Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! На календаре май 2018 года. Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).


INSIDE: путеводитель!
БЮРО ИНФОРМАТОРОВ
Справочное бюро: семейное!

О, счастливчик!

Сайд - это место, по которому я успел соскучиться всего лишь за неделю отсутствия. Это милая моя Ромашка, дорогая сердце бывшая женушка, трепетная и везде успевающая Грейс, а так же нечто, что храниться глубже. Это и атмосфера, которая присутствует здесь круглосуточно. Заходи в любое время, прекрасное утро от первой леди, на пары и учебу с Лили, а вечером успевай только в темы флуда заглядывать. И даже если опоздал, обязательно найдётся кто-нибудь блукающий, как и ты, ночью у холодильника или игровой. Потому что Сайде - это дом. Сайд - это семья. Спасибо вам!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » unleash your heart and soul


unleash your heart and soul

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/RB4AC.gif http://s4.uploads.ru/I1MBv.gif
unleash your heart and soul
25 сентября 2017 года  |  караоке-бар, Вашингтон  |  Olivia Thornton, Ruby Reid

Пей, изливай душу, только не подходи к микрофону.

Отредактировано Ruby Reid (Ср, 16 Май 2018 19:44:58)

+3

2

Сегодня мне спать не светит.
Я таскаюсь с чемоданами самого необходимого уже 8 часов, проведя до этого еще 5 - в поезде. А Вашингтон - только перевалочная станция между Сиэтлом и Лэйк Шором. Из первого пришлось рвать монатки не хуже, чем из какого-нибудь города, который подвергся внезапной бомбежке. Но мне ничего не оставалось делать. Я предпочту трусливо сбежать по совету Виктора, чем сидеть дома, без работы, держать в руке бокал со смесью вина и мартини и ждать, когда меня вызовут в суд на слушание по моему же делу. Виктор все уладит, скажет, что я выехала по работе, а предписания не выезжать за город мне не давали. Так что, официально я свободна и могу дердать свой бокал с коктейлем где угодно. Хоть на Гавайях. Ну, так-то на Гавайях все же было бы приятнее, однако родственников на островах у меня нет. Джон живет именно здесь и, конечно, мой выбор города для "перекантоваться на время" был очевиден.
Являться вот так с бухты барахты к Джону я не могла. Ну, по крайней мере, я не могу это сделать сегодня, потому что настроение при побеге у меня весьма нестабильное. Я не хочу, чтобы Джон знал, в какие неприятности я влипла, мне хватило нотаций бывшего мужа, который тоже такой моралист, каких поискать. Да, черт возьми, я долгое время спала со своим пациентом. Но что понимают эти педантичные сухари, когда дело касается страсти, которая застревает в горле от одних только взглядом, что уж говорить о прикосновениях.
Ну что ж, теперь я расплачиваюсь за свои грехи, сидя в баре и наворачивая бокал мартини один за одним, разбавляя его вином.
- Дамочка, мы закрываемся.
- Чего? Время же детское. Еще даже полуночи нет. - ною я, растягиваясь на барной стойке. - Разве вы не должны работать до последнего клиента?
- Вы и есть последняя. И уходить не собираетесь. А время работы на сегодня окончено. Понедельник.
Я вяло сопротивляюсь, но меня, конечно, выпроваживают. Я же не больная выступать против здоровяка бармена. Но напоследок я узнаю, куда можно пойти в этом забытом Богом городе, чтобы провисеть там всю ночь и не уснуть от скуки.
- По поводу скуки не знаю, но знаю одно место, в котором ты точно не сможешь уснуть, потому что твои уши будут кровоточить.
И вот я направляюсь в караоке-бар. Гремя двумя чемоданами, которые никак не могла оставить на вокзале в камере хранения, таская их с собой и матерясь. Не влом ли мне? Конечно, влом. Но там мои единственные вещи и лучше я буду таскать свое добро с собой. Хотя, конечно, нет никакой гарантии, что я не забуду их на пьяную голову где-нибудь в темном переулке, но я не так пьяна и вещи - почти единственная здравая мысль, которая крутится в голове.
А еще чемоданы можно кинуть в гардеробе караоке-бара и это прям очень удачное стечение обстоятельств. Народу в заведении не так уж и много. Как правильно сказал бармен из прошлого неудачного заведения: понедельник. Ни у кого нет сил и желания распевать песенки в первый рабочий день. Кто-то там блеет у микрофона и от этой тоски мне тут же хочется спать. А значит, мне нужен более горячительный напиток, который ударит в голову. Так что направляюсь сразу к барной стойке.
- Бармен! - зову громко и нахально, а парень в ответ бросает на меня меня полузаинтересованный взгляд. - Мне... - осматриваю разнообразие спиртного, а затем замечаю в паре стульев от меня девушку, настроение которой можно было бы назвать понедельником, если бы она была днем недели. У нее в рюмке... Виски? Текила? Коньяк? - Мне того же самого, что у этой прелестной барышни, которая всем своим внешним видом характеризует мое внутреннее состояние. Быстренько.
Быстренько. Потому что у меня глотка горит. Я хочу повысить градус и забыть о том, что я оставила позади. Мужа, семью, нерожденного ребенка, любимую работу, сжигающую страсть. Я оставила все, ради чего стоило жить, чтобы уехать в глушь, в которой подохну от цирроза печени.

+2

3

Три недели. Прошло ровно три недели с того отвратительного дня, когда меня лишь слегка задело. Взрыв в метро. Конечно, я же не слушаю чужие напутствия и иду туда, куда лучше не соваться. Если мне говорят, что произошел взрыв в Лейк Шоре, возможны еще в других городах, то конечно же я попрусь в самое оживленное место - в метро. Три недели, как я и близко не подхожу к переходам, две недели, как синяки стали сходить с моего тела, неделя, как над бровью и следа не осталось от шва.

Писать про ужасы - одно. Видеть наяву, как люди кричат от того, что их рука лежит в противоположной от них стороне - другое. Видеть, как кого-то просто раздавило бетонной плитой, видеть, как жизнь медленно покидает людей... Как они зовут кого-нибудь на помощь, кричат, чтобы им помогли. А кто-то уже не мог кричать. Кого-то разбросало по всей станции метро. Полнейший хаос, суматоха, пелена перед глазами и заложенность в ушах. Я пыталась помочь хоть чем-то, ведь меня задело относительно не сильно. Кажется, тогда я поверила в существование Бога, но быстро забыла о нем, пытаясь совладать со своими трясущимися руками и вытащить чужую ногу из под тяжелого столба.

Три недели. Я все еще жива и могу пить. Нужен ли мне повод? Нет. Сегодня чертов понедельник, день бездельник. Вдохновение решило спрятаться от меня в дальний угол под кроватью, многие работают, для покера рано, так что я не смогла придумать ничего более гениального, как выбраться из своего убежища и пойти в бар. Народа мало, вряд ли его решат подорвать. Ха-ха, очень смешно.

А завтра маме могло бы исполниться.. сколько? Пятьдесят? Я не хотела высчитывать дату, год, возраст. Какая разница? Она мертва. Ее нет со мной так давно. Так давно... Виски в стакане быстро заканчивался и заменялся новой порцией. Какой по счету стакан? Второй? Надо было сразу брать бутылку, так хоть видно, сколько остается до моего полного самоуничтожения и беспамятства. Бармену я сразу заплатила за то, чтобы я не видела у себя пустого стакана, и на всякий случай написала ему номер, чтобы он мог позвонить хоть кому-нибудь, кто сможет меня забрать из этого караоке-бара. Какого черта меня занесло сюда? Ах да, я же хотела напиться и начать орать песни, чтобы на утро не помнить этого позора, хоть голос у меня и был.

Кажется, ко мне кто-то обращался. Или упоминал меня. Лениво повернув голову, я устремила еще соображающий взгляд на девушку.

- Раз у тебя все настолько ужасно, то одна выпивка за мой счет, - и только одна. Люблю угощать незнакомцев, у которых все также плохо, как и у меня. Сделав последний глоток, я посмотрела на бармена, протянув к нему стакан. Давай, наливай, не жалей. Может, попросить его лить до краев? Было бы прекрасно, если бы я еще чем-нибудь заедала, но разве я хотела хоть о чем-нибудь думать, погрузившись в свои мысли? Ведь все позади, почему расслабиться так сложно? Почему я закрываю глаза, но все равно могу услышать те вопли, услышать взрыв, который не хочет затихать? Все в прошлом. И мамы нет рядом. Все в прошлом. И я в баре совершенно одна.

Или нет.

- И что за дерьмо у тебя? У меня вот выпивка дома закончилась, - без зазрения совести солгала я, хотя толика правды здесь была. Я собиралась напиться, но дома виски было на донышке, а идти в магазин мне было настолько лень, что я ушла в ближайший бар.

+3

4

Обычно, я не рассчитываю на ответную реакцию со стороны обывателей пивного заведения, пусть это даже караоке-бар. Люди, конечно, разные бывают, но не от большой любви к человечеству и не от жгучего желания завести знакомства, народ оставляет праздник жизни на чужой улице. Кто-то остается один, чтобы элементарно побыть одному, кто-то хочет тупо напиться, кто-то лелеет свои переживания и свою боль, позволяя им распуститься внутри как цветку, кто-то же спасается от реальности. Со мной - последний случай. А что же с этой девушкой?
Салютую рюмкой в знак благодарности за подарок и опрокидываю спиртное в себя. Первая пошла. Откашливаюсь от горечи, обжигающей горло и требую у бармена одними жестами что-нибудь, чем можно было бы заесть первый приход. Не поймите неправильно, я хочу выпить в удовольствие и забыться, а не нажраться в зюзю и проторчать полночи в местном туалете. Хотя ведь торчать мне пока все равно негде.
Рассматриваю темноволосую девушку, которая равнодушным и даже, я бы сказала, пренебрежительным взглядом смотрит прямо перед собой. Лица людей говорят многое, но не все и часто внешность бывает очень обманчива. Сомневаюсь, что в душе эта девушка - божий одуван, который приходит в восторг от радуги и пони, но все же, не исключаю, что она может быть нечто большим, чем то равнодушие, которое написано у нее на лице. Нет, я уверена, что она - больше, чем хочет показать.
- Аргумент. - киваю, когда она отзывается про причину своего нахождения здесь. Не копаю глубоко. В конце концов, это дело каждого, зачем он ищет уединения, находя отраду в рюмке виски. - Хм... С чего бы начать? - задумываюсь притворно, вертя полную рюмку в пальцах. Да уж и правда, с чего бы начать? С того как мой брак полетел к херам? С потерянного ребенка? Или с того как я сама разрушила свою жизнь, вступив в интимную связь с пациентом? - Я потеряла работу и дома у меня теперь нет. - усмехаюсь, салютуя рюмкой и опустошая вторую по счету.
Меня передергивает от этой повторной горечи, но на этот раз по телу разливается такая приятная утомительная и теплая волна, что каждая мышца расслабляется, отпуская нервное напряжение. Постукиваю пальцем, чтобы бармен налил следующую и смотрю на новую знакомую.
- Твой ход? - улыбаюсь или скорее, снова усмехаюсь, будто мы негласно завели партию в игру "У кого жизнь хуже". Чем не причина задружиться на одну ночь, да? Тем более, говорят, незнакомцам высказать свою боль проще. Я бы поспорила с этим фактом. Когда ты даже сам себе не можешь признаться и запрещаешь думать о происходящем, как это вообще можно обличить в слова, направленные кому-то. - Предупреждаю, я опасный игрок.
В стороне, какой-то парень разрывается не вытягивая Staying Alive и я морщусь от боли в ушах. Я еще не настолько пьяна, чтобы тянуться к микрофону, но могу гарантировать, если я доберусь до игрушки, то в баре будет массовое самоубийство.
- Весело у вас тут. Я пришла из другого бара, который закрылся час назад. В Вашингтоне все такие зануды и вовремя ложатся спать или это только в караоке сидят самые отбитые? Даже напиться негде. - говорю я куда-то в пространство. - Еще пара рюмок и я порву микрофон.

+3

5

Я крутила стакан в руках, смотря на него. Вот мое вечное спасение в этой одинокой жизни. Травлю себя алкоголем и ни о чем не думаю. Но ведь я не одинока. Просто редко делюсь своими проблемами, скрывая все за широкой улыбкой или сарказмом, который выработался во мне с детства. Когда-то я съела отравленное яблоко, только оно не усыпило меня, а разбудило. И потому принцы рядом со мной надолго не задерживаются. Очень смешно. Давай еще пожалей себя. Заткнись.

Никто не одинок в этом мире. Вот Энди подливает мне виски, у нас с ним особая алкогольная связь. Вот незнакомка, которая точно меня не знает, значит, не читала моих книг, и я могу спокойно с ней поболтать. Может, потом она когда-нибудь скажет "Надо же, я пила с самой Руби Рид". И снова очень смешно. Как заткнуть этот противный голос в своей голове?

А вдруг и незнакомка какая-нибудь публичная личность? Я медленно повернулась к ней на барном стуле и посмотрела. Нет, вряд ли я ее знаю. И по телевизору не видела. Хотя... Нет, вряд ли. Вспоминать студенческие, а потом и журнальные годы, когда я писала статейки - тот еще геморрой.

- Все можно найти заново. А работа - это ерунда, - конечно, мне легко такое говорить. Многие считают писателей тунеядцами и дармоедами. Написали какую-нибудь херню, продали хорошим тиражом и вуаля - у тебя есть деньги. Только вот ты так же, как и все, тратишь нервы, силы и свою душу, вкладывая всю себя в книгу. Не удивительно, что все мы пили, пьем и будем пить. Оправдывайся.

Мне стало смешно от того, как ее передернуло. Все мы морщимся, крючимся и пытаемся найти хоть что-то, чем можно заесть, даже если это будет собственная рука. Всегда нужно переждать.

- Мой ход? - когда мы успели начать игру "чья жизнь более дерьмовая, чем моя"? Сколько еще раз ты повторишь слово дерьмо? Дерьмо. - Раз мой ход, - я соскочила со своего стула и пересела поближе к девушке. Стакан катился по столешнице, но его не было слышно. Слишком громко играла музыка, слишком лажал певец, слишком не хотелось кричать через пару стульев. - Что-нибудь слышала про взрывы в Лейк Шоре и Вашингтоне? Я выжила в этом гребанном метро, - и залпом осушила стакан, задержала дыхание и мотнула копной черных волос. Пожалуй, это даже не самая основная причина того, почему я здесь. Просто всегда в ночь перед днем Икс я пью и вспоминаю. Вспоминаю счастливые моменты детства, вспоминаю маму, вспоминаю дедушку, вспоминаю Моргана в день нашей встречи, в день нашей свадьбы. Вспоминаю (а часто и заявляюсь) к Кирану, чтобы снова вспомнить и поржать с того, как мы напились и поженились. Даты для меня всегда были важны. Лишь не вспоминаю плохие даты и стараюсь не вспоминать плохих людей.

Иногда я умела разбираться в людях. Или всегда. Меня легко взять на слабо, легко ввязать в какую-нибудь авантюру, но сложно заручиться доверием. Из мужчин я доверяю лишь барменам (хотя и они могут убить). И бывшим. В женщинах обычно вижу конкурентов. Не важно в чем, будь то претендентка на сумку моей мечты или будь это мой профессиональный конкурент. Но почему бы не поболтать и не выпить с незнакомцем? Никто не против, выслушаем друг друга, поплачем (ха-ха), попоем.

- Ты явно попала в самый отвратительный бар. Никто не закрывается так рано, если там не владельцы... как их... скупердяи и жлобы, - бар должен работать допоздна. Раннее закрытие - плохой бар. Если выгоняют - бар еще хуже, чем казался до этого. А если разбавляют алкоголь - то на них можно накатать жалобу.

И что она там говорила? Дома нет? Но как-то мои мысли при виде четвертой порции алкоголя быстро перешли в другое русло. Даже захотелось орешков, которые я и попросила у бармена.

- И кем же ты работала? - она должна была любить свою работу, жить на ней, раз из-за увольнения потеряла все, как говорит. - Кстати, я Руби, - я вытянула руку для рукопожатия. Интересно, через пару стаканов виски до какой кондиции мы дойдем? Быстро ли ее берет алкоголь, что она уже норовит напиться и уйти к микрофону? Через сколько сдамся я и присоединюсь к ее компании?

Смотря на новую знакомую, я могла увидеть в ней себя. Проблемы припечатали к стенке, бежишь в бар, чтобы расслабиться. Найти единомышленников? Будь я на ее месте, я бы хотела помощи, хотя бы предложения. Хотя бы чего-нибудь. Покопавшись по карманам, я вытащила пару помятых банкнот и положила перед барменом.

- Сегодня я добрая, угощаю, - если она в беде, нечего ей тратить деньги на выпивку.

+3

6

Мой выхлоп про игру с дерьмом в жизни неожиданно прокатывает и девушка пересаживается ближе ко мне, чтобы сделать свой ход. Взрывы в метро? Кажется, я что-то слышала очень отдаленно. Кажется, недели три назад, да? В Лейк Шоре? Черт, подруга, я именно туда и направляюсь! И ведь можно было бы пошутить, что мне чертовски жаль, что я не переехала туда этими тремя неделями ранее, чтобы попасть в это долбанное метро. Но это сейчас можно шутить, а тогда... Тогда мне совсем никуда не хотелось. А знаешь, почему? Потому что еще три гребаных недели назад, я занималась сексом со своим пациентом в его палате и это было потрясающе.
Дайте мне яду.
Тяну еще одну рюмку в себя и меня даже не передергивает. Уж скорее от тех воспоминаний, которые сейчас прокатываются телу. Чертовы ублюдки врачи, которые меня спалили. Чертовы судьи. Чертов Виктор с его нотациями. Во мне не осталось ничего кроме страха и желания сбежать как можно дальше. Не осталось даже этого возбуждающего ощущения на кончиках пальцев, которое возникало всякий раз, как я вспоминала моего пациента. Пустота. Глухая и черная. Как тогда в больнице, после выкидыша. Только тогда я еще ни на кого не могла смотреть. Даже на Виктора. И после этого все покатилось к чертям.
- Воу, - я бы присвистнула, но я не умею. Но зато искренне впечатляюсь. - А ты не любишь проигрывать, да? Сразу с козырей ходишь.
Кажется, у девушки тоже все настолько дерьмово и безнадежно, что она не строит тайну своих переживаний и не изображает человека, который "о, боже, я поговорю с кем угодно, но только не с тобой, унылое ты говно". Мы, конечно, обе не слишком веселые и могли бы пройти мимо, так и не заговорив ни с кем. Но суке-Судьбе зачем-то ведь понадобилось свести нас вместе в этом баре, этой ночью, под завывание какого-то потоптанного медведем чувака. Может быть, для того, чтобы мы обе поняли, что бывает дерьмо, куда дерьмовее, чем наше. Например, отсутствие слуха вон у того паренька.
- Бар был дерьмовый. Здесь выпивка гораздо лучше. Есть надежда, что я оглохну раньше, чем отрублюсь. - салютую девушке рюмкой. - За метро и твое выживание. - мы выпиваем, а девушка спрашивает, кем я работала и, между делом, называет свое имя. - Оливия. - киваю в знак знакомства. - Я - врач. Не такая работа, чтобы страдать по ней, но я люблю свое дело.
И от мысли, что мне больше никогда не придется заниматься любимым делом, у меня внутри все переворачивается, требуя еще алкоголя. Но только надо притормозить. Мы пьем слишком быстро и нужен перерыв, иначе все это будет напоминать попойку и никакого удовольствия мы не получим. Пусть это будет попойка с удовольствием. И Руби явно намерена ее продолжить, потому что она вытаскивает банкноты на стойку и говорит что угощает.
- Не, не, не. - тут же протестуя я и это правда напоминает типичный сабантуй алкоголиков, породнившихся настолько, что уже можно обниматься без стеснения. - У меня есть идея лучше. - копаюсь в сумке и достаю оттуда сотку. - Сегодня нас угощает мой бывший муж. Если уж тратить ворованные деньги, то с умом, правда? - смеюсь громко. Вот черт, Виктор, конечно, не обрадуется и наверняка оборвет мне весь телефон, чтобы вычитать лекции на тему, как я его обокрала, сняв деньги с его карточки и говоря что-то о том, что он меня не узнает. Плевать. От той девчонки, которой я была прежде уже совершенно ничего не осталось.
Прошу бармена обеспечить нас новенькой нетронутой свеженькой бутылкой и не обижать дам этим вечером, раз уж нас привело именно сюда и именно сегодня. Что сказать... Бармену сегодня определенно везет. Он знатно поржет, наблюдая за двумя женщинами, набравшимися в зюзю.
- Так-с... Моя очередь, да? - вспоминаю про игру. - Мой бывший муж настолько зануден, что, скорее всего, заявит в полицию, что я "одолжила" деньги с его карты. Не удивлюсь, если меня уже ищет полиция. Ты бы что предпочла, умереть в метро или сесть в тюрьму? И меня могут лишить лицензии на работу и мне останется только мыть полы в KFC. - поджимаю губы. Мелочь, а неприятно. - Скажи, Руби, а кого мир чуть не лишился? - смотрю на нее, заглядывая в черные глаза. - Чем ты занимаешься и как спасаешь эту планету?

+4


Вы здесь » inside » кинозал » unleash your heart and soul


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC