-то потеряла. Я мог гадать сколько угодно, попробовать что-либо узнать у медсестер, но что толку от получения информации таким образом? Только девушка сама выдала мне все, как на ладони, а я лишь слушал. Внимательно слушал и впитывал все, что она произносила, словно от этого зависит моя жизнь, но я просто привык слушать. Уже сколько лет мне только и остается, что слушать, чтобы выжить в этом мире, ведь часто приходится и ходить с закрытыми глазами. Вы только представьте, если на слепого человека летит бейсбольный мяч. Я не Сорвиголова, чтобы взять и отскочить от него. Мяч должен врезаться в меня для правдоподобности. Так что, я слушал, закрыв глаза и слегка, совсем чуть-чуть, повернув голову.

- Вы сильная, Кэрри. И я повторю это еще раз. Знаете, почему? Вы не закрылись в себе, - я звучу как какой-то Отец, дающий наставления своим прихожанам. От подобного сравнения мне хотелось смеяться, но я лишь растянул губы в улыбке, не зная, смотрит на меня девушка или нет. Мне хотелось взять ее за руку, но не рисковал. - Вы потеряли близкого человека. Кто-нибудь на вашем месте лежал бы овощем и смотрел в потолок, даже не обращая на окружающих внимания. И зайди я вчера в эту палату, то не услышал бы ничего.

Я пожал плечами. Что еще тут сказать? Сложней ли ей сейчас, чем было мне? Я потерял зрение, Кэрри потеряла часть души и временно способность ходить. Время лечит, это так. Я освоился, она тоже рано или поздно придет в себя, но не сразу.

- Мне очень жаль, что вы потеряли своего жениха. Но... вы все равно должны знать, что вы сильная. Восстановиться после любой травмы стоит усилий, - так, мне главное не ляпнуть что-нибудь из литературы, ведь книжки одно, времена в книжках тем более другие. - Jamás te rindas, pase lo que pase. - Не знаю, почему именно эта фраза и на этом языке мне пришло в голову, но усмехнувшись, я быстро перевел: -  Никогда не сдавайся, ни смотря ни на что. Испанский. А Вы врач, я так понимаю? Вы что-то говорили про ларо..перо..что-то там насчет операции. В какой области? - мысль сменить тему была кстати в моей голове. Смерть - естественная штука, но за ней идут грусть и печаль, а я не хотел, чтобы девушка грустила.

+2


Вы здесь » inside » кинозал » палата 342


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC