Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд!
Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21). На календаре сентябрь 2018 года.
Температура воздуха в этом месяце: +20°...+25°.
Путеводитель по городам / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Питер ждет жену

sample70

Ричард ждет сына

sample70

Рэй ждет сводную сестру

sample70

СтивенНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЛетисияНАША ГОРДОСТЬ

sample70

РичардНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжейкобНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Хотелось бы традиционно начать с «Кусь» и теплых обнимашек для Всех и абсолютно каждого жителя Сайда, наверное без этого я не была бы собою. Для меня, как полагаю для всех вас, Сайд стал домом, добрым, светлым, гостеприимным. Местом, где нам всегда рады и ждут, не важно отлучаемся мы на несколько дней, или же уходим искать себя на жизненном пути. Здесь невероятно уютно, если тебе грустно, скучно и просто хочется поговорить, ты всегда найдешь, которая поднимет настроение, и тех, кто, возможно, ждет только тебя, чтобы зажечь новую, потрясающую воображение историю. Для меня, Сайд – это то место, где я каждый день переживаю весь спектр эмоций, место, где я обрела массу друзей и семью. Большую и крепкую, потому что Сайд – это в первую очередь Семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » family tree


family tree

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s7.uploads.ru/rSLEM.gif http://s7.uploads.ru/cBUwK.gif

family tree
15 января 2018  |  в здании CBS, Вашингтон  |  Лорен Маршалл, Грейс Маршалл

Семейное древо становится все больше, родственники слетаются в отчий дом, как мотыльки на огонь. Лорен - не исключение.

+5

2

Желание узнать свои корни, никогда не перестанет преследовать человечество. И пусть найденная информация или даже найденная не принесут счастья, но любопытство к предкам всегда было слишком горячо, к знаниям того, чем эти самые предки занимались и какими они были.
Глядя на фотографии с изображением совершенно незнакомых людей, Лори вглядывается в лица, с отчаянием ища знакомые черты, которые бы дали ей понять, что эти люди на черно-белой фотографии – ее дальние родственники. Интересно, какими они были? Какой жизнью жили?
Весь старый семейный хлам, который нельзя было продать вместе с домом, после смерти родителей, перевезли в дом к тете Мардж, и поэтому Лорен много времени проводила за просмотром старых фото, бумаг, которые могли бы ей чем-то помочь в будущем или которые просто рассказывали историю ее семьи. Эту фотографию, где ее дед стоит вместе с братом и его невестой, Лорен видит не впервые, но впервые в ее голове поселяется мысль, разузнать и даже найти дальних ей родственников по третьей коленке четвертой ноги. Раньше, процедура поиска заняла бы у нее месяцы и гору бумажной работы, но сейчас, можно даже сидеть за кассой в ночную смену и по телефону, с безумно медленным интернетом, вбивать в поиске заветную фамилию Маршалл с приставкой Лэйк Шор.
- Ого…
Растерянность имеет место быть, ведь Маршаллов в городе не перечесть, а за его пределами – и подавно. Но имена и терпение значительно облегчают ситуацию и, в конце концов, Лорен, одна из каких-нибудь Маршаллов, достигает цели, выясняя, где примерно находится ее семья. И находится она относительно недалеко. Для уверенности в аргументах всевидящей паутины, Лорен отправляется в свою школу и просматривает там альбомы прошлых выпусков и даже находит своих Маршаллов, которые являются ее родней. И ведь дело остается за малым, выбрать жертву и свалиться ей как снег на голову, объявляя о родственных связях.
И все это было бы очень здорово, если бы Лори не понимала, как на самом деле абсурдно это будет звучать. Хотя она и горит поиском семьи, и больше всего на свете желает обрести ту семью, которую она никогда не знала, но она понимает, что есть вероятность того, что этой самой семье, Лори может быть и не нужна. Слишком много побочных факторов. При каких обстоятельствах потерялась связь между ее дедом и его братом, какой характер у ее новообретенных родственников и какие у них сейчас жизненные обстоятельства. Но все же, одно точно ясно: Лори точно хочет встретиться с кем-то из них.
Только, с кем?
Все так же, через интернет, Лорен узнает, что ее троюродная сестра Грейс, работает сейчас на телевидении в Вашингтоне, но под псевдонимом Трейси. На всякий случай, Лорен сравнила фото из выпускного альбома и из одного из сюжетов Трейси. Все сошлось. Осталось только придумать, как добраться до Грейс так, чтобы не спалиться сразу, а дать себе время привыкнуть, что человек напротив тебя – твоя сестра, а затем уже сообщить ему оглушительные новости. И вот здесь, выход находится само собой, на сайте канала. Обычно, Лорен не обращает внимание на всякие конкурсы и заманухи, кроме как на акции на продукты в маркете, но сейчас конкурс, заявленный  Mtv в содружестве с CBS, не мог не привлечь ее внимание. Ведь победа в этом маленьком конкурсе талантливых молодых журналистов, сулила встречу с возможной дальней сестрой.
И это звучит так гладко и быстротечно. Но на самом деле, с той самой мысли, найти дальних родственников, до победы в конкурсе, прошло не меньше полугода. И теперь, Лори стоит посреди холла многоэтажного здания, среди других таких же финалистов конкурса, как она и любуется масштабами одного из центральных каналов Америки. Девушка не может поверить, что она преодолела весь этот путь, эти долгие, ночные и, на первый взгляд, безнадежные поиски и теперь стоит здесь, в ожидании увидеть девушку, которая возможно, является ее троюродной сестрой. Да, между ними огромная пропасть, но ее можно преодолеть одним только словом. А можно – превратить в бездонную яму.
- Ну что же, мальчики и девочки. Вот вы и добрались до сердца всех новостей. Это святая святых CBS и не многим удается увидеть хотя бы холл нашего канала. Вы – счастливчики. Я – Дэниэл, ваш куратор наближайший день. Мне поручено вас встретить и ознакомить со всем, в частности, провести ваше последнее испытание, после чего я и мои коллеги определят победителя, который получит возможность стажироваться на канале. – милый молодой парень с кудряшами на голове улыбается так, будто молодых людей перед ним не ждет ничего страшного. Но ведь это только начало мучительного испытания, которое всех доведет до седин. – Я познакомлю вас с некоторыми героями нашего канала, среди которых та самая Трейси Маршалл, наша телеведущая, освещавшая два теракта. Ведите себя прилично рядом с ней, иначе она вас покусает. – смеется парень, ведя нас по длинной лестнице наверх. – Шучу. Она покусает не всех. Только самых плохих. Но может, кому-то повезет отдельно, да, Маршалл? Ты же тоже Маршалл? – молодой человек обращается к Лори, которая от неожиданности даже не знает как реагировать. А в глазах парня читается как будто предвкушение. – Однофамилица или… нам ждать чего-то интересного? – он подмигивает Лорен, пока я неловко улыбается.
- Кто знает. – отговаривается она и спешит по лестнице наверх первее всех и тут же с кем-то сталкиваясь. Еще и теряя очки, которые она надела для… чтобы выглядеть умнее, в общем. Или для маскировки, как будто ее лицо тут же выдаст сходство между Маршаллами.
- А вот и наша Трейси. Как твое настроение? – смеется Дэниэл. – Веду тебе еду. И десерт. – он снова подмигивает Лорен, которая неловко отходит от Грейс, возвращая очки на место.
Она не может поверить, что эта девушка – ее сестра. И нет никаких родственных ощущений души или чего-то подобного, что описывают в кино. Есть ощущение неловкости и недовсказанности.
- Простите. – извиняется девушка и ей бы лучше отвести взгляд, но она не может оторваться от лица Грейс, черты которого говорят о даже некой статусности. Она похожа на одну из тех статных девушек девятнадцатого века, которые одним только взглядом останавливали поезда.
Только бы перестать пялиться.

+5

3

Грейс расхаживала по коридору со стаканчиком чуть теплого кофе и усиленно над чем-то раздумывала, даже не сразу заметила, как один из сотрудников канала позвал ее по имени несколько раз.
- Не спи, они уже подъехали.
- Дэн, ты не знаешь, как я в это вляпалась? Они сделали шоу из моей работы!
- Рейтинги, дорогая, рейтинги! Даже канал новостей в них нуждается. И ты в частности. После последних скандалов ты просто обязана реабилитироваться и это...
- "...твой последний шанс".
- Ну-ну, не сгущай краски, никто не говорил про последний. Хотя, да, ты права. Никто не говорил, но все подразумевали. И ты права: это шоу. Помнишь Гордона Рамзи?
- Ох, не напоминай. Мой новоиспеченный дядюшка похлеще лапочки Рамзи, а имя "Гордон" с недавних пор вызывает только раздражение.
- Молчи, если не хочешь, чтобы это случайно попало в эфир MTV, - Грейс сначала закатила глаза, затем усмехнулась. Дэн был прав. Она так долго защищает семью от нападок журналистов и злопыхателей, не хватало случайно разболтать правду на камеру.
Маршалл молча наблюдала за тем, как сотрудники чужого канала снуют туда-сюда, как раскладывают аппаратуру, болтала с некоторыми из них, усваивала и впитывала все, что скажут. "Реалити". Конечно. Из реального здесь только само название, ну, и, пожалуй, те несчастные конкурсанты, которых они тут будут испытывать. Продюсеры будут крутить ими, как захотят, кого-то пропихнут вперед, кого-то сольют в самом начале. Ее тоже будут провоцировать. И по закону жанра она должна поддаваться. Ты стерва, Трейси Маршалл, сегодня - ты стерва. Запомни это и играй.
- А вот и наша Трейси. Как твое настроение? - Грейс только вышла встречать "гостей", а ее уже пытаются столкнуть с лестницы. Интересно, это тоже было подстроено? Сейчас она должна была бы взорваться и наорать на бедную девушку, хотя, признаться, ей этого действительно хотелось. Разуй глаза и смотри, куда идешь, так ведь можно и убить кого-то! - вот что вертелось у репортера на языке, но вместо гневных высказываний она с улыбкой обернулась к камере, по пятам следующей за ней уже добрых полчаса. Интересно, ее хотя бы в уборную отпустят с миром?..
- Как раз не откажусь перекусить, - Маршалл приходится отойти дальше к стене, чтобы камера могла снять всех прибывших более-менее крупным планом. - Что ж, вижу, бейджики с именами вам уже раздали, но не надейтесь, что кто-то в этом здании хоть раз прочтет, что на них написано, - блондинка окинула присутствующих взглядом и довольно ухмыльнулась. Они не были готовы к столь "теплому" приему, а значит, начальство погладит Маршалл по голове - пока она делает все правильно. Только как, черт возьми, амплуа стервы поможет ей поднять рейтинги?! Хотя, да. Кто же в наше время любит добрых и пушистых. Всем скандалы подавай. Гордон Рамзи. Рамзи. Рамзи-Рамзи-Рамзи. Ты - Рамзи. - Вас будут гонять, шпынять, давать невообразимые задания, порой совершенно идиотские и не укладывающиеся в нормальные временные рамки, но вам придется с этим мириться. Времени ныть у вас не будет. Спать - не будет. Есть - возможно, но скорее нет, чем да. Вы подписали контракт с Дьяволом, ребятки. Те, кому кажется, что он не справится - можете уже сейчас разворачиваться и уходить, потому что вам правильно кажется. Выиграть первый тур - самый глупый и нелепый поступок в вашей жизни, который вы только могли совершить, притом, конечно же, случайно. Вас будут критиковать, постоянно, и размазывать по стенке, поэтому, если вы думаете, что сможете оставаться собой, милым парнем в клетчатой рубашке или очаровательной блондинкой в очках - вы глубоко ошибаетесь. Или вас сломают и перекроят, или просто сломают. Любая работа в сфере шоу-бизнеса, будь то ведущий спортивных новостей или певец, у вас всегда будут критики, недоброжелатели и завистники. Поклонники - может быть. Но вряд ли. По большей части вас будут ненавидеть, но если в обычной жизни чья-то зависть может ударить максимум по вашей самооценке, ведь они попытаются убедить вас в вашей некомпетентности или каких-то несовершенствах, то здесь - любое высказывание в ваш адрес, любой комментарий в социальной сети - это ваша будущая карьера. Один идиот по ту сторону экрана - и ваше начальство уволит вас за то, что ему не нужны скандалы подобного рода на его канале...
- Это вы по своему опыту? - кто-то из толпы стажеров перебил Грейс и та замолкла. Камера тут же метнулась на нее. Потом зритель сможет наблюдать на экране своего телевизора\компьютера\телефона то, что Маршалл искала в толпе того, что это ляпнул.
- Нет, - блондинка усмехнулась. Она смотрела прямиком на парня, который теперь хотел спрятаться, но уже не мог. Его вычислили. Он пялился то в камеру, то на Трейси. - По твоему. Дверь там, - блондинка кивнула в сторону выхода и парень вдруг побледнел. Он явно не ожидал, что за какой-то глупый комментарий его просто возьмут и выставят за дверь.
- Но вы же не...
- Не серьезно? Почему? Я, кажется, только что сказала, что один идиот по ту сторону экрана - и ты можешь лишиться работы. Ты сам для себя стал этим идиотом, поздравляю. Не мешай остальным пробиваться на вершину Олимпа, свой шанс ты уже... просрал, - Грейс даже состроила сочувствующий вид и, поджав губы, пожала плечами. Ей даже начинало нравиться быть такой бездушной. Только Трейси, в отличие от зрителей и тех желторотиков, что стоят перед ней, знает, что паренек этот - подставной. И он очень хорошо сыграл свою роль. Его даже пришлось выводить с охраной, что представители "чужого" канала отсняли аж с нескольких ракурсов. Даже прибежали из какого-то другого помещения, якобы не ожидали такого поворота событий. - Чудесно! Одним меньше, даже дышать стало как-то свободнее... Дэнни, думаю, я сама проведу экскурсию для наших малышей, - девушка еще раз окинула взглядом присутствующих, а затем развернулась и направилась вглубь этажа. - Поговорим немного о том, как вы сюда попали. Начнет... очаровашка с очках, которой они явно не помогают, раз она все равно не видит, куда идет. Откуда ты? - они шли по длинному коридору и Маршалл даже не видела ту девушку, к которой обращалась, но ее она хотя бы успела запомнить, уж слишком явно та пялилась на Грейс на лестнице.

+5

4

Все происходит так быстро, что Лори едва успевает следить за сменой событий. Она поправляет очки и вглядывается в строгое лицо Трейси Маршалл, которая на одном дыхании выдает всю необходимую и пугающую информацию о скором будущем немногочисленных конкурсантов, которые по убеждению самой Трейси еще не понимают, в какое дерьмо они влипли, выиграв первый этап конкурса. Лори смотрит на женщину, от которой веет холодом 10-ого круга Ада и не может поверить, что эта девушка может быть ее родственницей. Отец Лорен, урожденный Маршалл, был человеком исключительной сердечной доброты, он всегда улыбался и был добр к другим людям. Такой же была и миссис Маршалл, о чем сейчас с такой завистью и непохожей злобой говорит тетя Мардж о своей старшей погибшей сестре. Родители Лори были добрыми и честными, хорошими людьми, и Лорен оттого и мечтала найти своих дальних родственников, чтобы увидеть, что она не одна в мире осталась с таким, пусть и дестким, но светлым взглядом на мир. Но то, что сейчас говорит Трейси заставляется Лорен пересмотреть свои взгляды относительно семьи. Она не разочаровывается в возможной сестре и оставляет надежды, что Грейс Маршалл не так плоха, какой хочется показаться на первый взгляд. Лори невдомек, что это игра, потому что она не представляет, зачем такое вообще нужно, когда зал полон талантливых ребят, которые мечтают работать на телевидении и ведь именно для этого их и привели. Лори не подозревает об игре на камеру. Ей просто кажется, что Грейс внутри не такая, какая снаружи и что-то сделало ее такой холодной. И от этой надежды, Лорен еще больше хочется узнать свою вероятную сестру.
И внезапно, центром внимания становится именно она, потому что двигаясь по коридору и не глядя на Лорен, Грейс требует, чтобы девочка рассказала о себе и о том, с чего начался ее путь, который привел ее сюда. Грейс называет Лорен очаровашкой в очках и девушка едва заметно хмурится, поправляя съехавшие очки на носу, вместо того, чтобы снять этот ненужный элемент стиля.
- Я… - Лорен запинается, потому что ей приходится протискиваться со всеми остальными в коридоре и при этом не отставать и быть в первых рядах. Она идет четко за Грейс, но тщетно пытается выловить взгляд родственницы. – Я написала статью о том, с чем приходится сталкиваться людям, работающим в ночную смену, о том, в какие сложные ситуации они попадают и какая на самом деле у них опасная работа. По статистике, большая часть ограблений развлекательных и продуктовых маркетов, приходится именно на ночное время суток и людям приходится защищаться подручными средствами. А в случае девушек, порой, не обходится и без насилия. – голос Лорен тверд, потому что она не понаслышке знает о чем она говорит. – Я хочу писать о людях и об их реальной жизни, защищать их права, потому что журналист именно этим и должен заниматься, вместо того, чтобы устраивать шоу. Мы должны защищать людей.
И отчего-то последние слова звучат раздраженно, по мере того, как Грейс все продолжает как будто игнорировать взглядом сказанное Лорен. И девочке непонятно, откуда столько холода и почему бы просто не сесть где-нибудь и не поговорить. Почему нельзя спросить каждого, чего он добивается и к чему стремиться и тогда пускаться в критику, а не начинать с этого.
- Слушайте, тот парень зарвался, но он ничего такого не сделал. – внезапно переключается на другую тему Лорен, все еще говоря в спину. – Он всего лишь неудачно пошутил. Вы не могли вот так просто взять и выкинуть его. Он мог бы стать хорошим журналистом. Откуда вы знаете, что это не так и как вы можете просто так обрывать его мечту? Ведь вы – журналистка, вас слушают люди, ваше мнение важно для них! Так было, когда вы освещали те теракты. Разве вы не переживали за пострадавших?
Наконец Лорен дергает Грейс за руку и если не разворачивает к себе, то сама встает перед женщиной, глядя ей прямо в глаза.
- Что вам мешает посмотреть на нас и поговорить нормально, вместо того, чтобы запугивать и издеваться?
Прядка кудрявых волос выпадает из хвоста Лорен и она с силой сдувает ее, уставляя свой прямой и хмурый взгляд на Грейс Маршалл. Ей все никак не понять, что такое сделало Грейс такой холодной.

+4

5

Грейс успела десять раз пожалеть, что начала задавать вопросы именно с этой девушки. А не мог канал как-нибудь их отобрать, узнать об их характере и психотипе заранее, дать Грейс хоть какую-то наводку о том, кого спрашивать стоит, а кого проще слить? Да, в шоу она была слаба, тем более подобного плана, а значит, придется как-то выкручиваться. Возможно, на это и был рассчет.
Урок про задавание вопросов личного характера этой девушкой усвоен явно не был, а ведь Грейс только хотела похвалить милашку за рвение. У нее были хорошие и чистые мотивы, говорила она убедительно, только не дала Грейс и слова вставить, как посыпались... обвинения? Да, в голосе девчушки явно слышался укор. Однако! Желание похвалить в миг улетучилось. Хотя совсем недавно Грейс сама недоумевала, нет, даже возмущалась подобной идеей - она? В шоу? Зачем?! Теперь Маршалл и саму задевали слова девушки, видимо, потому, что ее, Грейс,  считали главной мегерой. Но, подождите... разве не этого ли от нее хотели? Точно-точно. Отлично. Грейс усмехнулась и просто проигнорировала слова девушки, как про несчастного паренька, которого она якобы бездушно вышвырнула за двери, не дав ему и шанса, так и про взрыв. Эту тему вообще не стоило затрагивать. Как Грейс чувствовала себя тогда? Да никак. Она не соображала, была на адреналине и думала только о том, как бы вести прямой репортаж и, желательно, чтобы ее при этом не пришибло. Хотя второе, надо признаться, было не сильно заметно. Переживать она начала уже после. И не за пострадавших, а только за то, чтобы ее родных не было среди этих самых пострадавших. Но всем и каждому о таком распространяться нельзя, ее ведь заклюют!
Маршалл планировала и дальше молча слушать девушку, пока той не надоест сотрясать воздух понапрасну и она не замолчит, тогда Грейс просто заставила бы говорить кого-нибудь еще, но милашка в очках сдаваться не собиралась. Она собиралась выбить ответ из Трейси. И людям с камерами, вышагивающими перед ними по коридору спиной вперед, явно нравилось развитие событий.
- Чего же ты еще ожидала, записываясь на конкурс в рамках TV-шоу? Что тебя посадят в уютное кресло, угостят мороженым, погладят по головке и прижмут к груди? - Грейс смотрела девушке прямо в глаза, серьезно, возможно, немного надменно, но внутри чувствовала себя не в своей тарелке. Когда-то ведь и Трейси была такой же наивной. Была ведь?.. - Такого не будет. Никогда. Чтобы получить работу, чтобы тебя услышали - придется рвать друг другу глотки. И не только на шоу. Быть журналистом - это тебе не ромашки в букет собирать, - взгляд скользнул чуть ниже на бейджик еще прежде, чем Грейс договорила последнее слово, - Лорен Ма... - звук застрял в горле, Грейс не позволила себе дочитать фамилию до конца. Только не вслух. Маршалл?! Еще один сюрприз от отца? - Интересно... - тихо выдохнула Грейс и отвернулась от девушки. Держи себя в руках, Трейс, это какая-то шутка. - Мы пришли. Проверим ваши навыки чтения и умение держаться перед камерой. Телесуфлер, - Дэни открыл дверь и пропустил сначала людей с камерой, затем Грейс, а после и участников. - Определитесь с очередью и вперед. Вон то кресло - ваше место. Суфлер здесь. Читаем быстро, четко, но не тараторим. Не забывайте про интонацию. И не потеряйте лицо, - журналистка показала участникам все, что требовалось, перечислила правила, а затем отошла в сторону. Дальше дело за ними.
Конечно, все было не так просто. Суфлер будет выдавать им или совершенно бредовый текст, или что-то смешное, иногда будет тормозить и им придется выкручиваться, выдавая репортаж на ходу, опираясь на те кадры, которые они увидят на экране рядом с суфлером. Возможно, будет даже весело. Не им, конечно же.

+3

6

Лорен не могла поверить в то, что слышала сейчас от Грейс. Неужели она, Грейс, сама действительно верила в то, что говорила? Неужели она работает именно по этой грязной системе "хлеба и зрелищ"? Лорен смотрела на предполагаемую сестру и пыталась углядеть в ее глазах хоть намек на то, что Маршалл-старшей и самой противно от произносимого текста, который удовлетворяет запросам телеканала и его публики, но совершенно не удовлетворяет Лорен. В этом и была проблема Лорен. Ее ожидания от встречи с Грейс и ее представления о сестре были не то чтобы завышенными, нет. Они были совсем другими! Прочитав про Грейс, прочтя ее статьи и посмотрев репортажи, она видела в этой женщине пример для подражания, видела образ, который всегда примеряла на себя в своих самых смелых фантазиях. Может быть, Лорен когда-нибудь стала бы журналисткой, но, увы, ее судьба сложилась иначе. Но нет смысла пенять на эту самую судьбу. Да, Лорен осталась без родителей, но это не значит, что она осталась совсем одна и без семьи. У нее была тетя Мардж и теперь была... возможно, теперь у нее была сестра, на которую она хотела бы быть похожей. На ту сестру, образ которой Лорен построила у себя в голове. И, возвращаясь к незавершенной мысли... Если бы будущее Лорен было более целенаправленно на одну карьеру, то она бы хотела стать такой, как Грейс. Выдержанной, стойкой, сильной, мудрой и статной. Но не такой холодной и расчетливой, мысли которой ограничены только шоу и грызней.
И в то же время, от Лорен не укрывается, как перекашивает Грейс, когда та не дочитывает фамилию Лорен. А девушка отчего-то поспешно, но, конечно, запоздало, прикрывает ладонью бейдж со своим именем. Это не интрига и не попытка придать сюжету шоу остроты происходящего. Перца уже и так было достаточно, учитывая что претензии Лорен и ее праведный гнев были совершенно не по сценарию, но так на руку продюсерам и операторам. Но Лорен не хотела тревожить Грейс раньше времени. Во всяком случае, она не хотела, чтобы сестра узнала о возможном родстве вот таким случайным образом. Маршалл-младшая предпочла бы поговорить где-то наедине и выяснить, что сама Грейс думает по этому поводу, допускает ли возможность этого родства и, вообще, хочет ли такого родства. Лорен ни за что не была бы против семьи, при этом не претендуя ни на помощь, ни на излишнее внимание. Сама мысль о том, что она не одна в этом мире сделала бы ее смелее и счастливее. Но с Грейс все могло повернуться по иному и она сама могла бы иметь иное мнение на этот счет. Может, они совсем не ищут новых родственников, свалившихся на голову словно снег летом.
Лорен способна сейчас только открывать и закрывать рот на слова Трейси и провожать ее взглядом, пока остальные одногруппники хихикали, проходя мимо девушки и ухмыляясь на тот счет, что ее дерзость не останется незамеченной, а значит, их конкурентка вылетит так же быстро, как и тот глупый шутник. Лорен вопрос вылета волновал меньше всего. Ее волновала только Грейс.
Они проходят в студию, где для группы уже все подготовлено в виде камеры и суфлера. Грейс холодным тоном, от которого у Лорен мурашки бегут по коже, объясняет в чем испытание "студентов" и велит распределиться в очередь. Девушка не будет первой, но все то свободное время, что у нее было, она наблюдала со стороны за сестрой, оценивая строгий профиль и прямой взгляд. А затем пришла очередь девушки.
Она подошла и села на указанное место. Камера была направлена прямо на нее, на столе лежали какие-то бумажки. На тот случай, если суфлер подведет. А он подведет.
Ей дают отмашку и Лорен набирает в грудь побольше воздуха.
- Вчера прошла встреча глав... - Лорен читает с суфлера тект, который освещает политическую встречу между главами двух стран. Новость рядовая, такие встречи происходят изо дня в день, по несколько штук, каждая из них несет какие-то глобальные перемены, которым в итоге не суждено сбыться. Но то происходит за дверями круглых кабинетов, а вот ответственность журналиста за освещение данного материала всегда очень велика. Одно лишнее слово и тебя будут цитировать до конца твоих дней. Ошибиться нельзя. - Президент Трамп заявил...
В этот момент экран суфлера покрывается помехами и Лорен слегка теряется, теряя то самое лицо, которое велела держать Трейси. До этого момента Лорен вполне попадала в слова и ударения, попадала в темп и не частила, не заикалась. У нее все неплохо получалось. Ровно до этого момента. Пока предательские помехи не пошли по суфлеру, а Лорен не пришлось перенаправить свой взгляд на бумажки, которые она растерянно берет в ладони и начинает судорожно искать нужную строку, на которой остановилась, теряя драгоценные секунды эфира. Пауза в эфире - смерти подобна.
- Президент Трамп заявил... - Лорен находит наконец нужное место и так радуется, что ее голос поднимается на тон выше, но не надолго. -... заявил, "Я танцую ча-ча-ча с фашистской нацией и намерен разбомбить..."
В студии слышится хохот, а Лорен поднимает полный растройства и непонимания взгляд на... Грейс. Не на оператора, не на куратора шоу. Она поднимает взгляд на Грейс.
- Простите, - и извиняется она тоже перед Грейс, не обращая уже никакого внимания на камеру. - Это, наверно, не тот текст.
Но искать нужный текст бесполезно, потому что план организаторов сработал на ура и Лорен чувствует себя максимально некомфортно на радость окружающей публике.
- Просто заверши эфир. - просит ее один из продюсеров, которые следят за происходящим со снисходительной улыбкой.
- Я... Что? - Лорен не сразу понимает и мужчине приходится повторить во второй раз. А Лорен кивает, все еще не зная, как найти себя и чувствуя, будто кресло под ней горит на костре. - С вами была Лорен Маршалл. Всего доброго.
Улыбка расплывается по губам организаторов.
- Маршалл? - мужчина переводит взгляд на Грейс. - Трейси, кажется, у тебя появилась однофамилица? Или не она?
Лорен чувствует себя максимально не в своей тарелке, не говоря о том, что понимает, что стала пешкой в какой-то игре. Игре против Грейс? Возможно. Девушка просто поднимается с кресла и вылетает из комнаты, стремясь вылететь из окна, но это слишком крайние методы. Но окно Лорен все же находит и переводит дыхание.
Все совсем не так, как она думала.

+3

7

Оставаться холодной и непроницаемой оказывается довольно сложно. Внутри бушует ураган. Как только Грейс переводит все внимание на своих подопечных, а сама отходит в сторону, якобы наблюдать на их успехами и провалами, в голове остается только одна мысль. Мысль о бейджике, который пыталась прикрыть блондинка в очках, но не успела. Лорен Маршалл. Должно быть, это какая-то шутка. Таких совпадений просто не бывает. Тогда что? Вариантов в голове репортера с каждой минутой появлялось все больше. Эта девушка может оказаться ее сестрой, от какой-нибудь очередной побочной связи отца. И что тогда она тут делает? Пришла заявить на всю страну перед камерой, что она родня Маршаллам? Да, после таких заявлений историю тихо не замнешь. С другой стороны, разве, тогда она прятала бы свой бейджик?
Грейс старалась слушать, что происходит, держать марку и делать вид, что ее забавляют неудачи некоторых конкурсантов. Мерзко. Да, ей приходилось пролезать на свое место по головам, но... это не выставляли вот так на показ перед тысячами зрителей. Теперь она еще меньше будет любить реалити-шоу.
Вопрос с мисс Маршалл оставался открытым. Если не побочная дочурка Гордона, то как это объяснить еще? Должно быть, подстава. Организаторы конкурса могли как-то прознать про трудности в семье Трейси. Кто-то мог и разболтать. Соседи? Да, соседи знают многое, даже если тебе этого не хочется и ты всеми силами пытаешься делать вид, что все хорошо. Спросить какую-нибудь Бетси из углового дома, которая любит почесать языком за чаем с пирожными - так та и вывалит все свои предположения и тщательно собранные сплетни. История о том, что отец гулял, вполне могла всплыть. И это отличная возможность для рейтингов! Достаточно просто нацепить на девчонку бейджик с фамилией Маршалл - и смотреть, что будет дальше. Грейс знала, что среди конкурсантов есть подставной актер, которого она должна была сразу же слить, так кто сказал, что нет еще и актрисы? Просто для пущего эффекта Трейси про нее не сказали. Так ведь куда интереснее. Определенно, эти гады могли подстроить что-то подобное.
Как раз когда Грейс пришла к этому предположению, настала очередь Лорен. Старшая Маршалл почему-то занервничала, но старалась и дальше не подавать виду.
Новость про Трампа? Что они там подготовили к этой новости?.. Маршалл судорожно соображала, какой сценарий ждет эту девушку, но пока она справлялась очень неплохо. Возможно, проблемы с техникой не станут для нее помехой. Как иронично, что именно помехи и должны были стать испытанием для Лорен. И бумажки перед глазами, конечно же, продублированы. На некоторых текст верный, на других - полнейшая чушь.
Когда суфлер "умер", блондинка растерялась, а Грейс поймала себя на мысли, что напряглась. Она нервничает? Черт, да с какой радости?! Это или подсадная утка, или что еще хуже - ее единокровная сестра. Вылетит - Маршалл только лучше будет! И все равно это не отменяло того факта, что Грейс занервничала. "Ну же, думай!" - Грейс вдруг огляделась по сторонам, надеясь, что никто не заметил, как она в этот момент сжала челюсти. Нет. Все камеры были направлены на опозорившуюся конкурсантку, кроме одной, но и тот оператор снимал не Грейс, а смеющихся соперников Лорен.
К тому моменту, как Лорен подняла взгляд на Трейси, та уже успела принять тот же непроницаемый вид, что и в самом начале.

- Это вы мне скажите, - усмехнулась Грейс, стараясь не реагировать на провокацию организатора. Это специально. Они делают это специально! По крайней мере, они все это время знали, что у Лорен фамилия Маршалл. Возможно, она и не подсадная утка, может, даже не родственница Грейс, но однофамилица - возможно. В голове Трейси вырисовывается еще один вариант. Устроители шоу вполне могли отобрать в группу заявку девушки только из-за того, что у нее фамилия Маршалл. Им бы не реалити-шоу про канал новостей и журналистов снимать, а какой-нибудь ремейк Санта Барбары. К счастью для репортера, прежде, чем кто-либо успевает вывести эту историю на самый пик, кто-то из ребят-конкурсантов сталкивается с оператором и тот роняет камеру. Объявлен часовой перерыв.

Теперь даже Дэн кажется Грейс подозрительным. А если ему нельзя доверять? Мог ли он слить информацию о ней? Конечно, мог. Может, это он ее и шантажирует? Нет, Грейс, о таком лучше не думать. Не сейчас.

Маршалл направлялась в сторону буфета, когда заметила в конце коридора девушку со светлыми волосами. Затормозив, Грейс несколько секунд взвешивала все "за" и "против". Ей не следует подходить к девушке. Ей должно быть плевать. И, по сути, так оно и есть... да и мало ли где прячется оператор с камерой. С такими шоу и параноиком стать недолго. С мыслью: "Я об это пожалею", Грейс все-таки сворачивает с намеченного пути и подходит к девушке, встает рядом и смотрит в окно. А тут неплохой вид, оказывается. Конечно, в Вашингтоне нет таких небоскребов, как в Нью-Йорке, нет ощущения "весь город на ладони", но...
- Реалити-шоу - совсем не то, что ты ожидала? - голос уже не кажется таким холодным, как перед камерой. Скорее, уставшим.

+3

8

Лорен пытается перевести дыхание и унять дрожь под грудной клеткой. Вся эта ситуация была для нее мало того, что неожиданной, но еще и максимально не комфортной. Она не понимает, как так вообще могло сложиться, ведь она-то думала, что идет на профессиональный конкурс для перспективных и умелых журналистов, а за последние часы случилось столько всего, что убеждало ее в обратном. Это была совсем не та журналистика, которую она себе представляла. Когда Лорен узнала, что Грейс работает на телевидении, когда она увидела этот репортаж со взрыва, все внутри перевернулось от гордости за возможную сестру и от желания стать когда-либо похожей на эту храбрую женщину. В жизни младшей Маршалл еще никогда не было того, на кого бы она могла опираться, как на пример подражания. Родители погибли и достойных родственников из близкого окружения совсем не осталось. Конечно, родители девочки заложили в нее все необходимые качества, чтобы она выросла достойным членом общества, сознательным и благонадежным. И у самой Лорен было так много стремлений к героизму и благородству, как бы громко это ни звучало. Она всегда старалась защищать тех, кто слабее, помогать тем, кто нуждается в помощи, потому что была уверена, что добро - это цепочка, которая однажды замкнется, обойдя весь земной шар. Лорен всегда старалась поступать правильно, как ей казалось правильным. И она считала журналистику тем самым благородным делом, которое защищает простых людей, отстаивает их интересы, выводит зло на чистую воду. Конечно, она понимала, что есть шоу, которые направлены исключительно на развлекательный характер, но никак не могла предположить, что вся журналистика стала предметом масс потребления под названием "хлеба и зрелищ".
Это понимание расстраивает и разочаровывает Лорен. Как Грейс могла связаться с таким? Ввязаться в такое? Лорен совсем не хочет разочаровываться в Грейс, совсем не хочет терять это ощущение семейного стремления к справедливости, которое объединяет Маршаллов. Точнее, Лорен бы хотелось верить, что это стремление и есть - семейная черта семьи. Девушке так хотелось бы встретить кого-то, с кем она не будет чувствовать себя белой вороной, хоть какую-то, даже одну, но родную душу. И она увидела эту родную душу в Грейс. Но прежде чем Лорен выбежала из кабинета, где были пробные репортажи, она бросила взгляд в сторону Грейс и увидела в них снова то де хладнокровие и отстраненность, что и прежде. Даже после того, как прозвучала фраза о том, что они возможные родственники. Сейчас, вспоминая этот инцидент, девушка всерьез задумывает о том, что зря появилась на этом канале, зря искала Грейс, потому что, вполне возможно, что возможная старшая сестра не обрадуется появлению младшей. Но ведь и Лорен ничего не просит, ни денег, ни внимания. Ей просто нужно знать, что она не одна.
Она вздрагивает, слыша позади себя женский вздох и следующий за этим знакомый женский голос, в котором звучат не стальные нотки железной леди, а некая усталость. Лорен тоже чувствует себя опустошенной и провал перед камерой здесь ни при чем. Просто рушатся ее надежды на обретение семьи.
- Совсем не то. - соглашается Лорен, кивая и все еще глядя в окно. Она немного опасается смотреть на Маршалл-старшую, боясь увидеть усталость не от сложившейся ситуации, а от самой Лорен. - Я думала, что все будет по-другому. - признается девушка и голос ее такой поникший и расстроенный, что кажется, будто она вот-вот заплачет, как дитя от обиды, но ничего подобного Лорен не чувствует и не собирается делать. Она не хочет доставлять Грейс еще больше неприятностей. - Мне казалось, что на таком канале отделяют шоу от серьезных, по-настоящему серьезных вещей. В смысле... Ведь этот конкурс выглядел так профессионально и ответственно, я так долго билась над этой статьей, не только чтобы показать опасную изнанку ночной смены сотрудников сферы продажи, но и потому что я хотела что-то изменить. Я думала, здесь люди хотят изменить мир в лучшую сторону, а не гоняются за рейтингами и шоу, обличая жесткую и некрасивую человеческую сторону. То, как они смеются друг над другом и радуются неудачам друг друга... В смысле, это же ужасно! - Лорен хмурит лоб, но наконец поднимает взгляд на Грейс. - Разве это стоит дороже того, что делали вы в тот день взрыва? Разве это стоит дороже правды и разоблачения действительно ужасных вещей? Я думала, журналистика - это благородная профессия, отстаивающая права людей. А это...
Лорен жестом руки указывает в сторону кабинета, в котором произошло столь неприятная для нее ситуация и как-то расстроенно и разочарованно вздыхает. Все это совсем не так, как она представляла, все это совсем не то, что ей нужно. Сидя за кассой маркета или кинотеатра, она никак не изменит мир, это она точно знает. Но по крайней мере, она контактирует с этим миром, она видит людей, она непосредственно с ними знакома, она пытается помочь любому, кому нужна помощь. Она взаимодействует с миром и эти немногие ее поступки дают больше ощущения реальных действий во имя перемены мира к лучшему, чем два часа проведенных на этом шоу, которое никого не сделает лучше.
- Им не интересны проблемы общества, им не интересно искать решения. Моя статья абсолютно бесполезна. Не удивлюсь, если они взяли меня только потому что моя фамилия Маршалл.
И вот тут Лорен осекается, возвращая свой взгляд из пустоты на Грейс и видит ее чуть побледневшее лицо. Кажется Грейс это тоже немного волнует. Но едва ли с тем же умыслом, что и организаторов шоу.
- Честно говоря, Грейс, я здесь не потому что я хотела попасть в журналистику. У меня есть работы, которые меня устраивают. Я здесь из-за вас. Из-за нашей с вами фамилии. Потому что мне кажется, это не совпадение. Точнее, мне бы хотелось верить, что это не просто совпадение. - мнется Лорен, не зная, как подобрать верные слова, которые не приведут Грейс в праведный гнев, который заставит ее выгнать мелкую нахалку из здания. - Мы можем поговорить где-то в более тихом месте? Я готова отказаться от участия в шоу, оно мне больше не нужно. И я не хочу быть пешкой в чужих руках. Да и вам навредить не хочу. Мне нужен только час вашего времени.
Лорен кусает губу с опаской и ожиданием глядя на Грейс. Что скажет ей эта суровая женщина с красивым и благородным лицом?

+4

9

Грейс останавливается от девушки примерно в полутора метрах. Достаточно близко, чтобы слышать тихий голос, достаточно далеко, чтобы не нарушать личного пространства. В какой-то момент ей хочется перебить Лорен и сказать то, что она говорила уже миллион раз - журналистика вовсе не то, чем кажется на первый взгляд. Все лишь кажется таким простым. Ты думаешь, что вот сходишь на митинг, возьмешь несколько интервью у участников, соберешь информацию, придешь домой, напишешь статью, принесешь ее в редакцию на следующий день, а тебе откажут в любезности ее напечатать. И причин может быть масса. От банальных "это не интересно, а вот Джей Ло на этой неделе...", до совершенно непонятных отказов без объяснения причин. И ведь не полезешь же ты на свое начальство? Можешь попробовать, но так и работы лишиться не долго. А потом окажется, что, газету подкупили, или пригрозили, или еще чего, но твою статью не выпустят, а если ты понесешь ее с другое издание - потом об этом узнают здесь и все равно мало не покажется. Что статьи, что репортажи - особой разницы не было. Ты бегаешь в поисках чего-то нового и интересного, и не обязательно это что-то должно затрагивать мировые масштабы. Скорее даже наоборот. Главное, чтобы запало в душу зрителю, не более. Ведь если не будет тех, кто сидит по ту сторону экрана, не будет рейтингов, то для кого все это делается? Для кого тратятся деньги? За историю телевидения закрылась не одна телепередача, и даже не один канал. Все крутятся, как могут. И Грейс хотела перебить девушку, но не стала. Пусть высказывается. Ее детский, наивный взгляд на жизнь забавлял, хотя по сути, девушка говорила очень правильные вещи. Маршалл бы согласилась с ней, подписалась бы под каждым словом, не будь она уже так хорошо знакома с этим "бизнесом", не пережуй он ее своими большими телевизионными зубами и не выплюнь сюда, в "здесь и сейчас", к тому, что мы имеем.
- Оба репортажи про взрывы - случайность, - только и вставила Грейс в тираду Лорен. Ее все отчего-то считали какой-то героиней. Это ж надо, продолжить снимать после взрыва, какая молодец, какая храбрость, невероятно! Честно, если бы у Маршалл была возможность вернуться в прошлое и пережить тот день снова, но зная, что произойдет, Трейси приказала бы всей семье сидеть по домам и сама прогуляла бы работу. Она ни за что в своей жизни не сунулась бы к торговому центру, зная, что там будет бомба, и никогда не оставила бы свою машину на той парковке, чтобы та вновь ушла под землю. Ну и в метро она бы не пошла, конечно же. У нее был инстинкт самосохранения. Теперь. И когда Грейс вспоминала о Дне Труда, то волосы от ужаса начинали шевелиться на голове. Почему она не сбежала после взрыва? Как додумалась продолжить эфир? Что было в ее пустой голове?!
Лорен сменила тему, переходя к более важной для себя и менее приятной для старшей Маршалл. По крайней мере, Грейс предполагала, что перед ней стоит незаконнорожденная дочь Гордона, а значит, этот разговор заведомо не может быть приятным.
- Час? - блондинка взглянула на Лорен с недоверием. Что можно обсуждать целый час? Сказать "я своя сводная сестра по отцу, гони деньги" можно уместить и в минуту. Несколько секунд Грейс выжидала, но ответа не последовало, потому она взглянула на свои наручные часы. - Учитывая, сколько времени ты пела тут дифирамбы моей профессии, у тебя осталось минут пятьдесят. Вместе с походом до кафе. Так что можешь начать, или придется урезать свою речь, - конечно, ничего страшного не случится, если Грейс будет гулять не час, а семьдесят минут, но ей тоже не особо хотелось опаздывать. Рейтинги, имидж - помните? До чего она докатилась?.. Впрочем, она всегда об этом думала. Всю свою чертову жизнь. Потому семья не знала про Ричарда, ориентацию и много чего другого. Что-что, а секреты Маршалл хранить умела. Но кто-то слишком хорошо умел копать, раз ее было сем шантажировать. В этот момент Грейс косо посмотрела на девчонку. Нет, не она. Точно не она.
Они спустились на лифте на первый этаж и вышли из здания, перешли дорогу и вошли в стеклянные двери небольшого кафе, Грейс выбрала один из дальних столиков, попросила меню. Ее хорошо знали здесь, как и практически весь персонал канала, но обычно все сотрудники CBS лишь заходили за кофе и не оставались, чтобы перекусить.
Заняв свое место за столом и взяв у официанта принесенное им меню, Грейс отложила книжицу в сторону. Она и так знает, что будет заказывать.
- Что ж, всю дорогу ты промолчала, а осталось всего сорок пять минут. Советую собраться все же с мыслями, если ты действительно хочешь поговорить со мной хоть о чем-то, - кажется, разгромные речи по поводу журналистики и несправедливости бытия давались девчушке куда лучше, чем темы семейные. - Я очень не люблю тратить время попусту, и уж тем более не буду тебя упрашивать, - конечно, к ней вернулись нотки прежней холодности, ведь она ожидала услышать нечто, что ей не понравится, а значит заранее приняла оборонительную стойку.

+3

10

Если бы Грейс дала Лорен больше времени, то девушка бы обязательно привязалась по поводу «случайного» репортажа с места взрывов. Лорен бы обязательно расспросила Грейс о том, не было ли ей страшно вот так оставаться рядом с опасностью и спросила бы, как Трейси нашла в себе силы, чтобы продолжать вести трансляцию, вместо того, чтобы бежать домой или в офис, откладывая эту работу на кого-то другого. Но несмотря на все эти вопросы, Лорен хотелось верить, что остаться Грейс заставила ее любовь к журналистике, преданность делу и ответственность. А еще – та самая сила духа, которой девушка так завидовала и надеялась, что это у них у всех наследственное.
Лорен не хотелось заводить разговор о родственниках на ходу, тем более, что у нее было что показать Грейс. Однако, пока они шли к кафе и молчали, девушка то и дело бросала взгляды на старшую Маршалл и все больше задумывалась, а стоит ли вообще заводить эту тему. Грейс внешне была настроено очень по боевому и немного пугала Лорен. Действительно пугала, потому что девушка не понимала, откуда столько негатива. Теперь, когда выяснилось, что Маршалл-младшая пришла на этот конкурс не из-за самого конкурса, а из-за Грейс, не стоит ли как-то сбавить суровый вид? Хотя, конечно, Грейс не знает, зачем Лорен приехала и предполагает, наверняка, не самые хорошие вещи, но разве девушка похожа на какую-нибудь грабительницу или мошенницу или что-то в этом роде? И совершенно теперь было страшно предполагать реакцию Грейс на заявление, что, возможно, они родственницы. Может, Лорен стоит сбежать, пока не поздно?
Однако, пока она обо всем этом думала, девушки уже оказались за столиком в кафе и Грейс совершенно стальным, не предполагающим возражений, тоном, попросила Лорен поторопиться с той информацией, которую девушка приберегла для такого особого случая.
- У меня от вас мурашки по коже. – невольно признается девушка и прижимает уши, ожидая, что Грейс, как минимум скажет что-то резкое в ответ, а как максимум – встанет и уйдет.
Но Грейс не уходит и Лорен снова задумывается. Если женщине так неприятно общество Лорен и любые новости, которые она привезла с собой, зачем тогда Грейс согласилась на встречу?
Потому что она – сильная и встречает любое событие и с гордо поднятой головой, подумала девушка и полезла в сумку. Она не заметила, как напряглась Грейс и так же быстро и торопливо, как и прежде, вытащила на свет папку. Положила на стол и отодвинув на середину стола, принялась раскрывать и вынимать на свет содержимое. Там было все возможное, что Лорен только смогла найти на всех существующих Маршаллов, чтобы доказать свою связь с Грейс. Впрочем, если Маршалл-старшая была в курсе своих корней, то сомнений не останется никаких. Сейчас все решится. Либо Лорен и Грейс – сестры, либо – однофамилицы и шоу не сделать на это пиара.
- Мои родители погибли, когда мне было шестнадцать и я переехала к тете, маминой сестре. Из родственников у меня больше никого не осталось. Во всяком случае мне так казалось. Но недавно я залезла в коробку со старыми вещами, которые пылились на чердаке и нашла эти письма. И эти фотографии.
Лорен, покопавшись в бумагах, выбрала на свет старые фото детей и подростков, даже уже взрослых людей. Везде фото были подписаны, кто на них изображен и год. Письма были сложены вместе и повязаны старой выцветшей лентой, когда-то бирюзового цвета. Бумага заметно пожелтела и пообтрепалась, по конвертам было заметно, что их часто вскрывали, а письма – перечитывали – некоторые буковки даже затерты.
- Видите, это, - Лорен указывает на двух мальчуганов, - Мартин и Александр Маршаллы. Ваш и мой дедушка, если я все правильно сопоставила. Здесь есть еще несколько фотографий из их детства и юношества. А вот здесь, - Лорен выбирает другую фотографию, где молодые ребята тоже вместе, но среди них находится еще и молодая девушка. – Это – Эстер, ваша бабушка, да? – на миг девушка поднимает взгляд на Грейс, - На всех фотографиях – они втроем или в кругу семьи, но дальше, следуют уже много фотографии моего дедушки Мартина в одиночестве или с моей бабушкой – Элизабет Доусон. И всего лишь несколько фото – отдельно ваш дедушка и ваша бабушка, с детьми и без. Я читала письма и из них трудно что-то понять определенное, кроме того, что мой дедушка переписывался только с вашей бабушкой, но ни слова в сторону дедушки Александра. Он упоминал что-то о ссоре, об обиде, о предательстве, но никакой конкретной информации.
Лорен не будет против, если Грейс зачтет несколько писем, она даже придвигает их к женщине ближе и чем дальше, тем больше у Лорен трясутся руки. Обычно, по мере рассказа люди успокаиваются и берут эмоции под контроль, но только не Лорен. У нее эмоциональный диапазон шире, чем Вселенная. И эту дрожь пальцев легко считать, когда девушка отдает то фото, то письма на суд суровой и строгой Грейс Маршалл.
- Насколько я понимаю, мой дедушка уехал и зажил своей жизнью, так никогда больше и не вернувшись и не встретившись с братом. – завершает Лорен короткую историю. – Мне никогда не говорили о семье с вашей стороны. Найдя эти фотографии и письма, я начала искать Маршаллов, которые бы подходили под описание, по именам родственников. И так я нашла вас.
Лорен делает глубокий вдох, понимая, что звучала чертовски сумбурно и непонятно, но она не могла иначе. Письма и фото скажут куда больше, чем может сказать она. И слишком ее будоражит сейчас осознание, что перед ней действительно сидит ее сестра. Но что будет, если Грейс ее не примет?
- Мне ничего не надо от вас. Я просто… - Лорен вертит в пальцах стакан апельсинового сока и закусывает губу, потупившись. – Я просто хотела знать, что… хотела знать правду о семье. – не стоит давить на жалость, так Лорен сейчас считает. То, что ее родители погибли – ничья вина. Но вешать себя на плечи Грейс Лорен не собиралась. – У вас есть предположения, почему наши деды могли поругаться? – хотя вопрос даже не в этом. – Вы вообще мне верите?

+3

11

Заявление девушки о мурашках не могли не развеселит Грейс, хотя она успела взять себя в руки и стереть улыбку с лица прежде, чем Лорен вновь на нее посмотрела. Что, черт возьми, ей может рассказать это блондинистое недоразумение? Хотя девушка и держалась на шоу не так плохо, сейчас вела себя, как сущий ребенок. Неужели, Маршалл действительно пугает ее гораздо больше, чем камеры, судьи и соперники?
Лорен полезла в сумку, чем вновь заставила Грейс напрячься. Не сказать, что у старшей Маршалл было много опыта в шантажах, но она наслушалась от всевозможных людей, и вполне возможно, что эту девчонку просто прислали к ней, чтобы показать какой-то компромат. И опять начнут стричь с нее деньги, и опять выпотрошат все нервы, и никогда не будет этому конца и края, можно лишь поблагодарить отца за то, что он предоставил журналистам столько возможностей повыжимать из ее семьи соки.
Но содержимое папки, которую вытащила Лорен, не было похоже на компрометирующие фото или документы. Фото там были, но им было не меньше сорока лет, впридачу ко снимкам были пачки писем. Грейс придвигается чуть ближе и протягивает руку, продолжая внимательно слушать девушку. Сначала она недоверчиво окидывает взглядом блондинку, в который раз за сегодня, затем смотрит на снимок. Какие молодые лица. Приходится долго всматриваться, но... это правда. Один из них - Александр Маршалл. На других снимках появляются другие родственники, которых Грейс может назвать поименно, в их числе, на большинстве фото, присутствует бабушка Эстер. В какой-то момент грозность и суровость с лица Грейс пропадают, хотя она все еще кажется серьезной и не спешит улыбаться. По крайней мере фотографии правдивы. Это ее семья, она их узнает, но кто сказал, что нельзя было купить их у кого-нибудь? Нет, Грейс, это уже паранойя. У вас не царская семья, чтобы пытаться влиться к вас в лице какой-то потерянной дочери.
Грейс приняла из рук возможной кузины письма. Почерк бабушки. Она всегда кичилась своими способностями к каллиграфии и эти закорючки не узнать очень сложно. Как-то раз, когда Грейс была совсем маленькой, еще до рождения близнецов, бабушка Эстер гостила у них. Тогда ее характер еще не был таким ужасным, а может, она еще не разочаровалась в своих детях и внуках окончательно - не важно. Тогда она рассказывала о своей жизни. О том, как стала актрисой, как уехала из родного города и как один из ее друзей детства последовал за ней. Она дружила с двумя братьями, любила одного, а вышла замуж за другого. Ей казалось, что ей не отвечают взаимностью. Правда вскрылась гораздо позже, она уже вышла замуж и ждала ребенка - отца Грейс.
- Верю. Ты почти права. Они все разъехались, только Мартин уехал один, а Александр и Эстер - вместе. Они переехали в Нью-Йорк, бабушка отучилась на актрису, затем они переехали в Новый Орлеан, где родился мой отец. Потом моя семья переехала в Лейк Шор, дедушка умер, а бабушка... до сих пор снимается, только она не Маршалл, а Эттвуд. Сценический псевдоним, - относительно начала беседы голос у Грейс заметно потеплел. Перед ней не шантажистка, не очередной отпрыск блядуна отца - можно жить! - Я должна извиниться. Возможно, я была немного грубой. Если честно, я думала, что ты собираешься меня шантажировать, - старшая Маршалл широко улыбнулась и передала письма и снимки обратно Лорен. - Так значит, ты моя, подожди-ка, подожди, сейчас соображу, троюродная кузина? Бабушка никогда не рассказывала, что у нас есть родственники со стороны дедушки Александра. Ну, десятком больше, десятком меньше, - улыбнулась Грейс, пожимая плечами. Бедная Лорен, как же она, должно быть, переживала, а Грейс только подливала масло в огонь, демонстрируя все свои качества мамы-медведицы. - Можешь перестать трястись, я тебя не съем. Я ничего не имею против дальних родственников. Наоборот. Если хочешь, можешь как-нибудь поужинать с нами. Я тебя со всеми познакомлю. Тете по маминой линии придется подвинуться, потому что у тебя просто огромная семья по отцу. И... я соболезную по поводу твоих родителей.

+1

12

Лорен грызет нижнюю губу, в нервозном ожидании вердикта Грейс. Маршалл хотела казаться невозмутимой и просто рассказать возможной родственнице о том, что нашла, она хотела этим с кем-то поделиться. С "кем-то", пусть даже с возможны родственником, а не настоящим родственником. Она даже не рассказала о своей находке тете Мардж, она не знала, как женщина может отреагировать на подобные раскопки. Всю информацию, все логические цепочки и маловероятные догадки, девушка строила сама и в основном по ночам. На работе или в кровати, пусть и не под одеялом с фонариком, как дети, когда играют в шпионов, но все же, она довольно долго и очень обстоятельно отслеживала и проверяла каждую возможную ниточку, которая приведет ее к возможной родне. И лучшим вознаграждением за это для Лорен было бы простое признание, даже не от всех членов семьи, но от Грейс, что то, что Лорен нашла - это правда. Это было очень много значило для девушки.
И поэтому сейчас напускную невозмутимость и уверенность Лорен сдувает как ветром. Пока Трейси проверяет фотографии и перечитывает письма, пока женщина так задумчива и внимательна ко всем деталям и к словам Лорен, в которых она описывает возможную историю старшего поколения Маршаллов, Лорен ломает пальцы, скачет взглядом от писем к лицу Грейс и от ее лица - обратно к письмам. Все это в попытке хоть как-то понять реакцию и возможный исход этой встречи. В светловолосую голову вновь начинают лезть мысли о том, что будет делать Лорен, если Грейс опровергнет все эти вероятности самым резким тоном и обвинит Лорен в нарушении каких-нибудь личностных границ или вроде того. Что Лорен будет делать, если окажется, что она ошиблась, ведь она тоже не уверена, что все имена и факты совпадают. Что Лорен будет делать тогда? Будет ли она искать снова? Сможет ли возродить в себе силы и ту надежду, которая питала ее все эти месяцы? Все это и сейчас далось ей нелегко.
Но вдруг лицо возможной старшей сестры смягчается и Грейс не только признается, что верит Лорен, но и несколько корректирует догадки Лорен, внося в них недостающие детали и существенный кусок правды. Трудно не заметить, как опущенные плечи Лорен немного приподнимаются, как меняется лицо девушки, когда она перестает хмурить брови в тревожном ожидании. Младшая Маршалл еще пока не смеет улыбаться, но этот выдох облегчения скрыть не удается. Она не ошиблась! Она нашла! Она действительно смогла это сделать, одна, самостоятельно, она смогла найти своих давно потерянных родственников, о которых так долго было неизвестно практически ничего. Ей удалось это сделать с первой же попытки, самой и это самое потрясающее и одухотворяющее, что только происходило с Лорен за последнее время. Она смогла!
Маршалл жадно глотает информацию, которую выдает ей... Маршалл. Это так удивительно для Лорен - вновь осознавать, что она не одна в этом мире, что у нее есть семья, пусть далекая и незнакомая, но все же, само это осознание подбадривает Лорен на новые подвиги. Теперь ей не так страшно в этом мире.
- Правда?!
Лорен даже подскакивает на сидении, когда Грейс говорит о том, что есть возможность поужинать с новыми родственниками и никто не будет против. Девушка так впечатлена этой информацией, что не контролирует собственных действий, наклоняясь над столом и с совершенно сияющим взглядом и трясущимися от восторга руками, забирает ладони Грейс в свои, крепко сжимая. Она пожимает ладони сестры. Сестры! И трясет их, нетерпеливая, неугомонная. Счастливая. Она напоминает сейчас золотистого лабрадора, который наконец нашел своих хозяев, которых давным-давно потерял.
- Я могу? Правда? Можно? Это было бы так здорово! Я не могу поверить, что все это правда. Честно говоря, когда я ехала сюда, я не была даже уверена, что все расскажу вам. А когда я вас увидела и то, какая вы, такая вся, такая строгая и такая невозмутимая, я думала о том, что точно уеду, ничего не сказав. Я даже не знала, как начать подобную тему. Я не хотела, чтобы вы подумали, что я имею в виду что-то нехорошее или что-то замышляю, чтобы пробиться на ТВ или вроде того. Просто я очень хотела бы найти своих родственников, пусть и дальних, потому что это ведь так здорово, когда большая семья, когда есть близкие люди!
Лорен тараторит, не разжимая рук Грейс и совершенно не понимая, что таким резким порывом может свести на нет всю милость старшей сестры. Но младшая Маршалл слишком возбуждена и слишком охвачена восторгом из-за таких потрясающих новостей.
И только смена выражения лица Грейс возвращает девушку на Землю. Она внезапно замолкает, опуская взгляд на сцепленные ладони девушек и тут же отпускает Грейс, испуганно прижимая к груди свои ладони.
- Боже, простите. Простите, я не хотела вас напугать. - Лорен неловко убирает прядь волос за ухо, чтобы куда-то деть руки и избавиться от стыдливого румянца на щеках. - Я не хотела. Я просто, я очень рада, что нашла вас. Я не буду докучать или назойливой. Я просто хотела знать, что... есть кто-то. - девушка отпивает апельсиновый сок через трубочку, опуская взгляд на стол, а затем стреляет глазами в Грейс с любопытством. - Я видела, что вы напряглись, после того, как узнали мою фамилию. И думала, что вы не будете в восторге от внезапно свалившейся на голову родственницы с непонятными намерениями. - смеется девушка. - Но я и подумать не могла, что вы ждете шантажа. Но почему?

0


Вы здесь » inside » кинозал » family tree


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC