Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре апрель 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +8°...+17°.

О, счастливчик!

Я люблю сайд за то, что он не гонится за бомбическим активом, а старается предоставить своим игрокам комфорт и домашнее тепло. По опыту знаю, что это намного ценнее, чем статистика в 100 профилей. Сайд - это лучшее место для игры и общения. Здесь ты как дома: на любимом диване с бутылочкой пива и любимым фильмом по тв. Спасибо вам за это.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » Девушки и гонки


Девушки и гонки

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s8.uploads.ru/VIT3K.gif http://s5.uploads.ru/chAOi.jpg
http://s7.uploads.ru/7PW8h.jpg http://sh.uploads.ru/vrwfX.gif

Девушки и гонки
конец апреля 2018 |  Баку  |  Август, Лиззи

О победа и наградах

+2

2

Это только кажется, что двенадцать дней могут тянуться очень долго. Когда начинается серия Гран-При промежутки между заездами пролетают примерно также, как болиды на квалификации проезжают первый круг. Быстротечно. Особенно, если эти дни наполнены приятными людьми и не менее приятными занятиями. Как Август и обещал, он забрал Лиззи с собой на Гран-при Азербайджана. Приехал за ней на Вишне, за несколько часов до самолета, чтобы она вдруг случайно не передумала. Очень сложно передумать, если твои руки и губы заняты. Он знал, что Элизабет вернулась в театр и что француз (он вечно не запоминал его фамилию) не имеет на нее никаких видов, кроме профессиональных, выяснил это с помощью разговора тет-а-тет. Марать руки о художественного руководителя театра мистер Грей не стал, ему они все-таки нужны для более важных дел, например, крепко держать руль или ловко забираться под подол платья Элизабет в салоне первого класса, пока все глаза устремлены в журналы, иллюминаторы, планшеты с фильмами или книги. Полет от Вашингтона до Баку длился не много не мало почти четырнадцать часов.
Они прилетели в четверг вечером, чтобы Август не пропустил первые тренировки, которые начинались с пяти утра. Перед Гран-При Бахрейна Грей оказался слишком беспечным, за что довольствовался лишь девятым местом. В Шанхае и Баку он отнесся серьезнее к своей работе. Кто бы что ни говорил, а за гонки пилоты получают немалые деньги и должны выкладываться по максимуму. Тем более победа в Баку обещала щедрую награду и это совсем не деньги и слава.
- Я забронировал нам два соседних люкса. Для поддержания легенды о школьной подруге. Пилот Макларен Августин Грей и его подруга юности Элизабет Грант, которая приехала поддержать его на гран-при Азе-ба-джана. - хоть, Август не первый год прилетает в эту страну, гоняя по улицам Баку, выговорить правильно название он до сих пор не мог. - Всего лишь на пару дней, после гонки ты переедешь ко мне. - повесив на ручку ее номера табличку "не беспокоить", Август первым делом показал Лиззи спальню, тут же опрокидывая актрису на свежие простыни. - В этом отеле обалденные кровати, бесшумные, удобные, мягкие. - шептал Грей ей на ухо, пока его руки привычно пробирались под подол платья. Подобное занятие за последние дни стало ритуалом, ежедневной традицией. Осталось подождать немного и он сможет продвинуться дальше невинных ласк. - Всего три дня и ты будешь моей. - правда, Августин не задумывался кем станет для него Элизабет. Девушкой или любовницей? Вряд ли первым, Грей совершенно не умел ухаживать за женщинами, не запоминал никаких дат, кроме дат заездов, избегал знакомства с родителями и никогда не предлагал съехаться. Примет ли его такого Элизабет он тоже не знал. - Придешь завтра на тренировку? Покажу тебе наш бокс, познакомлю тебя с Развратной Грейс. - он улыбался, оставляя поцелуи на ее губах, поглаживая бедра и медленно стягивая кружевное белье.

+2

3

Если честно, поначалу Элизабет решила, что он говорит не всерьез. Ну, правда, кто бы мог подумать, что Августин выполнит обещанное в порыве так называемой страсти? Никто. Грант так точно. Совместная поездка, пусть даже в качестве школьный подруги (как он здорово придумал и что, естественно, являлось правдой) казалась чем-то нереальным, из зоны фантастики. Само по себе совместное путешествие что-то да значило, или ничего? Лиззи старалась не задумываться о подобном, когда Грей заехал за ней сообщая, через сколько часов их самолет, забрал впопыхах собранные ею вещи. Она не заморачивалась - бросала в небольшую спортивную сумку только самое необходимое. В любом случае у нее будет время и возможность пробежаться по магазинам докупая недостающее.
- Мне нравится эта идея и эти игры. Я словно исполняю на сцене новую роль. - после долгого перелета больше всего Грант жаждала очутиться в своем номере, желательно под струями прохладной воды, которая могла смыть с кожи все усталость. Лучше, конечно, оказаться в душевой кабине с Греем, но нарушать обговоренные условия нельзя. После победы, так после победы. Третьего не дано. Невинные ласки ничем не хуже, если те ласки тебе дарит самоуверенный, безумно сексуальный и ненасытный во многих планах молодой человек. Сейчас Лиззи снова убеждалась в вышеперечисленном. Август, не насытившись шалостями с подругой детства в самолете решил продолжить их на огромной кровати, которая могла уместить троих точно.
- Действительно хорошие кровати. - лежать на идеально выглаженном постельном белье всегда приятно, особенно, с мужчиной своей мечты который пускает в ход не только свои умелые руки, а еще чертовски сильное обаяние способное растопить любое сердце и искоренить на корню любую усталость после многочасового перелета. - Всего три дня и... - притягивая лицо Августа к себе Элизабет шептала в губы. - Мы посмотрим, чьей я буду - твоей или какого-либо гонщика из другой команды. Я слышала, что перед соревнованиями спортсмены исключают любые амурные дела, уж тем более все связанное сексом. Разум должен быть абсолютно чистым, занятым исключительно жаждой победы и первого места в самом главном заезде. Не боишься, что это повлияет на результат? - ее действия шли вразрез со словами. Отталкивать или прерывать Грея как-то не хотелось. Возможно, когда начнутся тренировки он на время забудет о ней забивая голову более важными, насущными вопросами, связанными непосредственно с Гран-При. Стоит ловить каждую свободную минуту гонщика, пока он сам предоставляет такую чудесную возможность побыть вместе, находясь в горизонтальной плоскости.
- Если ты приглашаешь, то я приду. Кто такая развратная Грейс? - незаметно для Лиззи Грей стянул нижнее белье. Жаль она не могла сделать такое в ответ.

+2

4

- Тааааааааак, мисс Элизабет Грант, у вас есть другие фавориты на этой гонке? - изображая наигранное возмущение и крайнюю степень удивление, Августин смеялся от души. Он целовал ее губы, незаметно стирая с них недавно нанесенную помаду. - Не боишься, что я закрою тебя в номере до конца гонки, чтобы какой-нибудь другой красавчик в облегающим комбинезоне не увез тебя на своем болиде? - откидывая ненужное белье куда-то на пол, его ладонь поднималась по стройной ножке вверх, точно как болид при прокрутке видео в замедленном режиме, справлялась с перепадами высот, извилистыми поворотами, добираясь до импровизированного пит-стопа. Лиззи в его руках возбуждала, ей даже не нужно было ничего делать, чтобы он хотел ее. Откуда только в нем взялось это желание? Еще тогда в театре, когда она увидел ее на сцене? Или первый раз в гримерке, когда Грей узнал в эффектной актрисе малышку Лиззи из его школьного прошлого? Или же в череде дней, проведенных у нее дома на диване, кровати и даже за кухонным столом? Факт остается фактом, Августин Грей хотел снова заполучить Элизабет Грант не только в свои объятья, но и для более откровенных занятий.
- Вот завтра с утра, как сяду за руль, и освобожу свой разум, а пока у меня есть несколько часов, чтобы сполна насладиться амурными делами, прежде чем я сосредоточу все свое внимание на тренировках, квалификации и самом заезде. И это время хочу провести с тобой, малышка Лиззи. - Грей смотрел прямиком в ее густо-зеленые глаза, медленно, полушепотом проговаривая каждое слово, околдовывал ее своей магией. К заклинанию Августин добавлял и действия, ловко хозяйничая пальцами под подолом платья. Если бы также ловко орудовали механики на пит-стопе, меняя ему колеса, в Бахрейне Грей мог добиться результата получше. - И если мне не рекомендуется заниматься сексом перед Гран-при, то я хочу сполна насладиться хотя бы твоим оргазмом, Лиззи. Твои стоны настоящая музыка. - Грей шептал это на ухо, касаясь мочки языком и прикусывая ее. Он не давал Элизабет расслабиться, ни секунды на передышку, продолжая увеличивать темп. - Еще один звук, который меня возбуждает. Лиззи, ты вся возбуждаешь меня. - его губы освобождали мочку, плавно спускаясь к шее в уголке которой пару дней назад прошла его метка. Та самая, которую он поставил будучи впервые в ее квартире. В первый день в баку Грей обновил ее, снова прикусывая тонкую кожу. Лиззи только его и это должен знать каждый гонщик, который попытается покрасоваться перед ней завтра или в последующие дни.
- Развратная Грейс - мой болид. Его легко узнать среди прочих - он ярко-оранжевый, будет удобно следить за ним на трассе. Если хочешь, я проведу тебя в бокс в день гран-при, там удобно смотреть гонку и ты будешь рядом, когда я приду за наградой. Кто-то из гонщиков так делает, прилетает с женой и она переживает за него все время гонки.

Отредактировано Augustine Gray (Вс, 15 Апр 2018 18:46:24)

+2

5

- Конечно есть, мистер Грей: Себастьян Феттель, Пьер Гасли... - Лиззи называла имена гонщиков, которые на ее личный взгляд подходили больше на роль фаворитов и, самое главное, являлись конкурентами Грея как многие другие, что наверняка злило. А если не злило, то могло немного раздражать. Говорить про других мужчин находясь в обществе другого довольно опасно. Опасно тем, что любое неверное слово может пустить их утехи в тартарары. Только что-то подсказывало Лиззи - это только раззадорит Августа пуще прежнего, сделает более эмоциональным или... наоборот нежным.
Этот мужчина делал с ней нечто невообразимое. На первый взгляд - обычные вещи, не требующие специальной подготовки или навыков, но... Как он все это делал! Совмещая ласки пальцами, поцелуи и томный, горячий шепот опаляющий и без того разгоряченную кожу Элизабет паря направлялась прямиком к небесам, полет на которые можно совершить несмотря на стены номера и высокий поток.
- А ты возбуждаешь меня. Весь ты без остатка, все в тебе заставляет меня желать большего. - признания произносились сквозь приоткрытые пухлые губы. Нарастающий комок внутри готов был взорваться в любую секунду. - Большего, чем это. - расставляя ноги шире Лиззи открывала себя для уверенных пальцев знающих свое дело. Фривольность происходящего зашкаливала. - Как же я хочу чувствовать тебя всего в себе. Полностью, резко, отрывисто. - впиваясь в спину Грея она изнемогала под ним. Пальцев правда недостаточно, очень мало для искушенной в вопросах не платонической любви девушки. - Так же хочу смотреть на всю гонку, следить за ней и ждать тебя, встречать с заслуженной тобой наградой. Думаю, что не надену в день икс нижнее белье - только платье и все. Боюсь как бы белье не промокло насквозь от столь возбуждающего зрелища, как ты в ярком комбинезоне и за рулем болида.
Оставалось каких-то пару движений, чтобы все-таки воспарить над кроватью изгибаясь в спине, прижимаясь всем телом к Грею, обжигая того стоном наслаждения. Вполне возможно довольно громким, только убавить громкость при данных обстоятельствах невозможно. Открыть глаза Грант не могла долгое время. Прошло около минуты прежде чем темно-зеленые глаза актрисы устремились в нежную голубизну его глаз. На губах играла улыбка. Остатки помады были размазаны выходя за контур.
- Теперь моя очередь отблагодарить тебя... - пользуясь ситуацией Элизабет подмяла Августа под себя и села на его ноги чуть выше колена, принимаясь расстегивать штаны, под которыми возвышалось его желание.

+2

6

- Какая же ты горячая, Лиззи... - интересно, какую магию использовала Элизабет Грант, чтобы сдерживать на протяжении прошедших дней пыл Августина Грея, заставляя его довольствоваться всего лишь подростковой шалостью? По его ощущениям, магия эта гораздо сильнее его собственной, раз он до сих пор выжидает, отсчитывая дни до гран-при, а не воспользовался давным-давно ситуацией и не овладел ею сразу. Он не спешит убирать руку, сбавляя темп до ленивой ласки ровно до того момента, пока Лиззи не подминает его под себя, усаживаясь на колени.
Август откидывается на смятые простыни, наблюдая за ней снизу вверх, не мешая расстегивать ремень и молнию на джинсах. С такого ракурса Лиззи выглядит еще сексуальнее. А если представить ее без платья... Грей сглатывает, подкативший ком и делает глубокий выдох. Предвкушение дня икс делает его слишком нетерпеливым, приходится держать себя, в первую очередь, в руках, чтобы попросту не набросить на Элизабет прям здесь, на этой кровати. Его пальцы еще влажные, перепачканные и Август не спеша облизывает каждый, смакуя вкус девичьего тела.
- Еще и сладкая. - он улыбается, накрывая бедра широкими ладонями, скользя ими вверх, задирая подол выше дозволенного. - Сними его, а то еще испачкаю ненароком. - прикрывая на мгновение глаза, Грей смеется, превращая все в шутку. Хотя, он действительно хочет увидеть Лиззи в нижнем белье, тем более один элемент кружевного комплекта уже валялся на полу. Скажи ему лет десять назад, что малышка Лиззи Грант будет вытворять с ним нечто подобное, заставляя его хотеть не просто секса, но и ощущать каждой клеткой тела ее дыхание на своей кожи, слышать ее стоны, чувствовать прикосновения ее пальцев и целовать до одури эти сладкие губы, Грей ни за чтобы не поверил. Плюс ко всему, Августин хотел, желал почти на физическом уровне, чтобы именно Лиззи увидела его победу. Не просто по телевизору за тысячи километров, а находясь непосредственно рядом. На трибунах или, еще лучше, в боксе. С Агнесс он так не хотел, да и с кем-то еще тоже. Лиззи свела его с ума.
- Значит, Феттель и Гасли мои основные конкуренты. - с невинной ласки его руки вытворяли противоположное, накрывая обнаженные ягодицы и сжимая их в своих пальцах. - Гасли - выскочка, а вот с Феттелем придется побороться. - непонятно, говорил ли Август всерьез или шутил. Он знал, что Лиззи будет его, что среди остальных пилотов в этом плане для него нет конкурентов, но некая ревность, заложенная в каждом мужчине, вкупе с собственническими нотками, проскальзывали и в голосе, и во взгляде, которым он не то что поедал, а медленно и со вкусом смаковал Элизабет, изгиб за изгибом, черту за чертой. - Промокнет не только белье, Лиззи. Я захвачу с собой шампанское и выпью его с твоей коже. С твоих плеч, груди, живота и самого главного - омою мою награду. - его голос звучал урывками, вместо недавнего кома, к горлу подкатывали стоны, низкие и утробные, которые Августин не собирался сдерживать, строя из себя невинность. Он далек от подобного образа.

+2

7

- Если испачкаешь, мы его постираем и оно будет чистым. – восседая верхом на Грее Лиззи ощущала себя королевой мира – никак не меньше. Раньше, в далекие нулевые она могла только мечтать о подобной привилегии, когда Август позволит ей быть главной. Длинноволосая Офелия смотрела ему в глаза, не прекращая действий рукой. Его же руки сжимающие ягодицы заставляли победоносно улыбаться, хотя самая главная победа была впереди. И речь сейчас не о Гран-При.
Избавлять себя от платья она не планировала – потеряется стиль исполнения и атмосфера, которая окутывает их мягким облаком на протяжении пары недель. Элизабет была обнажена снизу, платье, что Грей пытался задрать повыше открывало отличный обзор на некоторые участки тела, но грудь, тем не менее, оставалась скрыта под платьем. Невинный разврат. Нотка пикантности разжигающая еще больше.
- Почему ты считаешь его выскочкой? Он может себе позволить вести себя так, как ведет. Пьер один из самых молодых участников и ничуть не хуже остальных зазнавшихся гонщиков, а тебе уже тридцать три. Тридцать три… - Грант не торопилась, испытывала Августина на прочность, и он сдавался, реагировал на ее прикосновения жарко, эмоционально, на радость своей названной подруге детства. Интересная, однако, дружба…
- Все пилоты Формулы-1 такие ветреные и непостоянные? Не хочешь поменять свои взгляды на жизнь и спать только с одной? – задрав второй рукой футболку и оголив живот Грея, Элизабет склонилась, коснулась кожи губами, оставила несколько поцелуев, возвращаясь в привычное положение. Она не смотрела вниз, только на лицо голубоглазого красавца являющегося сердцеедом и уничтожителем чужих мечтаний. Когда-то в том списке находилась сама Лиззи. Возвращаться в него назад ей совершенно не хотелось.
- Она может заменить сотню, если знает что, где и когда делать. – спустив бретель сарафана, актриса открыла обзор на бюстгальтер. Точнее, на одну чашечку. – Меня никогда не обливали шампанским. Не терпится попробовать и понять, каково это.
Лиззи уже мысленно представляла события, которые непременно произойдут спустя три дня. Представляла Августа занявшего первое меcто, обливающего игристым напитком соперников, занявших второе и третье, а так же толпу, которая приходила в дикий восторг от подобных выходок. Если бы кто-то плеснул Элизабет в лицо шампанским – спасибо она точно тому мерзавцу за это не сказала, будь тот сотню раз чемпионом.
Желая положить конец сладким мукам Грея, Грант ускорилась получая в ответ желанный отклик, сопровожденный перепачканной рукой которую Лиззи вытерла о подол.
Все-таки платье оказалось испачканным.

+2

8

- Не хочу сейчас об этом думать. - шепотом произнес Августин, закрывая глаза, чтобы растянуть еще на несколько минут полученное удовольствие. В слепую он притянул к себе Лиззи, находя ее губы, те самые обалденные губы, в которые он влюбился с первого взгляда и которые были созданы только для него, и целовал их, пока руки невинно ласкали девичье тело. - Поговорим об этом после гонки.

Три дня пролетели незаметно, наполненные тренировками, запахом горелых шин и горячего асфальта. Как и обещал, в первый день Грей устроил ей небольшую экскурсию по боксу и самой трассе, которая проходила еще и по улицам города. Показал свою Развратную Грей с нескрываемой гордостью, касаясь ее практически ласково, с любовью. Во время заездов Август менялся, становился более напряженным и собранным. Все это время Грей практически не виделся с Элизабет, погружаясь в болид и его скоростные возможности с головой в прямом и переносном смысле. Правда, иногда Август косился в сторону Гасли, если тот проходил мимо.
В день гонки погода выдалась отменной. Обещали дождь, но опровергая всякие прогнозы, на небе ярко светило солнце. Накатанная трасса парила под тридцать градусов, поднимая легкую дымку уже с утра. Что уж говорить про время, когда начнется сама гонка. Обещали асфальт под сорок. Команда Макларен, вместе с пилотами уже с шести часов утра находилась в боксе, проверяя каждую деталь и комплекты шин. После полудня, Август, почти собранный в полную экипировку, искал глазами Элизабет. Пусть они виделись не так часто в последние дни, он не забывал о ней все это время и в день икс его любимая актриса, как и обещала, находилась рядом.
- Лиззи! - улизнув от любопытных глаз вездесущих журналистов, Август отвел ее в сторону, тут же прижимая к стене и тут же, не давая опомниться, впиваясь в ее губы, размазывая помаду. Да, она была правда, когда говорила, что секс гонщикам противопоказан перед заездами, но ведь от одного поцелуя ничего не будет. - На удачу. - с довольной улыбкой шепотом произнес Грей, одевая подшлемник. Его уже звали, потеряв из поля зрения. Пора было выставлять болиды на трассу.
Грей в пятой линии, рядом с Алонсо. Так получалось, что на квалификациях они выступали практически с одинаковым результатом и уже потом, в ходе самого заезда меняли позиции. Гасли, к которому присматривался все эти дни Август, стоял прям перед ним, а Феттель в самом начале. Впереди пятьдесят один круг и почти два часа времени, за которое все могло поменяться до неузнаваемости.
Подали сигнал, огни загорались один за другим. Секунда, вторая и медленно болиды покатили по трассе. Все лишь пару секунд, прежде чем они набрали скорость, начиная борьбу за позиции. Хорошее начало не всегда гарантирует хороший конец. Ближе к двадцатому кругу пилотов стали зазывать в боксы - менять шины. Август ненавидел это правило, но иначе на одном комплекте шин добраться до финиша становилось невозможным. Механики действовали быстро, возвращение на утраченную позицию зависело всецело от самого гонщика. У Грея был стимул, огромадный стимул, который гнал его вперед, заставляя идти на рискованные обгоны. Гасли остался позади, этот выскачка специально или нет, подрезал своего партнера из команды и оказался со штрафом где-то в конце. Феттель ехал впереди, оставаясь на первом комплекте до последнего. Необдуманный поступок, который в итоге откатил его назад.
Оставалось ехать кругов десять и обогнать Боттаса и Райкконена. Вот где анекдоты про медлительность финнов теряли свою актуальность. Мерседес и Феррари. Последние предлагали год назад контракт Грею, но тот отказался, посчитав себя недостаточно подготовленным для них. Он хотел показать результат лучше, прежде чем попасть в именитую команду.
Пятый круг и Райконнен оказался позади, Август обогнал его по внутреннему кругу, его шины были свежее, позволяя сделать подобный маневр. С Боттасом они пару минут ехали нос к носу, тот никак не хотел пропускать наглого рыжего Макларена. Последний круг, Август решился атаковать, прорываясь мимо него на полном ходу и резко входя в поворот. Опасно, но подобный маневр позволил оставить финна позади и не пропускать его вперед до самого финиша.
Только на подъезде Грей смог осознать, что он победил. Он приехал первым. Из своего болида Август буквально выпрыгнул, внутри него взрывались тысячи солнц и хотелось не просто кричать, а орать во всю глотку. Потом был подиум, вручение кубков и брызги шампанского, которым он поливал свою Грейс и толпу, стоящую под ними. Шипучий игристый напиток приятно холодил горло и кожу, на которую попадал. Он снял кепку, выливая добрую часть шампанского на себя, чтобы остудить свой пыл.
Что было потом Август помнил с трудом. Грей отвечал на какие-то вопросы, поздравлял всех с хорошим заездом. Но совсем не здесь ему хотелось быть. 
Придумав какой-то предлог, Август вернулся в бокс. Здесь никого не было, даже Лиззи. Все ушли праздновать, отмечая победу команды и заработанные очки. Где же Лиззи, она же обещала его дождаться? Мокрый от шампанского Август, расстегнул комбинезон, оставляя его на бедрах. В холодильнике бокса он нашел шампанское и воду. Конечно, Грей выбрал первое. Сегодня и еще несколько дней он будет пить только шампанское, отмечая вторую победу в сезоне.

+2

9

Лиззи не думала, что ее так увлечет Формула-1. Кто бы мог подумать что ее, дипломированную актрису, исполняющую главные роли Шекспировских трагедий и которую никогда не интересовала скорость или выплески адреналина гонка увлечет настолько, что она будет наблюдать за трассой, боясь перевести дыхание. Видя болид Грея, проносившийся мимо, ее сердце непроизвольно екало. Волнение перемешивалось с диким азартом, когда Элизабет понимала – он лидирует. Ее мало интересовали другие гонщики, которых она могла лицезреть довольно близко, намного ближе, чем фанаты Формулы кричащие что-то на своих трибунах. Те выкрики растворялись в визге шин. Лиззи не слышала никого и ничего вокруг порываясь каждый раз к болиду во время секундной работы механиков команды. Последние два часа она находилась как на иголках, ходила то туда, то сюда. С каждым новым кругом эмоции только усиливались.
Тот поцелуй «на удачу» до сих пор горел на губах. Она ждала, когда сможет почувствовать такой же поцелуй вновь, с разницей в том, что теперь будет целовать обладателя первого места. Лучшего среди лучших.
За время ожидания Лиззи выпила не одну банку вишневой колы, хотя хотелось явно чего-то крепче. Например, холодного шампанского, которым тройка победителей поливала всех вокруг. Элизабет смотрела на церемонию награждения радуясь, что находится вдали. Дай ей волю, и она набросилась бы на Грея там, в самом центре подиума перед сотнями наблюдающих и зрителей, смотрящих прямую трансляцию. Атмосфера разжигала больше некуда. Он победил и значит, она должна вручить ему другую награду. Свою личную. Возможно, не такую ценную, но все же.
Грант сбежала от ревущей толпы чтобы привести себя в порядок: накрасить губы, поправить волосы, трогать которые Август чертовски любил. Белье Лиззи пока оставила на себя, не забывая о том, что обещала быть без него.
Когда актриса вернулась в бокс, Августин находился там облаченный в свой гоночный комбинезон, расстегнутый и спущенный до бедер. Рукава от него свисали до пола. Сексуальнее зрелища не придумаешь.
- Вот и мой победитель собственной персоной. – она вышла из-за угла не торопясь подходить к нему. – Я очень горда тобой, Август. Ты превзошел все мои ожидания и заслужил свою награду. – шампанское в его руках говорило о том, что он помнит и про купание в нем. Лиззи загадочно улыбаясь задрала короткое платье вверх, чтобы нащупать белье, которое принялась медленно стягивать прямо при нем, бросая в его сторону.
- Я хочу тебя. - Грант не спешила подходить к нему, хотя внутри все вибрировало от желания. – Потрогай. Правда, мокрые.

+2

10

Награда не заставила долго ждать своего героя. Лиззи появилась в боксе за его спиной. Прежде чем повернуться, Август отпил несколько глотков прямо из горла, не удосуживая себя поисками бокалов. На эту бутылку у него были совершенно иные планы, как и на мисс Элизабет Грант. Долгоиграющие развратные планы.
- Лучше Гасли и Феттеля? - чисто спортивный интерес, Грей и так знал, что лучше их. Не первой гонкой он доказывал свое превосходство над ними, как над гонщиками, хотя это всего лишь четвертая гонка в сезоне. Самоуверенности ему было не занимать, как и наглости получить награду именно в боксе, не дожидаясь, когда они окажутся в его номере (который теперь станет их номером). Он следил взглядом за Элизабет, как она исполняла свое обещание, ловко и изящно избавлялась от нижнего белья, которое он в ту же секунду ловил, пряча его в карман комбинезона. Не стоит раскидываться трофеями. - А я хочу тебя, Лиззи. - взгляд голубых глаз упирался прямо в нее, скользил по платью небесно-голубого цвета, которое гармонично бы сочиталось с цветом его глаз, если бы Август не хотел его так скоро снять. 
Расстояние между ними оказалось ничтожным, Грей преодолел его в пару секунд, притягивая Элизабет к себе. Его не волновал открытый бокс, что кто угодно мог войти сюда случайно или вспомнив о забытой вещи. У них был неравный счет. Избавиться от платья можно на раз-два, а вот его экипировку снимать гораздо сложнее.
- Моя награда. - Грей шептал это в губы, медленно-медленно накрывая их, в следующий миг жадно впиваясь, прижимая Элизабет к себе, задирая и без того короткий подол, впиваясь пальцами в бедра. Первым не выдержал пояс, сдаваясь под влажными от шампанского пальцами. - Долгожданная, желанная награда.
Его руки задирали платье, пока совсем не избавились от него, стягивая через голову, заставляя поднимать руки, которые потом ложились ему на плечи. Плюс оказался в том, что Лиззи под ним была абсолютно голая. Кажется, Август впервые увидел ее обнаженной, не считая старых школьных времен. Он замер на мгновение, отвлекаясь от сладких губ, любуясь ее телом. Перед ним была уже далеко не робкая школьница, а сексуальная женщина, которая знала, как довести мужчину до безумия одним только словом или взглядом. Грей и правда чувствовал себя безумным. Безумно ее желавшим.
Опомнившись, Август подхватил Лиззи на руки, отрывая от земли и прижимая к шершавой стене гаража. По его поцелуи попадали и губы и обнаженные плечи и шея и грудь, к которой он давно хотел прикоснуться, сжать в своих руках или даже попробовать на вкус. В этом плане оставаться в вертикальном положении было неудобно. Скинув одной рукой с низкого стеллажа какие-то пузырьки, Грей опрокинул на него Элизабет, склоняясь над ней, добираясь губами до груди, прикусывая твердые бугорки сосков. Он чувствовал ее желание, которое электрическими импульсами проходило и сквозь его тело, притягивало его, словно магнитом, не давая надолго оторваться от нее. Комбинезон, призванный защищать его во время гонки, сейчас чертовски мешал. Август попытался содрать его, но дрожащими руками руками получалось плохо.
- Помоги мне, Лиззи. - он смеялся, облизывая и без того влажные губы.

Отредактировано Augustine Gray (Пн, 16 Апр 2018 15:58:30)

+1

11

Говорят, что люди не меняются. Многие, если не большинство все равно остаются собой, несмотря на прожитые годы и накопленный опыт. Их не меняют обстоятельства, рамки, прочие условности – это повод для гордости, возможность нести свое собственное «Я» на протяжении всей жизни. До недавнего времени Элизабет считала, что Августин относится именно к той категории людей неподвластным для изменений. Грей казался тем самым самоуверенным парнем, который пятнадцать лет назад разбил ее ранимое, хрупкое сердечко, только изменения все-таки тронули не только его внешность, которая расцветала с годами еще ярче, но и поведение.
Август был в ее руках. При желании (ей нравилось так думать) Лиззи могла манипулировать им, ставить условия, которые он покорно выполнял – взять хотя бы их воздержания от чего-то большего во имя дальнейшей опаляющей страсти, которая плавила асфальт.
Он целовал ее со всей прытью, трогал, сжимал все попадавшееся под руки. Вел себя как дорвавшийся до девушки подросток, предвкушающий бурные утехи, которые обязательно должен кто-то увидеть, чтобы рассказать всей округе какой он большой мальчик и какую шикарную девочку смог оприходовать на первой попавшейся на глаза поверхности.
Элизабет заводил азарт и легких страх, когда она понимала, что их правда могут застукать в столь неприглядном виде. Ладно, если механики или члены других команд, а если вездесущие журналисты? К черту всех их.
Лежа под ним совершенно обнаженной Грант не могла сдерживаться от нарастающих эмоций. Его губы, бесстыдно касающиеся груди доводили до изнеможения, срывали плохо сдерживаемые стоны. Она хотела. Как же сильно она хотела… Хотела настолько, что готова была разорвать чертов комбинезон спуская тот до колен. К огромному сожалению, под комбинезоном оказался комплект специального белья, если то можно так назвать. Негодование отразилось на миловидном личике актрисы, губы которой припухли от страстных поцелуев сильнее
- Дальше сам. – Элизабет смотрела на гонщика потемневшим взглядом. Перед глазами все плыло. Только голубые глаза Грея светились среди всего этого словно маяки, направляющие на верную дорогу. Приняв исходное положение Лиззи начала вдохновлять Августа на подвиги: трогала себя, гладила, призывая присоединиться к этому как можно быстрее. –  Не снимай только все полностью, оставь что-то на себе.
После того, как они насытятся друг другом Грант обязательно попросит Агустина захватить комбинезон в номер, для дальнейших игр. В следующий раз она облачиться в него сама.

+1

12

Избавиться от формы в условиях бушующего в теле желания оказалось не так просто. Липучки при помощи ловких рук Элизабет с треском рвались, освобождая горячую кожу из крепкий объятий огнеупорного материала. Может, только поэтому Август еще не сгорел? А сейчас, полуобнаженный, мог полыхать, подобно пламени, обжигать Лизи не только горячим дыханием и поцелуями, нои всем своим телом. Он вспомнил о шампанском, только недавно вытащенным из холодильника и еще, наверняка, не успевшим нагреться до комнатной температуры. Хотя, в боксе становилось очень жарко или это только ему так казалось? Август подхватил бутылку, смело выливая почти половину на себя. Шампанское вылилось на и без того влажные от традиционного победного "купания", стекало струйками и отросших волос на голые плечи и грудь, оставляя влажные дорожки на торсе и ниже, доползая до белой ткани экипировки, которая держалась на честном слове и бедрах. Оставшееся Августин медленно вылил на Элизабет, выполняя обещанное пару дней назад. Он наблюдал,закусив губу, как шампанское очерчивает все прелести женского тела, как маленькие пузырьки лопаются, оставляя после себя влажные следы. Гонщик вел горлышком над ней, концентрируя напиток победителей на плоском животе и своей долгожданной награды, которой он буквально через пару мгновений насладиться сполна.
Август склонялся к Лиззи, слизывая влитое шампанское, оставляя горячие поцелуи на такой же горячей коже и снова поднимался к ее губам. Почему они так сильно манили его? Все время, каждый раз, когда Элизабет Грант стоило попасть в его поле зрения,он хотел целовать их. Ее губы заставляли мечтать о них. Так и сейчас Августин припадал к ним, смешивая в поцелуе привкус шампанского и их неповторимый сладковатый вкус. Ему было наплевать, если кто-то войдет в бокс, наплевать, что его могли искать для интервью или еще какой рекламной цели. Августин Грей получал свою награду. Без лишних нежностей и прелюдий проникал в Элизабет, задыхаясь от нахлынувших эмоций, задыхаясь от резких поцелуев. Он прижимался к ней всей грудью, впиваясь пальцами в нежные бедра. Если можно сравнить пилота с болидом, в котором он проводит приличную часть своей жизни, становясь его неразделимой частью, то Август вел себя также, как и на треке. Не сбавлял обороты, набирая темп, был резким и, возможно даже агрессивным. Грей совсем не сдерживал себя. Он не видел затуманенными глазами Элизабет, он чувствовал только ее горячее дыхание и губы, к которые целовал, скрывая в них низкие стоны. Он что-то шептал ей, не понимая смысла сказанных в порыве страсти слов. Если во время гонки им руководило желание победы, то сейчас им руководило желание обладать, слепое и яростное.

+1

13

Шампанское. Оно лилось на ее тело тонкой, струящейся струйкой. Напиток аристократов охлаждал кожу, заставляя ту покрываться мурашками от его прохлады или, что более вероятно – от страстного желания Элизабет дать то, чего Август так покорно ждал чрезмерно долгое время, ограничиваясь петтингом, который поначалу пытался обсмеять, но спустя пару дней втянулся и вполне довольствовался теми невинными ласками.
Когда Грей, расправившись с одеждой, овладел ею, она испытала феерию чувств. Долгожданное соитие заставляло Лиззи вздрагивать от каждого резкого движения гонщика, которые отличались особой импульсивностью. Он не сдерживал себя, шел на поводу своих желаний. В этот момент Грант была уверена на восемьдесят процентов, что Август думал о себе в первую очередь, хватался за этот момент отчаянно. Так, словно это финальный секс перед расставанием, последний шанс что-то исправить и не сказать, что такая прыть Элизабет не нравилась. Скорее наоборот, она получала истинное наслаждение, лежа под ним средь бела дня на гладкой поверхности, жесткость которой не ощущала. Она шептала, что-то просила, только что – вспомнить и понять среди тяжелого дыхания и стонов крайне сложно.
Он был весь липки и сладкий, пах шампанским, которым его обливали на подиуме, и которым Грей обливался сам перед ней, не заботясь ни о чем абсолютно. Липко, сладко, возбуждающе. Лиззи впивалась ногтями в плечи и спину, запускала пальцы в волосы, опускала те вниз, пытаясь сжать ягодицы.
- Август, куда ты, черт возьми, делся? – слыша чужой громкий голос на периферии всего этого, актриса приоткрыла глаза, замечая невидящим взглядом мужскую фигуру в комбинезоне, один в один как у Грея. Какой стыд. То, чего она боялась, происходило именно сейчас. Отступать было поздно.
- Кто это? – глаза боялись, а руки делали. Здравый смысл медленно покидал ее, порабощал под властью Августина. Лиззи не останавливалась ни на секунду, всматривалась в лицо гонщика, который, как и она был далек от осознания серьезности случившегося. Может, чуть поодаль находятся журналисты с десятком включенных камер, а они тут вытворяют непотребные, аморальные вещи в общественном (по сути) месте. Если в сеть попадут такие пикантные кадры (хуже – видео), никому из них не будет хорошо точно. Грей и Грант не смогут по большей части даже подать в суд на дотошных журналюг, потому что сами, в принципе, нарушают закон.
- Стоило потерпеть до номера. – отрывисто шепча в его губы Элизабет улыбалась вновь прикрывая глаза и погружаясь в усиливающиеся ощущения.

+1

14

Лиззи.
Малышка Лиззи.
Лиззи, Лиззи, Лиззи.
Ее имя срывалось с губ Августа, как первые искры из-под камней первобытного человека. В нем словно пробудилось что-то первобытное. Дикое, страшное. Оно проявлялось в каждом жесте. В том, как он ее держал, словно Элизабет могла убежать, испугавшись его напора. Такая хватка не может пройти незаметной и скорее всего какое-то время Лиззи придется забыть о коротких платьях и шортах. В том, как жадно его губы впивались в ее, как будто каждый поцелуй для него мог оказаться последним. А ведь и правда все это могло закончится одним разом, одним единственным разом, совмещающим в себе яркое начало и красочный конец. Август мог уйти, получив свое, как делал всегда. Не отвечая на звонки и гневные смс, не назначая больше встреч. Также он поступил пятнадцать лет назад, оставляя малышку Лиззи утром один на один с разбитыми мечтами. Также он мог поступить и сейчас, только не хотел. Август и не думал довольствоваться какой-то мимолетной интрижкой с актрисой Элизабет Грант. Он хотел большего, еще не осознав окончательно, что должно включать в себя это "большее". Явно не один секс и занятия петтингом.
Громкий мужской голос ворвался в его сознание, сквозь бурю наслаждения, вырывая на мгновение в реальность, в которую ему не хотелось возвращаться. Слишком рано, слишком мало он попробовал. В дверях бокса стоял его напарник по команде Фернандо Алонсо. На таком расстоянии от них, чтобы не видеть деталей, но достаточном, чтобы понять суть. Кто угодно смог бы понять, чем занят победитель Гран-При Азербайджана в боксе своей команды, окажись он на месте Алонсо. Тот даже не покраснел, но отвернулся, говоря, что его ищут для интервью, но он может прикрыть его минут на двадцать.
- Тридцать. - урывком уточняет Август, даже не смотря в его сторону, он только слышит легкий скрип двери. Грей бездумно увлечен Элизабет, чтобы отрываться от нее, отвлекаться на такие мелочи, как интервью или автограф-сессию или еще какую-нибудь еренду, призванную привлечь интерес к Формуле-1. - Это Алонсо и он выкроит для нас еще полчаса. - Август улыбается, целуя ее губы и резко останавливается. Не передышка, Грей просто смакует ощущения. Тридцать минут это так мало для него. - Я и так долго терпел, Лиззи, чтобы дожидаться, когда мы окажемся в нашем номере. Ты ведь не забыла, что после заезда мой номер станет и твоим? - то ли хрипом, то шепотом спрашивает Август с улыбкой на губах, которая сама по себе обещает продолжение начатых утех. - Только тебе придется возвращаться без меня. Организаторы так просто не отпустят сегодня. - он начинает снова, не так быстро, словно хочет распробовать ее заново, но сдерживать себя не так просто, особенно когда ты чувствуешь приближение финиша. И все же Август сбавляет скорость, давая насладиться не только себе, но и Лиззи. Его губы в очередной разкасаютс мочки, нашептывая обещание. - Я постараюсь вырваться как можно быстрее. Закажи нам в номер шампанское,самого лучшего и фрукты. У меня на тебя большие планы Элизабет Грант. - Лиззи не может в данный момент видеть его улыбку, которую смело можно назвать коварной, хитрой и даже опасной.

Отредактировано Augustine Gray (Вчера 11:35:11)

+1

15

Тридцать минут – слишком мало для того, чего ждал долгое время. То, что не может долго длиться по определению хотелось, тем не менее, растянуть на бесконечно-долгое время. На час, два, а то и всю ночь. Август, ничуть не смутившись появления боевого товарища на поле сексуального боя, пылко обещал Элизабет продолжение всего этого в шикарном номере отеля, который они с этого дня будут делить вместе. Эта мысль радовала и пугала одновременно. Не каждый день ей предлагали сожительство (пусть даже такое кратковременное, как несколько дней в Баку). Обычно Лиззи старалась держаться от подобных предложений на расстоянии, только в этот раз не смогла отказать, желая увидеть Грея ранним утром сразу после пробуждения или вечером, перед сном. А еще после душа, но это уже совсем другая история…

Спустя некоторое время Грант находилась в его люксе, предварительно забрав вещи из своего, не забыв оповестить на стойке ресепшена о выезде и переселении. Сколько времени понадобится победителю Гран-При на общение с журналистами, фанатами или кем-то там еще (чем после награждения занимаются гонщики), Лиззи не знала. Зато у нее было несколько часов на короткий шопинг, принятие душа и подготовку временного жилища к встрече победителя. Готовилась Элизабет тщательно. Любовь к театру и некой напыщенности дала о себе знать даже сейчас.
Узнав, что Грей в ближайшие двадцать минут приедет к ней, она заказала пару бутылок самого лучшего шампанского, множество фруктов и, дав чаевые сотруднику отеля, сообщила, что его услуги вполне возможно понадобятся не раз. После такого перекуса переходящим в занятия любовью им точно захочется подкрепиться чем-то сытным и калорийным.
Когда заказ стоял в спальне (Элизабет посчитала, что в гостиной потеряется вся атмосфера) актриса моментально скинула с себя платье, оставляя на себе только нижнее белье, туфли на высоком каблуке и… куртку с надписью Формула-1, попавшуюся на глаза в одном из магазинов. Атрибутики по случаю гонок было более чем достаточно. Самый настоящий бум.
Забравшись на кровать не снимая обуви, Грант приняла самую сексуальную на ее взгляд позу – легла боком лицом к двери, положив руку на скрытое курткой огромного размера, бедро. Вызывающий образ. Роль фанатки Формулы Лиззи никогда не примеряла. Играть всего интересней, чем просто переходить к сексу. Там, в боксе, они уже сделали это. Хотелось контраста. Инь и Янь.
Интересно, ее белье до сих пор находится в кармане его комбинезона? Это вопрос самой себе заставил Элизабет немного расстегнуть куртку, открывая небольшой доступ к зоне декольте.

+1


Вы здесь » inside » столовая » Девушки и гонки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC