Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре октябрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +12°...+18°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Джером ждет отца

sample70

Питер ждет дочь

sample70

Анна ждет подругу

sample70

МаркусНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжеромНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЭнниНАША ГОРДОСТЬ

sample70

НикНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Хотелось бы традиционно начать с «Кусь» и теплых обнимашек для Всех и абсолютно каждого жителя Сайда, наверное без этого я не была бы собою. Для меня, как полагаю для всех вас, Сайд стал домом, добрым, светлым, гостеприимным. Местом, где нам всегда рады и ждут, не важно отлучаемся мы на несколько дней, или же уходим искать себя на жизненном пути. Здесь невероятно уютно, если тебе грустно, скучно и просто хочется поговорить, ты всегда найдешь, которая поднимет настроение, и тех, кто, возможно, ждет только тебя, чтобы зажечь новую, потрясающую воображение историю. Для меня, Сайд – это то место, где я каждый день переживаю весь спектр эмоций, место, где я обрела массу друзей и семью. Большую и крепкую, потому что Сайд – это в первую очередь Семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » Там, где восходит солнце


Там, где восходит солнце

Сообщений 1 страница 20 из 49

1

http://funkyimg.com/i/2DNou.gif http://funkyimg.com/i/2DNot.gif
Там, где восходит солнце
Апрель 2018 года  |  Япония  |  Yokoyama Miyatoru & Ethaniel Rains

- И...это типа твои предки?
- Fuck, yeah! (с)

Когда Миятору приглашал Эля в Японию, он всего лишь хотел показать вокалисту свою страну. Ну и познакомить с родителями. И даже представить не мог, чем обернется это его желание.

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Ср, 16 Май 2018 23:47:51)

+5

2

Этаниэль, как и обещал, нарисовался утром. Именно утром, на удивление. Обычно после ночных приключений Эль возвращался в бренный мир где-то ближе к обеду. И этот факт заставил Миятору ухмыльнуться, вспомнив вчерашнюю смс парня.
«Внял предупреждению мамочки?»
Быстро договорившись позавтракать к небольшом кафетерии, расположенном примерно где-то в середине между их квартирами, Мия сбросил вызов и выбрался из постели. Ну да, он тоже не был ранней пташкой, если ситуация это позволяла. На душ и проченные утренние священные ритуалы ушло около получаса. Еще полчаса на то, чтобы добраться до кафе. У него даже оказалось минут десять в запасе, чтобы занять столик и сделать заказ. Черный крепкий кофе – для Эля, и зеленый чай – для себя.
Появление вокалиста Миятору прошляпил. Уткнулся в телефон, проверяя аккаунт в Instagram. Не то чтобы ему нравилось постить фотографии и иногда отвечать фанатам, но в один далеко непрекрасный день их всех обязали завести страничку. Ну и в процессе он как-то втянулся. Элю, кстати, подобное явно понравилось больше. По крайней мере его страничка обновлялась с завидной регулярностью, в отличие от странички Мии. Что уж говорить, ритмист STL иногда забивал на свой священный долг.
- Ну сюда я приперся, чтобы совместить приятное с полезным и позавтракать. Так что… - договорить Миятору не успел. Поднял взгляд, откладывая телефон на столик, и тут же зацепился за несколько подпорченную физиономию собственного вокалиста. – Ого. Эль, ну я же просил быть благоразумным… - потянувшись через столик, чуть приподнял солнечные очки, которые Эль так и не снял, оказавшись в помещении, и тихо присвистнул. – Мамочка тобой не довольна. Во что ты снова ввязался?
Вопрос, впрочем, был риторическим. Синяки и разбитая губа с бровью говорили сами за себя. А если Эль сидит сейчас перед ним живой и почти невредимый, значит он сумел выпутаться из того, куда вчера влез. И даже почти без потерь.
- Ладно, к делу. – ухмыльнулся, садясь обратно на стул, и временно замолчал, пока официантка расставляла на столике их заказ. – Я взял тебе только кофе. Если хочешь чего-то посерьезнее… - не стал продолжать, указав взглядом на официантку, после чего широко ей улыбнулся, и продолжил то, на чем остановился. – Пока у нас каникулы, я хотел предложить тебе съездить в отпуск. Я давно хотел показать тебе Японию, но все как-то не представлялось возможности. А сейчас мы можем позволить себе пропасть на пару недель. И да-да-да, я знаю, что ты собирался пропадать в студии, - опережая Эля усмехнулся. – Но сделай перерыв. Я гарантирую – ты не пожалеешь.

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Пн, 2 Апр 2018 01:08:37)

+4

3

Путь от Лейк-Шор, в целом был не сильно дальним. Особенно на скорости под 200 по ночному шоссе. Один плюс в загородных магистралях, ведущих к захолустью статус "лакшери" вроде Лейк-Шор все же был: копов там практически никогда не бывало. Все они как-то были сосредоточены по большей части внутри города - эдакий улей, из которого пчелы, обленившись, почти не вылетают.
Так что, Рейнс вполне беспрепятственно мог преодолеть за ночь нужное число в километрах и вернуться к утру в родной Вашингтон, как и обещал ритмисту. Солнце едва показалось на горизонте, когда юноша въехал в город. Стрелки часов показывали 10-00 к моменту, когда вокалист припарковал свой байк на подземной парковке в доме, где располагались его апартаменты. Ложиться спать уже давно не имело смысла, да и , откровенно говоря, необходимости. Поднявшись к себе, парень управился за час с душем и приведением в порядок подпорченной предыдущим вечером физиономии. Переоделся, добавив к стилю солнцезащитные очки с достаточно широкими стеклами квадратной формы. До кафе решил пройтись пешком: в конце-концов, это было действительно близко, и погода стояла неплохая. Не было смысла лишний раз гонять, пусть и любимое, но в данном случае все же несколько бесполезное транспортное средство.
Было любопытно, что хотел обсудить Миятору, которого, вероятно, посетила какая-то гениальная идея относительно нового альбома, и Рейнс, можно сказать, с воодушевлением, уверенным шагом пересек пару перекрестков, вскоре достигая цели. Ритмист был уже на месте, сидел спиной ко входу и тупил в экран смартфона.
Пройдя через зал, Эль сразу же плюхнулся за столик напротив Миятору.
- Привет! Я уже сгораю от любопытства, учитывая, что тебе было не лень припереться сюда с этим предложением. Что за идея? - тут же перешел к делу, сцепив руки в замок и вопросительно глядя на Мию.
Йокояма, в свою очередь...не будучи слепым, с никак не неменьшим читаемым вопросительным знаком в глазах смерил взглядом фронт-мена, дотянулся до его физиономии, заставляя инстинктивно немного отстраниться, и приподнял темные очки, оценивая масштаб бедствия.
- Другим досталось больше. - только усмехнулся в ответ Рейнс, возвращая очки на место и кивнув в знак благодарности на кофе. Пить, правда, его было сейчас не слишком удобно: напиток был горячим, а губа все еще немного саднила.
- И да, если вдруг планируешь в ближайшее время наведаться в байкерский бар в Лейк-Шоре, он пока на ремонте.
Брюнет жестом подозвал официантку, заказав карбонару - позавтракать, сделав остановку в пути, он тоже не успел, да и не особенно хотел если откровенно - снова возвращая свое внимание ритмисту.
Коллега по группе, тем временем, тоже перешел к цели их встречи, и...Если бы на лице Этаниэла сейчас не было темных очков, Мия бы мог созерцать его огромные от удивления и искренне охреневшие глаза. Эль рассчитывал, что Миятору собирался обсудить новую аранжировку, соло, еще какую-то идею, касающуюся нового альбома, но...никак не совершенно не имеющий отношения к музыке вопрос.
- В смысле?!... - выпалил Эль, все еще пытаясь догнать поступивший ему вопрос.
Вокалист вообще, откровенно говоря, не знал, что такое отпуск. Никогда его не брал, никогда в нем не нуждался. Парни, кончено, периодически разъезжались в перерывах между турами и записью, каждый по своим делам. Но Эль в это время оставался дорабатывать что-то, доводить до совершенства, или занимался экспериментами во все той еж студии с перерывами на бары, гонки и девочек.
- Эм...я не очень тебя понимаю. Я думал, ты как обычно едешь к предкам...? Япония - это конечно прикольно, ну...наверное. Было бы круто сыграть там когда-нибудь шоу! Это же твоя родная страна... Но...я как-то реально не думал вот так вдруг сорваться. Хотя, наверное можно....Не знаю... - несколько нервно передернул плечами; в голове рокера в целом как-то не укладывалась мысль о себе собирающимся в отпуск как таковом. Особенно, в незапланированный. Прошедший тур действительно был непростым: и в плане нагрузки, и в плане того, что Йокояма все время находился возле Эля, поддерживал, помогал во время реабилитации, и часто в ущерб собственному времени.
- Если на неделю, например. Наверное...туда же дохрена лететь, да?

Отредактировано Ethaniel Rains (Пн, 2 Апр 2018 01:33:58)

+4

4

- Я в этом даже не сомневаюсь. – Миятору ухмыльнулся в ответ на слова вокалиста о то, что другим досталось больше, а после и вовсе удивленно вскинул брови. – Ого! Ты поднимаешь планку. Ты еще и бар умудрился разгромить? Во что ты все же ввязался?
А вот теперь стало действительно интересно. Одно дело – обычные драки, в кои вокалист ввязывался с пугающей регулярность. А вот разгромленный бар – дело совершенно другое. Занятное и интересное. Хотя, на ответ Миятору по-прежнему не особенно надеялся.
Обалделое «в смысле» заставило парня улыбнуться. Он даже уже открыл рот, чтобы повторить и, возможно, как-то сильнее конкретизировать собственное приглашение, но Эль заговорил раньше.
- Я уже вполне самостоятельный мальчик, а мои родители – еще вполне самостоятельные люди, чтобы я не ездил к ним каждый уикенд. – улыбнулся парню, отпивая чай и откидываясь на спинку стула. – Я планировал почтить их своим присутствием за ужином. Ну и остановиться у них на пару дней, пока мы будем в Токио. Но у меня и в мыслях не было проводить с ним все две недели. У них полно дел и помимо того, чтобы присматривать за блудным сыном. Ну и хорошо, не буду врать, мне бы хотелось вас, наконец-то познакомить. Они все же мои родители, так что им интересно посмотреть на человека, с кем я провожу почти все свое время. Ты же не против? – улыбнулся от уха до уха, уже заранее предугадывая, каким будет ответ. Впрочем, Миятору собирался переубедить Эля в любом случае. – Они вполне милые, не смотря на то, что не производят такого впечатления. А лететь до Токио чуть дольше, чем мы в крайний раз летали во Франкфурт. Так что я закладывал хотя бы дней десять. Если тебе надоест, всегда можно поймать билеты на ближайший рейс. А недели может не хватить, чтобы посмотреть страну. Кстати, есть что-то, куда бы тебе самому хотелось поехать? Или доверишь мне составление маршрута?
Говоря откровенно – у Миятору чесались руки, чтобы быстрее начать составление этого самого маршрута. Да, он действительно давно хотел и планировал познакомить вокалиста со своей страной, но почти не надеялся, что представиться такой случай – слишком плотный был у них график. И слишком упрямым был его вокалист в плане собственного отпуска. Но сейчас все складывалось как нельзя лучше. И Мия никак не мог согнать с лица дурацкую счастливую улыбку.

+4

5

- Ну-у, скажем так, в этом не только моя заслуга! - усмехнулся искренне, припоминая заварушку - Встретился с приятелем. В свою защиту могу клятвенно заверить, что начал это не я. - снова усмехнулся, извлекая из кармана пачку сигарет - без привычной "соски" Рейнс обходился недолго. В день у парня обычно уходила пачка, а иногда и две. Длинными ночами работы в студии две пачки исчезали стабильно. Эль не сильно волновался о голосе - негативного эффекта он во-первых не наблюдал, а во-вторых, начав курить лет с 11-ти, бросить теперь было бы сложно. Впрочем, юноша и не горел желанием.
- Честно? Я сам не понял. Какой-то мудила прикопался к парню, не особенно соответствующему обстановке...и понеслась! Но не могу сказать, что я не получил удовольствия! - скрывать свое отношение к произошедшему перед Йокоямой просто не считал необходимым. Миятору знал своего фронт-мена слишком хорошо, чтобы питать какие-либо иллюзии по поводу его отношения к дракам - Что-то загорелось....короче, было занимательно! Ты многое пропустил!
Поток информации, который обрушил на него Йокояма...надо было переварить. Дать себе паузу, взвесить, осознать свое желание и только после этого давать какой-то ответ. Подобное долгое размышление было для Рейнса совсем не свойственно. Куда больше в характере Этаниэла было кидаться в омут с головой, вот только почему-то сейчас у него было ощущение, что он стоял на обрыве и мешкал. Был ли причиной Миятору? Или же...Эль и сам не понимал.
- Воу-воу, стой, придержи коней. - трудно сказать, для кого сейчас была эта пауза - для Мии, или для самого себя.
Эль решительно не понимал: в его картине мира встречи с предками были чем-то важным. Недоступным, непонятным для него, сопливым и сентиментальным, но, определенно, важным. И вот Миятору, сидя прямо перед ним, уверенно заявляет о том, что все это фигня - приеду на два дня.
Рейнс едва заметно нахмурился, чуть сдвинув брови к переносице.
- Ну...не то, чтобы против. Просто... - юноша вздохнул, пытаясь подобрать подходящие слова - Я не думаю, что это хорошая идея. Твои предки наврядли будут в восторге.
"Предки" вообще являлись для Рейнса нечтом абстрактным и далеким от понимания. Потенциальные родители приезжали в их центр раза два в год. Большинство осознавали, что несколько идеализировали картину усыновления проблемного ребенка и наставления его на путь истинный, и по-быстрому сваливали. Иные, изредка все же увозили с собой кого-то из наиболее спокойных. Эль к их числу не относился, да и не стремился попасть в отбор. Чаще мальчишка и вовсе удирал куда-нибудь во время таких вот запланированных "смотрин", наблюдая на расстоянии с неизменной сигаретой в руках. Брали обычно младших. Категория парней старше 10-ти, вроде него самого, вообще редко участвовала в конкурсе. Он просто привык быть "неправильным" для понятия "родители", но не сильно переживал по этому поводу. Если вообще возможно переживать из-за чего-то, чего ты банально не знаешь.
- Эмм...я... - Рейнс еще сам до конца не осознал, что по сути, где-то глубоко внутри уже согласился на внезапное предложение своего ритмиста - настолько заразительно и азартно горели его глаза. Этот взгляд просто невозможно было подвести отказом...
- Я...не знаю. Не думал как-то. Да и...я ничерта не знаю в твоей стране! Короче...ладно! Десять дней! Потом вернемся в студию, и будем работать. Мне нужны твои аранжировки. Твой взгляд. На многое из того, что я подготовил. Идет?

Отредактировано Ethaniel Rains (Ср, 4 Апр 2018 00:42:15)

+4

6

Рассказ о произошедшем в клубе Миятору слушал с легкой усмешкой. За Элем забавно было наблюдать в такие моменты. Не смотря на скрытный характер, мальчишка обладал очень живой мимикой. Особенно, когда он расслаблялся, как сейчас.
- А, а ты, как рыцарь в сверкающих доспехах, встал на его защиту? – тихонько рассмеялся такому объяснению причины завязавшейся драки. Не то чтобы Этаниэл был таким уж плохишом, не способным за кого-то заступиться, но альтруизм был все же ему не свойственен. – И я понял-понял - ты выбрал себе не ту профессию. Тебе нужно было делать карьеру в боях без правила, чтобы удовлетворить свою жаждущую крови душу.
А вот реакция на предложение познакомиться с его родителями Миятору откровенно удивила. Хотя… Скорее – огорчила. Они были довольно давно знакомы с Элем, чтобы парень докопался до того, что его вокалист считает и чувствует себя «неправильным». И смирился с этим. Хотя и наслаждается по большей части. Ну или пытается делать вид. Даже для самого себя. Иначе обычная встреча с обычными людьми не вызвала бы такой реакции и такой паники.
- Эль, - тихо вздохнув, копируя вздох пацана, Миятору потянулся через стол, мягко накрыв ладонью лежащую на столе руку вокалиста. – Перестань себя недооценивать. Ты не серийный маньяк-убийца, чтобы вызвать в моих родителях ужас. И не ваза династии Мин, которая просто обязана вызывать восторг и благоговейный трепет. С чего ты вообще взял, что могут быть проблемы с предками? И, кстати, - чуть ухмыльнулся. – Они тебя уже видели. Мельком, когда я общался с ними из гримерки. И, как видишь, в обморок не упали и нежелание знакомиться не выказали. Так что расслабься, малыш. Мы же не жениться собираемся. – широко улыбнувшись, убрал руку, чтобы подошедшая официантка могла поставить на стол заказанную Элем карбонару. К слову, девчонка кинула на них обоих немного удивленный взгляд, чем вызвала еще одну широкую улыбку на лице Миятору, адресованную уже ей.
- Десять дней. А потом я весь твой. Договорились. Обещаю, ты не разочаруешься. Пора тебе уже выбираться из своей скорлупы. Выходить из зоны комфорта, как говорят психологи. Вот этим и займемся. – подмигнув парню, Миятору поднес к губам чашку чая, отпивая.

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Ср, 4 Апр 2018 15:26:37)

+3

7

С Йокоямой было...иначе чем с другими. Все. Начиная от спокойствия и этого необъяснимого ощущения безопасности, и заканчивая тем, что ему очень часто не было никакой необходимости что-то объяснять. Он понимал Рейнса как-то интуитивно, и без лишних слов соображал, что именно Эль пытался донести до него в своей, иногда откровенно неуклюжей попытке выразить собственные эмоции.
В очередной раз стряхнув с сигареты пепел в стоящую на столе специально обученную вазочку, Эль усмехнулся, открыто и искренне.
- Нет, героем вечера решил стать приятель, а я просто составил ему компанию. Не забывай, что вакансия маньяка-потрошителя для меня всегда свободна! - на мгновение изобразил нарочито-серьезное выражение лица.
Но тут...понятливый Миятору внезапно решил опровергнуть слишком уж ванильное представление своего фронт-мена о себе-любимом, и запротестовал.
- Далось тебе это знакомство! - прошипел про себя Эль, впрочем, не озвучив эту мысль вслух.
- Мин - это вроде китайцы? При чем тут твоя чета самураев? И вообще одно дело пошастать на заднем плане твоего "домашнего видео" и совсем другое находиться в одной комнате дольше нескольких часов, общаться...Я кстати не знаю японского, ты в курсе? - развел руками, вопросительно приподняв бровь.
Конечно, он был в курсе. А еще в курсе того, что воспитанием его вокалист не отличался. Знанием особых манер - тем более. С другой стороны...возможно в этом и была сейчас его первая ошибка? Этаниэл задержался на мысли о том, что ничерта не знал о японской культуре и традициях в том числе. В то время, как для его друга, возможно, это было важно. По какому-нибудь там священному дзену от династии Мин.
- Черт, Мия, ну нахрена тебе это надо?! У вас типа есть поверье, что если не познакомишь предков с другом, будет импотенция до 5-го колена? Или что? - пробурчал Этаниэл себе под нос, делая пару глотков теплого, горьковатого из-за его крепости, кофе.
За прикосновением к руке последовал примирительный (или смирившийся?) вздох, хотя и определенно, не особенно довольный.
- Так может, тебе надо было на психологию, а не в музыку, а? - зыркнул на Миятору исподлобья, придвигая к себе блюдо и принимаясь уплетать макароны в приятном густом соусе.

Пара дней после разговора пролетела так же стремительно, как шмотки соседа Эля по этажу, когда его девица выперла оного из квартиры. Рейнс сочувственно присвистнул, спускаясь по лестнице и проходя мимо, покивал головой в знак приветствия, и из мужской солидарности заодно.
- А тебя куда в такую рань? - поинтересовался, вроде бы, работающий манекенщиком смазливый на физиономию качок - Обычно ты в это время возвращаешься, а не сваливаешь.
- Самолет... - максимально просто и коротко пояснил музыкант и, получив в ответ понимающий кивок головой, уверенным шагом покинул дом.
Парень был одет в темно-синие драные джинсы - едва ли у вокалиста имелась в гардеробе пара целых - черную футболку и легкую кожаную куртку; на физиономии красовались темные очки, за плечами висел вместительный рюкзак, который владелец нес на одной лямке. Полет предстоял неблизкий. Впрочем, летели парни бизнес-классом, так что, жаловаться не приходилось, да и вообще Рейнс был неприхотлив. Звездная болезнь на его несколько поломанную психику, по-видимому, не
устанавливалась: не те драйвера и недостаточно опций.
Миятору Эль встретил уже в здании аэропорта возле нужной им стойки регистрации. Откровенно говоря, он все еще считал идею в целом и все происходящее сейчас в частности несколько странным. Как-будто во сне и не с ним. Нет, безусловно, поездки как таковые едва ли были для Этаниэла вновинку. Но не такие. Здесь было что-то...что он пока  не научился определять и переваривать, и отношение к чему еще совсем не осознавал. Эта поездка была не по работе, не потому что надо, не ради какой-то конкретной цели. Она просто была. Потому что Мия захотел видеть его рядом с собой. До появления Йокоямы в его жизни дружбу Рейнс воспринимал как, скорее, взаимовыгодное сотрудничество... И вот теперь, за последние три года, многие из его понятий постепенно ломались, перестраивались и расширялись. Нельзя было назвать этот процесс гладким.
- Будешь просвещать меня в полете, что у вас там как работает - ага? Не хотелось бы застрять в обезъяннике в чужой стране: Колин с Риком на этот раз меня там и оставят. - усмехнулся Эль, закинув свой рюкзак на багажную полку и усаживаясь на свое место, только теперь снимая очки. Подбитая бровь за прошедшие два дня не сильно изменилась, разве что, теперь не было отека, и ссадина выглядела чуть менее заметно.

Отредактировано Ethaniel Rains (Пт, 6 Апр 2018 03:08:19)

+4

8

Подготовка к поездке не заняла много времени. Благо, визу оформлять не требовалось, можно было сорваться хоть завтра. Но пришлось потратить определенное время на составление маршрута и бронирование необходимых отелей. Да и JR-pass Элю приобрести. Конечно, наверное, стоило бы просто взять машину, но Миятору не улыбалось кататься за рулем за сотни километров, хотя он и любил дорогу. В данном случае гораздо проще и быстрее было добираться на поездах. Ну а если придется кататься по городу, всегда можно взять тачку на прокат.
В следующий раз с Элем они увиделись уже в аэропорту на стойке регистрации. И довольно скромный по объему рюкзак вокалиста, который составлял весь его багаж, заставил парня усмехнуться.
- И это все? Решил все необходимое купить на месте?
Впрочем, сам Миятору ограничился небольшим чемоданом, который планировал взять с собой в ручную кладь. Впрочем, необходимое они действительно купят на месте. Мия даже запланировал небольшой шопинг – протащит Эля по местным магазинчикам, где можно было найти интересные вещи. Вполне в духе его вокалиста.
- Если будешь хорошим мальчиком, так и быть, отмажу тебя от обезьянника. Да и у нас есть личный юрист, если что. – ухмыльнулся, но все же перестроился на более серьезный разговор. – На самом деле, хоть Японию в каком-то смысле и можно назвать другой планетой, правила приличие и законы там почти такие же, как… в Штатах. – запнулся на секунду, чуть не сказав «у нас». Вроде бы три года и небольшой срок, но он настолько привык к Америке, что в какой-то степени стал считать ее своим домом. С другой стороны – Миятору всегда придерживался мнения «дом там, где тебе хорошо.» И не важно было – страна эта, или друг, рядом с которым комфортно. – Я скачал пару роликов по этикету всякой подобной фигне. Покажу во время полета. Они на японском, но там не нужно знание языка, чтобы понять. Но в любом случае – буду переводить. В остальном же – просто повторяй за мной. – попустив мальчишку к окну, устроился в кресле рядом, закинув чемодан на багажную полку, и чуть поерзал, устраиваясь поудобнее. – И перестань трястись перед моими предками. – вспомнил то, насколько неохотно Эль согласился на эту «авантюру». – Это просто ужин. Ну может – два. Тебе не нужно производить на них впечатление, ок? – улыбнулся парню. – Но если так уж хочется, заедем по дороге в цветочный магазин. Мама любит цветы.
Другие пассажиры продолжали загружаться в самолет. На это ушло еще около получаса, когда их попросили пристегнуть ремни и прочая и прочая, чтобы обычно просят сделать перед взлетом. А еще минут через пятнадцать они были уже в воздухе.
Полет прошел, как обычно. Они успели посмотреть закаченные Миятору ролики, в процессе просмотра которых парень сначала выслушал парочку довольно ехидных комментариев, а потом откровенно веселился над слегка прифигевшим вокалистом, когда тот осознал все тонкости японского этикета. Пришлось снова в слегка шутливой форме успокоить пацана на тему предстоящего ужина. В какой-то момент Миятору растолкал задремавшего вокалиста, кивнув ему в иллюминатор на вершину горы Фудзи, что можно было сейчас увидеть над облаками. Зрелище, к слову. Было довольно завораживающее. По крайней мере для Мии. А вот Эль, похоже, не проникся. Но парень запланировал поездку и на гору, так что был уверен, что любимая всеми японцами гора покорит и холодное сердце его вокалиста.
По прилету пришлось потратить некоторое время, чтобы оформить JR-pass, позволяющий бесплатно перемещаться, как по Токио, так и практически по всей стране. После чего, дождавшись нужного поезда, парни до ехали до дома Миятору, где оставили багаж и вернулись в Токио. На первый день Мия запланировал только посещение Tokyo Sky Tree. Рейс приземлялся уже после обеда, так что времени было не так уж и много. Как раз хватило, чтобы подняться на башню и познакомить Рейнса с городом с высоты птичьего полета. По дороге домой, как и планировали, завернули в цветочную лавку. Где улыбчивая и услужливая девушка собрала Элю подобающий случаю букет. Правда, Миятору тут сделал вокалисту небольшую подлянку, заставив его самого разбираться с флористом на ее ломанном английском и языке жестов. На все вопросы со стороны парня, а в особенности на взгляды, что обещали скорую и болезненную смерть, Миятору лишь улыбался и пожимал плечами. Но в конечном итоге Эль все же стал счастливым обладателем большого, красивого и довольно недешевого букета. Но если быть совсем честным, Мий это сделал в большей степени, чтобы отвлечь Эля. Ибо заметил, хотя, возможно ему просто показалось, что по мере приближения к его дому вокалист все больше напрягается.
- Спокойно, малыш. Я же говорил, они не кусаются. – чуть улыбнувшись, подмигнул Элю, когда они были на пороге, и распахнул дверь, заходя в «прихожую». – Tadaima*, - крикнув вглубь дома, все с той же мягкой улыбкой повернулся к Элю. – Пока что просто молчи. – дал быстрый комментарий, ибо не углублялся в особенности японских приветствий. – Разувайся. Обувь оставь здесь, носками к двери. – так же быстро и так же тихо, чтобы слышал только Эль, дал очередное указание, и разулся сам. – Надеюсь, ты не надел рваные носки?
Не смог удержаться от подкола, а потом отвлекся на вышедшую их встречать женщину.
- Миятору! С возвращением! – моложавая, подтянутая, одетая в черные брюки и легкий светлый джемпер, она вышла в коридор, тут же заключая блудного сына в объятия.
Сам Миятору тоже не стал сдерживаться, обнимая мать, прижимая ее к себе и по детской привычке зарываясь носом в ее волосы. Все же, он ужасно соскучился не смотря на то, что всегда стремился вырваться из-под родительской опеки.
- Мам, познакомься, это Эль. – отлипнув от матери, перешел на английский, кивнув ей на мнущегося у дверей вокалиста. К счастью, в его семье английский знали и мать, и отец, что существенно упрощало дальнейшее общение. – Эль, это Йокояма Сайюри, моя мама и самая страшная женщина на свете. Но если ты оценишь ее кулинарные способности, она, возможно, тебя и пощадит.
Улыбка на лице женщины, казалось, стала только шире, когда она повернулась к тому самому парню, которого так часто видела мельком, когда общалась с сыном по скайпу. Она давно хотела познакомиться с тем, с кем ее сын проводит все свое время. И о ком так часто упоминает, когда разговаривает со своими родителями. И очень обрадовалась, когда Миятору вдруг сказал, что они, наконец-то, приедут вместе. Правда, радость была не долгой – оказалось, что приедут они всего на пару дней.
- Миятору! Ну что ты несешь! - тем не менее, не смогла сдержать тихого смеха на выходку собственного сына. - Эль! – продолжая улыбаться, Сайюри шагнула навстречу парню, протягивая ему руку. Обняла бы, если бы не нормы приличия. Но пока что приходилось держать дистанцию – Рада с вами наконец-то познакомиться. И не стойте в дверях, проходите. Наоторо - мой супруг и отец этого оболтуса… - мягкая улыбка и быстрый взгляд в сторону Мии, - немного задерживается. Так что я должна перед вами извиниться, с ужином придется подождать. Но я готова предложить вам закуски. Проходите же. Мия, не стой столбом, проводи мальчика в гостиную. – это уже адресовала непутевому сыну, который даже не пытался быть радушным хозяином, и снова улыбнулась Элю. – Проходите-проходите. С вашего позволения, я покину вас на пару минут. Миятору! – чуть повысила голос, - Проводи своего друга и помоги мне на кухне.

-------
*Tadaima (яп.) - Я дома (буквально). Традиционное японское приветствие, используемое при возвращении домой (ве зависимости от длительности отсутствия).

Йокояма Наоторо - отец Мии, 50 лет

https://pp.userapi.com/c846017/v846017511/20ad9/x8oJedqvoFg.jpg

Йокояма Сайюри - мать Мии, 45 лет

https://pp.userapi.com/c846017/v846017511/20ae0/0eKryyCCBiE.jpg

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Ср, 11 Апр 2018 02:21:58)

+3

9

Этаниэл начал нервничать еще по пути сюда. Нет, не в самолете до Токио - там все было вполне спокойно и, учитывая бизнес-класс, очень удобно, и Рейнс только ограничился молчаливым прифигевшим взглядом при просмотре предложенных ритмистом видео, после чего констатировал: "Без обид, но вы больные. Я просто буду повторять за тобой."
В целом довольно длительный перелет парни провели за обсуждением новых композиций и просмотром какого-то тупого боевика, для фона в большей степени. К долгим перелетам музыкантам было не привыкать. А вот ситуация, когда они с Йокоямой могли обсудить что-то только вдвоем, без постоянно влезающих с советами и спорами остальных участников коллектива, была редкостью. И Этаниэлу искренне нравились такие моменты, как и то, что сейчас он мог воспринимать реальность как есть, без ярких, но нереальных красок, которые дарил гуляющий по крови наркотик. Вдвойне иронично было то, что, если бы не Мияору, то до конкретно этого он мог просто не дожить. Едва заметно тепло улыбнувшись одним только уголками губ этой мысли, Эль допил шампанское из бокала, разломав печеньку с предсказанием и слегка нахмурился.
- "Осторожность не повредит" - огласил Рейнс вердикт, поднимая взгляд на Миятору - По ходу, я точно не понравлюсь твоим предкам! - усмехнулся, отправив бумажку к остальному мусору на тарелке, с которой недавно был съеден довольно вкусный рис с чем-то рыбным.
Нечто торчащее из облаков, и, если верить разбудившему его Миятору, называющееся "Фудзи" Этаниэля не сильно вдохновило. Гора как гора. Но, вероятно, для японцев она что-то имела особое значение и гордость, так что Рейнс просто ограничился коротким определением "прикольно".
Паспортный контроль в аэропорту занял не слишком много времени, не смотря на то, что требовались отпечатки пальцев, да и народа было не мало...но вот потом пришлось поторчать какое-то время в ожидании нужного "Шинкансена", как называл Мий местные поезда. Дом его ритмиста оказался за пределами Токио, но Рейнс был совсем не против поездки. Атмосфера страны ему нравилась. Много людей, много вывесок, ярких мигающих огней - везде кипела жизнь, и не покидало ощущение того, что ты находишься в центре событий какой-то отдельно стоящей закрытой планеты. Прикольно, один словом. Пока они торчали на платформе, к Миятору подскочила группа девчонок, защебетав что-то на своем языке. Как оказалось, восторженная тусовка хотела автографов и фото. В своих коротких преимущественно клетчатых или с оборками юбках они напоминали неформальных школьниц, только что выпрыгнувших из какого-нибудь аниме. Японский Эль раньше слышал, но только когда Мия болтал с предками по скайпу, но в это время вокалист обычно старался не отсвечивать, по-быстрому взяв, что ему было надо, или просто удалившись из кадра в другой угол комнаты. Голос матери своего ритмиста Эль находил приятным и успокаивающим. С другой стороны, наверное, таким он и должен быть, учитывая, что мать априори любит сына. Во всяком случае, примерно такое примитивное понятие было у Рейнса на этот счет, и оно вполне его устраивало. Однако, почему-то сейчас чем больше он представлял себе встречу с довольно строгой, судя по рассказам Мии, четой Йокояма, тем сильнее начинал дергаться. И какого черта Мия решил потащить его к себе? Посидел бы пару дней один в отеле, не помер. Отец и так нередко приседал на мозг ритмисту касательно выбранной профессии, а познакомившись с его "окружением" это отношение могло и вовсе перерасти в конфликт. Эль умел все портить.
- А ты популярен на родине! - не без язвительности усмехнулся Эль, добровольно вступив в роли фотографа и поржав заодно над увешанными кучей брелков телефонами юных "Садако". К Этаниэлу с просьбой о фото никто не полез, видимо, будучи наслышаны о характере вокалиста и его горячей "любви" к фото с фэнами, а вот автографы взяли охотно.
Курить захотелось еще в шинкансене, по пути от станции до дома, фронт-мен убил сигареты три, внешне, впрочем, сохраняя полное спокойствие. На его счастье родителей Мии еще не было дома и они просто оставили вещи, свалив на культурную программу.
С высоты 400м город Токио выглядел как один большой дышащий организм, плотно застроенный, цветастый и...красивый. Определенно, Этаниэлу здесь нравилось. Особенно нравился этот уникальный гармоничный контраст: завернув за угол высоченного современного небоскреба, ты вдруг утыкался в парк, усаженный сакурой, с прудом, в котором кишели карпы Кои и возвышались очаровательные домики в синтоистском стиле... А еще возле Sky Tree был уютный ресторан, в котором парни с удовольствием пропустили по паре пива. Пиво было вкусным.
Йокояма предложил заехать за цветами, и Этаниэл по понятным причинам не стал спорить, только бросая на своего карманного самурая испепеляющие взгляды из-под спадающих на глаза длинных прядей волос, когда тот явно решил поиздеваться, самоустранившись от выбора букета. Флорист на английском говорила откровенно хреново, но искренне старалась помочь, вежливо улыбаясь. В конечном итоге Эль стал обладателем действительно красивого букета в пастельных тонах. Поблагодарив девушку и вовремя поймав себя на мысли, что он собирался оставить чаевые, все же вспомнил предостережение Мии, забрав сдачу. Дебильная традиция. Он и правда искренне хотел как-то отблагодарить девчонку за помощь.
Чем ближе они подбирались к дому, тем более колючим становился взгляд Этаниэла, кое-как управляющегося с охапкой цветов в руках и сигаретой одновременно. Увы, вечно откладываться момент возвращения в родительский дом Мии не мог, и уже меньше, чем через пару часов ритм-гитарист открывал двери отчего дома, пропуская своего друга следом.
Первым, что заметил Рейнс, попав в эту прихожую во второй раз за день, был запах готовящегося ужина. Приятный, какой-то, если так можно было выразиться, теплый и нереально вкусный. Конечно, в ресторанах тоже вкусно пахло, но сейчас он был другим, отдавал каким-то...уютом что ли, которого в общественных местах никогда не ощущалось.
- Очень вовремя, Мий! А если бы надел?! - огрызнулся на ритмиста Эль, снимая тяжелые грубые ботинки на тракторной подошве и разворачивая их носками к выходу, как сказал Йокояма. В компании кроссовок, дамских туфель и классических мужских ботинок выглядели его гринды довольно странно.
Из глубины дома раздался голос. Знакомый, тот самый, что он раньше слышал по скайпу, но более приятно звучащий без электронного искажения. Следом появилась и сама мать Мии. По виду было невозможно определить ее возраст, но выглядела женщина молодо, опрятно и излучала собой что-то...чему Эль затруднялся дать определение. Это было похоже на то, какая энергетика обычно исходила от их поклонниц, но не дикая, восторженная, а...какая-то другая.
Пока они обнимались с Миятору, Эль просто стоял в стороне, переминаясь с ноги на ногу с цветочным веником в руках и чувствуя себя ужасно неуютно. Если не сказать, дебильно.
- Добрый вечер. - выдавил из себя Эль, когда их, наконец, представили, наверное, едва ли сейчас походя на уверенного громкоголосого парня, которого японка могла видеть на заднем фоне гримерной, болтая со своим отпрыском по скайпу.
В шутку со стороны ритмиста въехал не сразу, посмотрев на парня несколько удивленно, вместо того, чтобы улыбнуться.
- Просто Эль, ладно? - несколько неловко попросил юноша, чуть качнув головой и аккуратно пожав протянутую руку. Не то, чтобы Рейнс сильно разбирался в японских выражениях вежливости, но конкретно про это Мия ему говорил, и в его понимании подобная "уважуха" была уж точно не по адресу. Опомнившись, протянул женщине букет.
- Это...Вам. - едва заметный вопросительный взгляд, брошенный на Миятору, довольно явно ищущий одобрения.
скинув на вешалку легкую кожаную куртку, Этаниэл прошел в гостиную с любопытством осматриваясь. Интерьер был ваолне обыденным. Большой стол почти посерелине комнаты, диван, комод. Во всяком случае, это совсем не было похоже на то, что выдавал гугл при запросе «японский дом». Мебель была дорогой - хватало одного невооруженного взгляда, чтобы это понять, а Рейнс за время своего пребывания в банде и того, пока он обчищал квартиры, научился разбираться в этом очень и очень хорошо.

Отредактировано Ethaniel Rains (Чт, 12 Апр 2018 15:36:12)

+4

10

- Arigatou. – Сайюри невольно перешла на японский, но тут же исправилась, когда в ее руках оказался букет. – Спасибо. Они прекрасны. – широко улыбнувшись Элю, мягко погладила его по плечу, отмечая его несколько испуганный взгляд. – И что бы тебе не рассказывал мой великовозрастный оболтус, это все не правда. Чувствуй себя, как дома, хорошо?
Миятору видел, что Эль откровенно боится встречи с его родителями. И прекрасно понимал – почему. Хотя и считал, что причин для этого нет. Но чужая душа на то и чужая, что даже с фонариком в ней не разобраться. Но сейчас парень просто не узнавал своего вокалиста в неуверенном и каком-то зашуганном парне. И, да – он даже представить себе не мог, что Эль волнуется настолько сильно. Поэтому на вопросительный взгляд мягко улыбнулся, едва заметно кивнув. Да, Японию можно было действительно назвать другой планетой со своими законами, культурой, правилами приличия и хорошего тона. Но вот родители Миятору были вполне себе европеизированными, чтобы принять чужую культуру и не падать в обморок от того, насколько она может различаться с их собственной. Поэтому вряд ли бы их возмутили неправильно поставленные ботинки или неверно протянутый букет. По большей части все подсказки парень давал Элю для его личного успокоения, нежели из опасения, что мальчишка сделает что-то неправильно.
- У тебя хорошо получается, - шепнул парню по дороге в гостиную, закидывая руку ему на плечо и мягко ориентируя в довольно большом доме. – Не скучай. Я быстро, только помогу маме.
Подмигнув парню, скрылся в коридоре, перебираясь на кухню, где его мать уже раскладывала на тарелке маленькие канапе, приготовленные на перекус. Садиться за стол без хозяина дома – моветон в любой из стран. А оставить детей голодными из-за того, что у мужа на работе снова случился аврал, Сайюри просто не могла.
- Чем ты так запугал парня? – увидев входящего в двери сына, подняла на него немного хмурый взгляд. – Он как будто меня боится. Да и вообще, кажется, что готов выпрыгнуть в окно и бежать без оглядки, если бы приличия позволяли.
От внимательного взгляда не укрылось то, как неуверенно и неуютно себя чувствует друг ее сына. Только вот понять причин Сайюри не могла, как не старалась.
- Он просто волнуется, мам. Я потом тебе объясню, ладно? Чем тебе помочь? – улыбнувшись матери, Миятору послушно занялся открыванием бутылке сливового вина, разливая его по бокалам, и направился вслед за матерью в гостиную, прихватив бокалы и бутылку с собой.
Отца пришлось ждать около часа, возможно, чуть меньше. И это ожидание внезапно позволило извлечь свои плюсы из ситуации – Эль, наконец-то, расслабился. И, несомненно, это была заслуга его, Миятору, матери. Все то время, пока глава семейства заканчивал с работой, женщина развлекала их с Элем разговорами. И настолько живо и искренне интересовалась деятельностью их группы, что, кажется, сумела расположить к себе вокалиста, что позволило ему вздохнуть свободнее. Сначала поинтересовалась прошедшим концертом, потом – планами на будущее. И, Миятору был в этом уверен на все двести процентов, не из вежливости, а потому что ей действительно было это интересно. Да и он сам бывал дома слишком редко, чтобы удовлетворить материнское любопытство. А коротких бесед по скайпу явно было не достаточно. Оказалось – слишком недостаточно. Когда его мать, удовлетворив свое любопытство, выразила желание побывать на концерте, посетовав на то, что «этот балбес, мой сын, даже не догадывается меня пригласить», Миятору искренне офигел. Впрочем, пообещать сделать это в ближайшее время  не удалось – Эль успел раньше. Разумеется, немного мешал языковой барьер – в отсутствии практики Сайюри успела подзабыть английский. Но все же Миятору пришлось не так уж часто вступать с помощью в переводе, когда мать не могла найти слов. А в какой-то момент парню показалось, что о музыке и группе Эль может понимать и говорить, в общем-то, на любом языке. За время разговора вспомнились и первые шаги самого Мии в направлении гитары. И, на стыд парня, был извлечен на свет фотоальбом. Так что к моменту прихода домой главы семейства, его жена вместе с Элем уютненько устроились на диване, разглядывая фото, а Миятору оставалось только шутливо огрызаться на подначки вокалиста, когда его мать рассказывала очередную забавную история из детства и юности, подкрепляя рассказ фотографией.
Казалось, между его родителями была какая-то особая связь. По крайней мере, мать встрепенулась и покинула гостиную, чтобы встретить мужа чуть раньше, чем в доме раздалось его привычное «Tadaima». Миятору с Элем тоже вышли в прихожую, как раз в тот момент, когда Сайюри принимала у супруга пальто, чтобы пристроить его в шкафу.
- Миятору. – заметив сына, уже успевший снять обувь мужчина протянул ему руку. – Наконец-то ты решил почтить нас своим присутствием. Еще пара лет, и мы забудем, как ты выглядишь. – Эля, впрочем, Наоторо заметил еще раньше. Потому сразу же перешел на английский, сочтя, что не вежливо при госте разговаривать на том языке, которого он, разумеется, не понимает.
- А ты, должно быть, Эль. – переведя взгляд на парня, адресовал ему вежливую улыбку, так же протягивая руку для рукопожатия. – Рад, наконец-то, познакомиться с тем, кто сбивает нашего сына с пути истинного. – чуть усмехнулся, но вполне по-доброму. В общем-то, на самом деле этой фразой шутил. Да, он действительно считал, что сын занимается не тем, чем стоило бы, но винить в этом Эля даже не думал. Прекрасно сознавая, что у Миятору есть собственная голова на плечах. И такая, что он сам кого угодно куда угодно собьет.
- Дорогой… - хоть Сайюри и поняла, что ее супруг шутит, прозвучало вполне себе укоризненно. – Эль, не слушайте его. Мой супруг вечно всем недоволен, когда только вернется с работы. – а вот мать Мии адресовала Элю мягкую и искреннюю улыбку, секундой позже вновь переключаясь на мужа и переходя на японский. – [Прекрати цепляться к мальчикам. Я и так была вынуждена держать их голодными, пока ты улаживал проблемы. И хватит ворчать.] – возможно, было не очень корректно говорить на японском при Эле, но не могла же она отчитать супруга при госте. – Проходите в столовую. У меня почти все готово. – это уже говорила на английском, первая направившись в вышеназванном направлении, чтобы выставить на стол уже приготовленные блюда.
Пока остальные устраивались за столом, Сайюри выставляла на него закуски и другие блюда. В сегодняшним меню были неизменный мисо-суп,  салат из маринованного осьминога, креветки и кольца кальмара в темпуре и угорь с рисом. Все это было дополнено небольшими пиалами с разнообразными по своей остроте и ингредиентам соусами и только что подогретым сакэ.
Ужин прошел в несколько более напряженной атмосфере, хотя разговоры крутились вокруг прошедшего тура и того, что ребята собираются делать в Японии. И только когда ужин был съеден, а Сайюри удалилась, чтобы закончить приготовление десерта, отец Мии впервые перешел на японский при госте. Разумеется, Наоторо прекрасно понимал, что это не та тема, которую стоит поднимать за столом и в присутствии посторонних. Но слишком уж, выражаясь на современном сленге – в кассу, пришелся этот разговор. Потому мужчина не смог себе в нем отказать. Но все же, не желая посвящать гостя в их семейные разногласия, перешел на родной язык.
Миятору же разговоры о том, когда же он, наконец одумается и примет предложение отца, откровенно наскучили. Потому очередной из них не вызвал ничего кроме раздраженного вздоха, закатывания глаз и коротко сказано Элю на английском:
- Не обращай внимания. Отец оседлал любимую лошадку. Дай ему минут десять. – и немного кривую улыбку. Кривую из-за того, что Элю приходится быть свидетелем разговора, который, пожалуй, уже просто вошел в традицию.

+3

11

Ждать, пока они оба вернутся в гостиную пришлось недолго. Этаниэл успел рассмотреть интерьер, обратив внимание на пару шикарных ваз, которые точно были бы вынесены первыми, обноси он эту квартиру несколько лет назад, выдержанность цвета, идеальную чистоту. Затем просто завис в телефоне, листая какой-то паблик и читая комменты фанатов, делящихся впечатлениями о прошедшем туре коллектива.
Сайюри Йокояма олицетворяла собой...все то, о чем любили потрындеть перед сном младшие воспитанники в исправительном центре, где Эль провел свою юность. Старшие ребята, вроде него самого обычно только грубо подкалывали и насмехались над мелюзгой, никогда не подавая вида, что их хоть сколько-нибудь интересовала возможность попасть в семью. Уже нет. Слишком многое было пройдено и слишком многие детские надежды пущены коту в известном направлении, чтобы верить в дурацкие сказки. Но сейчас Этаниэл к своему удивлению наблюдал одну из таких. Было странное ощущение. Выходит, они существуют - предки, которые искренне заботятся о тебе и готовят ужин, не смотря на то, сколько тебе лет. Забавно. Сам Эль никогда особо не задумывался о том, почему его мать вместо того, чтобы готовить ему ужин, предпочла бросить отпрыска. Так или иначе, вероятно, на то у нее были свои причины, и Рейнс не собирался ее в этом обвинять. Он ничего не знал ни о ней, ни ее саму. Просто, он появился невовремя - так бывает. У Мии было иначе, и Эль был искренне за него рад.
Спокойствие, терпение и манеру разговора ритмист явно унаследовал от матери. Схожесть четко прослеживалась в жестах, в тембре. Иногда в улыбке.
Удивительным образом, но эта сдержанная, но при этом такая открытая женщина умудрилась расположить к себе буквально в считанные минуты, даже не смотря на языковой барьер. Просто в какой-то момент за разговорами, вкуснейшими канапе и сливовым вином, больше, правда, напоминающим ему сок, Эль сам не заметил, как расслабился, и уже не задумывался о каждом своем жесте или слове, опасаясь сделать что-нибудь не так.
А внезапно озвученное миссис Йокояма желание посетить как-нибудь их шоу и вовсе заставило Рейнса искренне оживиться. Он и подумать не мог, что Ми просто не приглашал своих предков на их концерты, считая, что чопорная японская чета наврядли в восторге от их стиля. Предки Алекса появлялись на их шоу довольно часто, да и Тони тоже. У БиДжея их не было, как и у Рейнса, а вот Миятору, получается, просто зажлобил проходки. Последней фразой Эль не примянул тут же подколоть своего коллегу по группе.
Фотки его ритмиста десятилетней выдержки и вовсе произвели фурор. Над некоторыми Эль почти откровенно ржал в голос, но, конечно, по-доброму. Будь у него самого детские фотографии, парень был уверен, что реакция Мии была бы такой же.
Когда женщина внезапно мягко извинилась и направилась в сторону прихожей, брюнет вопросительно посмотрел на Миятору - впрочем, уже через несколько секунд звук открывающейся двери возвестил о появлении главы семейства,и оба парня направились в прихожую вслед за хозяйкой дома.
Отец Йокоямы оказался довольно высоким для японца, подтянутым и моложавым мужчиной, довольно, как показалось Элю, строгого вида. Сына он приветствовал совсем иначе, чем мать. Сразу перешел на английский, причем, достаточно чистый и уверенный, а вот приветствие...скорее походило на встречу давних коллег или приятелей, нежели родственников. Хотя, возможно, у Рейнса все же были слишком идеалистические представления о семейных отношениях как таковых.
- Добрый вечер. - коротко отозвался Рейнс на приветствие, ответив на достаточно сильное рукопожатие японца и невольно удивленно приподняв бровь, когда тот упомянул про дурное влияние на его сына, впрочем, сдержанно улыбнувшись, как только стало ясно, что это была лишь шутка. Или же вовремя обращенное в шутку высказывание Во всяком случае, он понятия не имел, что миссис Йокояма сообщила своему супругу хоть и мягким, но несколько укоризненным тоном.
Об отце Мии Этаниэл был наслышан за те годы, которые они с ритмистом знали друг друга. И впечатление сложилось несколько спорное: с одной стороны, Мия искренне восторгался своим отцом, в чем-то, возможно, даже хотел на него быть похожим, с другой...с такой же частотой Эль слышал от друга и о том, как любимый родитель выносит мозг на тему видения будущего своего сына. И видение это не предполагало музыку ни в одном из аспектов. Зачастую по рассказам и вовсе создавалось впечатление, что их диалоги на тему больше напоминали собой разговор слепого с глухим. А еще Эль видел, что Миятору переживал. Даже, когда не показывал своих эмоций, но, находясь с ним постоянно рядом, даже чаще, чем с остальными парнями из группы, Рейнс невольно отмечал и некоторое раздражение, и какую-то обреченную усталость ритмиста, нередко появляющуюся именно после разговоров с Йокояма-старшим.
Этаниэл наблюдал за тем, как на столе появляются блюда местной традиционной кухни с почти не скрываемым восторгом. Они были одновременно и похожи на то, что можно было наблюдать в японских ресторанах в Штатах, и при этом...совершенно отличались. Вкус и вовсе был непередаваемым. Сакэ, впрочем, не сильно впечатлило, напоминая больше подогретый компот, что по вкусу, что по крепости, но пить из миниатюрных чашек было непривычно и прикольно, поэтому процесс Рейнсу искренне понравился. А вот разговоров за ужином стало меньше. Миссис Йокояма больше молчала, негласно давая слово своему мужу и не встречая, когда тот говорил. Отец Миятору оставался достаточно сдержан в общении, и по его манере говорить было крайне сложно определить, когда он шутил, или был серьезен, или и вовсе выражал недовольство. А когда мужчина перешел на родной язык, стоило только жене покинуть комнату, и вовсе стало как-то не по себе.
Ритмист при этом вздохнул, устало и как-то обреченно. Впрочем, последовавшее через несколько секунд объяснение расставило все на свои места. Этаниэл невольно помрачнел, понимая, что Мию ожидает очередная головомойка. И, вероятно даже, не последняя...
Эль слушал этот диалог, напряжение от которого при всем спокойном тоне, как сейчас казалось, могло запросто запитать не только этот дом целиком, но и пару кварталов в придачу, невольно хмурясь и смотря на главу семейства исподлобья все более неодобрительным взглядом.
- Давно хотел спросить - внезапно произнес Этаниэл, прерывая разговор и обращая на себя внимание присутствующих - А...какой у Миятору был любимый предмет в начальной школе? - серые глаза пристально следили за Йокояма-старшим, сверля его в повисшей в комнате паузе - Вроде ему давалась история, а...какой нравился? Не знаете? Выходит, мы оба не знаем... - несколько нервно и отчасти грустно усмехнулся, в то время как только очень хорошо знающий Рейнса человек мог расслышать едва уловимые нотки сарказма - А вот мама, думаю, помнит... - бросил быстрый взгляд в сторону кухни, куда несколько минут назад удалилась утонченная солидная японка, снова переключая свое внимание ее мужа.
- А какое у него любимое блюдо? - снова недолгая пауза - Во сколько лет он впервые поцеловался с девчонкой? Как называлась книга, которую он зачитал до дыр на первом курсе? Какую строчку среди 100 лучших молодых гитаристов он занимает по версии Shoxx? Shoxx - это же, вроде, японский журнал...? - взгляд Эля по-прежнему был зафиксирован на отце Йокояма, смотря не с гневом, но с характерным для него вызовом и, отчасти, непониманием.
- Шестнадцатую. И это охренительный результат, которым реально можно гордиться. - сам же ответил на заданный вопрос Рейнс и вздохнул, понимая, что, скорее всего, сейчас просто вызверит мужчину, но остановиться уже не мог - настолько выбесило это отношение и безосновательные укоры в адрес друга.
- Мистер Йокояма, я понятия не имею ни о юриспруденции, ни о семейных отношениях, и, держу пари, как вы сейчас думаете, о манерах приличия - Вы правы. - небрежно пожал плечами в подтверждение собственных слов - Но я точно знаю, что Мия очень уважает и любит своего отца. Даже если ваши взгляды и приоритеты сильно различаются. Так может пора перестать относиться к нему как к зарубке на шкале собственных достижений и вспомнить, что он ваш сын? - последняя фраза была сказана чуть тише и злее, чем все предыдущее до нее.
Отведя взгляд от главы семейства, Эль только сейчас посмотрел на Миятору, несколько виновато, понимая, что сейчас скорее всего он сам будет выгнан взашей из чужого дома, а Мию будет ждать долгий разбор полетов из-за его дерзкого поведения. И из-за того, что он просто не сдержал эмоций. Впрочем, как и всегда.

+3

12

Этот разговор о его будущем стал уже традицией. Первое время Миятору действительно бесился и расстраивался. Потому, что отец его не понимал. И не хотел понять. Но однажды, в пылу ссоры, которые были довольно частыми в их семье до определенного момента, выяснилось, что Наоторо не так уж не понимает собственного сына. Скорее – беспокоится. Ну и все же тешит себя надеждой, что семейный бизнес унаследует кто-то из семьи, а не чужой дядя. С этого момента изменилось многое. И если набившая оскомину тема продолжала всплывать в разговорах с завидной регулярностью, это больше не обижало и не расстраивало. Скорее просто раздражало. В конце-концов, сколько можно об одном и том же?!
Но, видимо, где-то что-то Мия своему вокалисту не дорассказал. Или умолчал. Не специально, разумеется, а ввиду природной глупости. Как говориться – десять слов подумал, два сказал. Иначе почему вдруг Эль встал сейчас на его защиту? Тем самым буквально заставив уронить челюсть на стол. Миятору был настолько ошарашен реакцией Эля, что даже не смог вовремя успокоить парня.
- Эль, это не то… - но договорить не успел, перебитый отцом.
- А вы довольно смелый молодой человек, Этаниэл. – мужчина чуть усмехнулся на прочитанную ему отповедь. – Возможно, окажитесь еще смелее и не откажетесь обсудить эти вопросы со мной наедине?
Подначивал, да. Испытывал. И, конечно же, не только для японца, для любого человека подобное было неслыханной дерзостью, наглостью и верхом неприличия – не только влезть в чужой разговор, но еще и с претензией. Только вот Наоторо действительно оценил смелость мальчишки. А еще его искренность и… заботу о его сыне. Владел бы собой меньше, не сдержал бы улыбку. Но профессия наложила отпечаток на умение держать лицо. Потому, на нем не отразилось ничего кроме насмешливой ухмылки, когда мужчина поднялся из-за стола и сделал приглашающий жест вглубь дома.
- Прошу.
Но все же, когда Эль повернулся к нему спиной, мужчина не смог удержаться от легкой улыбке, адресованной сыну.
Миятору же в ответ лишь беззвучно рассмеялся и покачал головой. Наверное, стоило броситься спасать своего друга. У Эля явно создалось совершенно неправильное впечатление о его отце. Только вот парню почему-то показалось, что этот разговор тет-а-тет сможет все расставить по своим местам. Потому он только ободряюще улыбнулся оглянувшемуся на него вокалисту и пожал плечами. А когда отец с Элем скрылись в глубине дома, поднялся с места и направился на кухню. Помогать матери.
Далеко уводить мальчишку Наоторо не стал. Только до кабинета, расположенного на первом этаже рядом с гостиной. Открыл дверь, пропуская пацана первым, зашел вслед за ним и указал взглядом на одно из кресел, расположенных в комнате.
- Располагайся.
Сам в это время прошел к бару, открывая его и посмотрев на парня.
- Выпьешь что-нибудь? Виски, вино, сакэ? – честно говоря, ожидал, что тот согласиться. Потому удивился в первую секунду, но лишь пожал плечами на отказ, поставив на небольшой журнальный столик, стоящий между креслами, бутылку с минеральной водой. Себе же налил виски и занял кресло напротив.
- Английский. Его любимый предмет. Ты же обратил внимание, что он говорит без акцента? У сына вообще способность к языкам. - чуть усмехнулся. -  А вот физику Миятору ненавидел. И никогда не понимал. Впрочем, это у нас семейное. Единственное, что я помню из школьного курса, это то, что Ньютону на голову упало яблоко и он открыл закон всемирного тяготения. – откинувшись на спинку кресла и пригубив янтарный напиток, Наоторо чуть усмехнулся, разглядывая сидящего напротив мальчишку. – Три года, пять месяцев и пятнадцать дней. Назад. Мой сын узнал о том, что его заявка на обучение по обмену в Штатах была удовлетворена. Четыре тура Миятору откатал, когда присоединился к твоей группе. И отыграл около ста шестидесяти девяти концертов. Я следил за отзывами о каждом. – все это было сказано без намека на улыбку, хотя очень хотелось. – Я ценю твою смелость, Эль. Хотя не скрою, тот факт, что ты понятия не имеешь о манерах и приличиях, меня удручает. Как и твоя непоколебимая уверенность в том, что ты знаешь всю подноготную моих мыслей, моего мнения и моих отношений с сыном. Но… - сделал паузу, вновь отпивая виски и не сводя с Эля взгляда. – Это не то, о чем я хотел с тобой поговорить. На кого ты учишься?
Вопрос был задан, что называется, с неба. Но, пожалуй, это было именно то, что интересовало Наоторо в данную конкретную минуту.

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Ср, 18 Апр 2018 22:42:29)

+3

13

ООС: Фору плохо - здесь был дубликат поста. Удалите, пожалуйста: нет тех.возможности сделать это самостоятельно.

Отредактировано Ethaniel Rains (Чт, 19 Апр 2018 00:43:57)

0

14

Этаниэль ждал чего угодно. В ответ на свою дерзость он был готов получить крики, ругань, или, напротив, даже молчаливый уверенный хват за шкиряк и пинок под задницу в дверь, как прокудный щенок. Будь он сейчас в своем прежнем "доме", и парень с точностью знал, что был бы избит и отпинат ногами, а потом отрабатывал бы сверхурочку за простой. Но это был не его дом, не его "отец", и откровенно говоря Рейнс не имел ни малейшего представления, чего от него ожидать. Это напрягало.
К удивлению брюнета глава семейства Йокояма не только не повысил голос ни на йоту, но говорил так же спокойно, как и до того, разве что, висящее в воздухе напряжение, похоже, все-таки дало трещину, понемногу разрастающуюся и, по логике, готовую вот-вот разверзнуться. Этаниэл посмотрел на мужчину исподлобья, на Миятору - несколько виновато, и молча поднялся с места, удаляясь вслед за отцом Мии в указанном им направлении. Ободряющая улыбка со стороны друга в сложившейся ситуации выглядела более чем неуместно и странно. По всей вероятности, глава семейства просто предпочел не выяснять отношения на глазах сына и в любой момент готовой вернуться с кухни жены. Или же, у него просто были другие методы?...
Рейнс прошел в кабинет, тоже со вкусом обставленный. Строгий минималистский интерьер добавлял прохлады предстоящему разговору. Сорванец опустился в предложенное ему кресло, чувствуя сейчас себя примерно так же, как обычно ощущал при очередном вызове в кабинет директора исправительного центра. С той только разницей, что на мнение этого директора, как и на разговор с ним Рейнсу всегда было до лампочки, а сейчас...он словно собирался пройтись по усыпанному стеклом тротуару, стараясь не только не порезаться, но и не наступать на стеклышки определенного цвета, чтобы не испортить вес еще больше.
Чего этот сдержанный мужчина в строгом костюме хотел от него? Что собирался сказать или сделать? Поставить ультиматум? Предложить выбор без выбора, или заставить подтолкнуть сына к правильному решению?
Этаниэл смотрел на него исподлобья, пристальным и внимательным взглядом. Колючим, даже несколько предостерегающим, напоминая сейчас собой маленького загнанного волчонка, тем не менее, с острыми и цепкими зубами.
Рейнс коротко покачал головой в ответ на предложенное спиртное. Что это было? Проверка или попытка указать на его неподобающие пристрастия или привычки? После его отказа на лице мужчины промелькнуло достаточно явное удивление... Эль понятия не имел, рассказывал ли Миятору что-то о нем своим предкам, и парню оставалось только руководствоваться тем, что они наверняка наблюдали его во время разговоров по скайпу. Да и в прессе у фронт-мена STL был не так чтобы самый праведный образ.
- Миссис Йокояма уже угостила нас сливовым вином. Это вкусно. - холодно и несколько приглушенным тоном отозвался Рейнс.
- Ну давай. Не тяни.
Наконец, мужчина начал говорить... И начал он свой монолог с ответа на вопрос о любимом школьном предмете сына. Английский. Стоило догадаться. Ведь, если подумать, Миятору и правда говорил на языке, как будто прожил в стране лет 10, а никакие не три. Вокалист давно заметил, что в исполнении азиатских фанатов его имя обычно превращалось в "Эрь", "Эрю", "Эйрь" и прочие возможные вариации....Но у Йокоямы такой проблемы никогда не было, едва ли не с самого начала их знакомства.
Рейнс невольно усмехнулся на ремарку касательно физики. Как не забавно признать, но это было и его единственно отложившееся в голове знание по предмету. Светло-серые глаза наблюдали за тем, как губы собеседника касаются виски в стакане, играющего разными оттенками янтарного в достаточно ярком свете кабинета. Вискарь, кстати говоря, был отличный. Дорогущий и довольно редкий - достаточно было одного взгляда на этикетку и саму бутылку, чтобы это понять. Что ж, вкус к выпивке у папочки был. А вот к музыке - похоже, наврядли.
Названный "с неба" временной отрезок невольно вызвал во взгляде Эля удивление; правая бровь привычно поползла вверх, в то время как глава семейства Йокояма почти сразу же внес ясность в то, о чем говорил. 169...Что ж, это впечатляло. Признаться откровенно, Этаниэл и сам не считал, сколько шоу они отыграли за все это время. Он просто наслаждался моментом, а не вел подсчеты.
- К нашей группе. Миятору - ее часть. - все же поправил, но не перебивая, а добавил свою ремарку, когда отец Мии сделал паузу в своей речи.
И...вот он! Удар на поражение, которого Эль, похоже, ожидал все это время. Йокояма-старший задал один из тех самых вопросов и затронул одну из тем, самых простых и нейтральных, казалось бы, но...тех, при помощи которых окружающие обычно не упускали возможности втоптать парня в грязь. Все то время, пока он не стал популярен. Забавно, насколько многое прощается человеку, если он сумел добиться большого успеха хотя бы в чем-то. Стив Джобс, Джонни Депп...эти даже не окончили школу. Эль несколько нервно сглотнул, впрочем, совершено не изменившись в лице и смотря на собеседника с той же уверенностью.
- Я не учусь в университете. Мое время полностью отдано "Sentenced To Live" и нашему развитию.

Отредактировано Ethaniel Rains (Чт, 19 Апр 2018 00:41:48)

+3

15

Мальчишка был забавный. И отчасти чем-то похожим на его сына. Горячностью, импульсивность, даже вот этой вот настороженностью, что проскальзывала во взгляде, стоило пацану лишь перешагнуть порог его кабинета. Все это мужчина уже видел в Миятору, когда тому было лет шестнадцать. Тогда не обошлось без конфликтов. Все на той же почве музыкальной карьеры. И хотя они с супругой никогда ничего не запрещали своему сыну… Что ж, у того в подростковом возрасте явно складывалось совершенно иное впечатление. И довольно сложно было передать словами, насколько Наоторо был рад, что сейчас этой проблемы больше не было.
- Вашей группе. – позволил себе едва заметную улыбку, подтверждая, что он услышал и принял к сведению это исправление. Хотя был в корне не согласен. Тогда, чуть больше, чем три года назад, "Sentenced To Live" были группой Эля. И тогда Миятору был счастлив, что его взяли в чужую группу просто на время. Хоть и прошло уже три года, мужчина помнил тот звонок сына с радостной новостью, словно это произошло только вчера. Впрочем, слова Этаниэля о том, что его сын – часть группы, послужило бальзамом на отцовское сердце. Хоть Наоторо и хотел, чтобы Мия продолжил семейный бизнес… Очень хотел. Спал и видел. И увлечение сына считал глупостью. И боялся, что у этого увлечения нет будущего. Тем не менее, он был рад, что Миятору нашел не только дело, которое было ему по душе, но и людей, которые были готовы принять его сына, как часть своей жизни. Даже если эти люди не соответствовали каким-то его собственным критериям.
- Значит, только старшая школа. Ты же ее закончил?
Не то чтобы сомневался, но уточнить все же не преминул. И вовсе не потому, что хотел как-то дискредитировать мальчишку или продемонстрировать собственное превосходство. Вовсе нет. Хотя, Эль явно думал иначе. Это было видно во всем, начиная от хмурого взгляда исподлобья и заканчивая напряженностью позы. Пацан был похож на сжатую пружину, которая готова в любой момент резко распрямиться. Только чего он ждал, оставалось для мужчины загадкой. Хотя он совершенно явно понимал, что это «чего» окрашено далеко не позитивно.
- Чего ты ждешь от этого разговора, Эль? – все же спросил, видя, что после предыдущего вопроса мальчишка напрягся еще сильнее. – Что хочешь от меня услышать? – вскинул руку, останавливая парня от ответа и исправляясь. – Подожди, я несколько неверно задал вопрос. Спрошу по-другому – Ты ждешь от меня какую-то реакцию. Каких-то действий и слов. Или, возможно, что-то хочешь сказать мне сам? Давай сейчас забудем о том, что ты друг моего сына. Мы оба – взрослые люди. – хотя мужчина и считал мальчишку еще ребенком, впрочем, как и своего сына, не признать тот факт, что этот ребенок – взрослый и самостоятельный человек, Наоторо не мог. – Поэтому, мне бы хотелось получить от тебя честный ответ. Ты ведь согласишься, что это облегчит наше дальнейшее общение?
Надеялся ли он на честный ответ? Да, очень. Ждал ли, что Эль ответит? Не совсем. Наоторо предполагал, что мальчишка может уйти в глухую несознанку. Но ответ все же прозвучал. Немного иной, чем ожидал мужчина, но все же Эль заработал этим ответом еще пару очков в свою пользу.
- Эль, я не знаю, обсуждали ли вы этот вопрос с Миятору, и что именно он тебе говорил, мне это неведомо. Но, боюсь, что у вас могло возникнуть недопонимание. Или оно возникло у нас с сыном… - этот вариант тоже не исключал. Хотя все же надеялся, что эту проблему они уже решили. Конечно, Наоторо периодически поднимал этот вопрос, но давить на сына и принуждать его сделать выбор в пользу юридической конторы не собирался. – Я не давлю ни на семейный долг, ни, тем более на… мозг. – усмехнулся, пряча улыбку. Вроде взрослый пацан, а иногда выражается… - И я не считаю, что он предает семью. Он – мой сын, и я приму любое его решение. Но именно потому, что он мой сын, и я не оставляю надежды, что он… - чуть было не сказал «одумается», но вовремя исправился. - …изберет иной путь, нежели тот, по которому он идет сейчас. Он уже взрослый мальчик, и имеет право делать в жизни свой выбор. Совершать свои ошибки и набивать свои синяки. Но я его отец и я несу за него ответственность до конца моих дней. И, насколько это возможно, хочу уберечь его от возможных ошибок, разочарований или проблем.
Замолчал на некоторое время, давая пацану возможность осознать и уложить в голове только что сказанное, сделал еще пару глотков виски, поставил стакан на небольшой столик и продолжил.
- Но мне бы сейчас хотелось поговорить не о нем. Ответь мне, пожалуйста, на один вопрос. Как много ты знаешь коллективов, которые продержались на Олимпе десять, двадцать, тридцать лет? Путь на вершину долог. Добираются до нее единицы. И, возможно, даже вы еще не прошли его до конца. Еще меньшее число людей там задерживаются. И чем выше ты забрался, тем больнее будет скатиться к подножью. И тем труднее встать и проделать этот путь заново. К тому же музыкальный Олимп капризен. И лично я еще не знаю кого, кому бы он дал второй шанс взойти на свою вершину. Пожалуйста, не пойми меня неправильно. Я не хочу сказать, что это случится и с вами. Но, увы, от этого не застрахован никто. Сейчас вы собираете огромные залы, но публика капризна и изменчива. И может найти себе нового кумира. Что ты будешь делать, если этот новый кумир потеснит тебя на верхушке? А если выпихнет. Что с тобой случится, если ты снова окажешься у подножья без малейшего шанса взобраться обратно? Ты сейчас молод и наивен, хотя, я уверен, что ты готов оспорить каждое мое слово. И оспоришь, стоит мне только замолчать. – вновь чуть усмехнулся и, тем не менее, продолжил. – Ты не задумываешься о будущем. О том далеком будущем, которое наступит через десять или двадцать лет. Ты сейчас думаешь, что я нудный и пессимистичный старик, если я делаю такие прогнозы. Возможно, я ошибаюсь в определениях, но думаю, что все же близок к тем представлениям, которые сложились обо мне в твоей голове. Но тем не менее, как я уже сказал, я не пророчу, что именно такое будущее ждет тебя. Но я не исключаю, что это один из вариантов развития сценария. Образование, которое сейчас получает мой сын, даст ему возможность найти новый Олимп, если что-то пойдет не так. Тот багаж знаний, который он получает сейчас, поможет ему начать восхождение на новую гору. Если же у него будет еще и опыт, это восхождение пойдет легче. Именно поэтому я все еще поднимаю вопрос о работе в нашей компании. Но, прости, я снова отвлекся. Сможешь ли найти новую гору ты, если вдруг появится такая необходимость? И не заблудишься ли в той темноте, которую ты создаешь вокруг себя сам, отказываясь получать высшее образование? Ты сознательно лишаешь себя фонарика. А без него довольно трудно определить направление, куда идти, и не свалиться по пути в яму.

+3

16

Этаниэл молча кивнул в ответ на вопрос об образовании, по понятным причинам не вдаваясь в подробности. Он выпустился из исправительного пансионата в формальные 18, да, худо-бедно, но закончив обучение. Так что, в целом можно было сказать, что не соврал. И юношу все вполне устраивало. Ко времени выпуска Эль уже виртуозно управлялся с гитарой, как обычной, так и бас, умел сносно играть на ударных и клавишных, но последние любил меньше: ему всегда как-то недоставало звука, напора, энергии.
По остальным, правда, нормальным человеческим предметам Рейнс, не особенно успевал, перебиваясь на средних баллах. Возможно, сложись его судьба изначально иначе, он бы тоже пошел в юриспруденцию, отучившись стараниями обеспеченных родителей в Гарварде и раскрыв свой интеллектуальный потенциал, если таковой имелся, но увы...реальность сложилась так, что похвастаться успехами в обучении, как и в собственных знаниях, Эль также не мог.
Вокалист продолжал бросать хмурые взгляды на собеседника, остальное время пялясь на одно из брутальных колец на своих пальцах и несколько нервно его покручивая, явно чтобы просто хоть чем-то себя занять. Внезапный прямой вопрос заставил снова поднять вопросительный взгляд на мужчину. Он был странным. И предложения его Эль тоже находил странными.
- В каком смысле забудем?! Ты отец моего друга, мужик, и если я сейчас по-взрослому что-то не то ляпну тебе, это и Мию тоже обидит. Шутник хренов...
В то, что его честность внезапно одним махом облегчит их общение Рейнс тоже не верил: слишком доходчиво весь его опыт объяснял ему ошибочность такого представления в прошлом. Слишком часто люди просят о честности, а затем используют против тебя ее же. Они с г-ном Йокояма были из разных слоев, миров и в нормальных обстоятельствах вообще никогда не должны были встретиться. И никогда уважаемый состоятельный экономист, хирург, юрист не сможет говорить на одном языке с подзаборной шпаной, способным только одно делать хорошо: говорить через свою музыку.
Рейнс теребил кольцо еще более нервными движениями; серебряная побрякушка поблескивала холодным металлическим блеском; глаза парня поблескивали не менее холодным недоверием, пока он пытался облачить мысли в слова и вычистить из этой реплики всю неподобающую лексику.
- Я уже сказал, все, что считал нужным. - наконец произнес музыкант - Я просто хочу, чтобы вы позволили Миятору самому выбирать свою дорогу и не давили на семейный долг и мозг заодно. Он имеет право делать то, что хочет. И это не означает, что он предает семью.
Ответ главы семейства...прозвучал до тоски ожидаемо, и это было откровенно обидно. Он вроде бы и слышал, что ему говорят, и в то же время...продолжал настаивать на своей линии.
- Вы сами понимаете, что это выглядит как ситуация из дурацкого детского рассказа про карандаш? - левая бровь привычно поползла вверх, придавая выражению лица небрежность и легкую дерзость - Не запрещаете - да, не спорю. Но Миятору не слепой, и если это заметно даже со стороны, он тем более прекрасно видит, что его выбор, который Вы так радушно типа принимаете, Вас огорчает. Не важно, по какой причине. Согласие или принятие не имеет ничего общего с одобрением. Я понимаю, что одобрять что-то, что бесит, довольно сложно, но можно хотя бы поддержать. - развел руками в непринужденном жесте, от чего мышцы напряглись, делая рельеф узоров, покрывающих кожу, еще более заметным - А пока даже в том,что Вы говорите сейчас, вполне явно ощущается недовольство. "Ошибка" и "проблемы" - не лучшее определение творчеству. - в голосе звучало заметное, холодно и жестко сдерживаемое недовольство.
Следующая реплика заставила удивленно посмотреть на Йокояму-старшего. Если тот не собирался говорить о своем сыне, так какого черта ему было нужно? Дискуссии о правилах поведения в чужом доме? Едва ли. Он бы не стал на это размениваться: не тот тип. Тогда о чем? Предложить сделку, благодаря которой Эль бы выпер Миятору из группы? Слишком наивно для этого мужика - он прекрасно понимает, что такой расклад не остановит его сына - раз, Рейнс и слушать его не станет - два.
Господин Йокояма продолжил свою мысль, и чем больше он говорил, тем мрачнее становилось выражение лица Этаниэля. Мрачную тучку, медленно образовывающуюся внутри, сдерживать становилось все сложнее.
- Иными словами, все вашу философию сейчас можно свести к одному простому умозаключению: 90% музыкантов хреново кончают, так и не сумев пронести свой творческий путь до конца, а раз так, зачем пытаться? Ага? - небрежная усмешка вышла отчасти грустной - Знаете, я даже объяснять не буду. Просто потому что вы реально не поймете: для этого нужно жить музыкой, чувствовать это непреодолимое желание выразить все свои эмоции через нее, идти к вершине, не смотря ни на что, вкалывать ради своей целом - это все невозможно объяснить, если это нет...здесь. - характерным для него небрежным движением стукнул кулаком по собственной груди в районе сердца.
- И юрфирмы, кстати говоря, тоже закрываются, становятся банкротами, погребенными в долгах и грязной репутации, в один момент ставшей такой, не смотря на упорные годы работы. Все, что Вы сейчас сказали про популярность и прочую хрень - Вы правы. Все так. Я и не собираюсь этого отрицать. Могу сказать только одно: я рад, что Миятору достаточно умный парень, у которого будет законченное высшее, и какая-то подушка безопасности на случай, если с нашей группой такое произойдет. А еще я никогда не играл ради славы - только потому что мне это нужно, чтобы сказать то, что я не умею выражать словами.
Какого черта вообще разговор внезапно перекинулся на него Эль сам не понял. Он не привык говорить о себе где-то, кроме как на редких интервью или...собственно, с недавнего времени с Миятору. И почему сейчас этот совершенно чужой ему человек говорил о его будущем отдельно от будущего сына, тоже было не очень понятно. Боялся дурного влияния, как это было с нормальными родителями обычных детей? Не исключено.
- Я не знаю своего будущего, мистер Йокояма, но падение с Олимпа меня не пугает - наврядли будет хуже, чем было. И если так случится, я даю вам обещание, что наши с Миятору дороги разойдутся до того. Наверное, со стороны так не кажется, но я очень дорожу Миятору, и приложу все усилия, чтобы не навредить вашему сыну. - в очередной раз небрежно повел плечами, но на этот раз жест сопровождался прямым и уверенным взглядом, направленным прямо в глаза; тон был холодным и достаточно жестким - От своих обещаний я еще никогда не отказывался, если это имеет какое-то значение.

+2

17

Мужчина замолчал, когда слово взял Эль. Позволил ему высказаться, не перебивая и не меняясь в лице. Только разве что чуть поморщился, когда понял, что мальчишка его просто не слышит. Не хочет услышать в принципе? Или это вина самого Наоторо в том, что он не умеет говорить? Похоже, так, как Эль, думает сейчас не только он один, но и Миятору. Возможно, именно поэтому они так и не могут никак договориться с сыном? Тихо вздохнув, мужчина снял очки, откладывая их на столик, и прикрыл глаза, устало потирая пальцами переносицу. Отсутствие вторых глаз сразу сделало Наоторо моложе. А слегка растрепавшиеся волосы, отсутствие галстука, расстегнутый ворот и закатанные рукава – несколько проще. 
- Я тебя понял. И услышал. – чуть ухмыльнулся, глядя на мальчишку. – Что ж, возможно это действительно моя вина, если со стороны мои слова звучат… - на секунду запнулся, стараясь подобрать слова. – Так, как звучат. Я это учту. Спасибо.
Говорил сейчас совершенно искренне. Да, для него была важна их семейная контора. Был важен семейный бизнес. Было важно его продолжить. Но. Сын был куда важнее. Так что действительно стоило бы задуматься над всем тем, что рассказал сейчас Эль.
- Но и ты меня все же не слышишь. – улыбнулся уголками губ, глядя на Эля. Лицо парня сейчас стало менее четким. А вот взгляд мужчины из-за этого утратил прежнюю суровость. Ему многие говорили, что без очков он выглядит гораздо мягче. – Да, девяносто процентов музыкантов плохо кончают, будучи не в состоянии пройти путь до конца. Но я не говорил, что не нужно пытаться. К своей цели, мечте, да даже просто к исполнению собственных желаний нужно идти везде и всегда. Упорно и целеустремленно. Но даже в парашюте предусмотрен запасной, на случай, если основной не раскроется. Сейчас вы с Миятору еще в полете. И ощущаете от этого эйфорию. Но однажды придет время раскрыть парашют. Почему бы не позаботится о запасном заранее?
Вновь замолчал, когда Эль заговорил о возможном банкротстве и его юридической фирмы. Чуть улыбнулся, когда мальчишка согласился с его доводами относительно изменчивости славы. И мысленно хмыкнул, когда тот сказал, что на эту самую славу ему наплевать. Как будто он этого не видел. Играл бы ради славы, его бы уже давно затоптали сотни таких же молоденьких мальчишек, которые лезут на Олимп ради нее родимой.
- Ты прав. И моей фирме может... - усмехнулся, позволяя себе подростковый сленг - ...придти хана. Но у меня есть опыт и знания, которые помогут мне найти другую. Найти новую группу – куда сложнее. Особенно для вокалиста. Я мало что понимаю в музыкальном бизнесе, но мне всегда казалось, что объявления о поисках вокалиста попадаются редко. – снова потер переносицу и водворил очки на место. -  Ты еще молод, Эль. И до земли еще далеко. У тебя есть все шансы подготовить запасной парашют. Подумай над этим.
Дальше продолжать эту тему не стал. Не видел смысла. Он уже сказал достаточно. Возможно, даже больше, чем хотел. Трудно было понять – услышал его мальчишка или нет. Хотя была велика вероятность, что для такого молодого пацана все его слова – старческий бред. Кто задумывается о будущем в двадцать? И какой он сам был в этом возрасте? Сейчас уже не вспомнить, все здравомыслием Ноторо тоже не отличался. В свое время это самое здравомыслие вкладывал в его голову его отец.
- А вот как раз этого мне бы и не хотелось. – мужчина усмехнулся, ловя явно удивленный взгляд своего собеседника. – Мой сын так же дорожит тобой, иначе бы тебя здесь не было. Ты, вероятно, не знаешь, но ты живешь в нашей семье уже три года. Извини, больше подробностей дать тебе не смогу. Но, уверен, Миятору сам тебе расскажет, если ты его спросишь.
В общем-то, особенных подробностей и не было. Имя Эля, впервые появилось в их разговоре три года назад, когда его сын только вошел в состав "Sentenced To Live", и с тех пор в разговорах проскакивало все чаще и чаще. И тем сильнее хотелось с этим Элем познакомиться. Но мужчина счел, что Миятору познакомит их сам, когда решит, сочтет это нужным. Была бы у Наоторо дочь, он бы решил, что девчонка влюбилась. Для сына же влюбленность в парня была несколько странной, поэтому мужчина сделал вполне логичный вывод, что этот тогда еще незнакомый Эль стал дорог ему, как друг. И только укрепился в этом, когда Миятору сообщил, что они приедут в Японию вместе. Не то, чтобы сын раньше был отшельником. Знакомые и друзья окружали Миятору всегда. Только вот в дом он не приводил никого и никогда. Ну, не считая младших классов, когда списки приглашённых составляли родители. Поэтому то, что Эль сейчас сидит здесь говорило о многом.
- Мне бы не хотелось, чтобы Миятору был для тебя только ритм-гитаристом твоей группы, надобность в котором отпадет, если с группой что-то случиться. Я тебя услышал и понимаю, что ты хочешь его уберечь. Но вряд ли для него это будет выглядеть так, как ты это описываешь. Я не боюсь, что ты утянешь моего сына на дно, Эль. Он уже большой мальчик, чтобы самостоятельно держаться на плаву. Но я не хочу, чтобы он потерял друга. Я не спорю, что жизнь долгая. И частенько происходит так, что даже лучшие друзья друг о друге забывает. Но если это произойдет и с вами, пусть это произойдет само собой. Давай сделаем вид, что этого обещания не было, хорошо?

+3

18

Удивительно, но японец поначалу не стал спорить, обваливая на Рейнса всю мощь своего жизненного опыта и железных аргументов, а, наоборот, согласился с парнем, слегка обескуражив таким поведением. С другой стороны, чем убыло удивляться - он же японец. Не то, чтобы Эль был великим экспертом по части японцев, но кое-что почитал, еще когда они только познакомились с Миятору, и он принял парня в их группу. Хотел лучше понимать своего нового коллегу. В результате пришел к выводу, что Мий, за исключением лошадиной доли терпения и такого же трудолюбия, нихрена не японский японец, и бросил это занятие.
И едва Этаниэл успел мысленно поставить этому конкретному японцу плюс за сговорчивость...как вылезло оно - знакомое вездесущее "но". Впрочем, "но" это тоже было пока вполне формальным, да и по большей части Наоторо-сан все еще был согласен с его утверждением. Эль не до конца понимал о каком таком запасном варианте сейчас шла речь. Вероятнее всего, просто потому что не рассматривал никогда для себя возможности этого "запасного" варианта. Для парня всегда был только один вариант. Максимум два. Выберешь не тот, и поплатишься, довольно жестко. Сейчас единственным вариантом для себя Этаниэл видел "Sentenced To Live" - существование группы, и его собственное были неразрывно связаны, и без сцены Эль не особенно представлял свою жизнь. Мог, конечно, примерно спрогнозировать, что его ждет, в случае если с музыкой будет покончено. И, собственно, этот итог был настолько логичен, что иного парень просто не допускал как мысль. Вероятнее всего, он не сможет адекватно распорядиться накопленными на сегодняшний день немалыми средствами, точно не сможет овладеть какой-то другой профессией: банально не было нужных навыков, пойдет работать на кассу в ближайший супермаркет и снимет квартирку попроще, или же снова вернется на улицы. Там его шансы как-то устроиться, насколько бы ни парадоксально это звучало, были выше.
Жаргонное словечко, внезапно ввернутое главой семейства Йокояма...выглядело странно. Настолько оно не вязалось с образом строгого и рассудительного главы юридической фирмы. Но то, с какой легкостью жаргонизм вклинился в его речь, невольно вызвало у Эля улыбку.
- А может ты и не такой сноб, каким пытаешься казаться.
- Вы...действительно не очень разбираетесь. - мягко улыбнулся в ответ Рейнс - Вокалистов не ищут, потому что это крайне сложно: аудитория с трудом принимает новый голос и манеру, и...короче, не важно. - сам прервал свое объяснение, понимая, что загружать мужика совершенно не интересной ему информацией наврядли было разумно.
- Эмм....у меня? - удивление было искренним. Потому как их точки зрения касательно шансов явно были...вообще в другой плоскости друг от друга - Это наврядли!... - небрежно хмыкнул, все же озвучив свою мысль вслух, по понятным причинам и не собираясь вдаваться в подробности.
Отец Йокояма не знал о нем ничего. Во всяком случае, в этом был уверен сам Эль. До следующего момента.
Сказанное настолько не укладывалось у парня в голове, что, это, откровенно говоря, больше походило на ощущение от холодного душа или "Ice Bucket Challenge", чем от просто неожиданного озвученного факта.
Выходит, Миятору рассказывал своим родителям что-то о нем. Нет, Этаниэла не беспокоил тот факт, что гитарист мог рассказать какие-то нелицеприятные подробности - Эль достаточно хорошо его знал и доверял, чтобы быть уверенным в том, что это невозможно. Но....поразил сам факт, что с предками, с которыми Мий сам-то виделся раз в год по праздникам, у него все равно нашлось время и желание...обсудить его персону. Если верить словам отца - а не верить поводов, вроде-как тоже не было - даже довольно подробно.
Рейнс невольно сглотнул, смотря на мужчину прямым открытым взглядом, пару раз моргнул, продолжая слушать, молча, внимательно, не перебивая и...казалось, на мгновение несколько забыв дышать: настолько нереальной и иллюзорной казалась вся эта ситуация целиком и слова мужчины в частности. Он не считал Этаниэля априори источником дурного влияния. Не пытался унизить. Он его слушал и слышал. Он понимал и, что важнее, принимал их дружбу со своим единственным сыном. И пожалуй, для Эля это было впервые в жизни. Ну, если не считать дальнюю тетушку БиДжея, которая, впрочем, и курение травки в ее присутствии очень охотно одобряла, даже участвовала, а потом в очередной раз сваливала за горизонт, оставив его приятелю немного денег на карманные расходы. Еще тогда, когда они были в интернате.
Немного собрав мысли, Этаниэл в очередной раз поднял глаза на собеседника - без очков он даже выглядел как-то иначе. Безопаснее, что ли. И на этот раз взгляд мальчишки был тоже немного другим - да, все еще колючим, предупреждающим, но теперь он смотрел с уважением. Парень молча кивнул, немного неуверенно, но соглашаясь.
- Я...рад, что нам удалось поговорить. - корявая и несколько размытая благодарность далась нелегко - у Рейнса вообще была проблема с выражением эмоций за малым исключением гнева и злости. Еще он умел громко ржать, да. А вот искренне благодарить за что-то - едва ли.

+3

19

Заметив легкую улыбку на лице мальчишки, Наоторо тоже чуть приподнял уголки губ. Ему импонировала эта новая эмоция. И он был рад, что получил от Эля еще что-то кроме колючего настороженного взгляда. Разумеется, мужчину нельзя было назвать альтруистом. Но и пацан был не совсем чужим, хоть и познакомились они всего пару часов назад. Эль был другом его сына. И для Йокоямы-старшего это было достаточно.
- Я понял тебя, не волнуйся. – кивнул парнишке, отзеркалив его мягкую улыбку. Мужчина действительно понял. И даже внимательно и с интересом слушал краткий экскурс в музыкальную сферу. – И именно поэтому приседаю тебе на уши с запасным парашютом.
Впрочем, более напирать на эту тему не стал. Пока что. Ровно до слов Эля и его искреннего изумления. Хотя, нет. Наоторо хотел возразить, но все же заставил себя молчать. Не стоило напирать сейчас на мальчишку. Эту ошибку он уже совершил со своим сыном. А характер у Эля явно был похлеще. Так что, если его сын практически послал его к черту, то от Эля, для которого он был совершенно чужим человеком, можно было ожидать чего угодно. А портить едва установившийся между ними пока еще хрупкий мир совершенно не хотелось.
И да – мужчина заметил, что после его предложения забыть о глупом обещании, мальчишка едва дышать не перестал. Даже сбился со вздохов, зависнув на пару секунд. И искренне удивление и даже какое-то недоверие тоже не укрылось от его внимания. Как и откровенный почти шок на секунду промелькнувший на ставшим на удивление открытом лице. Это все не мало удивило и самого Наоторо. Он выглядит настолько зверем, что сложно представить, что он может иметь желание для сына сохранить друга? Или это Эль настолько не уверен в самом себе? Последняя вызвала тихий вздох. Мысленный. Сейчас вдруг, после подобной реакции и некоторых слов Эля, у мужчины в голове начала вырисовываться определенная картинка. И не сказать, чтобы она ему нравилась. И, нет, Наоторо было совершенно наплевать на происхождение и прошлое друга его сына, классовым неравенством мужчина никогда не страдал. Но это как нужно было затравить ребенка, чтобы из него вырос настолько неуверенный в себе молодой человек? Хотя… вырос ли? Его сыну было уже почти двадцать четыре, а как был глупым мальчишкой, так и остался. Элю, насколько знал мужчина по словам Миятору, не исполнилось даже двадцати. Так что глагол «вырос» вряд ли можно было употреблять в данной ситуации. Тем не менее факт оставался фактом. Не смотря на желание казаться взрослым, самоуверенным и крутым парнем, мальчишка все еще оставался потерянным и неуверенным в себя ребенком. Наторо даже поразился – насколько четко у него получилось сейчас это рассмотреть.
- Я тоже рад, что мы, наконец, достигли понимания. Спасибо тебе. – принял эту тихую, неуверенную в себе и споткнувшуюся благодарность, мягко улыбнувшись пацану в ответ. Он действительно был рад, что они поговорили. Что достигли понимая. Что Эль немного оттаял. И был благодарен за эту благодарность со стороны мальчишки. Возможно, когда-то им снова удастся так же откровенно поговорить. – А теперь – пойдем. Иначе моя супруга голову мне оторвет за то, что я заболтал ребенка и лишил его десерта.
С широкой улыбкой подмигнул пацану, поднимаясь из кресла, и прошел мимо, задержавшись рядом с Элем и положив руку ему на плече, удерживая в сидячем положении.
- И, Эль, еще одно. – на секунду прервался, дожидаясь, когда пацан будет готов слушать и внимать. – Человек способен на многое. Глупых людей в природе не существует. Есть те, кому не хватает трудолюбия и уверенности в себе. Если судить по тому, насколько высоко поднялась ваша группа – трудолюбия тебе не занимать. А судя по твоим песням – ты умный парень, который прочитал инструкцию к собственным талантам и знает, как с ними обращаться. – да, Наоторо действительно слышал несколько песен группы, к которой присоединился его сын. Нельзя сказать, что он был в восторге, скорее наоборот – считал работы «Обреченных» излишне пафосными и отдающими бесовшиной, но не мог не признать, что в них есть определенный смысл. – Я рад, что вы с моим сыном нашли свой путь. И искренне вам желаю пройти по нему до самого конца. Но не нужно думать, что это единственное, на что ты способен. Потому что это совсем не так. Немного уверенности в себе не повредит. Поучись этому у вокалиста "Sentenced To Live", у пацана ее хоть отбавляй.
Фраза получилась довольно таки странной. Наоторо еще не выжил из ума. И не смотря на то, что не разбирался в музыкальном бизнесе, он прекрасно знал и понимал. Что вышеозначенный вокалист сидит сейчас перед ним. Только вот между Элем – вокалистом «Обрченных» и тем мальчишкой, чье плечо сейчас мягко сжимала его рука, в настоящий момент не было ничего общего. В свое время мужчина не только послушал несколько песен, но прочитал интервью и местами видел парочку лайвов. Да и в принципе следил за музыкальной и концертной деятельностью сына, и, как следствие, за этой же деятельностью Эля. Во-первых, сложно было не обращать внимание на вокалиста, а во-вторых, об этом вокалисте постоянно говорил Миятору. Так что интерес мужчины к новоявленному друг сына был вполне обоснован. Тогда трудно было не заметить уверенность, с которой Эль держался на сцене и которая сквозила буквально в каждой строке его песен. И удивительно было осознавать сейчас, что в мальчишке этой уверенности нет и в помине.
- Пойдем. – вновь мягко улыбнувшись, чуть сжал плеча парня и, сам того не ожидая, убирая руку потрепал его по волосам. Легко, ненавязчив, едва ощутимо. Подойдя к двери кабинета, распахнул ее, пропуская Эля вперед, и вышел следом, возвращаясь вместе с мальчишкой в зал.

Мама из кухни вернулась раньше, чем его отец с Элем из кабинета. Поэтому Миятору помог матери убрать со стола, заменив тарелки чайным сервизом. Они даже успели сполоснуть после ужина посуду. И даже чай успел остыть, вынуждая вновь включать электрический чайник. Когда, наконец, Наоторо с Элем вернулись в столовую, Мия с матерью о чем-то тихо беседовали. Первой появление «пропавших» заметила Сайюри. Она сидела лицом, потому, как только ее супруг с другом ее сына появились в поле ее видимости, Сайюри распрямилась, встречая вернувшихся улыбкой. А следом за ней и Мия обернулся. Сначала немного напряженно и обеспокоено переводя взгляд с отца на Эля. Миятору прекрасно знал взрывной характер обоих. И действительно начал переживать, когда эти двое задержались со своей приватной беседой. Но отец выглядел спокойно и удовлетворенно. Таким Миятору давно его не видел. А Эль, хоть и был явно чем-то сверх меры ошарашен, тоже выглядел расслабленным и… Довольным? Умиротворенным? Просто спокойным? От той нервозности, в которой пребывал его вокалист до того момента, пока они не уединились с его отцом, не осталось и следа. И Мий и сам, наконец-то, смог спокойно выдохнуть.
- Мы думали, вы к нам уже не вернетесь. – сказал обоим, адресовав Элю широкую ухмылку. – Я надеюсь, отец не сильно присел тебе на уши?
Вопрос, в общем-то, был шуточный. Хотя Миятору все же заработал от отца подзатыльник, от которого не успел увернуться.
- Дорогой, ты совсем заболтал мальчика. – Сайюри легко укорила мужа, тем не менее, улыбнувшись ему, и перевела взгляд на Эля. – Простите моего супруга, он совсем не умеет следить за временем. – и потом уже к обоим. – Садитесь, я принесу пирог. На твое счастье, - быстрый взгляд и легкая улыбка в сторону мужа, - он еще не успел остыть.
- Ладно-ладно, каюсь, виноват. – тем не менее, на лице мужчины не было и грамма раскаянности, когда он улыбался своей супруге. А когда Наоторо посмотрел на Эля, то и вовсе весело ему усмехнулся. – Вот об этом я и говорил. Но мне действительно повезло. Если бы пирог остыл, я бы так легко не отделался.

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Вс, 13 Май 2018 21:50:36)

+3

20

Рейнс удивленно вскинул бровь на последнюю ремарку главы семейства, когда оба уже поднялись со своих мест и по приглашению старшего направились обратно в гостиную. В первую секунда Этаниэл и правда грешным делом подумал, что отец Миятору слегка попутал роли в их музыкальном коллективе, ну или все они, европейцы, были для него на одно лицо, чем нередко грешили японцы, равно как европейцы в отношении тех же китайцев, но... Только на мгновение. Достаточно было встретиться взглядом с мужчиной, чтобы понять, о чем именно тот говорил.
Для Эля это все было по-прежнему странным: парень не разделял себя на сцене и себя как такового. Разве что, там, как только он делал на эту самую сцену шаг, любые сдерживаемые порывы и желания вырывались на свободу, срывало тормоза, открывало эмоции - как негативные, так и те, которые Рейнс едва ли демонстрировал на публике в отличное от выступлений время. Да испытывал их, откровенно говоря, нечасто.
- Я...еще неплохо вожу. - мягко улыбнулся в ответ музыкант с присущей ему небрежностью.
Про остальное предпочел промолчать. Удивляло то, насколько быстро незнакомый по сути мужчина, видевший его впервые, "считал" его. Тот факт, что у него тоже есть страхи, не смотря на всю присущую дерзость, то, что, насколько бы он не был откровенен и зачастую откровенно груб в своих текстах, настолько же в реальной жизни многое не договаривал в определенных обстоятельствах. Как вот сейчас, например - просто опасаясь разрушить вроде бы установившийся хрупкий мир с семьей человека, который для него что-то значил. А таких можно было пересчитать по пальцам одной руки.
Где-то в глубине сознания невольно промелькнула мысль о том...что если Миятору мог читать его так же? И от этой мысли стало почему-то неуютно. Ведь, если подумать, Миятору знал как раз только Эля-вокалиста "Sentenced To Live". И неизвестно, как бы сложились их отношения, знай он юного Эля с улиц. Как ни странно, если и существовал кто-то, кому Рейнс мог приоткрыть эту завесу, то это был Мия.
Мия, к слову сказать, встретил обоих широкой улыбкой. Возможно даже, сытой, учитывая, сколько их двоих пришлось ждать. Быстрый обмен понимающими без слов взглядами между четой Йокяма не укрылся от внимания брюнета, но теперь он не вызывал желания свалить отсюда на все четыре стороны, пока не накосячил еще больше. Осуждения в их глазах Этаниэл не видел. Напротив, он видел...принятие. Даже тетушка-хипстер БиДжея не смотрела на них так, никогда. В ее глазах скорее читался пофигизм, умиление и довольный блеск от искорок дымящегося косяка. Но она вроде бы как была своей и прикольной. Остальные смотрели с неодобрением, страхом, презрением. Фанаты - с обожанием, желанием, восторгом.... Но не так, как родители Мии. И это было настолько чертовский странно и непривычно, что по спине пробегал холодок - такой как бывает уже после того, как слетаешь вниз по крутому спуску на американской горке. И Эль еще сам толком не понял, как умудрился успешно пройти эту "мертвую петлю".
- Эмм, нет, мы...интересно поболтали. - трудно сказать, кому Рейнс отвечал сейчас - Мие или его матери - Думаю, он и холодным  быстро исчезнет с тарелки. - наконец позволил себе нечто вроде шутливой ремарки, чувствуя себя сейчас куда более комфортно, чем в начале этого вечера. Остаток его и вовсе пролетел незаметно, приблизившись к полуночи, казалось, в считанные минуты. Вечера в Японии были, как оказалось, довольно душными из-за влажности. А еще стрекотали цикады, даже в городе... Но особенно Этаниэлу понравились ночные огни - яркие и довольно привычные, как и в любом крупном городе, но здесь....То ли их было меньше, то ли свет у них был каким-то другим. Эти огни выглядели сейчас гораздо уютнее, чем те, к которым он привык в США. И под ними тихо шелестели деревья, которых было гораздо больше, чем в Вашингтоне. Не говоря  о том, насколько они были красивее. Розовые лепестки, летящие с веток и кажущиеся совершенно белыми в ночном освещении, чем-то напоминали снег...
Впрочем, окно Эль в предоставленных ему апартаментах довольно быстро закрыл, включив кондиционер. Комната была довольно большой, обставленной в европейском стиле. А Миятору, кажется, обещал ему ночь на футонах. Любопытно будет сравнить. Хотя, Рейнсу что-то подсказывало, что это не будет сильно отличаться от матрасов, в общей комнате, на которых они с парнями спали в детстве. Там тоже было довольно уютно и, что важнее, тепло по ночам.
Этаниэл прикрыл глаза, лежа на спине и прислушиваясь к незнакомым звукам. Впрочем, довольно быстро сворачиваясь привычным комком с подтянутыми к груди коленями и согнутыми в локтях руками. Где-то на грани сознания, в полусне все еще шелестели своими розовыми ветками высаженные вдоль аллеи, по которой они шли к дому, сакуры. Тропинка из отдельных плоских камней напоминала детскую игру в классики, заставляя ступать аккуратнее и смотреть под ноги, чтобы не наступить на расползающееся темно-алое пятно. Оно становилось все больше, и Эль знал, что если не будет ступать осторожно, то обязательно снова перепачкает носки и та женщина из фильма будет качать головой, смотря на него своими большими серо-синими глазами. Он понятия не имеет, кто она, но почему-то ужасно не хочется ее расстраивать... Она плачет, что-то кричит, о чем-то просит. Картинку закрывает черная фанера, или штора...нет, скорее, дверца, сквозь которую доносится мужской голос, уверенный, но через маленькую щель видно глаза этого мужчины - испуганные. Нужно открыть. Открыть чертову дверь... Мизинец пролезает в это маленькое отверстие, через которое можно смотреть, но, чтобы открыть, нужно толкнуть ее с силой...а ему чертовски страшно это сделать. Резкий хлопок заставляет невольно вскрикнуть...вскакивая на постели...В комнате с европейской мебелью...В доме Йокояма.
Снова этот чертов дурацкий сон. С тех пор, как он находится на реабилитации, кошмар стал сниться чаще.
Музыкант поставил ноги на пол, глубоко вздыхая и несколько нервно приглаживая растрепанные темные волосы. Футболка, влажная в холодном поту, неприятно прилипает к телу; одеяло, свернутое в неуклюжий комок, валяется где-то у соседней подушки. Хорошо, в окно не запульнул. Отчасти презрительно усмехаясь этой мысли, Рейнс прислушался. Вроде бы, его вопль никого не разбудил, и это не могло не радовать. Юноша дотянулся до лежащей на столе пачки сигарет и, тихо ступая по полу босыми ногами, прошел на веранду. Дверь за спиной закрылась так же беззвучно.
Парень засунул в рот сигарету, щелкнув зажигалкой, и только сейчас вдруг заметил какое-то шевеление рядом, инстинктивно дернувшись.
- Черт!... - выдохнул, опознав в находящемся рядом теле своего ритмиста - ...Че не спишь? Тоже jet lag?

Отредактировано Ethaniel Rains (Вт, 15 Май 2018 22:52:28)

+3


Вы здесь » inside » кинозал » Там, где восходит солнце


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC