Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре июль 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +20°...+31°.
Путеводитель по городам / Бюро информаторов
Справочное бюро: семейное!

О, счастливчик!

Сайд потому, что здесь шикарно все. Шикарные внешки, шикарные пары, шикарные персонажи, шикарные истории. Здесь как-то сразу становится тепло, как дома, сюда все пришли играть и получать удовольствие. Здесь нет жестких, никому не понятных правил, нет админов, думающих, что они - пупы земли, нет сюжета, от которого нельзя сделать ни шагу в сторону. Здесь собрались совершенно разные люди, отыгрывающие такие сценарии, что иногда волосы на голове шевелятся хд Мне нравится, что здесь столько разнообразия, причем абсолютно во всем, здесь весело и уютно, и лично мне хочется возвращаться сюда снова и снова в ожидании ответных постов, ЛС от родственников или какого-нибудь крутого конкурса. Короче Сайд лучше всех!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » unleash your heart and soul


unleash your heart and soul

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sg.uploads.ru/RB4AC.gif http://s4.uploads.ru/I1MBv.gif
unleash your heart and soul
25 сентября 2017 года  |  караоке-бар, Вашингтон  |  Olivia Thornton, Ruby Reid

Пей, изливай душу, только не подходи к микрофону.

Отредактировано Ruby Reid (Ср, 16 Май 2018 19:44:58)

+4

2

Сегодня мне спать не светит.
Я таскаюсь с чемоданами самого необходимого уже 8 часов, проведя до этого еще 5 - в поезде. А Вашингтон - только перевалочная станция между Сиэтлом и Лэйк Шором. Из первого пришлось рвать монатки не хуже, чем из какого-нибудь города, который подвергся внезапной бомбежке. Но мне ничего не оставалось делать. Я предпочту трусливо сбежать по совету Виктора, чем сидеть дома, без работы, держать в руке бокал со смесью вина и мартини и ждать, когда меня вызовут в суд на слушание по моему же делу. Виктор все уладит, скажет, что я выехала по работе, а предписания не выезжать за город мне не давали. Так что, официально я свободна и могу дердать свой бокал с коктейлем где угодно. Хоть на Гавайях. Ну, так-то на Гавайях все же было бы приятнее, однако родственников на островах у меня нет. Джон живет именно здесь и, конечно, мой выбор города для "перекантоваться на время" был очевиден.
Являться вот так с бухты барахты к Джону я не могла. Ну, по крайней мере, я не могу это сделать сегодня, потому что настроение при побеге у меня весьма нестабильное. Я не хочу, чтобы Джон знал, в какие неприятности я влипла, мне хватило нотаций бывшего мужа, который тоже такой моралист, каких поискать. Да, черт возьми, я долгое время спала со своим пациентом. Но что понимают эти педантичные сухари, когда дело касается страсти, которая застревает в горле от одних только взглядом, что уж говорить о прикосновениях.
Ну что ж, теперь я расплачиваюсь за свои грехи, сидя в баре и наворачивая бокал мартини один за одним, разбавляя его вином.
- Дамочка, мы закрываемся.
- Чего? Время же детское. Еще даже полуночи нет. - ною я, растягиваясь на барной стойке. - Разве вы не должны работать до последнего клиента?
- Вы и есть последняя. И уходить не собираетесь. А время работы на сегодня окончено. Понедельник.
Я вяло сопротивляюсь, но меня, конечно, выпроваживают. Я же не больная выступать против здоровяка бармена. Но напоследок я узнаю, куда можно пойти в этом забытом Богом городе, чтобы провисеть там всю ночь и не уснуть от скуки.
- По поводу скуки не знаю, но знаю одно место, в котором ты точно не сможешь уснуть, потому что твои уши будут кровоточить.
И вот я направляюсь в караоке-бар. Гремя двумя чемоданами, которые никак не могла оставить на вокзале в камере хранения, таская их с собой и матерясь. Не влом ли мне? Конечно, влом. Но там мои единственные вещи и лучше я буду таскать свое добро с собой. Хотя, конечно, нет никакой гарантии, что я не забуду их на пьяную голову где-нибудь в темном переулке, но я не так пьяна и вещи - почти единственная здравая мысль, которая крутится в голове.
А еще чемоданы можно кинуть в гардеробе караоке-бара и это прям очень удачное стечение обстоятельств. Народу в заведении не так уж и много. Как правильно сказал бармен из прошлого неудачного заведения: понедельник. Ни у кого нет сил и желания распевать песенки в первый рабочий день. Кто-то там блеет у микрофона и от этой тоски мне тут же хочется спать. А значит, мне нужен более горячительный напиток, который ударит в голову. Так что направляюсь сразу к барной стойке.
- Бармен! - зову громко и нахально, а парень в ответ бросает на меня меня полузаинтересованный взгляд. - Мне... - осматриваю разнообразие спиртного, а затем замечаю в паре стульев от меня девушку, настроение которой можно было бы назвать понедельником, если бы она была днем недели. У нее в рюмке... Виски? Текила? Коньяк? - Мне того же самого, что у этой прелестной барышни, которая всем своим внешним видом характеризует мое внутреннее состояние. Быстренько.
Быстренько. Потому что у меня глотка горит. Я хочу повысить градус и забыть о том, что я оставила позади. Мужа, семью, нерожденного ребенка, любимую работу, сжигающую страсть. Я оставила все, ради чего стоило жить, чтобы уехать в глушь, в которой подохну от цирроза печени.

+3

3

Три недели. Прошло ровно три недели с того отвратительного дня, когда меня лишь слегка задело. Взрыв в метро. Конечно, я же не слушаю чужие напутствия и иду туда, куда лучше не соваться. Если мне говорят, что произошел взрыв в Лейк Шоре, возможны еще в других городах, то конечно же я попрусь в самое оживленное место - в метро. Три недели, как я и близко не подхожу к переходам, две недели, как синяки стали сходить с моего тела, неделя, как над бровью и следа не осталось от шва.

Писать про ужасы - одно. Видеть наяву, как люди кричат от того, что их рука лежит в противоположной от них стороне - другое. Видеть, как кого-то просто раздавило бетонной плитой, видеть, как жизнь медленно покидает людей... Как они зовут кого-нибудь на помощь, кричат, чтобы им помогли. А кто-то уже не мог кричать. Кого-то разбросало по всей станции метро. Полнейший хаос, суматоха, пелена перед глазами и заложенность в ушах. Я пыталась помочь хоть чем-то, ведь меня задело относительно не сильно. Кажется, тогда я поверила в существование Бога, но быстро забыла о нем, пытаясь совладать со своими трясущимися руками и вытащить чужую ногу из под тяжелого столба.

Три недели. Я все еще жива и могу пить. Нужен ли мне повод? Нет. Сегодня чертов понедельник, день бездельник. Вдохновение решило спрятаться от меня в дальний угол под кроватью, многие работают, для покера рано, так что я не смогла придумать ничего более гениального, как выбраться из своего убежища и пойти в бар. Народа мало, вряд ли его решат подорвать. Ха-ха, очень смешно.

А завтра маме могло бы исполниться.. сколько? Пятьдесят? Я не хотела высчитывать дату, год, возраст. Какая разница? Она мертва. Ее нет со мной так давно. Так давно... Виски в стакане быстро заканчивался и заменялся новой порцией. Какой по счету стакан? Второй? Надо было сразу брать бутылку, так хоть видно, сколько остается до моего полного самоуничтожения и беспамятства. Бармену я сразу заплатила за то, чтобы я не видела у себя пустого стакана, и на всякий случай написала ему номер, чтобы он мог позвонить хоть кому-нибудь, кто сможет меня забрать из этого караоке-бара. Какого черта меня занесло сюда? Ах да, я же хотела напиться и начать орать песни, чтобы на утро не помнить этого позора, хоть голос у меня и был.

Кажется, ко мне кто-то обращался. Или упоминал меня. Лениво повернув голову, я устремила еще соображающий взгляд на девушку.

- Раз у тебя все настолько ужасно, то одна выпивка за мой счет, - и только одна. Люблю угощать незнакомцев, у которых все также плохо, как и у меня. Сделав последний глоток, я посмотрела на бармена, протянув к нему стакан. Давай, наливай, не жалей. Может, попросить его лить до краев? Было бы прекрасно, если бы я еще чем-нибудь заедала, но разве я хотела хоть о чем-нибудь думать, погрузившись в свои мысли? Ведь все позади, почему расслабиться так сложно? Почему я закрываю глаза, но все равно могу услышать те вопли, услышать взрыв, который не хочет затихать? Все в прошлом. И мамы нет рядом. Все в прошлом. И я в баре совершенно одна.

Или нет.

- И что за дерьмо у тебя? У меня вот выпивка дома закончилась, - без зазрения совести солгала я, хотя толика правды здесь была. Я собиралась напиться, но дома виски было на донышке, а идти в магазин мне было настолько лень, что я ушла в ближайший бар.

+4

4

Обычно, я не рассчитываю на ответную реакцию со стороны обывателей пивного заведения, пусть это даже караоке-бар. Люди, конечно, разные бывают, но не от большой любви к человечеству и не от жгучего желания завести знакомства, народ оставляет праздник жизни на чужой улице. Кто-то остается один, чтобы элементарно побыть одному, кто-то хочет тупо напиться, кто-то лелеет свои переживания и свою боль, позволяя им распуститься внутри как цветку, кто-то же спасается от реальности. Со мной - последний случай. А что же с этой девушкой?
Салютую рюмкой в знак благодарности за подарок и опрокидываю спиртное в себя. Первая пошла. Откашливаюсь от горечи, обжигающей горло и требую у бармена одними жестами что-нибудь, чем можно было бы заесть первый приход. Не поймите неправильно, я хочу выпить в удовольствие и забыться, а не нажраться в зюзю и проторчать полночи в местном туалете. Хотя ведь торчать мне пока все равно негде.
Рассматриваю темноволосую девушку, которая равнодушным и даже, я бы сказала, пренебрежительным взглядом смотрит прямо перед собой. Лица людей говорят многое, но не все и часто внешность бывает очень обманчива. Сомневаюсь, что в душе эта девушка - божий одуван, который приходит в восторг от радуги и пони, но все же, не исключаю, что она может быть нечто большим, чем то равнодушие, которое написано у нее на лице. Нет, я уверена, что она - больше, чем хочет показать.
- Аргумент. - киваю, когда она отзывается про причину своего нахождения здесь. Не копаю глубоко. В конце концов, это дело каждого, зачем он ищет уединения, находя отраду в рюмке виски. - Хм... С чего бы начать? - задумываюсь притворно, вертя полную рюмку в пальцах. Да уж и правда, с чего бы начать? С того как мой брак полетел к херам? С потерянного ребенка? Или с того как я сама разрушила свою жизнь, вступив в интимную связь с пациентом? - Я потеряла работу и дома у меня теперь нет. - усмехаюсь, салютуя рюмкой и опустошая вторую по счету.
Меня передергивает от этой повторной горечи, но на этот раз по телу разливается такая приятная утомительная и теплая волна, что каждая мышца расслабляется, отпуская нервное напряжение. Постукиваю пальцем, чтобы бармен налил следующую и смотрю на новую знакомую.
- Твой ход? - улыбаюсь или скорее, снова усмехаюсь, будто мы негласно завели партию в игру "У кого жизнь хуже". Чем не причина задружиться на одну ночь, да? Тем более, говорят, незнакомцам высказать свою боль проще. Я бы поспорила с этим фактом. Когда ты даже сам себе не можешь признаться и запрещаешь думать о происходящем, как это вообще можно обличить в слова, направленные кому-то. - Предупреждаю, я опасный игрок.
В стороне, какой-то парень разрывается не вытягивая Staying Alive и я морщусь от боли в ушах. Я еще не настолько пьяна, чтобы тянуться к микрофону, но могу гарантировать, если я доберусь до игрушки, то в баре будет массовое самоубийство.
- Весело у вас тут. Я пришла из другого бара, который закрылся час назад. В Вашингтоне все такие зануды и вовремя ложатся спать или это только в караоке сидят самые отбитые? Даже напиться негде. - говорю я куда-то в пространство. - Еще пара рюмок и я порву микрофон.

+4

5

Я крутила стакан в руках, смотря на него. Вот мое вечное спасение в этой одинокой жизни. Травлю себя алкоголем и ни о чем не думаю. Но ведь я не одинока. Просто редко делюсь своими проблемами, скрывая все за широкой улыбкой или сарказмом, который выработался во мне с детства. Когда-то я съела отравленное яблоко, только оно не усыпило меня, а разбудило. И потому принцы рядом со мной надолго не задерживаются. Очень смешно. Давай еще пожалей себя. Заткнись.

Никто не одинок в этом мире. Вот Энди подливает мне виски, у нас с ним особая алкогольная связь. Вот незнакомка, которая точно меня не знает, значит, не читала моих книг, и я могу спокойно с ней поболтать. Может, потом она когда-нибудь скажет "Надо же, я пила с самой Руби Рид". И снова очень смешно. Как заткнуть этот противный голос в своей голове?

А вдруг и незнакомка какая-нибудь публичная личность? Я медленно повернулась к ней на барном стуле и посмотрела. Нет, вряд ли я ее знаю. И по телевизору не видела. Хотя... Нет, вряд ли. Вспоминать студенческие, а потом и журнальные годы, когда я писала статейки - тот еще геморрой.

- Все можно найти заново. А работа - это ерунда, - конечно, мне легко такое говорить. Многие считают писателей тунеядцами и дармоедами. Написали какую-нибудь херню, продали хорошим тиражом и вуаля - у тебя есть деньги. Только вот ты так же, как и все, тратишь нервы, силы и свою душу, вкладывая всю себя в книгу. Не удивительно, что все мы пили, пьем и будем пить. Оправдывайся.

Мне стало смешно от того, как ее передернуло. Все мы морщимся, крючимся и пытаемся найти хоть что-то, чем можно заесть, даже если это будет собственная рука. Всегда нужно переждать.

- Мой ход? - когда мы успели начать игру "чья жизнь более дерьмовая, чем моя"? Сколько еще раз ты повторишь слово дерьмо? Дерьмо. - Раз мой ход, - я соскочила со своего стула и пересела поближе к девушке. Стакан катился по столешнице, но его не было слышно. Слишком громко играла музыка, слишком лажал певец, слишком не хотелось кричать через пару стульев. - Что-нибудь слышала про взрывы в Лейк Шоре и Вашингтоне? Я выжила в этом гребанном метро, - и залпом осушила стакан, задержала дыхание и мотнула копной черных волос. Пожалуй, это даже не самая основная причина того, почему я здесь. Просто всегда в ночь перед днем Икс я пью и вспоминаю. Вспоминаю счастливые моменты детства, вспоминаю маму, вспоминаю дедушку, вспоминаю Моргана в день нашей встречи, в день нашей свадьбы. Вспоминаю (а часто и заявляюсь) к Кирану, чтобы снова вспомнить и поржать с того, как мы напились и поженились. Даты для меня всегда были важны. Лишь не вспоминаю плохие даты и стараюсь не вспоминать плохих людей.

Иногда я умела разбираться в людях. Или всегда. Меня легко взять на слабо, легко ввязать в какую-нибудь авантюру, но сложно заручиться доверием. Из мужчин я доверяю лишь барменам (хотя и они могут убить). И бывшим. В женщинах обычно вижу конкурентов. Не важно в чем, будь то претендентка на сумку моей мечты или будь это мой профессиональный конкурент. Но почему бы не поболтать и не выпить с незнакомцем? Никто не против, выслушаем друг друга, поплачем (ха-ха), попоем.

- Ты явно попала в самый отвратительный бар. Никто не закрывается так рано, если там не владельцы... как их... скупердяи и жлобы, - бар должен работать допоздна. Раннее закрытие - плохой бар. Если выгоняют - бар еще хуже, чем казался до этого. А если разбавляют алкоголь - то на них можно накатать жалобу.

И что она там говорила? Дома нет? Но как-то мои мысли при виде четвертой порции алкоголя быстро перешли в другое русло. Даже захотелось орешков, которые я и попросила у бармена.

- И кем же ты работала? - она должна была любить свою работу, жить на ней, раз из-за увольнения потеряла все, как говорит. - Кстати, я Руби, - я вытянула руку для рукопожатия. Интересно, через пару стаканов виски до какой кондиции мы дойдем? Быстро ли ее берет алкоголь, что она уже норовит напиться и уйти к микрофону? Через сколько сдамся я и присоединюсь к ее компании?

Смотря на новую знакомую, я могла увидеть в ней себя. Проблемы припечатали к стенке, бежишь в бар, чтобы расслабиться. Найти единомышленников? Будь я на ее месте, я бы хотела помощи, хотя бы предложения. Хотя бы чего-нибудь. Покопавшись по карманам, я вытащила пару помятых банкнот и положила перед барменом.

- Сегодня я добрая, угощаю, - если она в беде, нечего ей тратить деньги на выпивку.

+4

6

Мой выхлоп про игру с дерьмом в жизни неожиданно прокатывает и девушка пересаживается ближе ко мне, чтобы сделать свой ход. Взрывы в метро? Кажется, я что-то слышала очень отдаленно. Кажется, недели три назад, да? В Лейк Шоре? Черт, подруга, я именно туда и направляюсь! И ведь можно было бы пошутить, что мне чертовски жаль, что я не переехала туда этими тремя неделями ранее, чтобы попасть в это долбанное метро. Но это сейчас можно шутить, а тогда... Тогда мне совсем никуда не хотелось. А знаешь, почему? Потому что еще три гребаных недели назад, я занималась сексом со своим пациентом в его палате и это было потрясающе.
Дайте мне яду.
Тяну еще одну рюмку в себя и меня даже не передергивает. Уж скорее от тех воспоминаний, которые сейчас прокатываются телу. Чертовы ублюдки врачи, которые меня спалили. Чертовы судьи. Чертов Виктор с его нотациями. Во мне не осталось ничего кроме страха и желания сбежать как можно дальше. Не осталось даже этого возбуждающего ощущения на кончиках пальцев, которое возникало всякий раз, как я вспоминала моего пациента. Пустота. Глухая и черная. Как тогда в больнице, после выкидыша. Только тогда я еще ни на кого не могла смотреть. Даже на Виктора. И после этого все покатилось к чертям.
- Воу, - я бы присвистнула, но я не умею. Но зато искренне впечатляюсь. - А ты не любишь проигрывать, да? Сразу с козырей ходишь.
Кажется, у девушки тоже все настолько дерьмово и безнадежно, что она не строит тайну своих переживаний и не изображает человека, который "о, боже, я поговорю с кем угодно, но только не с тобой, унылое ты говно". Мы, конечно, обе не слишком веселые и могли бы пройти мимо, так и не заговорив ни с кем. Но суке-Судьбе зачем-то ведь понадобилось свести нас вместе в этом баре, этой ночью, под завывание какого-то потоптанного медведем чувака. Может быть, для того, чтобы мы обе поняли, что бывает дерьмо, куда дерьмовее, чем наше. Например, отсутствие слуха вон у того паренька.
- Бар был дерьмовый. Здесь выпивка гораздо лучше. Есть надежда, что я оглохну раньше, чем отрублюсь. - салютую девушке рюмкой. - За метро и твое выживание. - мы выпиваем, а девушка спрашивает, кем я работала и, между делом, называет свое имя. - Оливия. - киваю в знак знакомства. - Я - врач. Не такая работа, чтобы страдать по ней, но я люблю свое дело.
И от мысли, что мне больше никогда не придется заниматься любимым делом, у меня внутри все переворачивается, требуя еще алкоголя. Но только надо притормозить. Мы пьем слишком быстро и нужен перерыв, иначе все это будет напоминать попойку и никакого удовольствия мы не получим. Пусть это будет попойка с удовольствием. И Руби явно намерена ее продолжить, потому что она вытаскивает банкноты на стойку и говорит что угощает.
- Не, не, не. - тут же протестуя я и это правда напоминает типичный сабантуй алкоголиков, породнившихся настолько, что уже можно обниматься без стеснения. - У меня есть идея лучше. - копаюсь в сумке и достаю оттуда сотку. - Сегодня нас угощает мой бывший муж. Если уж тратить ворованные деньги, то с умом, правда? - смеюсь громко. Вот черт, Виктор, конечно, не обрадуется и наверняка оборвет мне весь телефон, чтобы вычитать лекции на тему, как я его обокрала, сняв деньги с его карточки и говоря что-то о том, что он меня не узнает. Плевать. От той девчонки, которой я была прежде уже совершенно ничего не осталось.
Прошу бармена обеспечить нас новенькой нетронутой свеженькой бутылкой и не обижать дам этим вечером, раз уж нас привело именно сюда и именно сегодня. Что сказать... Бармену сегодня определенно везет. Он знатно поржет, наблюдая за двумя женщинами, набравшимися в зюзю.
- Так-с... Моя очередь, да? - вспоминаю про игру. - Мой бывший муж настолько зануден, что, скорее всего, заявит в полицию, что я "одолжила" деньги с его карты. Не удивлюсь, если меня уже ищет полиция. Ты бы что предпочла, умереть в метро или сесть в тюрьму? И меня могут лишить лицензии на работу и мне останется только мыть полы в KFC. - поджимаю губы. Мелочь, а неприятно. - Скажи, Руби, а кого мир чуть не лишился? - смотрю на нее, заглядывая в черные глаза. - Чем ты занимаешься и как спасаешь эту планету?

+5

7

В моем кармане всегда слишком много козырей. Если они заканчивались - можно было вспомнить или истории знакомых, или знакомых знакомых, или просто придумать что-то, благо, с фантазией у меня было все замечательно, пока не наступал творческий кризис длиною в жизнь. Тогда из меня можно было слова не вытащить, в прямом смысле. Буду сидеть и смотреть на вас, открывая и закрывая рот, но не произнося ни слова, так как не смогу связать нормальной фразы. Рыбка Ру, выпучивающая на вас глазки.

Но не думаю, что с Оливией, как она представилась, мне придется что-то придумывать. Скорее всего, через пару стаканов мы начнем ныть друг другу в плечо или дико угарать с какой-нибудь нелепой истории, случайно оброненной вслух. Обычно судьба не сводит меня с людьми просто так. Либо это заканчивается случайной пьяной связью с каким-нибудь очаровательным красавчиком, который потом может пригодиться (позвоню, напомню о бурной ночи, а потом выведаю интересующую меня информацию, например, где самая вкусная пицца в городе или сколько канав на придорожном шоссе (скука - самая страшная вещь в мире!), либо это будут люди, с которыми я еще не раз пересекусь. И мне казалось, что Оливия, сидящая передо мной здесь и сейчас, явилась мне не просто так. Она появилась, чтобы разбавить мое гордое одиночество, чтобы в этот трудный день (вечер? ночь?) я не была одна. Никто и никогда не должен быть один. Даже мой отец не один - сидит с такими же убийцами как и он. Интересно, когда-нибудь я поговорю с ним? Все его жалкие попытки связаться со мной так и оставались попытками. Разорванные в клочья письма и сожженные, чтобы не было желания собрать их обратно как пазл, брошенные трубки после слов о том, что "Вы готовы оплатить входящий звонок из тюрьмы Райкерс-Айленд, штат Нью-Йорк?". Он наказал себя сам. Мама могла сегодня сидеть со мной здесь и праздновать свой День Рождения. Да, время перевалило за полночь. Осталось сказать бармену, куда меня потом следует отвезти таксисту, если я буду полностью невменямой. Но ведь так не интересно. Мы с Оливией прекрасно (надеюсь) проведем время.

- Врачи тоже бывают разные, - никогда не хотела быть врачом. Даже ветеринаром. Это классно, спасать чьи-то жизни и души, но мне хватило одной смерти в жизни, чтобы понять, что нет, на такой риск я не пойду. Я всегда любила сочинять. Любила придумывать, что все живы, что все хорошо, но возвращаясь домой к бабушке и дедушке после школы, я закрывалась в своей комнате и пялилась в потолок, распластавшись морской звездой на диване. Часто так читала книжку, держа ту над головой, а если засыпала, она нещадно била меня по лицу, заставляя проснуться и заняться каким-нибудь делом. Например, приложить холодный предмет к месту ушиба.

- Бывший муж? - знаем, проходили. Только вот мои бывшие мужья были слишком хороши, чтобы быть на них в обиде. Я сама или по обоюдному согласию расторгала брак. Черт подери, кажется, я та еще скотина, но в отчаянные времена отчаянные меры? Только вот подвернись случай, я могла бы выскочить за них снова. За второго точно - я вижу его часто, благодаря нему мои книги все еще продаются и я разъезжаю по стране с презентациями. Что насчет первого мужа... за много лет расставания я видела его один раз. Всего один, но черт-черт-черт, я до сих пор ищу информацию, связанную с его деятельностью. - Ох уж эти бывшие, - и я залпом осушаю свою порцию крепкого алкоголя после рассказа о занудности мужа Олив. Банкноты я обратно не забрала: раз положил на стол, убирать обратно просто не красиво. А пареньку-бармену сегодня знатно повезет.

- Лучше я сдохну в метро, чем сяду, - я не хочу быть как отец, даже соверши другое преступление. Я не хочу идти по его стопам. И никогда не пойду. Мысли как кошки скребли по моему сердцу своими острыми когтищами, заставляя раны кровоточить. Нет, заткнись, успокойся, перестань думать об этом. С Днем Рождения, мама. И я потянулась к непочатой бутылке, налив сначала своей собутыльнице, а затем и себе.

- Спасаю словом, - кривовато улыбнулась. Я не особо люблю афишировать, что я писатель. Мне приятно, когда меня узнают на улице - это значит, что есть еще люди, которые читаю книги. Иногда мне нравится писать какие-нибудь статейки и отправлять их в журналы. Аноним. "Если вам нравится - можете выдать эту статью за чью-нибудь, мне не жалко, на авторство не претендую, денег не прошу". Создается впечатление, что мне по жизни скучно, но именно так я стараюсь отвлечься от всего, иначе ушла бы в алкогольный запой. - Не знаю, спасают ли кого-то мои книги, но они спасают меня, - кажется, это не особо "дерьмо, которое еще дерьмовей", а значит, я проигрываю. - Как-то один поклонник написал мне, что после прочтения одной из книг боится ходить в туалет в темноте, да и вообще стал бояться темноты, потому что верит в то, что я написала. - Пришлось убеждать его, что из-за угла на него не нападут мохнатые монстры и ночью к нему никто в уши не залезет (но если он будет спать на природе, кто-нибудь может и влезть, тут не угадаешь). - А вообще, мой бывший муж, один из бывших, - на секундочку уточнила я, - мой агент. Любит попилить мне мозги сроками сдачи книги. Но я же не могу заказать вдохновение на определенное время! - у всех свои проблемы: у кого-то могут отнять лицензию, у кого-то горят сроки. И проблемы равносильны, вот в чем беда. Ты не можешь махнуть рукой и сказать, что это все фигня. Побудь на месте другого человека и пойми его проблему.

- Нет, мне не нравится копаться в проблемах. Давай так: один глоток - одна мечта? Это же интереснее, - глоток - не стакан, потянем удовольствие, - Хочу завести собаку, - и вы можете спросить "а почему ты ее до сих пор не завела?", а я лишь пожму плечами и ничего не скажу. После двух браков я не уверена, что не захочу развестись с собакой или она от меня не сбежит. Ха-ха.

+1

8

Вообще, бары – это потрясающее место. Там ты не только можешь утопить горе в вине, но и узнать, что у тебя все еще не так плохо, как бывает у других. Или, напротив, найти утешение в победе в конкурсе на самое дерьмовое дерьмо. Правда, мне честно говоря, совсем не хочется побеждать. Во-первых, я слишком симпатизирую Руби, пусть мы и знакомы всего ничего¸ но уже успели наладить контакт. Во-вторых, мне реально не хочется портить такой вечер своим нытьем о том, как я собираюсь покончить жизнь самоубийством, если вдруг меня соберутся посадить. Это вообще лучше никому не знать. Даже стороннему незнакомцу, который к твоей жизни вообще никакого отношения не имеет и счастлив от этого. Я бы тоже хотела перестать иметь отношение к моей жизни. Хотя если исходить из смешной игры слов, то это жизнь имеет меня. Отношения имеют меня. Да, к черту, меня имеет все, что можно, только я не имею ничего. Уже ничего. Я в каком-то пограничном состоянии между прошлым и будущим. Умные люди называют этот период – настоящим. Я называю этот период – заткнись и пей.
Вот именно этим мы с Руби и занимаемся. Посмотрите на нас. Две женщины в черном, сидят за барной стойкой с самым отрешенным выражением лица, будто нам протащили по дороге несколько миль за машиной, глушат одну за одной стопки и обсуждают то, как сильно лоханулись в своей жизни. Посмотрите на нас. Две самые большие неудачницы в мире встретились в баре, два самых мрачных человека. Для полноты эффекта не хватает несущегося в нашу сторону метеорита, который ударит точно в этот бар. Поднимаю голову вверх, глядя в потолок, жду несколько секунд. Нет. Тишина. Никакого метеорита, но это не значит, что нам ничего не светит. В смысле, нам ничего не светит, но от «метеорита» никто не застрахован.
- Аминь. – осушаю стопку, во имя слов Руби о смерти, как более удачном варианте, чем тюрьма.
Это правда. Это сущая правда. Говорю, как человек, который зашел не дальше комнаты свиданий, но даже этого мне хватило, чтобы понять, что я ни за что не сунусь в это место. Я придумаю что угодно, я попытаюсь сбежать, я убью кого-нибудь при попытке побега или убью себя. Только не дурка и не тюрьма.
А между тем выясняется, что моя новая знакомая – писательница и судя по ее рассказу про одного из фанатов, книги у нее пиздец страшные. Либо слишком впечатлительные фанаты. Либо дети. Либо психи. Мне нравятся книги Руби. Я не читала ни одной, я не знаю жанр или слог этой девушки, я не знаю, сколько у нее книг и насколько она знаменита. Я ничего о ней не знаю, как и о ее книгах, но мне нравится, как они вызывают страх у ее читателей.
- Значит, это тебе, во многом, я обязана своими клиентами. – салютую пустой рюмкой. – Надо будет почитать. У вас есть круглосуточные книжные? Мне сегодня как раз негде скоротать ночь, как я уже говорила. И твоя книга отлично поможет мне держать себя в тонусе. Там много монстров? Они страшнее реальности? – хмыкаю, качая головой.
Ничего нет страшнее реальности. Однажды я загуглила список самых страшных книг – то был период, после выкидыша и я не могла спать. Виктор советовал мне занимать себя чем-то в такие ночи, но только не спиртным. Книги были самым очевидным вариантом, который благоприятно влияет на нервную систему. Но не ужастики, да? Я выбрала Чака Паланика. Колыбельную. Гребаную Колыбельну. Про детей. Про младенцев. И ничего страшного я в ней не увидела. Потому что ни одна книжка не сравнится с тем, что пережила я. И, пожалуй, я оставлю этот козырь при себе. Думаю, этого и Руби пожелала бы.
Меня передергивает и я опрокидываю в себя еще рюмку. Просто от воспоминаний я начинаю трезветь, а это не хорошо. Мне нужно провести всю ночь вот в таком вот состоянии, иначе я свихнусь. Я точно свихнусь и даже до Джона не доеду.  Узнает уже пост фактум, что его сестру загребли в психушку. Или не узнает, вовсе.
А Руби предлагает мне новую идею для игры и я смеюсь. Идея классная. Нет, правда, классная. Вы только посмотрите на двух неудачниц, сидящих в баре и делящихся своими мечтами. Одна хочет собаку, а вторая…
- Зачем тебе собака? – смеюсь я, вытирая рот салфеткой, когда виски идет у меня носом. – Тебе мужей мало? Ты странная, но интересная женщина, Руби. – качаю головой, но звучу серьезно. – Пишешь книги ужасов, плодишь страхи своих читателей, не даешь им ходить в туалет, держишь бывшего мужа агентом, напиваешься в баре ночью и хочешь собаку. Странная-странная, но очень интересная женщина. – улыбаюсь, отставляя рюмку на стойку. – Знаешь, о чем я мечтаю?
Об амнезии? О Хантингтоне, при котором у меня откажет память и тело? О возвращении прошлой жизни? Мечтаю не попасть в тюрьму или надрать до беспамятства? Мечтаю вернуться в профессию? Мечтаю, чтобы не было потери ребенка? Мечтаю, чтобы Виктор вернулся? Нет, о последнем, пожалуй, не мечтаю.
- Я мечтаю, чтобы этот писклявый парень, наконец, замолчал и перестал подвергать нас пыткам. – говорю я, кивая в сторону прилипшего уже третью песню подряд к микрофону парня, который перевирает Quinn и Шэр. – И знаешь, что я сделаю? Я осуществлю свою мечту, прямо сейчас. Никуда не уходи.
Срываюсь с места, чтобы подойти к сцене, забраться на нее и под полное непонимание происходящего, отнять у парня микрофон. Он пытается брыкаться, но тоже не первой свежести человек и, я хоть и пьяна больше, но стаж, очевидно за мной. Который не пропьешь, да.
- Грешно, грешно так фальшивить мировую классику! – наставляю я, опираясь на стояк для микрофона и чуть не падая, потому что рука скользит. Не могу попасть микрофон в эту специальную хрень, которая его держит и поэтому меня плохо слышно. А еще музыка продолжает играть на заднем плане. – Слушайте, слушайте, ни у кого в зале нет случайно собаки? Моя подруга, Руби, она сидит во-о-он там, - указываю в сторону Руби, - моя подруга, хочет собаку. Ни у кого нет щенка хорошего? Нет? А и кстати, мне нужна квартира на ночь. Мне ночевать негде.
В ответ несутся какие-то грязные остроты, либо просьбы свалить со сцены, раз я не выдаю арию чего-то высококлассного.
- Мечтайте, друзья! И все буде кррруто! – и БАМ! Бросаю микрофон на пол, как бравый рэпер. Правда, на весь зал раздается оглушительный противный свист, но я не обращаю внимание, ни на него, ни на брань, несущуюся мне в спину. Я иду к Руби. Делаю глоток из рюмки и ржу. – А у тебя бывают литературные встречи, Руби? Ну, такие, на которых ты читаешь свои книги своим читателям, выключив свет? – мой язык все же заплетается, но понять меня можно. – Кстати, твоя очередь.

+2

9

Она мне нравилась. Я могу повторить это ещё много раз, но мне нравилась Оливия. В ней было что-то бунтующее, что-то безумное, что-то одинокое. В этом мы были с ней похожи. И обе коротали ночь в баре. Только я не была изгнана из дома, не бежала сломя голову от проблем, не пыталась пропить деньги бывшего мужа. После разводов я просто пила, также сидя в барах одна или с друзьями. Лив была ещё более одинокой, чем я.

- Да, у нас есть круглосуточные книжные, - я явно пропустила половину её слов мимо ушей. Или не хотела пока особо концентрировать внимание и заостряться на какой-то проблеме, хотя должна была всячески проявлять участие и сочувствие. Чуть позже я дойду до нужной кондиции и смогу впитывать в себя много информации, которая сотрётся на утро. Ах как весело жить, хоть вешайся на невидимой верёвке.

- А почему бы и нет? Собака - друг человека. Будет встречать меня, радоваться. А мужья... Мужья умеют разговаривать, - и исчезать, пропадать, уезжать. Не 40 кошек, так хотя бы собаку заведу себе на старости лет. Вон, у соседки в Лейк Шоре есть мистер Нокс - маленький и храбрый. Переберусь лет через двадцать в Лейк Шор на постоянную, если доживу, заведу собаку и буду дальше страдать от одиночества, упиваясь виски и написывая... Мемуары? Ой не, продолжу писать ужасы. Опыта будет больше, а что нас пугает больше реальной жизни? Только рассказы о реальной жизни, дополненные совершенно обыденными действиями и кошмарами. В этом и заключается суть происходящего. Мы боимся реальности. Можно в красках описать то, как ты застреваешь в лифты, тросы медленно перетираются и ты можешь упасть, если начнешь двигаться. И помощи ждать неоткуда. Ты можешь застрять наверху Колеса Обозрения. Да что там. Кинг написал рассказ о том, как человека заперли в био-кабинке. И это, пожалуй, отвратительный рассказ, но у кого не было подобных мыслей "А что, если меня запрут в туалете, когда мне приспичит?". Если котелок варит, ты всегда сможешь заработать даже на подобных рассказах.

- Нет-нет-нет, ещё слишком рано, - я слишком увлеклась своими мыслями и пропустила тот момент, когда собутыльница поднялась из-за стойки и приземлилась на ноги. Моя попытка остановить Оливию не увенчалась успехом. Я лишь распласталась на барной стойке и смотрела за тем, как девушка слегка пошатывающейся походкой направилась к горе-певцу и отобрала у того микрофон. Вот и узнаем, как хорошо поёт Оливия, если она решит все-таки что-то исполнить. Но в моей голове во всех красках было изображено другое: как Олив отнимает микрофон, отталкивает парня в сторону, разрывает зубами провод и кидает две части бесполезного музыкального оборудования в стороны. А если бы микрофон стоял на стойке, то она могла переломить палку об согнутую ногу, а затем махать своими трофеями над головой. Оливия-Разрушительница. Оливия-Победительница. Оливия-Халк? Выбирайте любой вариант. Можете предложить свой.

Только девушка просто отняла микрофон и облокотилась, чтобы не упасть. Я собрала волю в кулак и выпрямилась, налила себе ещё порцию алкоголя и осушила его. На утро мне будет плохо, я это знаю.

- Ну, свою мечту ты исполнила, - хохотнула я, когда девушка вернулась ко мне, устроив небольшое показательное выступление, во время которого я лишь кротко кивнула людям, обратившим на меня внимание из-за объявления о собаке. Нет, что вы, я даже не собиралась скрывать что-то. Мне нечего стыдиться. И как раз после очередной рюмки у меня включилась стадия понимания и осознания всего происходящего. Так ей нужно места для ночлега! Поэтому она и спрашивала про круглосуточные книжные. Но почему бы не снять койко-место в каком-нибудь хостеле или номер в мотеле? Раз у нее есть сто баксов на выпивку. Кстати, На эти деньги мы вполне можем взять еще бутылочку.

И я перестала успевать. Точнее, я успевала, но я не знала, на что отвечать первым делом. Предложение переночевать у меня или литературные встречи? И ответ родился неожиданно, словно лампочка зажглась в моей голове. Это странное чувство, щекочущее извилины. Или словно легкий золотой песок сыпется из одного деления песочных часов в другое. Вот такое странно сравнение, но оно схоже с тем, как часы переворачивают, давая возможность вновь пройти отведенное время и путь.

- Я мечтаю, а может и предлагаю, устроить литературную встречу у меня дома. Только ты, я и бутылка виски. Ну и книги, конечно же книги, - я начинала слышать себя как будто бы издалека. И с каких пор я вот так просто позволяю абсолютно незнакомым людям, но каким-то образом завоевавшим мое доверие, заходить к себе домой?

Дорогу я помню смутно. Мы допили ту бутылку и хотели уже приступить к следующей, но приберегли ее для дома. А еще мы сначала забыли чемодан Оливии, который она оставила в гардеробе. Пришлось делать крюк и возвращаться за ним. И мне было абсолютно по барабану на все. Проблемы отошли на задний план. Кажется, я нашла личного врача с кучей докторов в виде алкоголя. Ну не идеально ли?

Таксист терпеливо ждал, когда мы вывалимся из его машины. Еще бы, за такие чаевые, какие мы ему оставили. Даже странно, что он перед нами двери не открыл, а лишь помог вытащить багаж, собранный наспех. Интересно, многие бегут из города, где строили семью? Я все еще в Вашингтоне, но сбежавшая из Большого Яблока от прошлых событий.

Попытка открыть дверь. Еще одна. Две. Я нихрена не протрезвела, пока мы ехали. Ключи брошены на комод рядом с дверью, впустила гостью в свою квартиру и закрыла за ней дверь.

- Добро пожаловать. Сегодня ты ночуешь здесь, если нас не занесет еще куда-нибудь, - но вряд ли я потом смогу дойти даже до лифта. Разведя руки в стороны, я указала на всю квартиру. Вот огромная гостиная с кучей книжных стеллажей. Здесь же был узкий стеллаж, состоящий из ромбовидных полок. Я собиралась начать собирать бутылки с вином, но они исчезали быстрее, чем я доносила их до полки. Так что стеллаж стал использоваться для книг. Вон где-то там - кухня, вот двери, ведущие в ванну и туалет. Пройти дальше по коридору - там несколько спален, одна из них моя. А рядом с гостиной дверь в мой кабинет. Там всегда царит или сущий беспорядок или идеальный порядок, потому что часто сложно творить в хаосе. - Можешь спать здесь, - я указала на длинный диван в гостиной, - можешь выбрать одну из двух гостевых спален, - и ведь умудрялась я еще как-то говорить более менее отчетливо, хотя язык заплетался мама не горюй как. - Mi casa es su casa, - заговорила я на ломаном испанском. Мой дом - твой дом. И на сегодня это действительно так.

0


Вы здесь » inside » кинозал » unleash your heart and soul


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC