Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре апрель 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +8°...+17°.

О, счастливчик!

Я люблю сайд за то, что он не гонится за бомбическим активом, а старается предоставить своим игрокам комфорт и домашнее тепло. По опыту знаю, что это намного ценнее, чем статистика в 100 профилей. Сайд - это лучшее место для игры и общения. Здесь ты как дома: на любимом диване с бутылочкой пива и любимым фильмом по тв. Спасибо вам за это.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » US-Japanese relations


US-Japanese relations

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/t/3kXio.jpg http://sg.uploads.ru/t/zjI0O.jpg

US-Japanese relations
Май 2015 года  |  Вашингтон, US  |  Miyatoru Yokoyama, Christina Parsekian

Мир тесен и непредсказуем. Кто бы мог подумать, что парнишка-стажёр в юрконторе скоро сменит галстук на гитару? Кто бы мог подумать, что всклокоченная девушка, влетающая в офис его босса, однажды будет брать у него интервью о музыке? Но это потом, а пока — практика, бумажки, бесконечная тоска. Правда, ненадолго.

+3

2

Внешний вид. Пирсинг, увы, пришлось временно вынуть.

https://pp.userapi.com/c834203/v834203487/1160c8/sXiAiBcSc2U.jpg

Когда Миятору отправлял свое резюме на должность стажера в «Parsekian&Partners», он не был уверен, что его возьмут. Конечно же, у этой юридической фирмы был то ли контракт с их университетом, то ли просто устная договоренность, но стажеров было много, а место всего одно. А компания-то была далеко не последней компанией в городе. Более того – она была в десятке лучших. И попасть туда уже считалось удачей. О чем Миятору не преминули сказать все. Буквально все. В прямом смысле – ВСЕ. Одногруппники, с которыми они могли бы называться друзьями, если бы не Мины высокие требования. Однокурсники, с которыми они были конкурентами, а потому врагами, ибо не один он подавал резюме в эту фирму. Преподаватели. И даже студенты парой курсов старше, кому повезло проходить там практику несколькими годами раньше. Да даже те, кого на эту самую практику не вязли! Все в один голос пели о том, что это несравненная удача. Шанс, подаренный судьбой и прочая и прочая. И то что он, дурак такой, просто не понимает своего счастья. Ну а Миятору, в общем-то, было откровенно плевать, где именно проходить практику. Он никогда не грезил карьерой юриста. Но семейный бизнес на то и семейный, что у единственного наследника нет особенных вариантов. Одним словом, на практику Миятору заступал не в лучшем расположении духа. И в процессе это самое расположение стало только хуже. Нет, парень не считал, что его ему тут же дадут какое-нибудь запутанное и интересное дело. Вовсе нет. Но и того, что ему просто поручат бумажную, мать ее работу, он не ожидал. На этой практике Мия надеялся набраться опыта. А ему приходилось разбирать бумажки. Каждый гребаный день. Разложи вот то, сделай несколько копий с этого. Передай, отнеси, скрепи, отвези, разбери. И так до бесконечности. Да, у него была мысль, что таким образом ему дают возможность вникнуть в дела фирмы. И первые несколько недель, да что там – почти месяц (!!) он честно читал каждую чертову бумажку, что попадала ему в руки. Но, увы, даже если ему и было понятно каждое написанное на этой самой бумажке слово, общий смысл ускользал, глумливо помахивая ручкой. Ах да! Еще одна его обязанность, что доводила до откровенно бешенства. Кофе. Гребаный. Горячий. Кофе. Из. Старбакс. Каждое утро. Для его наставника. И не дай боже, он (кофе и Миятору вместе с ним, и именно в таком порядке) где-то задержится.
Потому, вряд ли будет слишком удивителен тот факт, что и в день Икс Миятору прибывал не в лучшем расположении духа. Более того – он опаздывал. В метро какой-то придурок прыгнул на рельсы, из-за чего движение буквально парализовало почти на час. А вместе с Миятору опаздывал и кофе. Который должен был быть на столе у его наставника ровно в девять ноль-ноль и не секундой позже. Вместе с копиями тех дел, которыми этот самый наставник занимался в данный момент. В этот же день парень влетел в офис чуть позже половины одиннадцатого. Опоздание граничащее с увольнением. И надо же было такому случиться, что в коридоре он столкнулся с какой-то растрепанной мамзелью, вылетевшей из кабинета. Соседнего с тем, в который он сейчас нес картонный стаканчик с кофе и несколько папок с копиями последних (ах, простите – крайних) дел.
- Да твою же мать!
Свежераспечатанные листы, которые Мия еще не успел скрепить, разлетелись по полу, складывая в довольно интересный узор на дорогом паркете. А безмерно черный и горячий Триппло выплеснулся на его рубашку (которую, к слову, Миятору уже начинал ненавидеть) и в декольте той самой симпампухи, что не в добрый час оказалась на его пути.
- Ладно… Хорошо… Спокойно… - оттянув ставшую на секунду обжигающе горячей рубашку от груди, попытался глубоко вздохнуть, успокаивая сам себя. Увы, безрезультатно. – А, хотя, ты знаешь… - ухмыльнулся, очень так нехорошо ухмыльнулся, поймав взгляд девчонки, с которой только что столкнулся. – Пошло оно все нахрен! – стаканчик с кофе, целенаправленно выпущенный из рук, полетел на пол, секундой позже расплываясь абстрактным узором на все еще валяющихся на полу листах. – Идем завтракать!
Как говорится – сгорел сарай, гори и хата. Вряд ли ему простят опоздание, загубленные распечатки, отсутствие кофе и непрезентабельный внешний вид. Так нахрена вообще рыпаться? Лучше провести время с пользой. И с, как оказалось, вполне симпатичной особой. Кстати, мнение девушки Миятору даже спрашивать не стал. Так же, как дожидаться ее ответа. Просто взял под локоть и нежно, но настойчиво поволок в холл, к лифтам. А по дороге избавился от испорченной и не подлежащей восстановлению рубашки, натянув пиджак на голое тело.
И уже когда они устраивались за столиком одной из ближайших кафешек кое что вспомнил.
- Точно! Я же не… - тут бы стоило сказать, что он не извинился. И извиниться. И за то, что врезался. И за то, что пролил на нее кофе. И за то, что не извинился. Но эти мысли даже не посетили бритую на правом виске голову. - …не представился. Миятору.
Осклабился в улыбке во все тридцать два зуба и махнул официантке, сопроводив это довольно громким:
- Эй! Можно нам меню? – и тут же переключаясь на новую знакомую. – Они тебя тоже допекли, да?
Вывод этот сделал на основании общей всклоченности и возбужденности пока что незнакомки. Да и летела по коридору она с не меньшей скоростью, чем сам Миятору. Что тоже о чем-то да говорит.
- Шли их к черту. В смысле – плюнь и не обращая внимания. Совсем уж к черту слать не надо. Фирма-то хорошая. – вынужден был признать, что уж там. – Так что если вдруг задумала найти тут себе адвоката – разумное решение. Не подумай, что рекламирую, я их терпеть не могу! – признание получилось вполне себе чувственным. – Но они – Церберы. Любому глотку перегрызут, но своего… то есть – твоего, добьются. – и это было правдой. Репутация у «Parsekian&Partners» была одна из лучших. – Привет, солнышко. – практически тут же переключился на подошедшую официантку, адресовав ей очаровательную улыбку. – Будь добра, мне ваше фирменное и зеленый чай. А для моей очаровательной спутницы… - адресовав такую же яркую улыбку новой знакомой, дождался, пока она сделает заказ, и продолжил прерванный появлением официантки разговор. – Так зачем они тебе понадобились?

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Вт, 17 Апр 2018 22:24:05)

+2

3

...Сейчас Кристина меньше всего жаждала слушать наставления от своего младшего старшего брата из двух старших братьев — Лиама. Черт подери, она обратилась к нему не за братской поддержкой, ей нужен был адвокат, и все! Верно говорят — с родственниками не нужно иметь никаких деловых отношений, и даже не потому, что могут возникнуть терки, а потому что почти наверняка нарвёшься на воспитательные мероприятия, для которых, мягко говоря, уже поздно. И не нужно советовать ей отдохнуть! Достаточно просто сказать: «Крис, я все улажу. Оставь это дело мне!» Так нет же! «Надеюсь, ты больше не вляпаешься ни во что подобное, окей?» и «Я волнуюсь за тебя!» и, конечно «Я понимаю, расставание далось нелегко...» Да, Лиам позволял говорить все это не потому, что хотел сыграть в старшего брата, а потому что у между ним и Кристиной были действительно хорошие отношения, однако ей не нужно было сочувствие и уж тем более помощь доморощенного (в буквальном смысле выросшего с ней под одной крышей) психолога.
— Просто уладь все это так, чтобы меня не выперли из журнала, ок? — Кристина нетерпеливо стучит ноготками по деревянному подлокотнику дорого кресла. В «Parsekian&Partners» все было дорогим.
— Тебе стоило извиниться... — в который раз начинает Лиам. Ему тридцать, и он уже блестящий адвокат. А ведь Кристина помнит его в сыпи от переведённой клубники!
— Я извинилась! — отрезает она нервно. Вообще ей уже плевать на ситуацию — ей важно, чтобы она не сказалась на ее работе в Rolling Stone.
— И тут же добавила, что поступила бы так же!
— Конечно, — Кристина передергивает плечами и перебрасывает косу с плеча за спину. У неё чёрные кудри, перехваченные едва заметной в них золотистой лентой. Может, стоит их обрезать? Мысль приходи и уходит — вот и ей пора уходить. Она поднимается, подхватывая сумку.
— Не хочешь кофе? — сдаётся Лиам.
— Не хочу. Оно у вас наверняка отвратительность, как и полагается в адвокатских конторах. И я больше не могу оставаться тут ни минуты. Так и чувствую, что начинаю обрастать серым костюмом-тройкой, застегнутым на все пуговицы, — на мгновение она усмехается. Это прямое подтрунивание над братом. На улице уже жаркий май, и на самой Кристине легкие укорочённые брюки мятного оттенка, такой же легкий пиджак и блузка с яркой абстракцией. А ведь послушай она наставлений семьи, могла бы тоже киснуть тут в пусть и дорогом, но костюме-футляре.
— Крис, все хорошо?
И это становится последней каплей. Нет, не хорошо! Но она не хочет это обсуждать!
— Все отлично! Пока, Лиам! Жду новостей! — каждую реплику она словно отрывает от языка и выскакивает вон. Выскакивает ровно под ноги какому-то местному клерку, который в одно мгновение расстаётся с макулатурой, разлетающийся с шелестом, а заодно с кофе, находившимся у него в другой руке и теперь щедро разлитый по его рубашке и по ее блузке. Ее блузке!

Кристине ведь это чудится, да?

Ничуть.

Она смотрит, как пятно расползается по абстрактному рисунку, и как темные ароматные капли убегают в ее декольте. Обжигает ли? Нет! Или она так ошарашена, что просто не чувствует. А дальше... Дальше Кристина просто не успевает опомниться. Симпатичный японец, который, видимо, тоже встал сегодня не с той ноги, вдруг, опомнившись, решает послать все к черту, и теперь уже осознанно отпускает стакан из Старбакса, так что тот падает. Кристина только успевает отскочить, чтобы брызгами не убить ещё и брюки. Несколько капель падает на мыски ее кремовых лакированных туфель. Сейчас она прибьёт этого криворукого гаденыша, даже если это развяжет американо-японскую войну, и Лиам уже ничего не сможет поделать. Однако не тут-то было!

Парень вдруг хватает ее под руку и объявляет, что самое время позавтракать. Первая мысль — что он ее с кем-то спутал. Вторая — что он спятил. Третья — что спятила она сама, иначе почему позволяет себе идти с ним? Молча! Это вообще нонсенс! Однако в лифте людно, а потом они снуют среди людского потока сначала в холле офисного центра, а затем уже на улице, пока не оказываются в кафе. Да и то, что он прямо на ходу снимает с себя рубашку и отправляет в первый попавшийся на пути мусорный бак, несколько отвлекает от протестов. Пожалуй, Кристина приходит в себя только почувствовав под собой стул.

Парень вообще в себе? Потому что, не дав ей слова, вдруг сперва объявляет, что его достали в конторе, а потом принимается эту самую контору хвалить.
Она во все свои карие глаза смотрит на парня, ещё не веря до конца, что это правда происходит с ней. Вот она выскочила из кабинета Лиама, а вот уже заказывает жасминовый чай — на автомате, просто потому, что официантка спросила, что она желает. И этот японец напротив — Миятору. Ну, раз он представился, значит они точно не знакомы, верно? И он точно не спутал ее ни с кем. Свой поток слов Миятору завершает участливым интересом, зачем Кристине понадобились адвокаты.

Кристина встряхивается, оставляя сумку на свободный третий стул, затем снимает с себя пиджак, затем цепляет язычок на молнии-невидимке, вшитой в правый бок блузки, быстро снимает ее с себя, но остаётся в чёрном бюстгальтере ненадолго — снова надевает пиджак, и тот садится идеально. Узор кружева выглядывает так, словно это задумано. Но выходка не шоу ради — стало липко и некомфортно. А Кристину и без этого много что бесит.
— Теперь окружающие хотя бы подумают, что у нас один стиль, а не то, что ты спятил в одиночку, — поясняет она невозмутимо. Ну... Посетители кафе определенно заинтересовались ее маленьким представлением, но теперь уже потеряли этот интерес. — Хочу сразу прояснить, ты ведь не взял меня в заложники? — усмешка. От чего-то вспомнилась короткометражка от Funny or Die, где герой Закари Куинто берет в заложницу девчонку, влюбляется в неё и они живут всю жизнь с его пистолетом у ее виска.
— Кристина, — протягивает руку. — Или тебе только интересно, что меня привело в контору? Я заехала по яйцам одному мудаку. Конечно, я не думала, что он мудак, но вот открылось, — она не называет персону, так как история ещё свежая, а он так известен, что имя, даже произнесенное шепотом, заставит икнуть сразу несколько журналюг. — Хочу уладить дело всеми средствами, — дёргает плечами. Неприятная история. А может просто она взвинчена — столько всего навалилось... Может, не переживай она сейчас болезненное расставание, чуваку бы и не прилетело по причиндалам.

— Но это все проза. Что с тобой случилось? — переключиться — именно то, что нужно. Кристина с интересом рассматривает нового знакомого, столь бесцеремонно похитившего ее. Да-да, именно так. У него красивое лицо, очень красивое. Пожалуй, даже девушкой он был бы красив. В ушах, над бровью и в верхней губе — следы от проколов. Не затянувшиеся — значит, просто вынул пирсинг. Ну ещё бы! В конторе Лиама нельзя держать пуговицы расстегнутыми — не то что иметь вдетые в лицо серьги. Тогда вопрос, как Миятору вообще туда затесался? С его-то опять же стрижкой. Волосы у парня растрепались, так что неровная челка падает на глаза.

— Откуда ты взялся в конторе? Тебя удерживают силой? Напиши мне на салфетке, и я тебе помогу, — наклоняется через стол и шепчет, а потом смеётся вдруг, откидываясь на спинку стула. — Верну тебя к горе Фудзи.

+2


Вы здесь » inside » кинозал » US-Japanese relations


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC