ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21) На календаре январь 2019 года. Температура воздуха
в этом месяце: -8°...+3°


ЭТО ВАЖНО

♠ ТОП ИГРОКОВ 01.01 - 17.01
♠ криминальная сводка ♠ inside says
♠ flashmob: winter vibes
♠ нам 3 года

Рождество или жизнь?




Нет более подходящего времени для поездки домой, чем Рождество. Но нет и более подходящего времени, чтобы сбежать из дому, подальше от любимых родственников.

Окутанный снегом Лейк Шор, завораживает своей красотой. Миллионы разноцветных огней мерцают на витринах магазинов и жилых домах, напоминая всем, что именно сегодня свершится волшебство. А занесенные снегом улицы города, готовы внести свой вклад не только в Рождественское настроение, но и свои коррективы в ваши планы.



Предпраздничная суета, казалось, обошла стороной всех местных жителей этого города, живущих размеренным и давно привычным ритмом. Чего не скажешь о тех, кого Рождество застало врасплох. Многочисленные гости города и новые поселенцы, привыкшие к темпам больших мегаполисов, никак не ожидали, что внезапно выпавший снег может спутать любые планы. Да и местные магазины будут закрыты, вовсе не ожидая Вас с распростертыми объятьями. И не повезло тем, кто не подготовил подарки для близких, ибо предстоит им совершить тяжелое путешествие, пробиваясь через полностью обездвиженный город в поисках открытых магазинов.

А знаете ли вы...

...что всё просто: если зашёл в детскую, значит ещё жив

... что"сайд", "слишком одомашненный", "семья" и тысячи других, трогающих что-то там в сердечной мышце, определений

...что это Сайд, несчастливые финалы его фишечка.

...что мы заменяем слова "повод" на "Макаллан", чтобы остальные не думали о смысле

...что бордель какой-то, а не белый дом

...что президент и его молодая команда алкоголиков и развратников активно трудятся на благо этой страны

...что это Сайд. Здесь постоянно кто-нибудь за кем-нибудь следит. Заводские установки. К этому ставишь галочку, как на лицензионном соглашении.

...#СЛАВА_БОГУ_ТЫ_ПРИШЕЛ

...что на ручках у Кэрри тепло и уютно.

...что Хел - наше битвушное солнышко

...что не потерялся в гостиной - не прошел боевое крещение

...что пока Руби даёт дельные советы, Грейс говорит "поздно".

...ОН ПОЦЕЛОВАЛ МЕНЯ!!!!! - долгожданное продолжение

...во что вечно ввязывается Рэйвен?

...что во всех злодеяниях замешаны Орсоны, но у президента свое мнение на этот счет

...зачем Эва запасается углем?

...что недовольная Одри снится к флуду в неположенном месте

...что на сайде особое отношение к диванчикам

...что Престон-старший ломает пальцы всем, кто трогает Одри

..."убейте его" - это кого? того, кто среди нас не Рузвельт, конечно

...что вискарикус наливатус!

...что романтика - это когда он предлагает вместе закопать твоего ухажера в лесу

...что потом постараюсь писать меньше. правда

...что через бдсм к звездам!

...что Рэюшка! Рэюшечка! Рэээээээй! Рэмбо!

...что Элис отдает сестру за шашлык

...что было у Тео с дверью?

...что: приуныл? прибухни!

...что может стоит позвонить Питеру? У него же дохрена детей, он знает что делать.

....что Теллер и Дэвитт хотят взять домой котеночка по фамилии Эшмор?

...что если хочешь почувствовать себя мужчиной хоть куда? заглядывай в битву полов!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » The Taming of the Shrew


The Taming of the Shrew

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s3.uploads.ru/t/XlZtR.jpg
The Taming of the Shrew
20 июля 2018  |  Лейк-Шор  |  Eleonor Roosevelt & Paul Radner

Каждый из нас хоть однажды, возвращаясь поздно из гостей домой, воображал во тьме ночной невиданных существ. Они кровожадны и им нет числа, стоит только зазеваться как когтистая лапа утащит тебя и больше никто и никогда не узнает, что произошло. Наше подсознание богато на выдумки, мы стараемся успокоить себя мыслями о том, что монстры лишь вымысел, плод нашего воображения. Однако иногда люди забывают о том, что самый страшный монстр, когда-либо известный миру это человек.
Жаркая июльская ночь, температура воздуха опускается и в местные ночные клубы и бары стали стекаться любители ночной жизни. Цель и планы на вечер у всех разные, но иногда они совпадают, словно повинуясь какому-то жуткому стечению обстоятельств. Кто-то развлекается, а кто-то зашел пропустить стаканчик-другой виски. Но что, если одной молодой девушке не до веселья? Она замечает человека, с которым на протяжении последних дней случайным образом сталкивается в различных местах. Совпадение или умысел? И что делать в такой ситуации?

Отредактировано Paul Radner (Вт, 4 Сен 2018 21:20:05)

+6

2

Улицы Лейк Шора погрязли во тьме. Тусклый свет фонарей рассеивал лишь отдельные островки тротуара, но вместе с тем никто из прохожих не спешил укрыться в собственных квартирах. Люди наслаждались прохладой вечернего июля. Пол не желал так просто возвращаться в управление. То, что несколько дней давило на него и вынуждало поступиться с правилами, привычками и обычной жизнью, вдруг спало с плеч, освободило совесть, оставляя после себя легкость и остатки напряжения. Он не знал как относиться к произошедшим событиям, изменят ли они ситуацию или это лишь очередное притворство, хотелось  надеяться на лучшее и видит Бог, согласие на подобные "игры" далось Раднеру очень трудно.
Он первый покинул кабинет Уильяма Болтера, выходя не только из его кабинета, но и из управления в целом и, едва за ними закрылась дверь кафе, Пол остановился, вдыхая полной грудью прохладный воздух. Вскоре к нему присоединился Кайл, детектив посмотрел на временного напарника, растягивая губы в улыбке. В голове уже созрел план дальнейших действий и отказ не принимался к рассмотрению.
- Ну что, дело сделано, - мужчина потер ладони одну о другую, хитро посматривая на Портера, - пора нам с тобой махнуть по рюмашке, как думаешь? - Собственно согласия тут не спрашивалось, скорее банальная констатация факта. От того, что задумал Пол нормальный мужик никогда не откажется. Это похоже на мальчишник, когда холостой парень старается оторваться по полной перед женитьбой. Последний раз побыть холостым, последний раз побыть бабником, последний раз накидаться до потери пульса, когда никто не трезвонит тебе с истериками и не мешает мирно спать в салате.
Раднер хлопнул Портера по плечу, как бы говоря, что пора оседлать его детку, которая стояла тут неподалеку. Их ждало одно прекрасное заведение, Кайлу должно было там понравиться. "Импала" взревела и сорвалась с места, оставляя на асфальте отпечаток шины. Детектива можно было назвать бабником, шулером и вообще не серьезным человеком, однако на самом деле, единственной его любовью была и будет, его "Шевроле". Никогда не подводила, всегда рада ему, она стала не только средством передвижения, но и настоящим домом. Местом, куда он мог вернуться в любое время. Каждый дюйм любим и знаком, запах обивки и шуршание кресел, мощь под капотом, все это было единственным кусочком, напоминающим детство, родителей. Он вырулил на главную улицу и прибавил газу, успевая в последние секунды на желтый свет светофора.
- Я надеюсь тебя не ждут какие-то дела вселенского масштаба, иначе их придется отложить, - он несколько раз вздернул бровями, покосившись на сидящего рядом. В стриптиз-клуб Пол мог ехать даже с закрытыми глазами, инстинкт вел его сам, прокладывая дорогу сквозь потоки машин и череду улиц. Не сказать, что он хотел удивить Кайла, скорее просто отдохнуть, выбрать по паре девчонок и забыть в их объятиях о своей войне с преступным миром.
Лишь через тридцать минут черная машина остановилась у заведения, чья неоновая вывеска не говорила, ровным счетом, ничего о своем содержимом. Пол вышел из "шевроле", облизнув губы, направляясь ко входу.
- Ну что, прошу, - толкнул дверь от себя, сразу же входя в помещение, погружаясь в суету и игру лазерного света. Музыка гремела на всю катушку, а вокруг толпились люди. Раднер улыбался как малое дитя, не забывая зазывать с собой напарника. Пару девиц уже облюбовали его персону, набросив на шею перьевые шарфики, не стесняясь неприличных жестов и прикосновений.
Он был мальчишкой. Каждый гребанный раз, когда нога Раднера ступала на территорию вседозволенности и вакханалии, он превращался в наивного мальчишку, которого восхищает вид полураздетой барышни. Это при том, что сам давно уже не знает, что такое детская наивность и доверчивость, а голых женщин перевидал столько, сколько не видел ни один нормальный мужчина за всю свою жизнь собственной раздетой жены. Дурацкая ухмылка в пол лица, глаза, блестящие от непристойных мыслей и кипа смятых банкнот, за которые любая продаст душу в рабство. Чем не праздник?
Пол зачарованно смотрел со своего места на танцующую девушку, беззастенчиво смотря на все то, что видно у нее под юбкой. Хотя, не стоило даже пытаться присматриваться, только слепой в этом ничего не разберет.
Этот и подобные этому клубы - настоящий клондайк для тех, кто хочет развлечься. Некоторые, особо продвинутые, личности решаются придти сюда с женами и только один Бог знает для чего. Однако временами, встречаются и такие пары, которые совсем не против пробовать что-то новое для себя, например поменяться партнерами. Все абсолютно честно и прозрачно в таких отношениях, нет преград и разумных рамок, заставляющих мужчину, тайком, как вора, уходить их дома к другой женщине. Пол этим не страдал, искренне не понимая, зачем зацикливаться на одной единственной женщине, когда можно пробовать разных, в любое время?
Он оглянулся назад, на Кайла, подмигивая ему, а сам, уже обхватил талию какой-то блондинки, вот только грандиозный отдых, предполагаемый этим вечером оказался омрачен вынужденным отказом напарника от райского местечка с кучей красавиц, разом перебивая все приподнятое настроение детектива. Пришлось покинуть стриптиз-клуб и найти что-то более спокойное и уютное, без драйва и игры гормонов вперемешку с адреналином.
Попрощавшись с Портером, Раднер почесал затылок, глубоко вздыхая. Знал он тут пару мест, где можно, вполне прилично, провести вечер.
И опять дорога танцевала перед глазами темной полосатой лентой, уводя шевроле Импалу все дальше и дальше в сердце Лейк Шора, пока та не остановится у придорожного заведения, не слишком похожего на обычный бар. Правильнее будет называть это место ночным клубом, где резвится молодежь и одиночки, желающие подцепить на ночь кого-нибудь побогаче, авось и сложится жизнь безбедная.
Громкая ритмичная музыка заполняла полутемное помещение, куда ни глянь, повсюду красивые девушки слегка одетые. В лазерных всполохах танцевальная площадка казалась сплошным людским морем, сквозь которое увы не пробраться к стойке бара, однако Пол все же попробовал и не ошибся, проскальзывая между людьми как скользкий уж, занимая место у стойки бара почти в самом углу. Заказав двойную порцию односолодового виски, мужчина расположился удобнее, бросая взгляд в зал. С его места можно было беспрепятственно наблюдать за любым человеком, полутень отлично скрывала истинные мотивы и побуждения, однако Раднер теперь не слишком настроен на поиски приключений. Напротив, он намеревался оградить от возможных проблем другого человека.
Вся эта история с найденным трупом на окраине города, не давала покоя,заставляя раз за разом возвращаться мыслями в кабинет начальника и не соглашаться на его план. И все же именно капитан Болтер его шеф, а не наоборот и Раднеру приходилось подчиняться. А пока остальные детективы, участвовавшие в деле, спокойно спали в своих кроватях, Пол решил, что почему бы и не совместить приятное с полезным. Взгляд блуждал по лицам и телам, подмечал детали и просто дарил расслабление своему человеку. Главное не допустить новой жертвы.

*

http://s7.uploads.ru/zgQt5.jpg

+4

3

Катастрофа… ужасная катастрофа, произошедшая вчера и унесшая много жизней, заставила сердечко Элеонор испуганно и горестно сжиматься. Ее словно охватила апатия и она грозила утащить девушку на дно отчаянья и страха. Эта апатия могла снова вытащить на поверхность страхи, ночные кошмары и Элли растерянно сидела дома. Была мысль собраться и поехать к Лиаму, поболтать с братом, может выпить пива, или поиграть в какую-нибудь игру с Джорданом, просто чтобы не скатиться во вселенскую печаль. После возвращения брата, она просто невероятным образом стремилась восполнить нехватку его в своей жизни и потому все чаще возвращалась в Лейк Шор несмотря на работу и Стива.
Дома неуютно и слишком пусто, девушка всегда считала, что это место просто идеально ей подходит, но вот в этот момент ей было слишком больно, страшно, холодно. Причем холод шел именно из души, сердца, она будто снова взглянула в пропасть, в колодец, из которого словно в фильме «Звонок» должна появиться страшная девочка и убить, сломать, раздавить.
И Элли было страшно.
Сейчас бы сорваться, и поехать в Вашингтон, чтобы хоть на время забыться, почувствовать тепло, но решила, что еще успеет, в конце концов, сейчас ей нужно было научиться реагировать спокойнее, ведь никому не станет лучше, если, поехав на похороны, она расклеится и будет реветь.
Мысли против воли снова вернулись к прошлому году, без малого год назад, почти в таком же психоэмоциональном состоянии Элеонора нашла успокоение в походе в бар. Там она встретила Стивена, там она переключилась, на время забыла о пустоте и холоде в сердце, о страхе. И решение пришло само собой.
Нет, не пойти и найти парня, который бы отвлек ее – это было не про нее. Элеонора была не тем человеком, который кидался на шею к первому встречному ради сию минутного удовольствия, она если любила, то сильно и до конца, всем сердцем, но, и чтобы влюбиться – ей нужно было ничто посильнее чем просто взгляд и симпатия. А вот идея оказаться окруженной незнакомыми людьми, где ее никто не знает, выпить, погрузиться и утонуть в толпе танцующих и сходящих с ума людей – эта атмосфера могла помочь отключиться, утонуть в этом чувстве, забыться.
Подойдя к зеркалу, девушка ненадолго замерла, пытаясь придумать образ, мысленно примеряя различные наряды и закусив губу, подошла к шкафу, достала легкое платье. Короткое, с длинными рукавами, черное, но с большими белыми цветами. На голову она надела шляпу, и снова замерла перед зеркалом, словно и не в клуб собирается, но под шляпой лицо было не слишком заметно, а уже потом подвыпившие люди, да и на приглушенном свету – попросту не обратят внимания на очередное извивающееся под музыку тело.
Подхватив сумочку, она поспешила к автобусной остановке, решив, что за руль, выпив – не станет садиться, а пешком, она еще успеет находиться.
Ночной клуб, куча тел и обязательные секьюрити на входе, которые внимательно рассматривают и оценивают гостя, чтобы потом решить – пропускать или нет. Элеонор сразу вспоминала клуб своего брата, стоило ей показаться на горизонте, охрана вставала в стойку, и едва ли не на встречу бежала, провожая сестру босса наверх, и параллельно вызывая Лиама по рации.
Здесь все было иначе, и стоило Элли подойти ко входу, ее осмотрели критическим взглядом, заглянули в сумочку, и даже особо ретивый захотел облапать… досмотреть на наличие запрещенных предметов, но выходивший из клуба парень, резко согнулся и принялся опорожнять желудок прямо под ноги одного из охранников, и про девушку мгновенно забыли, так что та, смогла спокойно пройти внутрь, пока несчастного оттаскивали под отборный мат и угрозы «сломать лицо».
Громкая музыка, рваный местами свет, и сплетающиеся в танцах тела – молодые, полные жизни – они не думали о том, что уже завтра кого-то из них может не быть. Это завтра может не наступить, потому что кто-то может перебрать с таблетками или дозой и сдохнуть, скорчившись на толчке, банально перебрать и захлебнуться своей же блевотиной или же просто стать случайной жертвой сбитой машиной с пьяным водителем. Никто не знает, когда в его жизни наступит этот самый последний момент, который станет точкой невозврата, и пока они молоды, все думают, что этот момент икс не настанет.
Протиснувшись к барной стойке, Элли улыбнулась бармену, и попросила:
- Можно пожалуйста «Маргариту»? – ей оставалось только забраться на стул, и надеяться, что никто случайно не сбросит, и ждать, пока официант выполнит заказ.
За что ей нравились клубы, так это за официантов, им не интересно кто перед ними оказался, они могут выслушать, попытаться разговорить загрустившего гостя, чтобы он заказал больше алкоголя, но перед ними за день проносится столько лиц, что они особенно не вглядываются в очередное.
Получив коктейль, делает небольшой глоток, чувствуя крупинки соли на губах, и слизывая их, она вдыхает, готовая отпустить пружину, надеть маску и стать на время такой же беззаботной, как и эти люди. Она молода, красива, у нее все впереди, потому допивая коктейль, отправляя дольку лайма в рот, девушка улыбается бармену, протягивает деньги, и соскользнув со стула легко впархивает в группу танцующих.
Ей никто не нужен, она просто танцует, поддаваясь под действие музыки, извиваясь и не обращая внимание на окружающих. Она расслабляется. Да, завтра ей будет стыдно, захочется забыть и музыку, и танцы и алкоголь, приятно обжегший гортань и сейчас танцующий в венах и голове – но это будет завтра.
А сейчас была музыка в голове и текила в крови.
Странное ощущение, словно кто-то пристально смотрит, заставило Элеонор обернуться и посмотреть по сторонам – нет, никого знакомого она не увидела. Первая мелькнувшая в голове мысль, что кто-то из родных или друзей забрел в клуб и увидев свою блондинку, пытался понять, как она здесь оказалась, но нет – они бы уже наверняка протиснулись сквозь толпу и привлекли ее внимание.
Отбросив эту мысль, она решила, что просто хорошо танцует, и кто-то мог засмотреться или же ломал голову, правильно ли подумал, что она актриса и можно ли подойти за автографом и в конечном счете решил, что обознался. По крайней мере смотрящих в свою сторону, блондинка не увидела, и решила, что снова показалось. Хотя в последние дни ловила себя на нервозной мысли, что кто-то следит за ней.
Пристальный взгляд преследовал девушку везде, разве что дома или в машине, когда она неслась на скорости, эти ощущения пропадали, но вот стоило ей выйти из дома или оказаться на улице или магазине, начиналось снова. И ладно бы это были фанаты или вездесущие папарацци – их она хотя бы понимала, но вот маниакальное преследование, когда кто-то неизвестный следит за предметом своего фетиша – это было жутко.
В очередной раз изогнувшись под музыку, девушка направилась в барной стойке, чтобы заказать себе еще один коктейль и немного отдохнуть, она столкнулась взглядом с симпатичным мужчиной, и сердце болезненно екнуло.
Нет, это не любовь с первого взгляда или симпатия, это пристальный взгляд таких подозрительно знакомых глаз, который она похоже ощущала последние дни. Элеонор не могла похвастаться фотографической памятью на лица, но этого парня видела уже несколько раз: в магазине, на парковке, он сначала ходил за ней по всему магазине пока она неспешно затаривалась продуктами для холодильника Лиама, а потом едва не дышал в ухо в очереди на кассе – это при том, что свободных касс было много. Она считала это нелепой случайностью, стечением обстоятельств, даже тогда, когда этот странный взгляд возник в торговом центре, где девушка выбирала новое платье и туфли, но когда она шла к лифту, и туда, в пустую кабинку зашел мужчина, а потом когда она попросила подождать, он придержал дверцы, и вбежав следом, Элеонор увидела его – сердечко опасливо сжалось.
Но он не напал на нее, никак и ничем не выдал себя, и это снова чуть успокоило ее. Но сейчас… он оказался в клубе вместе с ней, и не сказать чтобы он пришел сюда потанцевать…

внешний вид

http://i79.beon.ru/96/17/2631796/32/108260632/tumblr_mu3q0kHG3N1qa91moo1_500.png

+4

4

Чем больше ночь вступала в свои права, тем больше молодежи толпилось у входов в клубы и бары, всем хотелось развлечься, повеселиться, испробовать взрывной коктейль под названием "Алкоголь и наркотики". И  вряд ли здесь можно найти кого-то, кто старше тридцати пяти, кроме бармена, который в эту смену работал. Раднер хоть и был старше большинства этих беззаботных прожигателей жизни, но все же не слишком сильно выбивался из общей массы. Некоторые женщины из управления в тайне завидовали ему, ведь тот образ жизни, который вел детектив далек от нормального, однако этот факт практически не сказывается на внешнем виде. Как там говорится в пословице: "Маленькая собака и в старости щенок"? Пол конечно же не был старым и таковым себя не считал, однако не слишком высокий рост и спортивное телосложение позволяли сохранять форму даже при ежедневном питании бургерами.
Мужчина продолжал сидеть за стойкой, окидывая взглядом толпу, изредка перебрасывался общими фразами с барменом, не касаясь стакана с виски. Иногда в ночной клуб достаточно просто придти и заказать выпить, здесь не обязательно танцевать, атмосфера и обстановка сами сделают свое дело, поэтому Раднер искренне наслаждался каждой такой вылазкой. Этот вечер не стал исключением. Детектив с интересом, но без маниакальности рассматривал стройные ножки девиц, а те в свою очередь были не против продемонстрировать ему их длину. Иногда длина юбки граничила с безумием, выставляя на всеобщее обозрение нижнее белье или отсутствие оного, при этом девушка могла страстно обхватывать соломинку ярко-накрашенными губами, перекатывать языком и томно смотреть, как бы намекая на то, что кабинок в местном туалете хватит на всех. На подобные выпады Раднер лишь усмехался, он с удовольствием поддерживал игру, улыбаясь самой обворожительной улыбкой, окидывая очередную девушку цепким раздевающим взглядом и не видел в этом ничего дурного.
Пол Раднер был не из тех мужчин, которые готовы так быстро остепениться и если быть до конца откровенным, то он вообще не видел себя в роли домашнего папочки. Его целиком и полностью устраивало нынешнее положение дел, поэтому быть верным кому-то и соблюдать целибат не обязан. Даже если кто-то осуждает подобную жизнь, Полу нет до этого никакого дела. Он заказал еще одну порцию виски и теперь наслаждался приятным крепким алкоголем, неспешно потягивая его за стойкой бара.
Когда на высокий стул в паре метром от него села молодая красивая девушка, взгляд детектива почти мгновенно был прикован к ней. Именно эта молодая особа, пока ничего не подозревающая ни о чем, ему нужна. Ее было так сложно найти, что теперь маловероятно, что ей удастся ускользнуть. Вот уже на протяжении недели за ней велось наблюдение. Детективы сменяли друг друга до тех пор, пока Пол окончательно не уверился в том, что следующей жертвой психа будет именно она. В другой ситуации Элеонору пригласили бы в управление для разговора, однако это дело разительно отличалось от всех остальных. Преступник затеял игру с детективом и не оставляет практически никаких зацепок, по которым можно было бы сесть ему на хвост, лишь изуродованные трупы и насмехающийся голос в телефонной трубке. Отследить звонок никогда не удавалось, словно после каждого из них маньяк растворялся в воздухе и появлялся совсем другим человеком, но все же для Раднера он стал уже почти родным. Когда мобильный телефон подавал признаки жизни, а на дисплее отображалось: "Номер скрыт", по спине мужчины пробегал липкий холод и страх. Это значило только одно - где-то в Лейк Шоре его ждет изувеченное тело. Собственно даже о преступлении им сообщал сам маньяк, ему нравилось слышать шокированное молчание и панические нотки в голосе детективов, ради этого он совершал все более жуткие преступления, хвалясь собственными достижениями. Не хотелось бы упускать возможность и приблизиться хоть на один маленький шажок к нему, даже если для этого придется ловить на живца.
Раднер поднял свой стакан, взболтнул остатки виски, совсем не расслышав как два куска льда ударились друг о друга, после чего поднес стакан к губам и сделал маленький глоток. Он поднял взгляд на блондинку, что заказала себе маргариту, сохраняя расслабленное выражение лица. Кто-то сзади положил ему ладонь на плечо, детектив обернулся и улыбнулся стоявшей девушке. Она была уже довольно сильно пьяна и ничего не соображала, поэтому страх и стеснение отступили, позволив ей беззастенчиво клеить мужчину. Она красивая, он тоже не плох собой, в чем же подвох? Пол развернул корпус в ее сторону и что-то шепнул на ухо, при этом придерживая миловидное личико девушки тремя пальцами за подбородок, легко и ненавязчиво. Та рассмеялась и прикусила губу, согласно кивая в ответ, после чего растворилась в толпе танцующих. Когда он вернулся к своему стакану, то блондинки за стойкой уже не было, а бармен как раз забирал ее стакан, чтобы помыть. Детектив поискал глазами в толпе, цепляя нужный силуэт в черном легком платье с большими цветами. Он пропустил тот момент, когда его персону заметили и даже узнали, продолжая сидеть на стуле.
Собственно сказать о том, что Раднер не спускал с девушки взгляда тоже нельзя, прежде всего детектив находился на законном отпуске и "оберегал" юную актрису исключительно по собственному желанию, а значит слежка если и была, то не настолько зверская, как могла быть. Самое важно для него не упустить момент когда девушка соберется уходить, в противном случае ее придется догонять.
Последнюю неделю их встречи участились, заметила ли этот факт сама Элеонора, не известно, по крайней мере внешне данный факт никак не выражался. Разве что интересный, граничащий со странностью и подозрением, взгляд в лифте торгового центра. Пол не хотел скрываться, для этого в управлении есть другие люди, но поговорить с девушкой на нейтральной территории, чтобы не вызывать подозрение у психа, все не удавалось. Наверняка он следит за своей будущей жертвой, изучает маршруты передвижения, бывал у нее дома и знает все входы и выходы. Прежде чем убить преступник досконально изучает свою жертву, наслаждается ее страхом и паникой, громко бьющимся сердцем и глазами, полными ужаса, отчаяния и безысходности. Пока полиции не удавалось даже на шаг приблизиться к нему, детективы, криминалисты и судмедэксперты пребывали в растерянности, словно в комнате с ловушками, один не правильный шаг и смерть, а у тебя завязаны глаза и связаны руки.
Почему в поле зрения психа попала именно Элеонора пока также не известно, однако несколько дней назад на личный мобильный Раднера поступил звонок с предложением поиграть. Суть игры проста и одновременно ужасна: властям сообщается имя предполагаемой следующей жертвы психа, полиции предлагалось попытаться спасти девушку. Если смогут, значит молодцы, а не смогут, пишите письма с соболезнованиями. Преступник не сообщил, когда именно он собирается расправиться с девушкой, поэтому посадить ее под замок попросту не получится. Никто на это не согласится, сообщать ей о возможной охоте на нее же, тоже не вариант, зачем же обрекать человека на постоянное подозрение и бесконечный страх, оставалась лишь слежка. некоторые детективы из управления решили, будто этот звонивший никакой не "Ночной мясник", как прозвали этого маньяка  средства массовой информации, а всего лишь душевнобольной тип. Пол так не считал, поэтому решил не упускать девушку Элеонору ни на шаг.
Бармен повторил порцию, которую детектив тут же осушил, наблюдая за танцующей блондинкой. Она молода, красива и энергична, но даже и не догадывается, насколько серьезная над ней нависла угроза. Раднер бросил взгляд на часы, всего лишь начало второго ночи, он решил дождаться пока девушка соберется домой, проводить ее и отправиться к себе, чтобы попытаться перекорнуть хотя бы часик.

+4

5

Элеонора была наслышана от коллег по цеху о сумасшедших сталкерах, маньяках, которые преследуют знаменитость в тайне желая сблизиться с ней, коснуться ее, или и того похуже. Знала, что иногда они проникали в дома, рыскали по вещам, надевали их или нюхали, похищали нижнее белье, и особенно возбуждались если находили что-то в бельевой корзине или же стиральной машине. Для всякого рода сталкеров такие извращения были в порядке вещей, и девушка подозревала, что и у нее может найтись такой же сумасшедший фанат, жаждущий дорваться до тела. Но если раньше ее такое нисколько не пугало, не беспокоило, хотя бы потому что в обозримом пространстве не ощущала слежки, да и в жизни хватало других забот. То сейчас окунувшись в атмосферу что называется «под колпаком» - начинала ощутимо нервничать.
Она поверхностно дышала, глядя на мужчину, уже который день следящего за ней, и чувствовала нервную дрожь, спускающуюся по позвоночнику. Он был определенно красивый, явно уверенный в себе и судя по реакции на него девушек в баре – пользовался у них живым интересом. И Элли не понимала, что его может интересовать в ней.
Девушка вполне смирилась бы с пристальным вниманием такого парня, если бы она просто была девушкой в баре, а он просто заметил ее и ему стало интересно, захотелось пообщаться и познакомиться поближе. Но они ведь сталкивались уже не в первый раз, не в первые она чувствовала этот пристальный изучающий и будто бы довлеющий взгляд.
Сделав вид, что ничего необычного не происходит, Элеонор подошла к барной стойке, заказала себе еще маргариту, и посматривая за мужчиной через зеркало на стене барной стойки, пыталась понять, что же на самом деле им движет.
К нему подходили девушки, пытались привлечь внимание и он даже отвлекался на них, к слову к ней самой подходили парни, предлагали выпить, недвусмысленно клали руки то на бедро, то на спину, поглаживая и склоняясь к ушку предлагали уединиться, но ее это не интересовало. На задний план даже отступили переживания по поводу похорон, причины из-за которой она и пришла в это место чтобы забыться. Зато остро встал страх от близости сталкера. Ведь нет-нет, но он продолжал кидать в ее сторону внимательные взгляды.
Девушка лихорадочно ломала голову, как сбежать, чтобы он ее не заметил, не пошел следом, даже появилась шальная мысль позвонить Лиаму, чтобы он забрал ее отсюда, и поехать к нему переночевать.
- Может вообще из города пока уехать… - тихонько проговорила девушка, и вздохнула, ей становилось страшно, и этот страх сковывал, заставлял напрягаться и словно подталкивал в спину совершать не самые разумные поступки, как например идея пойти в женский туалет и попробовать вылезти через окно. Но где вероятность, что сталкер ее не просчитает и не будет поджидать в переулке? А если вызвать полицию, то, что она им скажет? Особенно нелепо все это будет смотреться если все это действительно случайные совпадения, и он ее не преследует… Да и сейчас смотрит то только потому, что тоже узнал и дивится, не сталкерит ли она сама его?
Элеонор закусила губу и решила поставить все точки над i, подойти к мужчине и спросить, зачем он преследует ее. Хотя легко было решить для себя, чем сделать, и потому она продолжала сидеть и пить маргариту.
Еще хотелось позвонить Стивену, он бы точно сказал, что нужно сделать в этой ситуации, но беспокоить его ночью не хотелось – у него напряженная работа и ему нужен отдых, а не мчаться посреди ночи в другой город, чтобы утешить девушку.
Элли соскочила со стула на пол, и направилась к незнакомцу, замирая в нескольких шагах, она внимательно смотрела в его зеленовато-карие глаза и выгнув бровь, проговорила:
- Добрый вечер… меня зовут Элеонора, могу я спросить… - она подалась чуть вперед, облокотилась рукой о стойку, и продолжила: - почему вы преследуете меня? Вы мой фанат, или я вам настолько понравилась, что вы решили побыть сталкером? Извините, если я подозреваю вас в таких вещах, а вы на самом деле сталкивались со мной случайно, но… я несколько побаиваюсь таких совпадений…
Элли повела плечиками, и как бы, между прочим, постучала пальчиками по стойке, чтобы продолжить как ни в чем не бывало:
- Конечно… это, наверное, мне почудилось, да? – нежная добрая улыбка, и девушка спокойно произносит: - А это значит, что если я сейчас развернусь и пойду на выход, вы останетесь здесь и больше не попадетесь мне на глаза…
План, возникший в ее голове, был прост, раскрыть карты, и это должно испугать сталкера, заставить таким образом пойти на попятные и уж точно не идти следом за ней, хоть пока она и не собиралась уходить. Словно почувствовав ее настроение, официант поставил перед ней еще один бокал маргариты, и проведя пальчиком по кромке бокала, она пристально посмотрела на мужчину.

+5

6

Одна порция виски сменяет другую, постепенно лицо бармена начинает преображаться, появляется интерес, а сколько же сможет выпить этот клиент прежде чем его развезет? Впрочем он пока не знает, что Пол Раднер не пальцем делан и несколько порций уж точно не превратят его в отвратительную особь мужского пола, которая не найдет выход из ночного клуба без помощи двух шкафообразных громил у входа. Сегодня детектив отдыхает, а параллельно присматривает за одной юной актрисой не лишенной обаяния, женственности и изящности. Возможно звучит невероятно, однако тот факт, что они встретились в баре, ни разу не подстроен, именно этот раз построен по воле случая, а значит почему бы не совместить приятное с полезным. Пол видел, что актриса заметила его, видел как изменилось ее выражение лица и в глазах появился страх. Движения и действия потеряли ту легкость, с которой она танцевала и пила маргариту. Раднер уловил знакомые чувства: напряжение, страх, подступающую к горлу панику. Уж лучше она станет бояться его, чем будет знать о том, что какой-то псих, которого полиция никак не может поймать, сейчас ведет на нее охоту. К слову сказать, детектив нисколько не скрывал своего внимания к ее персоне, иначе его, как бывшего снайпера, можно было бы назвать безруким и с отсутствующим напрочь профессионализмом, а это вовсе не так. К тому же и смотрел Пол на Элеонору не так уж пристально и постоянно. Да, он отслеживал ее присутствие и тех странных типов, что увивались за ней следом, однако не до фанатизма, в конце концов он приехал выпить, а не играть в гляделки.
Бармен подлил виски, начиная натирать кристально чистый стакан уже по пятому разу, переминаясь с ноги на ногу и ожидая развязку. Телефон в кармане Раднера разразился классикой рока, однако в шуме ночного клуба расслышать его едва удавалось, Пол скорее почувствовал вибрацию, нежели услышал звонок. Запустив руку в карман, извлек оттуда небольшое устройство, разворачивая его и прижимая к уху.
- Слушаю, - рядом подсела какая-то красотка, смело положив руку на бедро детектива, начиная медленно поглаживать, подбираясь все дальше к паху. Тут уж просто пришлось оторвать взгляд от гипнотического поступательного движения рук бармена и обаятельно улыбнуться, переводя взгляд на незнакомку, - я еду домой, - после короткого молчания и даже не моргнув глазом соврал Раднер, поигрывая бровями и продолжая зрительный контакт с брюнеткой, - это совсем не важно, что у тебя, - звонившему удалось расслышать звуки клубной музыки и поинтересоваться, на чем это там Раднер едет, если он на дух не переносит подобного рода мелодии, однако в этот раз детектив попросту перешел к сути дела, не желая отчитываться какому-то там патологоанатому, с которым они неплохо общаются. Несколько минут мужчина молчал, прикладывая указательный палец свободной руки к собственным губам, давая понять брюнетке, что ему сейчас не слишком удобно слушать ее подвыпившие предложения уединиться где-нибудь, но ей, кажется, было уже все равно. - Да, хорошо, Уильям, спасибо,- мужчина кивнул собеседнику, словно тот мог заметить и оценить по достоинству этот жест, после чего Пол сложил свою раскладушку и убрал обратно в карман.
- Я сказал хватит, - подобная настойчивость незнакомки начинала раздражать, однако этому довольно серьезно поспособствовал звонок от судмедэксперта. На теле жертвы не найдено ни одной улики, которая могла бы вывести на след психопата. Ни единой улики! Словно этот ублюдок был гением или работал в полиции, имел доступ ко всем материалам дела и был в курсе ведения расследования. В таком случае он знал, что Раднер был против бездействия и ожидания новой смерти, он должен быть в курсе периодических "случайных" встречах детектива с молодой актрисой, а значит сегодня ей ничто не грозит. Однако не смотря на это тот тупик, в который уткнулась полиция, Раднера начинал бесить. Мужчина перехватил руку брюнетки, добравшуюся уже до самого интересного места и коротко одернул.
- Не сегодня, милая, - барышня фыркнула, как-то назвала его особо ругательным названием из своего словарного запаса и быстро спорхнула с барного стула, наметив новую жертву, которая, в отличии от Раднера, сама была не против поохотиться. Откровенно говоря, Пол ни капли не жалел о несостоявшегося жаркого перепихона, он не любил женщин, на которых негде ставить клейма, все равно что снять проститутку. Мерзко и противно. Поэтому спустя несколько минут задумчивости, детектив дал знать бармену, что пора бы обновить порцию, вновь разворачиваясь к стойке и только сейчас замечая на себе посторонний взгляд. Найти его обладателя не составило труда. Элеонора сидела за стойкой напротив коктейля и бросала на Раднера испуганные встревоженные взгляды. Она наконец поняла или догадывалась, что все эти встречи не случайности и теперь страх за свою жизнь плотно окутал ее силуэт.
Детектив поднял свой стакан, прямо ответив на взгляд девушки своим, а потом вздохнул, устремляя его на дно бокала. Голова уже начинала кружиться, так как за целый день кроме одного бургера не получилось нормально пообедать. Алкоголь уже не обжигал губы и гортань, оставляя приятное послевкусие. Мужчину все еще не оставляли в покое слова Уильяма. Как же так преступнику удается заметать следы, что даже профессионалы своего дела с многолетним опытом не в состоянии найти ни одного, даже смазанного отпечатка пальца. В учебнике по криминалистике написано, что жертвы так или иначе связаны с убийцей, также как и то, что между собой их что-то роднит. Например социальное положение, один клуб, в который ходят или сфера деятельности. Однако в случае с этим преступлением все совсем наоборот. Были проверены десятки людей, еще больше опрошено, но ни один не вызывал достаточной степени подозрения. Жертвы ничем не были между собой похожи, абсолютно ничем и связать между собой эти все дела просто не возможно с точки зрения улик. В морге лежит уже пять трупов и ни один из них не дает конкретных улик. Сказать откровенно, улик вообще не было.
Последнее время Раднер никак не мог уснуть, это стало для детектива настоящей проблемой. Едва удается провалиться в сон после утомительного дня и не менее утомительной борьбы с бессонницей, как его начинают одолевать кошмары и в холодном поту Пол просыпается, зная, что больше уснуть не получится. Именно по этой причине детектив доводил себя практически до изнеможения, пока организм сам не отключит сознание, в противном случае приходилось ночами напролет читать материалы дела, строить версии и изучать немногочисленные улики. Раднер уже знал каждую из существующих папок наизусть, а никакого света в конце тоннеля так и не показывалось.
Совсем рядом послышалось приветствие и короткое представление, Пол поднял глаза и обнаружил рядом с собой ту самую актрису, за которой он наблюдал. Вблизи эта девушка была еще красивее.
- Я знаю,- коротко бросил ей в ответ детектив, но его слова очевидно утонули в грохоте музыки, раз Элеонора нисколько не удивилась такому ответу на знакомство. Более он ничего не ответил, в пол уха слушая предположения девушки относительно собственной персоны. Раднер знал кто такие фанаты, чем они занимаются и до чего, иногда, доводит их любовь к кумиру, однако себя к их числу Пол никогда не причислял.
- Может быть, - на этот раз ответив более громче, Пол посмотрел Элеоноре прямо в глаза. Она могла поступить так, как сказала, развернуться и уйти, - но ты этого не сделаешь, - губы мужчины тронула ухмылка, когда перед актрисой возник новый бокал с маргаритой, - иначе порция маргариты сейчас здесь не стояла, - и все же мисс Рузвельт была довольно смелой, нужно отдать должное. Не каждый мужчина отважится подойти к предполагаемому преступнику и спросить в лоб все то, что беспокоит, а потом спокойно потягивать заказанный коктейль. Теперь Раднеру стало интересно, если ли у нее точка не возврата, после которой самообладание покидает разум и заставляет в панике искать более защищенное место. И не правда, детектив вовсе не стремился запугать бедняжку, скорее наоборот, спасти ее жизнь, чтобы она потом радовала остальных своим творчеством.
Он поднял стакан с плескавшимся на дне виски, словно салютуя девушке, после чего поднес его к губам и допил остатки алкоголя, отставляя пустую тару на стойку, неотрывно наблюдая за реакцией блондинки. Сколько она еще сможет держаться и что будет, если психопат таки дотянется до нее своими грязными ручищами? Вопрос на миллион долларов.

+4

7

Реакция мужчины удивила, хоть и не подала виду – он не стал отпираться, подтвердил, что знает кто она, хотя девушка сначала едва расслышала его фразу. А потому немного даже подрастерялась, она ожидала, что он начнет нервничать, оправдываться, но этого не произошло.
Мужчина смотрел ей прямо в глаза, он был уверен на сто процентов, что Элли не уйдет, он не спорил, и не отрицал что действительно следит за ней, и это словно выбивало из колеи, насколько она представляла поведение сталкера, он должен был испугаться из-за того, что его обнаружили и раскрыли, должен был начать нервничать, но он не делал этого.
Бокал с маргаритой стоял на стойке, призывно сверкая во всполохах света на тонких гранях. И протянув чуть подрагивающую руку, взяла бокал, глядя на зеркальную стену напротив, ловя взгляд и насмешливый жест отсалютованного в ее сторону бокала виски.
«Вот наглец…» - возмутилась Элеонор и сильнее стиснула пальчиками ножку бокала. Она снова чувствовала его взгляд, внимательный, изучающий, она купалась в нем, тонула и не могла сообразить, как выбраться из этой ситуации.
Девушка устроилась на стуле недалеко от мужчины, понимая, что смысла отходить куда-то нет – он все равно продолжит смотреть на нее, выжидать, нервировать. Пока Элеонор не сорвется, не плеснет ему в лицо содержимое бокала и не попытается убежать.
Ну а смысл? Ну выплеснет она ему в лицо текилу, ну попробует бежать… Куда? В такой давке девушка врядли сможет убежать далеко, врежется в первую же группу, которая, сопротивляясь оттолкнет ее назад, и Элли не слишком мягко снова спланирует в руки к своему сталкеру.
Она продолжала посматривать в сторону мужчины, изучая его в отражении зеркала. Красивый, мужественное лицо, внимательный пытливый взгляд, и чуть насмешливые пухлые губы. Что ему было нужно от нее? Почему привязался и следит?
- Послушайте, мне, конечно, лестно такое внимание, но может вы наконец скажете, что вам нужно? – Элеонора повернулась к мужчине и выгнув брови, возмущенно уставилась. – Может быть мне вызвать полицию?
Очередная попытка вызвать в мужчине страх, волнение, хоть какие-то эмоции, которые бы сказали ей о том, что он на самом деле чувствует и о чем думает, но не видела этого.
- Боже… Ну поче… - в этот момент кто-то врезался в нее со спины, толкая девушку на стойку, и на ее бедра легли чужие руки, пока Элли пыталась восстановить дыхание. – Пусти…
Взвизгнув, блондинка впилась когтями в облапившие ее руки, оставляя глубокие царапины, и когда мужчина, зашипев, отстранился, круто развернулась и врезала ему по лицу.
Ее коктейль разлился, когда девушку толкнули, и он разлился на платье, чертыхаясь, Элли спрыгнула со стула, и продолжая возмущенно шипеть, направилась в уборную. Гнев и возмущение переполняли девушку, а еще обида, за испорченное платье и чью-то пьяную наглость. Она сама уже чувствовала блуждающий в крови алкоголь, и недовольно качая головой, стала аккуратно промакивать платье салфетками, смоченными водой.
Запах спиртного крепко въелся в ткань, но Элеонор радовало уже то, что платье на ней темное, и на нем было не сильно заметно пятно.
- Ну вот… теперь в химчистку сдавать придется… ну что за… - закусив губу, недовольно пробормотала девушка. Вот уж действительно закон подлости, сначала этот странный мужчина, преследующий ее, потом пьяный извращенец, она все еще чувствовала тяжесть чужого тела, вдавливающую ее в стойку, и руки… Было мерзко и противно одновременно…
- Надоело… Мне это определенно надоело, хватит… - качнула головой Элеонор и направилась обратно в зал, к барной стойке, на которой случайно оставила сумочку.
Мужчина все еще сидел там, словно охранял ее вещь, и забрав сумочку.
- Всего доброго, - проговорила Элеонор и крутанулась на каблучках и направилась в сторону выхода.
Девушка чувствовала, что слишком рискует так показушно уходя, словно провоцируя его идти следом, и в тоже время она надеялась, что он не пойдет, что поймет всю глупость этой затеи.
Уже было поздно, и общественный транспорт не работал, достав мобильный, Элли нахмурилась – телефон разрядился, и она не могла вызвать такси. Чертыхаясь, она неспешно направилась в сторону темного переулка, через который можно было выйти к дороге.

+4

8

Вообще, нужно было признать, что Элеонора была довольно смелой девушкой. Не каждая найдет в себе силы и отвагу, дабы выяснить в чем дело у потенциального преступника, а Раднер, в данный момент, представлялся именно таким.  Плюс к этому ее стойкая жизненная позиция, не позволяющая показать слабину, это было поистине удивительно. Впрочем Пол считал действия актрисы не обдуманными и поспешными, гораздо надежнее было бы найти себе компанию и вращаться в окружении людей, так сказать быть постоянно на виду. Конечно же стойка у бара это не необитаемый остров и люди здесь все же присутствуют, однако все же это несколько не то. Она просила открыться, рассказать о планах на ее душу и тело, но так ли это. Узнать, что за ней ведется охота и полиция ничего не сможет сделать, не одно и то же, что узнать о каком-нибудь назойливом фанате, следующем по пятам. Так ли нужна Элеоноре правда или, быть может она желает услышать что-то, что ее успокоит?
Раднер посмотрел на девушку, сидевшую неподалеку и усмехнулся, отставляя стакан с виски. А что? Было бы довольно забавно, если бы приехал наряд полиции и не забрал его, точнее сказать вообще ничего не сделал бы, даже внушения. И нет, честь конечно отдавать это перебор, однако детектив на порядок выше по служебной лестнице по сравнению с обычным полицейским.
- Интересная мысль, - наконец ответил Пол, мягко улыбаясь девушке, - почему бы не попробовать? - В подобные заведения наряды приезжают сразу же с подмогой, потому как прекрасно осведомлены о рассаднике подвыпивших молодых людей, находящихся еще и под воздействием наркотиков, а по сему с плохо контролируемой агрессией. И все же детектив сомневался, что девушка таки отважится вызвать наряд, - с чего вы вообще взяли, что мне от вас что-то нужно? - Ну вот так, внезапно. - Я просто пью виски и даже никого не трогаю. Это противозаконно? - Собственно Элеоноре прицепиться было не к чему. Тот факт, что они постоянно сталкивались в различных местах еще ничего не значил. Никаких поползновений в ее сторону не было, тем более каких-либо улик, а факт частых случайностей не является обоснованной причиной для задержания. Даже тех людей, которые маниакально зависимы от людей, преследуют их повсюду, обрывают телефоны и так далее, их не сразу привлекают к ответственности. Полиция всегда действует согласно букве закона, различным инструкциям и прочим руководствам, дабы потом никто не мог подать на управление в суд за неправомерные деяния. Конечно же, в разных штатах разные трактовки законов, однако в Лейк Шоре они свои и тут уж ничего не сделать. Увы, но за спокойное распитие алкоголя в местах для этого отведенных, Раднера не арестуют.
Словно в подтверждении мыслей детектива, к девушке пристал какой-то парень. Он сильно набрался и вряд ли соображал, что делал, его мозг, если у него вообще таковой имелся, давно отключился, не желая участвовать в творящейся вакханалии, зато инстинкты с удовольствием управляли телом. Элеонору пытались хватать за руки и вообще все места, до которых дотягивались длинные ручищи, а девушка активно давала отпор внезапному кавалеру. Схватка оказалась не продолжительной, вскоре актриса соскользнула со своего стула, удаляясь в дамскую комнату, дабы попытаться оттереть от платья впитавшуюся маргариту, в то время как парень, на автопилоте прилип к кому-то другому. Похоже ему было абсолютно все равно, Раднер не удивился бы, узнай он на следующее утро, что этот горе-любовник не помнит как оказался в постели с незнакомой девушкой. Детектив приподнял бровь, продолжая потягивать виски, стараясь растянуть удовольствие, а не просто накидаться и охмелеть. Такой цели он перед собой не ставил вовсе.
Если кто-то думал, что Пол должен был вступиться за честь девушки, то немного ошибся. В ночном клубе постоянно что-то случается и тот, кто решается посетить должен быть готов к подобному повороту сюжета. Век рыцарства и храбрости давно прошел, проблемы одного так и остаются проблемами одного и все же, если бы ситуация обострилась, Раднер естественно вмешался, но актрисе удалось самостоятельно во всем разобраться. Несколько минут ее не было видно, беспокойства на лице детектива не наблюдалось, вряд ли девушка настолько испугалась, что даже забыла свою сумку, скорее всего она сейчас пытается промокнуть мокрое пятно салфетками, а за одно решить, как быт дальше. Это ее право и Раднер не собирался караулить ее возле двери, прислушиваясь к звукам внутри. Это как минимум вызвало бы подозрения у остальных, поэтому он лишь изредка посматривал на танцующую толпу, в надежде увидеть знакомый принт.
Спустя минут несколько, Элеонора все же объявилась у стойки, однако ничего нового не обнаружила для себя, поэтому демонстративно попрощавшись с Полом, покинула его компанию, собираясь уйти. После этой истории с пьяным парнем и пролитым коктейлем она выглядела слегка расстроенной, возможно даже немного уставшей. Похоже, что девушка, пришедшая в ночной клуб за хорошим настроением лишь усугубила его, к тому же по пятам за ней следовал страх.
Раднер лишь кивнул ей в ответ, оставаясь сидеть. Он решил, что на сегодня хватит слежек, пора закругляться с работой и ехать домой, чтобы попытаться уснуть, хотя что-то подсказывало, что это будет сделать не так просто. Временами Полу приходилось изводить себя работой до тех пор, пока тело и сознание сами не решать взять тайм-аут, отключая Раднера от жизни и мира. Но даже в этом случае он не застрахован от ночных кошмаров и короткого усталого сна. Почему-то после ухода Элеоноры он немного расслабился, почувствовал как груз ответственности и необходимости растаял в остатках виски на дне стакана, Пол заказал еще одну порцию и едва заметно кивнул бармену, намекая на то, что тому придется подливать алкоголь еще. Однако полностью расслабиться ему не удалось, мобильный телефон в кармане коротко завибрировал и детектив потянулся к аппарату, выпирающему из кармана. Это была смс и Раднер хотел проигнорировать ее, но все же какое-то внутреннее чувство побудило достать телефон и пробежаться взглядом по короткой фразе сообщения. Тот факт, что что-то обязательно произойдет, детектив понял сразу, по его спине пробежал холод, мгновенно отрезвляя голову и разум.
- Черт, - коротко, но смачно выругался Пол. На экране телефона ярким шрифтом набрано: "Лис курятнику не сторож". Всего лишь несколько коротких слов, но вместе с тем сколько в нем вложено. Детектив реагирует практически молниеносно, забывая о недопитом виски. Несколько мятых купюр оставлены за обслуживание и непосредственно количество выпитого, Раднер спешит покинуть клуб, наталкиваясь на неприступную стену танцующих. Они локтями отпихивали пытающегося протиснуться мужчину, но тот с упрямством ледокола разрезал толпу пьяных тел, уже видя перед собой входные двери заведения. В самый последний момент руку Раднера кто-то перехватывает и дергает обратно. Пол оборачивается и буквально едва успевает подхватить повиснувшую на нем девушку, она впилась своими губами в его и крепко, на сколько ей хватило сил, держала мужчину за шею. Детективу пришлось применить силу, дабы оторвать ее от себя и машинально вытереть губы тыльной стороной ладони, будучи слегка дезориентированным.
Когда он выскочил на улицу Элеоноры нигде не было. Импала стояла неподалеку, но детектив решил пройтись пешком, ведь насколько стало известно из первых уст двух вышибал на входе, ни такси, ни каких-либо других машине не подъезжало ко входу. Они также ткнули пальцем в ту сторону, куда пошла актриса и Раднер двинул следом, пытаясь ускориться. По счастливому случаю они двигались по направлению к его детке. Пол боялся не успеть, стараясь передвигаться как можно быстрее и за одно осматривая встречающиеся подворотни. Пистолет он оставил в управлении, а значит в случае чего придется в ход пускать кулаки.

С того места, где он стоял, ему было видно, как она весело щебечет с подружками, сидя в баре с бокалом красного вина. Она была необычайна красива. Все это время, в супермаркете, где они однажды встретились, все эти месяцы он работал над ней, кормил ее ложью, втирался в доверие. Скоро вся ложь окупится. Так бывало всегда.
Клуб был полон под завязку, и главное шоу должно было начаться в далеко заполночь, но посетители уже веселились вовсю. Набитый клуб идеально подходил для того, что он задумал. Чем больше народу вокруг, тем меньше внимания он привлечет. Мужчина отращивал бороду шесть дней, ровно столько, чтобы выглядеть по-другому. Не важно, узнает ли она его в свое время или разум даст сбой, перемешав все события в голове. Обычно мало кто может поверить в то, что человек, которого ты, кажется, знаешь всю свою жизнь, может оказаться совсем не таким. Что уж говорить о случайных знакомых, с которым периодически сталкиваешься в магазине и, который, по доброте душевной помогает выбрать ароматную спелую дыню. А она, она идеально подходила под все те планы, роившиеся в мужской голове.
Холодный немигающий взгляд был нацелен на нее, девушку, которая ценит собственную жизнь, не губя ее препаратами и плохими связями. Да, он знал о Элеоноре многое, он знал о Элеоноре все, но все же этого было не достаточно. Заняв место возле сцены, смешавшись с толпой, мужчина запустил свою руку в карман пиджака, сжимая пальцами небольшой мешочек, словно раздумывая над чем-то. И хотя девушка не подозревала этого, он знал, что она не так давно испытала и почему пришла именно сюда. Ее воспоминания, от которых не возможно избавиться навсегда, будут преследовать ее по ночам в кошмарах, испытывать на прочность силу воли, жажду жизни каждый день, каждый миг и однажды она не устоит.
Сегодня у него на уме было только одно: он должен избавиться от одной обременительной вещи. Она находилась у него шесть дней. Честность- не самое распространенное качество бизнесменов, и он мало чем отличается от остальных, но есть вещи, которые недопустимы даже для него. Он должен был что-то сделать. Мужчина стоял в углу с противоположной стороны от выхода, наблюдая за беснующейся толпой, его глаза бродили по танцполу, высматривая, нет ли кого-то, кто мог его узнать, - но пока никого не увидел. Он потрогал пальцами лежавший в кармане пиджака предмет. тут же у него в пояснице началось холодное покалывание и побежало по позвоночнику до самого затылка. он быстро убрал руку.
- Эй, тебе что-нибудь нужно?
Молодой темноволосый парень стоял перед ним. он сощурился, как будто чтобы лучше видеть.
- Что?
- Ну, знаешь, это же рэйв..не хочешь кайфануть?
- А, нет, не надо, - ответил мужчина, прекрасно понимая, что имел ввиду парень.
- Возьми лучше сейчас, пока шоу не началось, - сказал парень, мотнув головой в сторону сцены; его темные волосы взлетели как в рекламе шампуня.
- Нет...правда, мне ничего не надо.
- Если передумаешь, я тут недалеко. - Парень крутанул пальцем и отошел.
Он глотнул "Джека Дэниелса" с кока-колой и почесал зудящий подбородок. Музыка смолкла, свет и лазеры на танцполе замелькали со все увеличивающейся скоростью. Клубы дыма наполнили зал разноцветным туманом. Толпа прыгала, визжала и аплодировала. Она уже готова была встретить сегодняшнего гостя. Вот когда он мог действовать. Всеобщее внимание обращено к сцене, никто не заметит, как некий человек опустит маленький пакетик в сумочку одной из дам.
Он поставил стакан, быстро пробрался сквозь сутолоку и встал у дальнего правого конца ближайшего бара. Даже бармен на несколько секунд перестал обслуживать клиентов.
- Леди и джентельмены, наконец-то пришел момент, которого вы все так ждали. Надевайте танцевальные туфли и приготовьтесь оторваться. Наш клуб с гордостью представляет вам единственное выступление в Филадельфии лондонской звезды - Бой Джорджа!
Толпа стала бесноваться. Разноцветные лазеры переключились на новую мишень, вышедшую на сцену.
Он быстро вытащил пакет, наклонился вперед и бросил его в сумочку Элеоноры, так легкомысленно оставившей свою вещь на стойке. Мужчина отошел от стойки, зная, что никто ничего не заметил, после чего покинул просторы клуба, уверенными шагами направляясь прочь.  Лишь у дома, где жила Рузвельт в данный момент он остановится и посмотрит ее на темное окно. Он знает, что девушка вскоре вернется, поэтому свернул к ближайшему телефону автомату. Опустив в прорезь монету, он набрал нужный номер, прикладывая трубку к уху. Некоторое время в трубке слышались длинные гудки, однако мужчина продолжал стоять не двигаясь, дожидаясь пока сработает автоответчик. На том конце послышался щелчок и губы незнакомца медленно растянулись...
Глубокая ночь разогнала всех прохожих по домам, улицы опустели и каждый шаг отдавался эхом в проулках и арках зданий. Люди, обладающие богатой фантазией с легкостью могут представить как под темным покрывалом ночи скрываются жуткие  монстры с огромными когтями и зубами. Разум мог рисовать поистине кошмарные вещи и для этого не нужно было даже напрягаться. Однако всегда и во все времена самым страшным и жестоким монстром был человек. Руководствуясь собственными больными фантазиями человек совершал черные дела, перечеркивая законы сосуществования и мира. Она не знала, но за юной актрисой неустанно следила пара глаз. Холодный колючий взгляд словно прикован к стройной фигурке удаляющейся актрисы, тонкие губы на миг растянулись в хищной безумной ухмылке. Тень следовала за Элеонорой неотступно, настигая, а потом вновь давая возможность ускользнуть. Мужчина скрывался, оставаясь незамеченным, но в то же самое время ясно давал почувствовать собственное присутствие. Тяжелой поступью следовал за девушкой, терпеливо ожидая развязки. Он много дней следил за ней, изучил маршруты передвижения и список знакомых и близких людей, мог беспрепятственно проникнуть в ее дом и также незаметно ускользнуть. Сегодня Элеонора Рузвельт увидит Бога. Незнакомец предвкушал развязку, внутри все подрагивало от волнения, однако внешне оставался хладнокровен.

+4

9

Приходилось ли вам когда-нибудь жалеть о принятом решении или сделанном поступке? Элеонор раньше редко жалела, сейчас же очень даже… ей не хотелось больше быть в клубе, хотелось отмотать время назад и уехать к брату, просто из города и оказаться дома у Стивена, свернуться рядом с ним на диване и просто смотреть телевизор или разговаривать обо всем и ни о чем, просто чтобы заглушить страх и сердечную боль, сочувствие к погибшим в этой чудовищной катастрофе, а ведь там в числе погибших были и те, кого она могла считать подругами…
Но нет, она захотела развеяться и забыться другим способом, а не беспокоить своим потерянным, кислым видом дорогих ей людей и теперь расхлебывала все это чайной ложечкой.
Она чувствовала блуждающий по коже насмешливый взгляд, мужчина словно насмехался над ее уверенностью, что он ее преследует, и особенно над тем, что она осмелилась ему угрожать. Действительно, угрозы не были ее методом, сейчас же она просто хотела чтобы у ее сталкера проснулось чувство самосохранения, чтобы червячок здравого смысла воззвал к нему, и подтолкнул к мысли о том, что действительно может закончиться не очень приятно, если она, Элеонор вызовет копов. Особенно учитывая тот факт, кем она была и какие связи имела, полицейские примут во внимание ее слова, и у этого мужчины будут проблемы. И Элли не сомневалась, что ее собеседник прекрасно знает кто она и что представляет из себя.
Так почему же ты продолжаешь так насмешливо смотреть и мягко улыбаться, словно считаешь меня глупышкой, глупой маленькой мышкой, которой кот играет мягкими лапами, подгоняя, заставляя бежать в определенную сторону, а потом роняя эту самую пушистую лапу на пути?
- Почему же попробовать? Я могу это сделать… - с нажимом проговорила Элли и даже положила свою сумочку на барную стойку, приоткрывая, готовая действительно достать телефон и набрать заветный номер.
Вопрос мужчины неожиданно заставил ее дрогнуть и словно другими глазами посмотреть на него: красивый, жесткая линия подбородка, уверенный в себе, обладающий каким-то особым притяжением и шармом – даром что ли к нему то и дело подходили различной степени подпития дамы, пытаясь познакомиться, его взгляд был цепким и мог бы принадлежать копу или же журналисту, к слову человеку, большая часть работы которого заключается в наблюдательности и анализу происходящего, наверное по этой причине вокруг его глаз можно было рассмотреть морщинки. Он легко мог завоевать любую девушку, и у Элли просто в голове не укладывалось, не сходилась картинка как говорится с психологическим портретом типичного сталкера. Ну не похож был этот мужчина, способный при особом желании получить любую понравившуюся девушку, на того, кто действительно мог следить за одной единственной, и проникать в ее дом, утрированно за тем, чтобы украсть ее трусики.
- Противозаконно, если вы соберетесь потом сесть за руль… - скорее из вредности проворчала Элеонор, и отвернулась, размешивая трубочкой свою Маргариту.
Ну не походил этот парень на преследователя, но тогда почему он был везде, куда бы она не пошла? Почему каждый раз, когда она чувствовала на себе этот пристальный, испытующий взгляд, он оказывался в пределах видимости.
Подсознание услужливо нарисовало картинку в духе ее любимых ужастиков про маньяков, когда девушка стоит на кухне, говорит по телефону или же что-то готовит, на улице идет дождь, и она бросает взгляд в окно. Просто один случайный взгляд. Блик молнии, гром, и она видит мужчину в дождевике, который стоит и просто смотрит на нее в упор. Новый блик, и она замечает в его руке нож, один из тех, что стоял в специальной подставке на ее кухонной тумбе, самый длинный. Она бросает взгляд туда, просто чтобы убедиться, что он на месте, что ей примерещилось. А ножа нет. Новый взгляд в окно, когда пульс уже стучит барабанами в ушах, а сердце спряталось где-то в районе пяток – а мужчины там нет, зато где-то в доме громко хлопает дверь.
От столь яркой картины, нарисованной собственным воображением, Элеонора чувствует, как ее лоб покрылся испариной, а по спине пробежали мурашки озноба. Снова вернулся этот назойливый и неприятный взгляд, который нет-нет, да беспокоил ее все эти дни, и она уже хочет бросить очередную колкую реплику в сторону мужчины, как в нее врезается пьяный олух, решивший, что она одна и тех дурочек, готовых отдаться за коктейль.
Избавившись от раздражителя, и с крайне испорченным настроением и платьем, Элли удалилась в уборную, а потом и вернувшись за забытой на стойке сумочкой, ушла прочь.
Поначалу она еще оглядывалась назад, даже постояла пару мгновений недалеко от входа, словно желая удостовериться, пойдет ли ее сталкер за ней, но, когда он не показался из клуба, только покачала головой, чертыхнулась и назвала себя дурой, двигаясь пешком по темному переулку, к дороге.
Было ли это вообще хорошей идеей идти одной, ночью по темной улице? Почему было просто не попросить одного из охранников вызвать такси? Тогда Элли уже была бы дома, позвонила Стивену, рассказала о своем долгом и длинном дне, сказала бы, что очень скучает и хочет к нему, а потом бы просто уснула, свернувшись под одеялом. Но нет, она смелая, гордая, она не боится темноты или же возможных случайных встреч на темной улице. По крайней мере именно такие мысли бродят в светлой головке актрисы, хотя сознание нет-нет, да и подкидывает неприятные картинки из ужастиков, в которых перед ней или за ее спиной должен был выскочить маньяк, обязательно в маске, вроде той, что была у убийцы в фильмах «Крик», и пойдет на нее с ножом. Наверное, именно это сделало ее такой дерганной и нервной, прислушивающейся и едва ли не вздрагивающей от звука собственных торопливых шажков.
Взгляд то возникал, то вновь пропадал, и Элли нервно теребила ремешок сумочки каждый раз, оборачиваясь, когда слышала за спиной что-то отдаленно напоминающее шаги. И снова сердце пускалось галопом, а сама девушка ускорялась, коря себя за то, что в итоге пошла пешком, потому что до дома-то рукой подать. А страх… ну она же большая девочка, что для нее какие-то мысли, и примерещившийся взгляд.
Торопливую поступь за своей спиной, не скрывающуюся, смелую и словно куда-то спешащую она услышала еще минут через пять, ей пришлось остановиться, когда, неловко наступив на какой-то металлический прутик, ее нога соскользнула и неловко подвернулась. Элли поморщилась, всхлипнула, чувствуя себя самой что ни на есть героиней среднестатистического ужастика, а точнее именно той неудачницей – первой жертвой, которая сама прыгает в объятья маньяка или вот так же «ловко» подворачивает ногу, и падает, не способная подняться, тогда как убийца еще даже не подошел совсем близко, чтобы нанести последний удар.
Казалось, шаги были уже совсем близко, и замедлились, словно крадучись приближаясь к присевший на корточки девушки, и когда этот кто-то подошел уже совсем близко, и положил руку ей на плечо, Элли взвилась вверх и развернувшись что было силы врезала ладошкой по лицу «нападавшего». Ее острые коготки царапнули щеку, тогда как глаза актрисы расширились, это был тот самый мужчина из клуба, который бравировал, что просто сидит и пьет виски.
Виски, конечно… а она, дура, еще и поверила, что он не может быть сталкером, что ему с его данными нет никакого смысла следить за ней, и уж тем более нападать. Зачем?
Она гневно сжимала кулачки и казалось даже забыла о боли в подвернутой лодыжке, потому что, прошипев:
- Держись от меня подальше, иначе я вызову копов, и они посадят тебя надолго… - развернулась и спешно направилась вперед.

+5

10

Стоило поторапливаться. Лейк Шор хоть и не представляет собой мегаполис типа Вашингтона, однако закоулков и темных подворотень хватало. Он был где-то поблизости, наблюдал и терпеливо ждал, когда наивная птичка сама по себе угодит в клетку и Раднер собирался ему в этом помешать. Мужчина старался тщательно осматриваться по сторонам, всматривался в темные пролеты переулков, ожидая увидеть там нечто ужасное, от чего в жилах кровь застынет. Детектив боялся опоздать. Элеоноры не было видно, город словно вымер этой июльской ночью, играя на руку преступнику. Редкие проезжавшие мимо машины обдавали ярким светом дальних фар, иногда, из приоткрытых окон сочился белый дымок и сладковатый привкус марихуаны. И все же Пол не служил ни в полиции нравов, ни в отделе по борьбе с наркоторговлей, чтобы отвлекаться от поисков. Его задача намного сложнее и ужаснее - он ловил кровожадных маньяков и больных ублюдков, которые убивали людей. Удовольствие от пыток своих жертв, их стоны и мольбы, а так же ужас в глазах доставлял удовольствие в высшей степени, сродни оргазму, который хочется испытать снова и снова. Далеко не все из них страдали умственными и душевными отклонениями, процентное соотношение примерно одинаковое и если с первыми все понятно, то вторые намного опаснее. Они честно трудятся на работах, обзаводятся семьями, детьми, играя роль заботливых родителей, скрывая в глубине души, под масками улыбок настоящую сущность. Объяснить мотивацию таких людей довольно трудно, впрочем как и остановить. Эти люди слишком умны и образованы, чтобы держать язык за зубами. Есть еще одна категория преступников, которые одновременно получают удовольствие от процесса убийства и в то же время охотно идут на контакт с полицией, охотно затевая своеобразную игру: "Поймай меня, если сможешь!". Как правило такие преступники преследуют вполне конкретную цель. Они жаждут справедливости и мести, полностью возлагая всю вину за свои деяния на кого-то другого, в данном случае полицейского или детектива, считая, что дают все нити к спасению жертвы и убийство ничто иное как ошибка следствия. Преступник раз за разом показывает детективам их несостоятельность, ветхость и коррумпированность системы власти.
Не оставалось сомнений в том, что нынешний преступник, "Ночной мясник", подходил под описание третьей категории, он явно имел "зуб" на детектива Раднера, избрав того мишенью не просто так. За всю свою жизнь в полиции Пол переловил не мало преступников, некоторые из них сидели в тюрьме пожизненно, некоторых казнили, а кто-то отсиживал свой срок и выходил на свободу. Глупо даже браться считать то количество врагов, которые он успел нажить себе за это время, ведь они исчислялись десятками или даже сотнями. И все же, Раднер думал, что этот " Ночной мясник" как-то связан с прошлым. Он знал детектива довольно хорошо, что конечно же не исключает возможности постоянного наблюдения и изучения, однако некоторые детали невозможно узнать, не зная самого детектива. Этот факт настораживал и напрягал одновременно, Пол множество раз бессонными ночами строил догадки за догадками, исчеркал не один десяток листов схемами, именами, фактами, но каждый раз листы бумаги сминались и отправлялись в корзину, ведь до сих пор не было найдено ни одной улики, хотя бы косвенно указывавшую в какую сторону вести расследование. Капитан постоянно нагнетал обстановку, наседал на Раднера и лабораторных умников, а результаты раз за разом отрицательные. Отчасти поэтому Пол решил понаблюдать за Элеонорой, ибо на нее указал преступник как на следующую жертву.
Одно дело, когда Раднер приезжает на место преступления и видит там труп со следами насильственной смерти, пыток, увечий и совсем другое дело видеть живого, красивого человека, который радуется каждому дню, строит планы, любит и смеется, и понимать, что в скором времени его не станет, а все потому, что какому-то моральному уроду нравится играть в "Кошки - мышки", водя следствие за нос. Детектив спешил, опасаясь того, что девушка свернет с основной дороги, затеряется в городе и детектив потеряет единственную надежду ее спасти. Но кажется сегодня удача на его стороне, очертания девушки показались аккурат впереди, Раднер осмотрелся, явно ощущая посторонний чужой взгляд. Не стоило искушать преступника, поэтому он прибавил ходу и вскоре уже перешел на легкий бег, мужчине хотелось поскорее закончить гонку с преследованием и попытаться объяснить все Рузвельт. "Лис курятнику не сторож", эта мысль пульсировала в голове, подавляя все привычные ощущения, подстегивая его двигаться еще быстрее. Расстояние сокращалось слишком медленно, по его мнению, Раднер сверлил спину девушки взглядом, посылая мысленно призыв остановиться. Вероятно это сработало, так как актриса все же остановилась, подвернув ногу. Вернее тот факт, что она травмировалась это не есть хорошо, но определенно спасет жизнь. В конце концов, либо нога, либо жизнь.
Пол быстро подбежал к ней, опрометчиво тронув актрису за плечо. Пощечина стала полной неожиданностью, голова инстинктивно повернулась по направлению удара, глаза детектива расширились от удивления, но что-либо сказать в свое оправдание не успел. Элеонора гневно высказалась, очевидно полагая, что Раднер и был тем самым маньяком, преследовавшим ее повсюду и желавшим навредить ей.
- ОТЛИЧНО! ТАК И СДЕЛАЙ! - Крикнул ей вслед, инстинктивно касаясь пальцами следа на щеке от ладони Рузвельт. Глубокой ночью, в тусклом свете от фонарей, под однодневной щетиной практически невозможно разобрать розовый след, оставленный тонкой женской ручкой, хотя ощущения даже спустя пару минут такие же яркие. Ударь Рузвельт сильнее и из глаз детектива посыпались бы хмельные звезды.- Черт возьми, - Раднер подвигал нижней челюстью, словно бы вправляя ее на место, а между тем девушка продолжала удаляться, даже не смотря на подвернутую ногу. Не зря же говорят, что под воздействием стресса и адреналина люди и на сломанных ногах бегали, не то, что какая-то там подвернутая нога. Раднер развел руками, глядя в спину уходившей, замирая в таком положении на несколько секунд. "Да ладно!" Нет, она не остановилась. Напряжение в предплечьях пропало и они словно плети повисли перпендикулярно земле, предварительно хлопнув мужчину по бедрам.
- Да погоди ты! - И вновь ему нужно ее догонять, благо на сей раз не так долго и энергозатратно. Раднер просто схватил Элеонору за предплечье и потянул на себя, переводя дух. - Стой, кому говорю! - Выпускать девушку из собственного захвата опасно ее побегом, она итак начнет отпираться и оказывать сопростивление3, резонно полагая, что Раднер и есть маньяк. именно поэтому он перехватил Элеонору за руку и повел к Импале, хотя она, конечно же, об это не догадывалась.  Постепенно степень страха и раздражения девушки нарастала, а до машины оставалось еще порядочно, чтобы быть застигнутыми врасплох. И хотя Пол сомневался в том, что Ночной мясник станет нападать на актрису в его присутствии, но проверять эту теорию на практике не очень хотелось.
- Ты едешь со мной, - он почти справился с дыханием, посматривая на Рузвельт, - сейчас мы дойдем до вон того поворота, - он указал направление рукой, где притаилась любовь всей его жизни, продолжая, - спокойно сядем в машину и уедем, ты меня поняла? - Давление от присутствия еще одного человека поблизости уже чувствовалось всей кожей, хотелось уже быстрее убраться в более безопасное место. И дело вовсе не в страхе Раднера за себя, он переживал за Элеонору. И нет, детектив не просил, он буквально приказывал. - Не кричи. - "А то хуже будет". Спустя мгновение добавил он. Маньяк не кинется помогать своей жертве, отбивая ее от копа, а вот жители окрестных домов определенно позвонят куда следует, нарушая планы детектива.

+4

11

У страха глаза велики, и идя поздней ночью по темной улице вам всегда кажется, что кто-то следит за вами из темноты, а в абсолютной тишине даже эхо собственных шагов звучит зловеще и пугающе? Да, это была чистая без прикрас правда. Но что делать, когда страх реален? Когда ты действительно оказываешься одна на темной улице, а твой преследователь уже дышит в спину, и ты буквально чувствуешь, как невидимые тиски его рук сжимают тебя в стальных объятьях? А что делать, когда ты уже смотрела в его холодные глаза, и более того, осмелилась поднять руку на него в попытке защититься? Любой другой тотчас бы ударил в ответ, но по его глазам можно было понять, что он не ожидал. И эта ее реакция что-то вызвала, но что? Интерес? Желание смеяться над тщетными попытками жертвы спастись? Над ее угрозами, которые, будь у девушки возможность она бы обязательно привела в исполнение, но… мечты-мечты…
И она просто рванула прочь так быстро, как получалось, надо отдать должное – страх и адреналин, напрочь глушили боль, но скоро, когда произойдет откат, если она не снизит темп, нога просто не позволит ей двигаться дальше и будет разрываться от боли, а на утро щиколотка распухнет и ходить вообще будет проблематично.
Она правда верила, что мужчина оставит ее в покое?
Наивная. Когда-нибудь эта наивность и доверчивость ей еще аукнется, но пока ей снова придется пожинать плоды своей беспечности. А ведь можно было попросить телефон у секьюрити клуба и вызвать такси.
Когда мужчина рванул девушку на себя, разворачивая к себе лицом, довольно сильно сжимая предплечье и впиваясь сильными пальцами в нежную кожу.
- Пусти, не больно, - рванулась было Элеонор в сторону, но ее держали крепко, разве что с предплечья, рука незнакомца переместилась на запястье, и ее подобно упирающемуся и не желающему идти на скотобойню теленку, потащили куда-то в неизвестность.
- Пусти кому сказала, - зашипела Элли и снова попыталась упереться ногами в асфальт, но, разумеется, маньяк был куда сильнее. Орать не имело смысла, по крайней мере пока они находились в таком безлюдном месте, и потому девушка решила попробовать закричать там, где хотя бы был шанс, что ее услышат, здесь же ее скорее всего ударят в лицо, и она потеряет сознание.
Мозги актрисы работали быстро, фиксируя путь и определяя, что они возвращаются в сторону клуба, а значит, там она может попытаться привлечь внимание охраны. Но страх все равно заставлял ее совершать необдуманные и опасные поступки, и потому она продолжала упираться, тянуть руку, и даже несколько раз потянувшись, стукнула второй рукой по мужской кисти, которая словно инстинктивно сильнее сжалась на тонком запястья, заставляя Элеонору поморщиться и заскулить от боли.
Слова про машину, заставили девушку вытаращиться, снова замереть, упираясь ногами в землю, и потому, когда ее дернули, едва не упала. Теперь оказавшись чуть ближе к мужчине, она лягнула его носком туфли по голени и заорала, надеясь, что кто-то услышит.
Правда крик ее быстро был остановлен. Взгляд мужчины, его холодный спокойный голос. Элеонора, казалось, превратилась в одну большую мишень, ей казалось, что она стоит совершенно голая посреди сцены, окруженная неизвестными и все смотрят на нее, словно в самую душу. Девушка не могла понять, как у мужчины получалось смотреть ей в глаза, и в тоже время словно царапать взглядом затылок, пробегаться по позвоночнику холодными мурашками и быть везде. Это пугало до чертиков, до дрожи в подгибающихся коленках.
Элли лихорадочно вырывала руку из цепкой хватки, несколько раз что было силы ударила мужчину кулачком в грудь, шипя:
- Да фиг ты угадал, что я сяду с тобой в одну машину и куда-то поеду, отпусти немедленно. Кто ты вообще такой, и что тебе от меня нужно? Ааау… мне больно… - она снова рванулась, и пнула мужчину по ноге, а когда хватка ослабла, по инерции упала на задницу.
Сейчас Элли как никогда видела себя глупой блондинкой из второсортных фильмов ужаса, типа Крика, ее ноги словно не слушались ее, и вместо того, чтобы подняться и бежать, она продолжала сидеть на асфальте, и тяжело дыша смотреть на мужчину.
И снова этот взгляд, словно холодное лезвие, ледяная рука по горлу, и Элли поднимается, испуганно озирается, непонимающе, и даже почти не сопротивляется в первые несколько мгновений, когда ее тащат куда-то вперед, но видя машину. Черную, красивую, говорящую о вкусе владельца, снова начинает паниковать и вырываться в противоположную сторону, а стоило двери открыться, уперлась руками и ногами, визжа:
- Нет… нет, не хочу… пусти… оставь меня в покое, я не хочу… пуустиии… Помогите!!! – последнее слово она проорала разворачиваясь, и начиная осыпать мужчину ударами кулачков, целясь туда, куда доставали руки, лягаясь и пинаясь. Кажется она даже снова ударила его кулаков в челюсть, потому что рука заныла от боли, и заливаясь слезами, Элли взвизгнула: - Да оставь же меня в покое, у тебя последний шанс, отпустишь и я забуду все, что здесь произошло!

+3

12

Принято считать, что у страха глаза велики. Отчасти данное утверждение верно, однако почему-то многие забывают упомянуть о том, насколько повышаются физические показатели жертв. Когда паника и страх бьются загнанными в клетки черепной коробки вольными птицами, обычному человеку сладить с подобным довольно трудно, особенно если учесть тот факт, что Пол не являлся маньяком, садистом, извращенцем или убийцей. Он не желал никому зла, скорее наоборот, которые сутки не спал, пытаясь уберечь одну довольно ветреную особу от больших проблем. Раднер не мог и не имел права рисковать ее жизнью, поэтому отказывался идти на поводу желаний юной и прекрасной Рузвельт, которая в данный момент времени проявляла неописуемые чудеса ловкости и гибкости, пытаясь вывернуться из хватки детектива. Она царапалась, дралась и даже зарядила носком туфли в коленную чашечку, заставляя мужчину потерять контроль и выпустить ее предплечье из стальной хватки. И все же, взять ситуацию под свой контроль удалось довольно таки быстро и практически без боя, вернее без особого сопротивления.
Кто-то скажет, что  Раднер сам виноват в своих бедах, что он мог бы все рассказать Элеоноре еще там, в ночном клубе, когда они "мило" беседовали у стойки бара. Или вовсе не следить за актрисой и позволить преступнику попытаться похитить ее, в надежде на то, что маньяк внезапно станет идиотом и оставит кучу улик, прямо указывающих на его лицо, как того хотело начальство. Но вместо этого Пол проделал титаническую работу, не спуская глаз с Рузвельт, чувствуя на себе ответственность за ее жизнь и вот теперь, в качестве награды получал тумаки. Даже не смотря на то, что девушке не удалось лишить его способности передвигаться, боль он все же чувствовал, как и любой нормальный живой человек, упрямо подтаскивая актрису к машине. В свете уличных фонарей Импала казалась спасительным маяком в море, к которому мужчина двигался с упорством и напором огромного танкера.
Элеонора брыкалась и вопила, бросая клич о помощи в пустоту улиц. Где-то там, в тени притаилась опасность, безвременная смерть восходящей звезды, внимательно наблюдающая за развернувшейся потасовкой. Раднер чувствовал на себе эти колючие взгляды холодных глаз, поэтому не тратил время на объяснения. Он также знал, что маньяк не станет нападать на Рузвельт пока детектив рядом, в противном случае ему грозило разоблачение, напротив, неизвестный готов выжидать часами подходящего случая, дабы почувствовать собственную власть над жертвой и беспомощной полицией.
- Заткнись, - рявкнул Раднер оборачиваясь назад. Он словно ощутил как прожгло его спину и хотел поторопить события, - это у тебя последний шанс остаться в живых, поняла? - Мужчина резко дернул на себя блондинку, переводя в ее глаза взгляд своих желто-зеленых глаз. - Делай как я тебе говорю или через неделю твое тело найдут в сточных водах, -  обычно жертвы готовы выполнить любую прихоть преступника, лишь бы только он не причинял им боли, вот только зачастую все надежды рассыпаются с легкостью карточного домика, но об этом они узнают намного позже. Выбор заключается только в том, умрет она сейчас или отстрочит собственную мучительную смерть на день, два, а может даже пять.
Однако если метод запугивания поможет убраться отсюда быстрее, то почему бы и нет, все равно в глазах Элеоноры Пол всего лишь маньяк-убийца. Он таки доволок ее до Импалы, распахнул переднюю пассажирскую дверь и силой запихнул актрису туда, еще раз осматриваясь.
- Попробуешь выскочить из машины, я тебя пристрелю, - мужчина хлопнул дверью, наклоняясь вперед, чтобы заглянуть в салон и посмотреть в лицо его якобы "жертве", - уж будь уверена, стреляю я хорошо, не промахнусь, - после этого, постояв еще некоторое мгновение рядом, детектив трусцой обогнул шевроле со стороны капота, заходя с другой. На душе стало немного легче, но совсем капельку, все остальное напряжение спадет лишь только тогда, когда они окажутся в безопасном месте. Широким жестом распахнул дверь со стороны водителя и быстро нырнул в салон, располагаясь в кресле и слегка вздыхая. Вставив ключ в замок зажигания и провернув, машина глухо взревела. Моргнув поворотником, сдвинулась с места и вывернула на проезжую часть, оставив после себя небольшой клубок пыли, взметнувшейся из-под шин.
На улицах ночного города машин практически не встречалось, светофоры работали в другом режиме, так что стоять на красный не пришлось вплоть до дома, куда ехал Раднер. В салоне шевроле, где до этого вечера все время играла музыка, повисла гнетущая тишина и хотя Пол периодически посматривал на Элеонору, нарушать молчание пока не собирался. После всего того, что произошло, вряд ли она способна адекватно воспринимать сложившуюся ситуацию, а также факты. Любое слово детектива будет воспринято за бред, белую горячку и при возможности Рузвельт попробует улизнуть. Обязательно. В этом Раднер не сомневался, именно поэтому стоило собраться с мыслями и выстроить логическую цепочку, подобрать те факты и аргументы, которые оправдают его поведение, иначе судебным иском на управление он не отделается, даже не смотря на благие намерения. Лишь перед самым домом, в котором жил детектив, когда машина остановилась и в салоне стало по-настоящему тихо и мрачно, он решил заговорить.
- Послушай, - мужчина посмотрел в профиль блондинке, собираясь объясниться, - я ничего тебе не сделаю и не причиню вреда. Меня зовут Пол Раднер и я детектив полиции. - Он достал удостоверение и показал его актрисе, дабы ты убедилась в правдивости его собственных слов. - Прости, что пришлось волоком тащить к машине, но иначе ты бы мне просто не поверила. Давай поднимемся ко мне и я тебе все объясню. Если захочешь, то сможешь позвонить  в управление моему начальнику, дабы подтвердить правдивость слов. Мы выпьем кофе и спокойно все обсудим. Я также отвечу на любые вопросы, которые тебя интересуют. Идет? - Все это время мужчина не отрывал взгляда от лица Рузвельт, дабы понять ее настрой и считать мысли, если получится, но если вдруг девушка решит сбежать из машины прямо сейчас, то Пол не мог гарантировать, что она доживет хотя бы до утра. Выбор только за ней. Хотя после всего, что произошло, поверить в его благие намерения будет очень и очень сложно.

+2

13

Элеонор паниковала, ей было очень страшно, особенно учитывая, это странное смешанное чувство, когда она видел прямо перед собой непосредственную угрозу – мужчину из бара, и чувствовала опаляющий пристальный взгляд откуда-то со стороны. Она чувствовала себя загнанной в угол жертвой, которой невозможно было спастись, как бы она не пыталась.
Ей даже в какой-то момент начало казаться, что маньяков несколько, один вот здесь крепко держит ее и тянет к машине, а второй следит из-за зарослей, и только ждет своего часа, чтобы позабавиться с жертвой и от этого ощущения у нее холодок пробегал по позвоночнику. Элеонор даже не готова была навскидку сказать, кого из них боится больше, видимого врага, или того, которого выдумало ее подсознание.
Она вопила, упираясь и не желая садиться в машину, но мужчина рявкнул, угрожая убить ее, рисуя настолько безрадостную картину, что Рузвельт буквально подавилась своим криком. Элли смотрела в желто-зеленые глаза мужчины словно кролик на удава и сглотнув, кивнула.
Нет, это не означало, что она собирается безропотно следовать его указаниям, она определенно собиралась попытаться удрать, даже если она может что-то повредить себе – готова была рискнуть и выпрыгнуть из машины на ходу или стоит мужчине отвлечься, и убежать. Поэтому она никак не облегчала ему его попытки затолкнуть ее в машину, и только ойкнула, когда, запихивая ее, мужчина слишком сильно толкнул Рузвельт, и та больно ударилась ребрами о рычаг коробки передач.
Сев, Элли потерла ребра, по ее лицу покатились слезы, и она обиженно посмотрела на мужчину, словно хотела высказать ему за жестокость, ведь мало того что он пугал ее и угрожал, он еще и мог сломать ей таким образов ребра.
Но слова, которые так и рвались из девушки, улетучились ровно в тот момент, когда маньяк навис над дверным проемом и глухо проговорил угрозу, от которой по ее позвоночнику снова пробежали холодные мурашки ужаса.
У него был пистолет. И Элли не сомневалась, что такой как он без проблем сумеет им воспользоваться и не промахнется, проделав в ней пару лишних отверстий.
Он громко захлопнул дверцу, и девушка подпрыгнула на сидении, вжимая голову в плечи, и, казалось бы, забывая, как дышать. Сердце бешено билось в груди, а стоило мужчине сесть в машину, Элеонор подобно загнанной лани, вжалась в дверцу, стараясь стать меньше и незаметнее, надеясь, что ее мучитель забудет о ней.
А еще ей хотелось чтобы все произошедшее растворилось словно страшный сон, чтобы все как-то само вдруг разрешилось, объяснилось, и ее просто привезли к ней домой, подтолкнули аккуратно к двери, и сказали, что все это шутка… что-то вроде того глупого розыгрыша, который придумывают друзья и снимают скрытые видеокамеры. Она тогда обязательно посмеется вместе со всеми, обнимет напугавшего ее парня, и все забудет, как страшный сон… Но пока все не хотело рассасываться и прекращаться, пока ее везли куда-то, и явно не в сторону ее собственного дома.
Мужчина выглядел напряженным и внимательным, и девушке даже показалось, что он нет-нет, да поглядывает в зеркало заднего вида, несмотря на то что к величайшему ее огорчению трасса была совершенно пустой и безлюдной. Ей хотелось, чтобы было наоборот, чтобы она смогла закричать, как-то показать, что она находится в машине не просто как пассажир, а как жертва похищения, чтобы запомнили номера машины и передели их полиции, чтобы если вдруг с ней что-то случится… знали, кто стал виной всему этому… Н-но… сообщить было некому.
Из-за страха ей казалось, что гнетущая и давящая аура мужчины буквально давила на нее, проламывала кости и сминала мышцы, Элли неосознанно сильнее вжималась в дверцу, желая быть как можно дальше от своего похитителя, и от этого у нее уже довольно сильно болела рука, сжимающая поручень, чувствуя, как пластик впивается в кожу.
Ей было страшно, жутко, неизвестность и напряженный рядом мужчина пугали, наверное, еще больше, чем осознание того, что ее везли в неизвестность, может даже в лес, где с ней могут сотворить что-то ужасное. В голову лезли страшные и ужасающие заголовки газет и тексты статей: «Найдено обезображенное тело Элеонор Рузвельт», «Изнасилована или нет?», «Была ли она жива, когда ее резали и насиловали?».
Элли почувствовала, как к горлу подступает тошнота, и отвернувшись ткнулась носиком в стекло, стараясь дышать часто-часто чтобы прогнать позыв. Живое воображение прорисовывало и оживляло картинки будущих статей и некролога, дополняло ощущением реальности и будущего, того как ее родные будут стоять на кладбище – мама обязательно будет плакать, и тянуть руки к гробу, а отец с потерянным лицом будет держать жену, не давая обнять ее девочку.
Сердце сжималось от такого будущего и билось еще чаще, грозя привести актрису к сердечном приступу в столь раннем возрасте. Они свернули к жилому району и через пару мгновений машина притормозила, заставляя не пристегнутую девушку инстинктивно податься вперед, и снова отпружинить к спинке сидения.
Когда мужчина заговорил, Элеонор вздрогнула и рефлекторно снова подалась к двери, боясь, что сейчас ее ударят или еще что похуже, но вместо этого тот решил покаяться. Сказанные им слова, признание, показалось фарсом, какой-то странной игрой, и когда ей протянули жетон, Элли взяла его в руки и уставившись на него, слепо смотрела, не понимая даже толком что должна была там увидеть, как отличить подделку от настоящего. Но, с другой стороны, зачем ему врать?
- А почему я должна верить сейчас? – ее голос звучит бесцветно и чуть надтреснуто, сказывается стресс и то, что до этого она громко кричала, зовя на помощь.
Она совсем не хотела с ним никуда идти, и только сильнее сжимала пальчиками жетон, не зная, что ей делать, как быть дальше.
- Почему вы не отвезли меня, например ко мне домой? Могли все рассказать в баре, а не пугать… преследуя по темной подворотне… почему я должна идти с вами в вашу квартиру, чтобы позвонить в полицию? Ведь мы же можем это сделать отсюда… - на нее накатывала истерика, паника никуда не ушла, она лишь все больше накатывала, подступала, грозя утопить под собой девушку, и Элли продолжала спрашивать и спрашивать, чувствуя, как по лицу катятся слезинки. – Вы угрожали мне оружием, обещали застрелить и что мое тело не скоро найдут… Почему я должна вам верить? Допустим вы из полиции, и это мне подтвердит ваш начальник, но что мешает вам резать по ночам невинных девушек?..
У нее начали трястись руки, и бросив значок на приборную панель, Элли обняла себя за плечи, всхлипывая:
- Я хочу домой… хочу, чтобы все это прекратилось…
Словно вспомнив об оружие, она жалко посмотрела на мужчину и сказала:
- Хорошо… я пойду с вами… но вы дадите мне пистолет, и будете идти впереди… и держать руки… чтобы я видела… - она никогда раньше не держала заряженный пистолет, даже в баре Лиама, когда она любопытно пристала к одному из охранников, прежде чем дать опасную игрушку в руки актрисы, из нее предварительно вытащили обойму.
И глядя сейчас на мужчину, Элли боялась, что он может выполнить ее просьбу и дать ей пистолет, и она случайно выстрелит в него, или что не даст, а просто вырубит, и сам затащит в квартиру, пока под покровом ночи их никто не видит.

+1

14

Разве можно ожидать счастливой улыбки и полного согласия от девушки, которой пришлось пережить подобный страх и ужас, что следовал за ней повсюду? Нет. Раднер понимал это, как понимал и то, что теперь придется слишком сильно постараться, дабы она хоть на секунду расслабилась и позволила его словам обрести смысл, а не просто отмахиваться от них как от назойливых мух, отрезая все шансы на выживание. Возможно это не самая продуктивная слежка за потенциальной жертвой в карьере детектива, однако когда смерть уже наступала на горло, пришлось принимать меры. Он просто должен был. Именно поэтому, сидя в роскошной раритетной Импале, мужчина не торопил  события,  даже не смотря на подступающее ощущение опасности.
Когда Элеонора наконец справилась с эмоциями и заговорила, то голос ее казался совершенно безжизненным, словно его хозяйка больше не видела выхода, смирившись со всем, что ее ждет. Мужчина молча ждал, не перебивая, позволяя ей сказать все, что она считает нужным и необходимым в данной ситуации, облокачиваясь предплечьями о рулевое колесо, сплетая пальцы рук в замок. Пол то и дело поднимал взгляд, глядя на безлюдный парадный вход в многоэтажку, где располагалась его квартира. Конечно Рузвельт была права, говоря о том, что можно позвонить в управление прямо из машины. На ее удивление, слова детектива подтвердят, вот только все равно он не горел желанием, чтобы это происходило, а все потому, что капитан Болтер ему устроит грандиозную промывку мозгов, разнося в пух и прав все аргументы и доводы. Начальство порой бывает невыносимым. даже осознавая правильность действий собственного подчиненного, оно все равно не откажется от выволочки, грозя отобрать значок и пистолет. Пройдет время и актуальность, а также своевременность предпринятых Раднером мер признают правильным, однако на это необходимо это самое время, а вот у Элеоноры его просто нет. Если преступник собирался ее убить именно сегодня, то на детектива упал бы очередной груз вины и ответственности, в то время как маньяк получит себе плюсик в карму и полное удовлетворение.
Элеонора так же права, что не готова доверять ему из-за заявленных ранее предупреждений. Ну какой нормальный человек не поверит хоть слову другого под дулом пистолета, особенно если тебе расписали примерный план действий в случае отказа. Однако истинные чувства и эмоции, ровно как и мысли, девушка ни за что не покажет детективу, ведь ей дорога жизнь, а этот ублюдок эмоционально не стабилен. Соглашаясь во всем и проявляя спокойствие, тем самым она продлевала себе жизнь на какие-то мгновения или минуты, как ей казалось. И Раднер был полностью согласен с выбранной тактикой. Даже если в конечном итоге Элеонора согласилась подняться в холостяцкую квартиру Пола, никто не отметал возможных попыток сбежать или позвать на помощь. Она рассчитывала именно на гражданскую позицию соседей и все неравнодушных. В конечном итоге, когда девушка согласилась подняться, детектив опустил голову на руки, потирая пальцами переносицу, помолчав еще какое-то время.
- Нет, Элеонора, пистолет я вам не дам, это опасно, - Раднер не боялся того, что в руках актрисы табельное оружие способно превратиться в инструмент, который отправит ее же за решетку или в больницу, не боялся и того, что вполне возможно от пережитого эмоционального шока она выстрелит в него. Не боялся и гнева капитана Болтера, который будет рвать и метать, так как детектив полиции самолично отдал оружие гражданскому лицу, превращая того в обезьяну с гранатой. Пострадать может любой, если Рузвельт случайно дернется и плевать, что в данную минуту на улице ни души, обычно закон подлости работает безотказно, вырывая под пулю какого-то случайного бедолагу. Раднер мог бы вновь прибегнуть к угрозам и прост заставить девушку подняться к себе, но это еще больше увеличит между ними бездну недоверия и страха.- Если вы захотите, вас отвезут домой на полицейской машине и сопроводят до квартиры, однако это возможно только после того, как вы выслушаете меня. Пожалуйста, - мужчина повернулся к зажатой, буквально влипшей в дверцу машины Элеоноре, в какой-то момент понимая, что достучаться до нее уже не выйдет, - мы поднимемся ко мне и спокойно  поговорим, не больше и не меньше. Договорились? - Собственно вынуждать дать согласие повторно Пол не стал, он просто выбрался из Импалы, обходя ее с передней стороны и открывая дверь перед актрисой. Не говоря ни слова подождал, пока она, похожая на затравленную лань, выберется из салона, повинуясь его приказам, дабы замкнуть драгоценнейшую детку. После этого не слишком торопясь пройдут до двери парадного входа и поднимутся на лифте на нужный этаж. У входа перед дверью Раднер еще раз взглянет в испуганное женское лицо и коротко вздохнет, прежде чем просунуть ключ в замок и дважды провернуть его против часовой стрелки, отпирая после этого дверь квартиры внутрь.
- Входите, - коротко бросил Элеоноре, входя следом за ней сразу же нащупывая выключатель на стене. Собственная квартира встретила детектива звенящей тишиной, яркий свет на мгновение ослепил вошедших, но уже после позволил рассмотреть первые детали интерьера и личности владельца, позволяющие его охарактеризовать. Простенькая однокомнатная квартира обставлена аккуратной не дорогой мебелью. Везде царил почти идеальный порядок, который в принципе не свойственен мужчинам, если только он не зануда и педант, можно предположить, что это вовсе и не Раднера квартира, а лишь одна из тех съемных, в которых полиция прячет важных свидетелей. Кухня в идеальном порядке, без гор грязной посуды, разве что на поверхностях лежит слой пыли, хотя это как раз не удивительно, ведь Пол практически здесь не бывает со времен убийства Скотта. На комоде стояло несколько фотографий в рамках, где Раднер вместе со своим коллегой праздновали раскрытие дела, потом еще одна была сделана на юбилее капитана. Было не сложно понять, что Пол и правда полицейский. Может быть чертовски странный, но все же полицейский. - Одну минуту. - Детектив закрыл за собой дверь и быстро прошел вглубь помещения, включая свет так, чтобы Элеонора могла видеть куда идти. - Располагайтесь, я пока поставлю чайник. Или вы будете что-нибудь из алкогольного? Виски? Бренди? - Все же мужчина сместился в сторону одинокого чайника, набирая в него воду, после чего ставя на огонь. Его тело все еще болело после тех ударов, что нанесла эта юная красотка, не настолько сильно конечно же, но знать о дискомфорте травмы все же давали. Он развернулся лицом к своей гостье, упираясь ладонями в края столешницы, готовясь начать монолог.
- Прежде всего, я хочу еще раз принести вам свои извинения. Это было жестоко, поступать так как я поступил с вами, но иначе не мог. Мне было важно, чтобы вы отправились вместе со мной, потому что речь идет о вашей жизни и смерти,- Раднер говорил медленно, уверенно и спокойно, не двигаясь с места, - вы спрашивали почему нельзя было поговорить в баре. А разве вы сами не знаете ответа на свой вопрос? - Вздернув брови, детектив легко пожал плечами, продолжая рассматривать актрису. - Сомневаюсь, что в столь людном и шумном месте, где алкоголь и наркотики текут рекой, а возле барной стойки яблоку некуда упасть, вы стали бы меня слушать. Тем более воспринимать полученную информацию всерьез. Под влиянием алкоголя и страха, вы предпочли начать диалог с угроз, хотя я просто пил виски и даже не пытался с вами вступить в контакт. Задумайтесь над этим и вы придете к логичному заключению. - Он скрестил руки на груди, немного сморщившись, вспоминая отвратительную имитацию музыки, под которую в ночном клубе извивались тела молодых людей. Сам Пол предпочитал настоящую музыку, классику рока, монстров рока, а не эту дребедень. - А потом. Вы позволили мне объяснить все, когда я нагнал вас в переулке? Нет. Снова ушли в оборону, брыкаясь и отбиваясь, так что у меня просто не оставалось другого выбора. Все равно вы считали меня преступником. Но это все ерунда, по сравнению с тем, что могло произойти. - Вот уже и чайник подал голос, свистя через носик паром. Детектива отвлекся, выключая плиту и смещаясь немного в сторону, доставая две чашки. Себе он налил кофе, а у Элеоноры спросил:
- Что будете: чай или кофе? - Лишь после ответа он наполнил чашки кипятком и одну из них поставил перед девушкой. Запах кофе быстро распространился по небольшой комнатке, будоража обоняние, однако пить его еще слишком рано, если нет намерения обжечь себе язык. - Вы должны меня понять. Я не имею права разглашать информацию по делу, могу лишь сказать, что за вами ведется охота. Наверняка вы читали газеты и уже знаете о нескольких убийствах, произошедших в Лейк Шоре и его окрестностях. Мы стараемся отыскать преступника, однако средства массовой информации очень сильно затрудняют дело. У нас есть информация и она более чем достоверна, что следующей жертвой должны были стать именно вы. За вами было установлено наблюдение, но преступник оказался хитрее, выжидая пока полиция откажется от своего замысла поймать на живца, но я знал, что стоит лишь убрать наблюдение и вам конец. - Убийца играл в игры с полицией и ему нравилось побеждать, именно поэтому он дразнил именами своих следующих жертв, получая колоссальное удовольствие. - Эта ночь для вас была бы последней. Понимаете? -  Раднер мог только надеяться на то, что Элеонора поверит его словам, но быть уверенным точно нельзя. Мужчина выудил мобильный телефон, находя в сообщениях именно ту, где преступник называл имя актрисы, показывая ее девушке, а потом вздохнул. - Если меня снимут с дела, то вам конец. - Он абсолютно не лукавил и говорил искренне и серьезно, поэтому выдержал длительную паузу, прежде чем вновь предложить Рузвельт позвонить в полицию и подтвердить его личность у самого начальника.

Вид квартиры

http://sh.uploads.ru/mAJLy.jpg

+2

15

Расстроилась ли она, когда мужчина сказал, что не даст ей пистолет? Пожалуй, нет, чем да – все-таки это действительно было опасно, и Элеонора это понимала, как никто другой. Но с позиции человека, девушки, оказавшейся один на один с опасным неизвестным, вооруженным мужчиной, который ни один день преследовал ее, а потом силой затолкал в машину – она боялась. Сердце бешено колотилось в груди, грозя проломить ребра и унестись прочь, и не хотело успокаиваться, ведь мысли приходили в голову одна другой страшнее.
Она видела по глазам мужчины, что он старается, очень сильно старается внушить ей спокойствие, Элли было не понятно, ложное оно или нет, но ведь если бы он действительно был преступником и желал ей зла, разве он не должен был в этой ситуации просто вырубить ее, и отволочь туда, куда ему было нужно? А вместо этого он пытался уговорить ее пойти туда самостоятельно, по доброй воле.
- Хо-рошо… - подрагивающим, хриплым голосом проговорила Элеонора и продолжая вжиматься в дверцу, испуганно зыркала на мужчину, который тут же вышел из машины, показательно медленно прошелся перед капотом, чтобы девушка его видела, и подошел к ее дверце. Элли продолжала следить за ним, и одновременно сдвигалась ближе к водительскому сидению, чтобы попросту не вывалиться из машины, стоит двери открыться.
Из машины девушка выбиралась медленно, оглядываясь по сторонам ища что-то что могло бы хоть как-то гарантировать ей спасение, но как на зло, не было ни мимо проезжающих машин, ни горящий окон, ни прохожих, забредших на улицу в поздний час, даже видеокамер не было, на которых она бы могла если что привлечь к себе внимание.
Путь до подъезда был мучительно медленным, ведь девушка не теряла надежды, что ее увидят, узнают и спасут, но все равно в ее сознании весь маршрут, хоть и впечатался в мозгу – пролетел быстро и незаметно. И вот она уже стоит напротив темного жерла чужой квартиры, глядя в ее темный зев, и не знает, каких страхов там натерпится.
Она первая входит в квартиру, подгоняемая коротким приказом мужчины, и тут же замирает, и пока Пол тянется к выключателю, богатое воображение уже успевает нарисовать страшную картину с залитым кровью паркетом, окровавленными полиэтиленовыми пакетами повсюду и орудиями пыток на стенах. Элли даже испуганно вздрагивает и пятится, когда яркая вспышка света бьет по глазам, и потому закрывает их ладошками, боясь посмотреть и увидеть ужас из своего воображения.
Словно догадываясь о ее мыслях, Раднер прошел вперед и включил свет в основной комнате, и девушка смогла вздохнуть спокойно, ведь кровавых луж и полиэтилена везде не было.
На поверку, квартира оказалась не такой страшной, как девушка ее себе рисовала – однокомнатная, просторная, не лишенная каких-либо индивидуальностей хозяина, как то фотографии, коврики и растения в больших кадках.
Мужчина сразу же направился к кухонной части комнаты, а Элеонора, чувствуя, как у нее подкашиваются ноги, подходит к дивану и просто плюхается на него, забираясь с ногами и поворачиваясь к мужчине, готовая в случае чего вскочить и бросится бежать.
Куда?
Да куда угодно, можно устроить догонялки вокруг дивана, попробовать швыряться предметами, теми же фотографиями. Присмотревшись к которым, девушка действительно пришла к выводу, что Пол полицейский. Но ведь это же не означало, что мужчина не мог быть сумасшедшим психом, который выслеживает девушек и режет их на барбекю на выходные.
- Н-нет… алкоголь явно будет лишний… - проговорила девушка, она уже и так сегодня пила, и хоть страх и адреналин вытеснили из крови все пары спиртного, возвращать их обратно совсем не хотелось.
Когда мужчина заговорил про извинения, она вздрогнула и вскинула голову, глядя на него, словно проверяя, говорит ли он серьезно или же насмехается. Выглядел Пол точно так же, как минуту назад, когда она смотрела на него, и он словно и не заметил того, как задергалась девушка.
Жизнь и смерть?
Ей хотелось закричать, возмущенно взвиться, может быть подбежать к мужчине и снова, как тогда в подворотне начать осыпать ударами его грудь, ведь сейчас снова голову поднял страх, который, казалось бы, немного стал униматься.
- А какой я должна знать ответ? Я бы выслушала вас там, и вам не было бы нужды пугать меня до чертиков и заставлять бежать через подворотни… Боже… этот ваш взгляд… он словно смотрит под кожу…
Она поморщилась, когда Пол продолжил так, словно не слышал ее ответа, а потом и она сама была вынуждена смущенно потупиться. Да, она угрожала, но ведь н сам виноват, он преследовал ее, не объясняя ничего, и она испугалась. Естественное желание любого загнанного в угол живого существа защититься всеми доступными ему вещами или же возможностями и Элли пригрозила полицией. Но как показал итог – Раднера это не испугало, и он нагнал ее в подворотне, грубо хватая и таща к машине, и она отбивалась, размахивала руками и ногами, надеясь таким образом вбить в голову нападавшего, что ее не стоит трогать.
А ведь она его судя по всем сильно задела, раз он сейчас говорил с таким укором и это расстроило ее, ведь Элеонор не привыкла причинять другим людям боль.
- Простите… - она потупилась и извинилась, смущенно вздыхая и чуть сутулясь – этот день утомил ее, высушил все моральные и физические силы, и ей хотелось сжаться в комочек и спрятаться как можно дальше. – Кофе, если можно… думаю, заряд бодрости сейчас не будет лишним…
Когда кофе было готово, Пол поставил перед девушкой ее чашку, и она благодарно кивнула:
- Спасибо… - и она снова погружалась в голос мужчины, стараясь анализировать услышанное, а не поддаваться эмоциям, страхам. – Что значит охота? Почему за мной?
Действительно, почему всегда за ней? Почему если кирпичу суждено отлететь кому-то в голову, то обязательно ей, а незакрепленный шнур обязательно перетянет девушку по бедру или голени, оставляя после себя болезненную полосу, которая потом станет синяком. Видимо ей кармически не везло, или она сама притягивала к себе откровенно не самые приятные момент, просто чтобы жизнь не казалась раем.
Да, она слышала об убийствах, в конце концов даже когда ты не интересуешься новостями, рано или поздно они способны сами постучать тебе в дверь и спросить мнение. Про странные, жуткие смерти она услышала совершенно случайно от кого-то в торговом центре, сейчас она была не способна навскидку сказать, кто именно это сделал.
- Вы хотите сказать, что он действительно может охотиться за мной? – спросила и сама подивилась тому, какой наивной является, Пол ведь показывает ей телефон с смской от неизвестного номера.
И снова появился страх, накрывающий с головой и зубы у Элли, застучали, сразу захотелось куда-нибудь домой к родителям, к Стиву, туда, где безопасно и не страшно, где защитят.
- Я… можно мне тогда виски? – она понимала, что теперь ей нужно было использовать всевозможные ресурсы, чтобы спастись, вывести маньяка на чистую воду и вместе с Полом, добиться справедливости. – А если я позвоню в ваш участок… мне ведь ничего не подтвердят, потому что иначе это будет значить, что вы провалили операцию?
Она повертела в руках бокал с виски, сделала глоток, чувствуя, как тепло сначала сдавливает горло, обжигая, а потом растекается по телу и вот, она уже смотрит чуть менее напугано:
- Я могу что-то сделать, чтобы помочь вам?

Отредактировано Eleonor Roosevelt (Чт, 6 Дек 2018 16:01:17)

+2

16

Все казалось каким-то странным и одновременно глупым. Девушка, так яростно отбивавшаяся от него в темном переулке, теперь превратилась в испуганную мышку, шарахающуюся в сторону от любого шороха. Пол уже не рассчитывал достучаться до актрисы, начиная продумывать другие варианты выхода из сложившейся ситуации. Даже после того, как она прошла в гостиную и забралась на диван, все еще ожидала подвоха, словно из любого шкафа в кухне должны были выпасть части тел распиленных девушек. В виске предательски начинала колоть подступающая головная боль, похоже, что сегодня ему выспаться вновь не удастся. Все то время, которое Пол тратил на объяснение, преступник ждал где-нибудь неподалеку, ждал, пока жертва сама явится в его хитроумно расставленные сети, но сегодня ему ничего не светит, абсолютно. Детектив понимал необходимость и ответственность за сохранение жизни этой девушке, даже если потом понесет наказание. Его слова складывались в историю, которую трудно назвать правдоподобной, словно всех этих банальных приемчиков мужчина насмотрелся по телевизору, причем фильмы не представляли собой качественный контент, так, третьесортное мыло и все же каждое слово являло собой правду. Ту правду, от которой кофе явно начинало проигрывать хорошему виски.
Раднер оставил чашку на столешнице рядом с раковиной, двинувшись на другой конец кухни к крайнему шкафчику. Дверца тихо скрипнула при открытии, а внутри стояло несколько бутылок алкоголя, что-то типа мини-бара у богатеев. Достав соответствующий стакан, Пол откупорил односолодовый виски и небрежно плеснул в него пьянящую жидкость, после чего протянул Элеоноре.
- Я не знаю по какому принципу преступник выбирает себе жертву, - и Пол говорил чистую правду. Капитан Болтер каждый раз как детей отчитывает, ребята коллеги стараются, а результатов нет. Преступник просто напросто непредсказуем, либо создает видимость, похищая и убивая особо жестоким способом первых попавшихся людей. В его тактике не было системы, выбор может пасть на любого. И все же Раднер не сдавался, стараясь внимательно рассматривать имевшиеся на руках улики как по отдельности, так и в общем по делу. Должно же быть хоть что-то. Естественно, что Рузвельт было не обязательно знать о бессистемности маньяка, в противном случае ее еще больше погрузит в ужас тот факт, что какой-то человек хочет лишить ее жизни просто так, дабы позлить полицию и непосредственно Раднера. Просто так, как зарезать свинью или раздавить мерзкого таракана.- Очевидно, дабы привлечь внимание полиции, прессы и, тем самым, общественности, он решил выбрать известного человека, то есть вас. Он упивается собственной властью и чужим страхом, который необходимо постоянно подпитывать, - мужчина слегка пожал плечами. Такая теория также существовала, однако шла в дополнение к основной, но не более. Сейчас очень важно не испугать актрису еще сильнее, а дать понять, что Раднер совершенно не тот,  кого нужно бояться и, что его жесткие меры пусть и кажутся неправомерными, но они отчасти оправданы. Не поступи он так, как поступил и Элеонору нашли бы в каком-нибудь пустом доме через несколько дней.- Я хочу сказать, что он не может охотиться, он уже это делает. Даю гарантию, что ваш дом, он побывал в нем когда вас нет. Обыскал его, изучил расположение предметов и планировку. Проникнуть внутрь для него не составит труда, именно поэтому я отвез вас не домой, а сюда, к себе.- Раднер вновь вооружился чашкой, складывая руки на груди, отчаянно стараясь не обращать никакого внимания на накатывающие волны головной боли. Обычно пара бокалов виски помогали облегчить ее, а за одно и помочь уснуть, дабы урвать хотя бы пару часов, но не всегда. - Если хотите позвонить в участок, то пожалуйста, - он пожал плечами, - вам подтвердят мою личность. Звоните. Это всего лишь полиция, а не морские котики или зеленые береты, чтобы проваливать операцию. Я из отдела убийств и максимум, что может произойти: отстранение от дела и все, - кофе закончился как-то слишком быстро и не заметно, а ночь предстояла длинная. Пол отставил от себя пустую чашку, но остался стоять на месте, посматривая в сторону Элеоноры. Тот факт, что Раднер никак не отреагировал на извинения актрисы за побои, вовсе не означал, что он их проигнорировал, однако в данной ситуации это не совсем важно.
- Хочу, чтобы вы понимали, что это не игра и не глупый розыгрыш. На кону стоят жизни людей, в том числе и ваша. - Детектив не слишком горел желанием ловить преступника на живца, в роли которого выступит Рузвельт по собственному желанию. И боялся он вовсе не ответственности, а того, что не сможет защитить, к тому же сегодняшний вечер решительно спутал планы преступника, а значит велика вероятность того, что в поле его зрения уже попал кто-то другой, если не сказать больше. Прошлое снайпера не позволяло Раднеру проводить наблюдение, подставившись объекту так просто, план заключался в ином: дать понять убийце, что детектив наблюдает и не позволит осуществить задуманного, а значит и вся комедия с разоблачением Пола не более чем хорошо отрепетированный театрализованный фарс и Элеонора в нем сыграла приму, даже не осознавая этого. Единственная проблема заключалась в начальстве, которое скорее выпьет целый термос сладчайшего кофе, чем позволит Раднеру нарушать собственные приказы, так как наблюдение за девушкой было снято еще три дня назад. - Опасность все еще не миновала, поэтому сегодня вы переночуете здесь, а завтра утром я отвезу вас к родным. Будьте на виду, не оставайтесь в одиночестве и помните, что ничего еще не окончено. - Предложение Элеоноры Пол сознательно проигнорировал, ответив ответственностью и серьезностью ситуации и он надеялся, что она окажется не настолько отчаянной, чтобы по собственному желанию идти на такой огромный риск, хотя ловля на живца, при блестящей маскировке остальных, всегда приносила свои плоды. Конечно она могла что-то сделать, без сомнений, однако детектив видел, что актриса плохо понимает, во что пожелала ввязаться, а он не имел права показать материалы из дела, те кошмарные фото с мест убийств, от которых патрульных постоянно выворачивает на изнанку и даже бывалый детектив не сможет видеть слишком долго.
- Вот телефон моего начальника. Уильям Болтер, - довольно внезапно вернувшись к вопросу установления собственной личности, проговорил Раднер, делая несколько шагов к девушке, протягивая номерок на визитке, хотя зачем начальнику расследования особо тяжких преступлений визитки? Что за безумная шутка? И тем не менее она была, довольно потрепанная, но все же была.

+2

17

Элеонора следила за Полом и все равно побаивалась его, гнетущая атмосфера и властная аура вокруг мужчины, заставляла ее ежиться и иногда отводить взгляд, словно она действительно снова стала допускать вероятность, что он сейчас начнет ее резать живьем. Нет, конечно, она уже начала верить ему, ведь он так логично все рассказывал, пояснял, что Элли не могла не поверить в том, что не он маньяк, не он собирается убить ее, нарезав на лоскуты.
Она протянула подрагивающую руку вперед и, сжав пальчиками стенки стакана с виски, сделала небольшой глоток, и чуть поморщилась, когда крепкий напиток обжог гортань, и опалил внутренности. Совсем скоро воздействие крепкого алкоголя могло опьянить, а то и вовсе вырубить девушку, но сейчас об этом совсем не думалось. Мысли то и дело возвращались к маньяку, который мог блуждать за ней по пятам, как и Пол, она могла видеть его, пересекаться взглядами и даже улыбаться, и не знать, что он хочет убить ее.
По позвоночнику пробежали мурашки ужаса, и девушка сильнее стиснула стенки стакана рукой, и растерянно посмотрела на мужчину, не понимая, как он может так спокойно рассуждать о внимании, которого не хватает убийце.
- Знаете, это… отвратительно… это ведь бесчеловечно… загонять кого-то, а потом убивать так… выставляя все это на показ… - она поставила стакан на стол, а затем обняла себя руками, и затряслась так, словно ей за шиворот кто-то кинул несколько кусочков льда. – Что?
Мысль о том, что ее дом, ее крепость могут быть совсем не такими надежными как ей казалось и хотелось бы. Сразу стало страшно, противно, опасно и стыдно, ведь она не знала куда заглядывал посторонний, что трогал и когда.
- Скажите… а он… он ведь не был у меня дома тогда… когда там была я… он ведь не стал бы… - сама мысль о том, что маньяк мог прийти тогда, когда она принимала душ или же спала, была пугающей, сердце снова начало ускоренно биться, и схватив поставленный ранее стакан, залпом выпила и потерянно посмотрела на мужчину. У Элеонор пропало всякое желание говорить о маньяке, думать о нем, хотелось оказаться как можно дальше от всего этого, рядом со своим мужчиной, прижаться к нему и чувствовать себя защищенной, а лучше вообще уехать с ним куда-нибудь, где не будет маньяков, охотящихся за ней.
- А вы не думали о том, что он мог выследить нас? Что он может быть где-то там… на улице… - Элеонор повернулась и посмотрела в сторону окна, перед которым стояла большая кадка с растением. Ее так и подмывало подняться и подойдя к окну, посмотреть вниз, и она даже толком не знала, что хочет она там увидеть: что там никого нет, или же что он стоит там, не страшась никого и ничего – возможно она его сразу же узнает, достаточно будет только увидеть, пересечься с ним глазами, и сразу все станет ясно.
- Вы говорили, что он следил за мной? Значит… я могу знать его? Видела раньше? – она прикрыла глаза и попыталась сосредоточиться, словно хотела восстановить по памяти лица всех тех, с кем пересекалась в последнее время и не смогла – мозг приятно заволокло алкогольным туманом и, как и предполагала девушка, спиртное выпитое ранее помноженное на новое опьянило.
- Даже так, я не хочу доставлять вам проблем… и я… я понимаю, что это не игра, я понимаю что все это опасно… и хочу помочь… как там это говорится… верно оцениваю риски… - ей действительно хотелось помочь, но она терялась в догадках чем, а еще… было страшно, даже не смотря на алкоголь в крови. – Я знаю насколько опасно оставлять в одной комнате опасного вооруженного типа и его жертву… я видела, что могут сделать с беззащитным человеком те, у кого есть на то возможность…
В голове ясно встала картинка той комнаты, в которой их держали в Африке, и поморщилась – нос чутко уловил фантомный запах крови и Элеонор тут же взяла чашку кофе, перебить слетевшее с катушек воображение. Похоже новые неприятные впечатления будили ее прошлогодние страхи, и девушке надо было скорее переключиться на что-то, забыть, отвлечься.
- А если он поедет следом? Придет домой к моей семье? Вы не подумали об этом? Я не могу поставить под угрозу своих родных и близких… Я даже вас не хочу ставить под удар… А уж если говорить о любимых людях… нет, я никогда так не поступлю, скорее умру, чем допущу что-то такое… - она отрицательно качнула головой и возмущенно воззрилась на мужчину. В этот момент ей было плевать что ее могут убить, она готова была умереть, если это обезопасит ее родных.
Неожиданно протянутая визитка, заставила задумавшуюся Элли вздрогнуть и перепуганно дернуться в сторону от мужчины, затем покраснела и прошептала:
- Простите… нервы ни к черту… - взяв маленький кусочек картона, девушка повертела его в руках, и отрицательно мотнула головой. – Я не хочу… не хочу звонить… тем более поздно…
Пол слишком настойчиво предлагал ей позвонить в полицию, поговорить с его начальником, и это настораживало, и не поверь она ему, возможно предположила бы что он специально усыпляет бдительность.
- Можно мне еще виски? И… вы предлагаете мне ночевать тут? А где же тогда мы будем спать? Или… вы собираетесь бодрствовать и ждать прихода этого маньяка? Может лучше мне уехать домой или в гостиницу? Вызвать такси и… я не знаю… прямо сейчас уехать куда-нибудь…

+2

18

Она боялась, и этот было видно невооруженным взглядом. Временами казалось, что плечи девушки содрогались от мелкого озноба, но вовсе не от уличного холода, а тех фактов, которыми делился он сам. Пол не пугал ее, ни в коем случае не пугал, но даже то, что произносилось сейчас вслух слишком сильно будоражило неподготовленное сознание актрисы. Она многого не знала и это играло только в ее пользу, потому как обилие информации, известной полиции, от которой шел мороз по коже у опытных детективов, посеет в душе ростки недоверия ко всем остальным людям на слишком долгое время. К тому же, даже не смотря на полное отсутствие дисциплины, даже Раднер не мог разглашать факты дела.
- Отвратительно то, что делает этот человек, но он не остановится сам, если ему не помочь, - мужчина слегка вздернул плечами, уже давно привыкнув к подобным мерзостям и жутким картинам, возможно отчасти поэтому засиживается до поздней ночи в кабинете или собственной квартире, исписывая листок за листком в набросках. Ей, столь нежному цветку, вращающемуся совсем в других кругах нежели детектив, не понять всей сложности работы полицейского и того простого факта, что иногда им приходится быть черствыми и толстокожими, когда видишь расплавленное огнем лицо молодой и некогда красивой женщины или находишь еще совсем подростка, с лица которого сняли кожу еще живьем, в противном случае все психиатрические больницы давно бы переполнились клиентами. - Никаких гарантий, что преступник не побывал у вас дома в то время, когда там были вы, я дать не могу. Предыдущую свою жертву он похитил прямо из кровати, при том, что входная дверь и все окна были заперты, - Раднер еще раз пожал плечами, похоже, что данный жест уже прочно входил в привычку. Видя, как потряхивает Элеоноу от переизбытка эмоций и пережитого шока, Раднер сделал несколько шагов до ближайшего платяного шкафа, вынимая оттуда приятный теплый плед. Развернув его, мужчина аккуратно набрасывает его на плечи своей гостьи. - Возможно, - он кивнул в ответ на вопрос о слежке за самим детективом, - но этот человек не станет вламываться сюда, ему гораздо проще вновь дождаться момента, когда вы останетесь одни. Поверьте, он потратил гораздо больше времени на то, чтобы узнать о вас все, начиная от родных, заканчивая графиком съемок. Пара дней для него совершенно не проблема. Время вообще не играет никакой роли в его игре, поэтому вполне возможно, что даже общались с ним или пожимали руку, а быть может подписывали книгу на память. Всех людей запомнить невозможно и он этим пользуется, умело скрываясь за париками и гримом, масками и перчатками. - Раднер немного откинулся на спинку кресла, временами прищуриваясь, словно размышляя о каких-либо словах, произнесенных Рузвельт, либо просто обдумывая пришедшую мыль, сопоставляя ее с фактами. Он понимал, что у девушки слишком много вопросов, но если на них отвечать, то желание получить на них ответ померкнет уже через минуту, так же как и страстная решимость стать наживкой. - Вам не удастся защитить вех и вся, - Пол усмехнулся, смягчая разговор и ситуацию, вспоминая своего погибшего напарника. Тот тоже был деятельным и сердобольным, пока не поплатился за это жизнью, к тому же вряд ли Элеонора была готова на самом деле к тому, о чем говорила. Если на то пошло, то девушка даже близко не была знакома с процедурами и тем, с чем придется столкнуться на операции, такого в голливудских фильмах не показывают, да и копы в реальности просто копы, люди со значками и пистолетами, которым не чужд страх смерти и ошибки, - к тому же вы, попросту не осознаете то, о чем сейчас говорите. Одно дело заявить, а совсем другое действительно отдать жизнь за кого угодно, пусть даже и самого близкого человека. По статистике, почти восемьдесят процентов самоубийц желают внимания, чтобы их спасли в последний момент и лишь единицы действительно готовы закончить свое существование. Поэтому, не говорите глупости, Элеонора. Жизнь слишком хрупкая штука, чтобы ею так просто разбрасываться. - Пол поднялся, подхватывая стакан актрисы и направляясь к мини-бару, где достал уже знакомую бутылку виски, тонкой струйкой наполняя стакан и подавая его Рузвельт. Она его все больше заставляла улыбаться. Такая воинственная драчунья, готовая рвать душу нараспашку ради родных и близких, даже ради Раднера, хотя знает его без году неделю, теперь сидела в его собственной гостиной и тряслась от страха и пережитых эмоций, когда уровень адреналина постепенно снижался и приходило осознание реальных фактов.- Никуда вы не поедите в такое время. Спать ляжете в спальне, - Раднер кивком головы указал девушке на небольшую комнату, - я здесь на диване. Если что-то произойдет, я успею отреагировать так, что вам ничего не грозит. По крайней мере здесь, а завтра утром мы решим как поступить и если ваша решимость стать наживкой для преступника никуда не улетучится, то поедем в полицейское управление и я лично познакомлю вас с моим начальником. Если же передумаете, то сразу отвезу к родным. - Себе детектив тоже налил порцию виски, опрокидывая стакан в себя одним рывком, прижимая тыльную сторону руки к губам, одновременно с этим ощущая как растекается теплым полотном алкоголь по гортани.- Вы согласны на такой план? - Пол посмотрел Элеоноре в лицо, ожидая ее решения..

+3

19

Услышав про похищение предыдущей жертвы, Элеонор снова испытала волну страха, обещая себе в который раз, что как только все это закончится, она пойдет и запишется на курсы самообороны или же еще на что-то вроде карате и тхэквандо. Сегодня, как и тогда, в Африке, она остро ощутила свою беспомощность, не способность постоять толком за себя. Хотя, определенно, стоило радоваться, что, не умея драться, она не смогла отогнать от себя Пола, и теперь хоть знает правду о маньяке, следящем за ней.
Страшно было подумать, что было бы, попади она сегодня домой после клуба, или же реши остаться дома, выпить, например пару бокалов и лечь спать, переживая и волнуясь за тяготы и горе, выпавшие на плечи Одри. Удивительно, но даже сейчас, зная, о том, что за ней охотится маньяк, Элеонор все равно ощутила укол жалости и сочувствия мисс Франкон, хотя большинство людей оказавшись в ее ситуации, вероятно больше беспокоились о своей судьбе, а уж никак не сочувствовали другим.
Своя рубашка ближе к телу? Кажется, именно так можно было описать их поведение, но Рузвельт явно была не из их числа, раз ставила чужие интересы зачастую превыше своих собственных.
Элеонор знобило от страха, но погруженная в невеселые мысли, девушка даже не обращала внимание на то, как ее трясет до тех пор, пока мужчина, чье передвижение на время выпало из ее поля зрения, не набросил на ее плечи плед. Элли вздрогнула, и подняв голову вверх, посмотрела на Пола с благодарностью, а потом закуталась в одеяло.
- Спасибо… - было неожиданно приятно, что о ней проявляют заботу, пусть даже пугая до чертиков, но все же, и сейчас ей становилось неловко за все то недоверие и удары, которыми она осыпала мужчину.
- Но… если так… он ведь может просто на время затаиться, подождать, когда наблюдение за мной снимут, когда я сама расслаблюсь и перестану ждать удар, и тогда нападет… что же тогда делать? – в голубых глазах девушки, обращенных на мужчину словно плескалась паника, и она хотела услышать ответ, который возможно сможет решить все ее страхи и проблемы, убедить в безопасности как ее самой, так и дорогих и близких ей людей.
Рузвельт было проще согласиться стать жертвой, наживкой или приманкой для маньяка, лишь бы никем не рисковать, чтобы все были целы и невредимы.
- Но я ведь могу попытаться их защитить, и я готова это сделать, и я… я прекрасно понимаю, что такое смерть, знаю, что такое чужая жизнь, отнятая за вас… - перед мысленным взором блондинки возникло лицо Скотта Морена и по щекам покатились слезы. Она все еще переживала, все еще не могла простить его смерть, ведь он не должен был умирать, он обещал их вывести, спасти...
И спас. Вывел из плена и прикрывал, пока они бежали через пустыню навстречу свободе и спасению. А потом погиб, пал жертвой автоматной очереди.
- Я говорю это не ради красного словца, Пол, я действительно понимаю, что предлагаю и на что соглашаюсь, став наживкой… Однажды из-за меня погиб человек, и я не хочу, чтобы это случилось снова… - подбородок Элеоноры задрожал, и она встряхнула головой, отгоняя непрошенные слезы. Сейчас было не время и не место плакать, она сможет это сделать потом, дома, или в ванной, когда никто не увидит этого, не услышит, что она живая и чувствующая, ранимая, и слабая, что ей тоже может быть страшно. Дико страшно, если сказать, по правде, особенно если подумать, что она жива из-за спасшего ее Скотта, и, по сути, проживает жизнь за них двоих, и сейчас соглашается рискнуть этой жизнью. И ей было страшно, но показывать этого не хотелось, наоборот, хотелось показать на что она способна.
Она взяла протянутый ей стакан с виски, и последила за кивком мужчины, и выслушав план, вздохнула и глядя в его каре-зеленые глаза, проговорила:
- Хорошо, я согласна… - она отсалютовала Полу стаканом, и осушая его залпом, поставила на столик. Встав, девушка неспешно двинулась в сторону комнаты, спросив: - А ванная у вас есть?
Получив ответ, направилась в другую сторону, и через пару мгновений оказавшись в небольшой уборной, умылась, смывая макияж мылом, наскоро приняла душ, и завернувшись в чужой халат, надеясь, что мужчина не обидится, вышла в комнату.
Ванные процедуры, а точнее нахождение хоть некоторое время наедине с собой, помогло девушке немного успокоиться и прийти к выводу, что самым правильным действительно будет решение помочь полиции поймать маньяка. Во-первых, охотясь на нее он не будет убивать других, во-вторых, ее доступность для убийства, поможет полиции предположить, когда нанесут удар и предотвратить убийство. А ведь им именно это и было нужно, поймать того, кто не гнушается убивать ничего не подозревающих женщин забавы ради.
Уже находясь в дверях своей спальни, вынужденного места ночлега, Элеонор повернулась и посмотрев на Раднера, проговорила:
- Пол, я не передумаю… - а потом юркнула в спальню, чтобы скользнуть под одеяло и весьма быстро уснуть, словно ее сознание именно этого и ждало, чтобы отключиться, едва голова достигла подушки.

+1


Вы здесь » inside » столовая » The Taming of the Shrew


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC