Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре ноябрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +6°...+16°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

СЛУШАТЬ

Lana Del Rey
Young and Beautiful

ПРИМИ УЧАСТИЕ

в музыкальном флешмобе

СЛУШАТЬ

Kavinsky
Nightcall

СЛУШАТЬ

KALEO
Way down we go

СЛУШАТЬ

Arctic Monkeys
Do I wanna know?
sample70

Белинда ждет почти брата

sample70

Эндрю в поисках проклятия

sample70

Диана ждет дочь

sample70

ДжеймсНАША ГОРДОСТЬ

sample70

РэйНАША ГОРДОСТЬ

sample70

СэтНАША ГОРДОСТЬ

sample70

РиверНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Удивили)) Честно, я не ожидала увидеть свою моську в счастливчике. Спасибо Геннадию. Всегда хотелось побыть на этом месте, и вот я здесь и почему то не могу найти подходящих слов, кроме как визжать от восторга) А теперь серьезно, я не мастер речей, конечно, надеюсь, вы поймете меня, что я хочу сказать) С-Семья. Такое и маленькое слово, но так много значит для всех нас. Это родство не только по крови, а по душе. Это говорит о многом, к примеру о том, что он в унисон думает, мыслит, как и другой инсайдовец по духу. У них и мировоззрение не различается, и интересы жизненные совпадают, им легко вместе общаться и такие люди с полуслова понимают друг друга. И дружба эта бывает независимо от возраста или пола. Одному может быть 18 лет, а второму 30 и они общаются на одной волне. И знаете это прекрасно. Весь этот форум наша большая семья. Бывает такое что иногда, и ругаемся, ссоримся, но потом же миримся. Сколько раз уходили и все же возвращаемся. От всей души хочу сказать спасибо, самым главным людям на нашем форуме - админам. Людям, которые это все придумали и продолжают фантазировать и осуществлять и удивлять нас своими идеями, сюрпризами, подарками. Спасибо вам наши любимые, наши родные и самые лучшие родители админы. Ну а так же пожелать терпения, как мне с алконафтами. Вы заботитесь о нас, как и я о них… а они это не понимают. Лэнг я про тебя имею ввиду, пьянь ты окаянная! Так же спасибо тем кто меня поддерживает и приободряет, милая моя солнышко лесное Элли))) Ну и всем остальным тоже огромное спасибо, целую обнимаю…и поменьше пейте! Берегите здоровье)))

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » Somebody save me from myself


Somebody save me from myself

Сообщений 41 страница 43 из 43

41

Кристине кажется, что она сама, а не Эль, несколько дней находилась в коме, и поэтому теперь ее веки поднимаются и опускаются так медленно. Так медленно, что, кажется на это уходят минуты. Часы. Много часов. Может быть, даже и не дни вовсе, а месяцы. Сейчас она прикроет их снова и, вероятно, уснет. Прямо здесь, на больничной койке Эля, так что ему придется потесниться со всеми окружающими его трубками и капельницами. Вот уж удивятся доктора, обнаружив ее. Или не удивятся, ведь все это время она торчала здесь, и ничего неожиданного в том, что, в конце концов обнаглев, она обосновалась на самой койке, быть не должно. К тому же Кристине уже сказали, что она как кошка способна уместиться в кресле целиком. Она и правда умещается в местных креслах целиком. Почти что свернувшись клубком. Кристина думает об этом с какой-то резиновой улыбкой, улыбаясь только глазами. Глазами, снова спрятанными под медленно опустившимися веками. Вот оно, опять это ощущение чрезмерной длительности, с которой она моргает. Когда она снова открывает глаза, то, вероятно, действительно проходит несколько дней, потому что входит Миятору, и Эль удивляется его появлению так, словно они не виделись не несколько минут, а гораздо дольше. Несколько часов? Дольше. Дней.
Кристина оборачивается к Миятору, но ничего не говорит. Соображает про себя, медленно. Подносит руку к лицу, касается переносицы, чуть надавливает. Как здорово, если бы где-нибудь у нее была кнопка перезапуска системы, как у компьютера. Ей срочно нужно увеличить быстродействие всех мыслительных процессов. А когда она опускает руку, то та вдруг оказывается в руке Эля, и она смотрит с удивлением на этот неожиданно мягкий жест.
- Я знаю, что ты не хотел, - отзывается она, так же мягко пожимая в ответ его запястье, на котором непривычно нет браслетов. Их сняли, они лежат в ее сумке. Кристина проводит подушечками пальцев там, где обыкновенно лежат тяжелые звенья цепочки. Его кожа прохладная. - К счастью, я работаю на радио, могу прийти с красными глазами и белыми губами, - но да, вид у нее неважный, она в курсе. Кристина вовсе не помнит, когда в последний раз так выглядела. - Ну и потом, я просто решила поддержать тебя, чтобы тебе не было одиноко. Мы одном образе, не находишь? - пожимает плечами. Эль убирает руку, и она тут же складывает свои на груди. Он отказывается от предложения Миятору привезти ему приличной небольничной еды и договаривается насчет одежды. И просит позвать Рика. Который в коридоре. Он просит так уверенно, что Кристина даже оборачивается на дверь, словно действительно ожидает увидеть там Рика. Но Рика здесь не может быть. Как и Миятору отсутствовал всего ничего, а Эль встретил его так, будто забыл, что тот здесь был с момента, как он очнулся. Ей это не нравится. Нехорошие, тревожные мысли проникают в голову медленно, просачиваются через нос, когда она медленно тянет больничный воздух, пытаясь сообразить, реально ли все происходящее. Она не хочет верить, что эти странные провалы в памяти Эля что-то серьезное. Вероятно, все дело в том, что он только-только очнулся. Ему просто требуется окончательно прийти в себя, только и всего. Да? Да? Кристина смотрит на Миятору, будто спрашивая, заметил ли он и так же ли он считает, как она. Между тем часы подсказывают, что ей пора. Между тем Кристина думает, что, вероятно, еще не поздно сказаться больной. И остаться.

0

42

Миятору тихо смеется на слова Кристины об идее сколотить собственную группу.
- Не уверен, что у тебя будет для этого достаточно времени. Ты же знаешь мелкого, он не даст тебе ни единого шанса. – все еще посмеиваясь, кивает на Эля. – Но ты можешь попытаться.
Кристина выглядит усталой. И ему досадно слышать, что ей сейчас придется уехать на работу. С другой стороны, возможно этот вариант не так уж и плох. Все равно спать девчонка будет вряд ли. А так хоть отвлечется немного. Это, определенно, не будет лишни. Хоть сейчас Эль и пришел в себя, но врачи по-прежнему не дают никаких радужных прогнозов. Да, сейчас они все успокоились и выдохнули, но напряжение предыдущих двух дней все же иногда снова поднимает голову, напоминая о том, пока что уходить никуда не собирается.
- Какой телефон, о чем ты? – деланно округляет глаза, улыбаясь и подмигивая Крис. – Где его телефон я понятия не имею. А мой вот-вот сядет. А зарядку, ты можешь себе представить, я забыл.
Конечно, он не собирается давать телефон Элю. Тому сейчас не нужны ни лишние волнения, ни лишние предметы излучения рядом с и так, кажется, пострадавшей головой. К тому же все звонки уже сделаны. И Мий, честно говоря, не очень понимает – кому еще и зачем собирается звонить его друг.
Слышать подобное от Эля для Миятору одновременно удивительно и вполне ожидаемо. Для парня странно, что его вокалист думает об это сейчас. Но вместе с тем, зная замороченный характер друга, Мия не удивлен, услышав этот вопрос.
- Ты не очень хорошо помнишь это обещание. – Он улыбается, наклоняясь к Элю так, чтобы их лица были на одном уровне. – Ты обещал после тура. Тур еще не закончен. – да, Колин отменил часть концертов. И сейчас решает вопрос с тем, нужно ли отменять европейскую часть тура. И, да – Миятору вполне осознает, что тур может быть отменен полностью. Но тем не менее – он еще не закончен. И это значит… - Так что тебе ничего не нужно говорить. У тебя есть все шансы его выполнить. – подмигивает Элю и легко подцепляет его пальцем за кончик носа. Распрямляется, мягко потрепав парнишку по и так встрёпанным волосам, и добавляет тихо. – Я в тебя верю.
Все еще. И все равно верил бы, даже если бы этот инцидент произошел на последнем в туре концерте. Парень знает – если Эль дал обещание, он его выполнит. И никакие форс-мажоры не смогут поколебать эту его уверенность. А он, Миятору, будет рядом, как он и обещал. И сделает все, что в его силах, и даже больше, чтобы помочь. Где-то на границе сознания все же проскакивает удивление от того, что Эль не ожидал увидеть его так быстро, но Мий отмахивается от него. Он подумает над этим позже. Тем более Эл продолжает тему, и теперь уже Миятору не знает, что сказать. Он совершенно не обвиняет Эля в случившемся. И вовсе не испытывает никаких трудностей из-за того, что «они здесь торчат». Хотя, свой заслуженный подзатыльник мальчишка еще получит. Когда поправится. Просто потому, что перепугал их до смерти. Но сейчас он просто понятия не имеет, как объяснить Элю, чтобы тот не парился на этот счет.
- Мы здесь торчим, потому что хотим быть рядом. – он легко поглаживает Крис по плечу, и адресует Элю еще одну мягкую улыбку. – А если хочешь искупить свою вину, просто поправляйся быстрее, идет? Нам этого будет вполне достаточно.
То, что Эль не голоден, парня совершенно не удивляет. Но все же мысли о необходимости питания он оставляет при себе. Просто мню к ужину придется выбирать самому, только и всего. Но он довольно долго знает Эля, чтобы наизусть вызубрить его гастрономические предпочтения, так что проблем с этим не будет.
- Ты никуда отсюда не денешься в ближайшие несколько дней. – Миятору тихо хмыкает, остужая порыв мальчишки свалить из больницы. – Я лично за этим прослежу. Твоя задача сейчас – отдыхать и выздоравливать.
И Мия хотел добавить что-то еще, но вопрос о Рике несколько сбил его с толку и даже больше – выбил из колеи. Сколько раз они уже упоминали, что Рик сейчас в туре с другой группой? Два? Три? Невольно вспомнились слова Эля о том, что он «не был готов к тому, что Мий сюда ввалиться». Не был готов после того, как Миятору вышел на пять минут, пообещав вернуться? Все это заставляет нахмуриться. А понимание, что с Элем что-то не так начинает захватывать сознание. И от осознания того, насколько серьезным может оказаться это «не так», парню снова становиться холодно, а пальцы невольно чуть крепче сжимают плечо Крситины.
- Рик сейчас в туре с другой группой, Эль. – Мий постарался улыбнуться, не собираясь акцентировать внимание на том, что эта информация в палате уже звучала. – Колин решил, нечего ему простаивать, пока мы не вернулись в обойму, и временно перекинул его на другой проект.
Миятору перехватывает взгляд Кристины, и чуть качает головой. В ее глазах – такое же беспокойство. Странности в поведения вокалиста STL заметил не только он. И Кристин, так же, как и ему, это совершенно не нравится. И начинает не нравится еще больше, когда он убеждается, что эти самые странности вовсе не выверты его воображения и вновь заистерившего подсознания. К счастью, если Эль и хочет задать какой-то новый вопрос о Рике, он не успевает этого сделать. Появившаяся в палате медсестра просит посторонних удалиться за дверь. И, сказать честно, Миятору облегченно выдыхает. Вряд ли бы сейчас ему удалось как-то адекватно ответить, вздумай Эль спросить еще что-нибудь.
- Ты тоже заметила, да? – задает вопрос девушке, как только они оказываются в коридоре, и вздыхает, устало потерев лицо ладонями. – Я уверен, это просто побочный эффект того, что Эль провалялся в отключке несколько дней. Я бы тоже тупил, когда только что пришел в себя.
Кого он сейчас успокаивает, Миятору не уверен. Но уверен в другом – нужно найти лечащего врача и задать этот вопрос ему. И Кристина его в этом поддерживает.
На то, чтобы найти доктора Вагнера уходит около пятнадцати минут. И судя по взгляду, которым тот их встречает, он вовсе не рад их видеть. Видимо, достали уже за то все это время. Миятору, к слову, не удивлен. Но никакие недовольные взгляды их сейчас не остановят. Впрочем, как только они с Крис озвучивают причину своего внеурочного визита взгляд сменяется на озадаченный, а после и вовсе на обеспокоенный. И хотя доктор Вагнер и говорит им о том, что такая ситуация вовсе не является внештатной для только что вышедшего из комы пациента, эти слова не прибавляют Миятору уверенности. Увы, единственное, чего им с Крис удается добиться – врач обещает акцентировать на этом внимание при следующем осмотр. И снова повторяет, что о чем-то конкретном можно будет говорить только после проведения дополнительных обследований.

Отредактировано Miyatoru Yokoyama (Вт, 6 Ноя 2018 15:37:13)

0

43

Крис не злится. Это он может прочесть в ее глазах, хотя и уставших, довольно четко. Он знает, как выглядит злость, очень хорошо. Отвечает ей усталой недоулыбкой.
- Хочу, чтобы осталась. Но и не хочу тоже. Выглядишь хреново, ядовитая, без обид! - юноша дотягивается до свисающей со лба возле лица, выбившейся из основной массы волос кудрявой пряди и небрежно подцепляет ее пальцами, заставляет качнуться в воздухе. Ничем не продиктованный несколько ребяческий жест.
Эль переводит взгляд на Миятору. Тот наклоняется, совсем близко и говорит, что все еще верит данным обещаниям. Говорит так просто, без тени осуждения, прощения или лукавства. И это...почему-то оказывается чертовски важно сейчас, принося с собой какое-то чувство покоя. Он не уверен, что выполнит то, что обещал. Но Миятору прав: он должен попробовать.
Эль едва заметно кивает головой.
- Эй!... - недовольно морщится, не успев среагировать на фривольный жест ритмиста, но едва ли тот действительно вызвал раздражение.
- Нельзя отменять больше ни одного. И нет, я не собираюсь торчать здесь неделю. Я...я встану на ноги. Быстро. Если не хочешь давать трубку мне, поговори сам с Колином, ладно? Тебе я могу это доверить... - юноша устало моргнул пару раз. Голова гудела и какая-то тяжелая тошнотворная усталость, казалось, накатывала с новой силой.
На информацию об отсутствии их турменеджера фронт-мен тем не менее удивленно приподнимает бровь, явно совершенно не ожидав такого расклада.
- А Колин времени не теряет!... - усмехается, криво ухмыляясь - Но да...пожалуй, он прав. Если он отменил все оставшиеся локальные даты...Это почти десять дней, считая завтрашний в Нью-Йорке.
В голосе юноши отчетливо слышится искренняя, глубокая досада. Его отвлекает звук. Дверь в очередной раз открывается, и теперь в комнате появляется медперсонал в виде сестрички, которая просит его посетителей удалиться. Этаниэл невольно хмурится, потому что не хочет, чтобы они сейчас уходили. Он хочет, чтобы свалила медсестра. Она лишняя здесь, он еще не успел столько всего обсудить с Мией, и Крис, и... Прежде чем он успевает запротестовать, медсестра начинает рассказывать ему о необходимости обследования. Она называет его "мистер Рейнс", и от этого откровенно коробит. Но он обещал Мие выйти отсюда побыстрее... И соглашается на все манипуляции только поэтому.
Ему выдают какую-то одежду. Одеждой, впрочем, эту хрень довольно проблематично назвать, потому что шмотка, которую ему любезно предоставили, хотя и из приятной на ощупь довольно мягкой ткани, но больше напоминает собой древнеримскую тогу или дурацкую ночную рубашку. Тем не менее, приходится довольствоваться этим, пока Йокояма не привезет ему что-то нормальное. Эль пытается встать с кровати, но его в очередной раз останавливают, позволяя только пересесть в кресло на колесах при помощи персонала. Стоять без посторонней помощи ему действительно пока не удается, и это одновременно вызывает у парня какой-то необъяснимый стыд, раздражение на самого себя и на все окружающее, и...как следствие, гнев. Он хочет оттолкнуть от себя их руки, хочет, чтобы они перестали смотреть, пока надевает эту дурацкую рубашку на совершенно голое изуродованное шрамами тело, чтобы они все просто ушли. А еще лучше, самому покинуть это заведение. Нужно найти способ позвонить Колину. Сразу как только его оставят в покое.
Рейнс покидает свою VIP-палату в сопровождении медиков, отмечая охранника у двери и телефон на противоположной стене в нескольких метрах вперед по коридору; отмечает то, с каким любопытством на него смотрит молоденькая медсестра на дежурном пункте - она совсем не похожа на фанатку. Но ей любопытно. Этаниэл со своим выбритым виском, пирсингом на лице и татуировками, почти полностью покрывающими руки вместо рукавов, не считая перевязки на сгибах локтей, безусловно, выглядит среди прочих пациентов довольно колоритно.
Они спускаются на лифте на этаж ниже; запах медикаментов здесь, кажется, ощущается еще острее и становится резче. От него начинает мутить, и Эль невольно облизывает губы, делая глубокий вдох. Меньше, чем через минут они оказываются в кабинете МРТ. Лезть в эту белую пластиковую трубу у Рейнса нет никакого желания, но юноша продолжает напоминать себе о том, что, чем быстрее они с этим покончат, тем быстрее он сможет вернуться наверх. Позвонить своему менеджеру. И уехать отсюда к чертям. Исследование занимает около пятнадцати минут, после чего пациента снова возвращают наверх. Остальные процедуры можно закончить в палате, и персонал предпочитает туда и вернуть своего звездного пациента. Под окнами продолжают слышаться голоса; Эль едва заметно улыбается куда-то в пустоту, думая сейчас о том, что хочет вернуться к ним и слышать их громче. Медсестра продолжает делать какие-то записи, снова облепив датчиками его грудную клетку. Приладит на место силиконовую трубку с кислородом вокалист STL не позволяет, молча отстранив ее уверенным жестом.
Девчонка берет у него кровь - нет смысла не позволять ей этого сделать: его диагноз всем известен. Но...тогда что делать с прессой?! Черт подери, он просто должен поговорить с Колином и чем быстрее, тем лучше. Фронт-мен STL тяжело вздыхает, умывая лицо руками. Какой-то прожектор, вероятно, светит ему прямо в лицо, потому что за закрытыми веками все равно улавливается слишком яркий свет для концерта... Вот только, когда он открывает глаза, он внезапно оказывает совсем не на сцене. Полный непонимания и, отчасти, паники взгляд устремляется на единственное живое существо рядом. Медсестра. Это понятно по ее форме. И она уже находится рядом какое-то время. Все то время, пока он...находится в больнице. Какого дьявола?!
- Что я здесь делаю...?! - выдыхает Эль, но, прежде чем ему успевает ответить девчонка, в палате появляется врач, видимо, приставленный к его персоне. Он приветствует Рейнса, но почему-то не представляется. Элю плевать: едва ли он замечает это сейчас - первостепенная задача - выяснить, что произошло, и где остальные парни.
Медик, однако, не спешит отвечать на его вопросы, переходя к стандартной процедуре. Он спрашивает у Этаниэла его имя, возраст, еще кучу совершенно не нужных сейчас и бесполезных вещей... Это бесит. Вокалист совсем не хочет отвечать на них сейчас...
- Эль. Мне девятнадцать. Зачем...зачем вам дата? Тринадцатое ноября. Девяносто девятого... Я музыкант, вокалист...черт, это реально важно?! У нас был концерт, а...потом я очнулся здесь. Я не знаю, что произошло. Не помню. Наверное, обрушилась какая-то из световых конструкций. Где остальные парни? Они здесь? Они живы? В порядке?! Те, кого доставили вместе со мной.
- Эль, успокойтесь пожалуйста.- реплика врача раздается в этой комнате спокойным и уверенным тоном; памятуя, что беспокойный пациент предпочитает именно такое обращение, Джон использовал имя вместо общепринятого "мистер Рейнс". - Вы находитесь в центральной больнице Вашингтона. Вы поступили к нам два дня назад с диагнозом - "передозировка героином". Сразу оговорюсь - с вашими друзьями все в порядке. Сейчас они, кажется, уехали домой, но обещали вернуться через пару часов. - не то, чтобы доктор был рад этому. Он не любил, когда родственники дневали и ночевали в палатах, мешаясь врачам и медсестрам. Но особенного выбора у него не было.
- Мне сейчас не хотелось делать далеко идущие выводы, не увидев результаты обследования. И я надеюсь, что ваши вопросы не продиктованы сейчас желанием неудачно пошутить... Вы два дня пробыли в коме. И ваша память, по всей вероятности, еще не до конца восстановилась. - верить в то, что у парня действительно проблемы с памятью, совершенно не хотелось. Но другого объяснения у доктора Вагнера не было. - Мы с Вами уже виделись сегодня, и Вы отвечали на тот же список стандартных вопросов. Но, возможно, вы этого не помните. Поэтому давайте поступим следующим образом. Я распоряжусь, чтобы вам принесли блокнот и ручку. И вы запишите туда все, что посчитаете нужным. Пока я ознакомлюсь с результатами проведенных вам исследований.- собственный почерк в блокноте должен был относительно успокоить пациента, если его память, вдруг, снова сделает очередной кульбит.
Эль выслушал обрушившийся на него сейчас поток информации, стараясь разложить услышанное по полочкам, что оказалось совсем не просто. В очередной раз машинально потерев ломящие виски, устремил на врача недоверчивый, изучающий взгляд исподлобья. Он решительно не понимал, что происходит. По крайней мере, не до конца. Но...не мог не согласиться с тем, что его версия имела право на существование. Страшная, неприятная и так, которую совершенно не хотелось принимать. Рейнс сделал глубокий вдох, отводя волосы на затылок. Худой, бледный, с подогнутыми под себя ногами и взъерошенными волосами он сейчас едва ли походил на рок-звезду и кумира тысяч девчонок, способного довести их до экстаза одним брошенным взглядом. Парень больше напоминал собой загнанного на притравке волчонка, не до конца понимающего, что с ним происходит.
- Эй-эй, стоп! Стой. Хочешь сказать, я здесь отдыхаю уже двое суток,... - интонация сейчас получилась, скорее, вопросительная, чем утвердительная - из-за того, что неудачно ширнулся, и нихрена не помню что было за эти два дня...? Мои парни в порядке, здесь только я, и вы не в курсе, что происходит с моим чердаком. Соображаю я довольно быстро, и все же...дай мне минуту подумать!
В очередно раз сделав глубокий вдох и умыв лицо руками, парень справился с очередным выкрутившим желудок позывом и снова поднял взгляд на врача.
- Ладно. - глухо отозвался Рейнс - Хорошо. Я подожду, но...давай побыстрее, док. И...позвоните моему менеджеру, если еще этого не делали, он...Нужно, чтобы он приехал. Он мой официальный опекун.
Получив в свое распоряжение блокнот, впрочем, вокалист написал несколько иное: "Дождись Миятору или Колина. Они в пути." Ниже размашисто вывел собственный автограф, после чего поставил блокнот на тумбочку рядом с кроватью. Грудную клетку продолжало неприятно ломить; хотелось пить. И свет был слишком ярким.

Отредактировано Ethaniel Rains (Пн, 12 Ноя 2018 10:24:22)

0


Вы здесь » inside » кинозал » Somebody save me from myself


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC