Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд!
Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21). На календаре август 2018 года.
Температура воздуха в этом месяце: +24°...+35°.
Путеводитель по городам / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Лидия ждет Алекса
брата

sample70

Орсоны ждут сестру

sample70

Колин ждет друзей

sample70

ДэмиенНАША ГОРДОСТЬ

sample70

МоллиНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжошНАША ГОРДОСТЬ

sample70

МаргоНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Сайд = страдашки? Ох, товарищи, помню я другие времена, хотя прошло всего-ничего… лет х) Сайд – это же любовь, развратик и лёгкое, приятное амбре винишка в течение дня. Сколько бы ни было печальных тем и грустнявых «утрооо», я в своём сердце навсегда сохраню тот самый образ из давних времён, когда была «молодухой» х) Но все мы растём, меняемся и развиваемся, как делает это наш форум, и всё же я желаю ему оставаться во всех ситуациях и на долгие годы собой, сохранять «нашу» атмосферу и не ударяться в хандру даже с наступлением дождливой осени. И помните – Торндайки всегда только за самое накроватное, голенькое и позитивное, а Хелен ещё и за свадебки. Так что порадуйте уже кто-нибудь мою любимую сестрёнку х) Всем пламенный лейтенантский привет и смачные поцелуи.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » На тропу войны


На тропу войны

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s8.uploads.ru/5L01J.gifhttp://s5.uploads.ru/vIUmQ.gif
На тропу войны

5 мая 2018  |  Вашингтон, квартира Анны  |  Anna Pride/Alice Palmer

Встреча двух сестер после долгой разлуки предполагает праздник и взаимную радость, но только не в том случае, когда одну из сестер на шею другой навязал отец. Как испортить друг другу аппетит, а заодно и положить начало настоящей войне? Легче лёгкого!

Отредактировано Alice Palmer (Ср, 8 Авг 2018 13:20:22)

+4

2

Неудобно.
Ненавижу это слово и ненавижу, когда неудобно.
Неудобно, когда закрывается любимый ресторан;
неудобно писать левой рукой, когда ты правша;
неудобно тебе, когда ремонт у соседей;
неудобно, когда теряют багаж;
неудобно, когда нарушают привычный ритм жизни.
Есть такие люди - неудобные.
Они родились, когда уже никто не ждал, когда вроде и не надо, но все равно получите.
Их надо любить через силу, им надо помогать и поддерживать, их надо терпеть и с ними надо делиться, просто потому что одна кровь и отражения в зеркале похожи.

Вечер, 4 мая 2018
Непрошенные гости, как правило, не к добру. Не скажу, что стук в дверь меня смутил слишком сильно, но я решила его не игнорировать. Лениво выбираюсь из уютного кресла и слегка прихрамывая направляюсь в сторону двери. У меня был шанс остаться незамеченной, и, возможно, всему виной моё праздное любопытство, хотя если бы я не открыла дверь сама, это сделали бы люди моего/нашего отца.
-Анна.
Не знаю, что произнести в ответ - отец? папа? папуля? мистер Палмер? или "кто вы и что вы здесь делаете"? "уходите прочь, мне не нужна Библия!"
Вопросительное смущение перекрывает мою естественную мимику с каждой минутой все сильнее. Отец не частый гость в моей скромной обители, так же как и я в его роскошном особняке. Мы существуем обособлено, хоть и в одном городе.
Что привело тебя ко мне? - хочется спросить мне, но я по прежнему стою молча, скрестив руки на груди и оперевшись на дверь.
У меня много свободного времени, я могу стоять так вечно. Но ни он, ни я не обременяем себя приветствиями. Во мне говорят детские обиды, в нем гордость и важность богатого мужика, способного поставить на колени весь этот гребаный город.
-Отец?
Не сразу сопоставляю то, что вижу, с тем, что происходит.
За грузной фигурой моего отца весьма нерешительно топчется тощая блондинка и внутренний голос так и кричит мне о том, что это не визит на ужин.
- Мы войдем?
Небрежно отодвинув меня в сторону, грузная фигура моего отца продвинулась вперед и вошла внутрь, следом Элис и ее огромный чемодан.
Я продолжаю надеятся, что это не то, что я на самом деле думаю, хотя это и в самом деле то.
БЛЯТЬ.
Захлопываю дверь и прохожу вслед за гостями, которым я не рада. Моя молчаливая сестра осматривает интерьер в то время, как про себя я молюсь о том, чтоб она молчала, как можно дольше. Желательно до конца своих дней. Ни разу за все то время, что я себя помню - она не произнесла ничего путного.
Заткнись. Даже не думай … - ментально приказываю я, но Элис как обычно плевать. Это ясно по взгляду и походке.
Дальше следует 20 минутный монолог мистера Палмера о том, что хорошо, а что плохо, из которого мне удается выловить лишь отдельные фразы, потому что меня отвлекает Элис, которая умудряется заниматься херней даже в этот момент. Не пойму, что раздражает меня больше: ее вызывающе-расхлябанный внешний вид; мозг, остановившийся в развитии где-то в период полового созревания; высокомерие, которое она демонстрирует всеми возможными способами? Выглядит глупо, но ей видимо нравится.
Хмыкаю в ответ.
- Этого не будет. Я не буду с ней жить …
Плевала я на ее проблемы.
– пытаюсь хоть как-то отстоять своё право на личное пространство. Мне 35 и я это заслужила.
Мои доводы и комментарии перемешаны с отцовскими. Его голос громче, жестче и он не настроен сдаваться. Точнее он настроен на то, чтобы сдалась я.
Хоть я и не склонна к суициду, в данный момент меня посещают именно такие мысли. Но через секунду я уже прикидываю – подойдет ли мне оранжевый, если я убью Элис? Честно сказать, я окажу обществу огромную услугу, избавив его от этого антисоциального элемента.
В мои задачи вменялось – содержание и перевоспитание. Еще не поняла, что удивляет меня больше – оплачивать алкоголь и травку, дерьмовое шмотье и штрафы за превышение скорости или жалкие попытки перевоспитать наглую девицу, которой 22, а не 12.
22!
Неужели об этом помню только я? Эта дьволица не изменится никогда. Я заранее готова признать свое поражение и поселить ее в придорожном мотеле без кабельного и с грязным бассейном. Пусть она будет единственным украшением этого заведения.
Отец покидает нас также неожиданно, без лишних церемоний.
Мы остаемся наедине, как два борца на противоположных сторонах ринга. Каждая наша последующая фраза будет направлена на то, чтобы посильнее уколоть друг друга – это семейная традиция.
- Надеюсь, ты проверялась на венерические инфекции недавно?
У меня нет одноразовой посуды.

Отредактировано Anna Pride (Ср, 8 Авг 2018 19:51:41)

+4

3

Духота...
Кручусь на сиденье сзади, нервно подергивая тугой ремень безопасности. Отец молча сопит рядом со мной, в зеркало заднего вида на меня то и дело поглядывает его водитель, туповатый ублюдок, похожий на огра из того глупого мультфильма.
- Хоть кандей посильнее  включите , - умоляю, выкручиваясь в объятиях тугого ремня, словно в смирительной рубашке.
Черта с два: оба бессовестных сукиных сына все так же делают вид, что не обращают на меня внимание. Я чувствую, как у меня адски горит лицо, как багровеют щеки, но волоски на предплечьях приподняты - значит, дело не в жаре, это нервное.
Шумно выдыхаю, на секунду закрывая глаза, и тянусь рукой к бутылке содовой, лежащей на сидении рядом со мной.
- Что, воды мне тоже нельзя? - огрызаюсь, замечая недовольный взгляд отца - с ума сойти, на меня обратили внимание.
Жадно присасываюсь к бутылке, как будто желая напиться про запас, на всякий случай. Чертовы тонированные окна, я практически ничего не могу разобрать за ними... Где мы вообще?

Что и говорить, довела я все-таки своего старика. Долго же он терпел, надо отдать ему должное. Последний привод за курение травки окончательно лишил меня карманных денег, так что пришлось выкручиваться, а я, так уж вышло, всегда знала код от отцовского сейфа. Смешно сказать, я и взяла-то всего пару сотен, но мать застукала меня и доложила папаше. Надо было видеть его лицо! Сказать по правде, мне на секунду почудилось, что кормильца разобьет инсульт, но нет, все-таки крепкий еще, старикашка. Скандал, конечно, закатили грандиозный: мать рыдала, как обычно, заламывая руки и метаясь по комнате из угла в угол, а отец, наоравшись вволю, сказал, что терпение его закончилось, и чтоместо мое теперь в пригородном католическом интернате. Охренеть можно, в Вашингтоне и такая дрянь есть?

Машина останавливается, и я выхожу вслед за отцом, прикрывая глаза ладонью от яркого света. Чемодан с вещами, гитара на плече - хрена с два я отдам инструмент этим толстожопым монашкам, только через мой труп. Впрочем, на католическую хренотень все это не очень похоже: приличный, вроде, квартал, опрятный дворик, самый обыкновенный многоквартирный дом. Я не сразу узнала обитель своей нелюбимой старшей сестры. Ну, и в чем прикол? Мы что, по дороге повидаться заехали?
Подъем на верхний этаж и "долгожданная" встреча - что ж, радушной хозяйку не назовешь, могла бы хоть сделать вид, все-таки родственники. Надо сказать, слова отца для меня откровение, а я-то, дура, и впрямь решила, что он упечет меня в эту проклятную богодельню! Хотя, спорный вопрос, конечно, что лучше...
- Плевала я на ее проблемы.
Да, так, собственно, всегда и было. Пожалуй, от Анны я получала меньше всего внимания, и даже отчасти была ей благодарна за это. Хотя был период в моей жизни, когда плечо и добрый совет старшей сестры были мне очень нужны, но она тогда, вроде, пыталась устроить собственную жизнь... а, к черту, какая разница?
"Иди на хер, стерва" - проговариваю беззвучно одними губами, демонстрируя из-за широкой спины отца оба средних пальца сразу, прекрасно зная, что она запросто прочтет по губам каждое слово. Сестра полна негодования, это отчетливо видно по ее лицу, и внутренне я невольно ликую, видя, как Анна багровеет от бешенства. Да, сестренка, о таком соседстве ты и мечтать не могла.
Отец повышает голос, и я вижу, как сестра сдается, сникает, как головка сорванного с клумбы тюльпана. Что, вот так просто? Она всегда пасовала перед настойчивостью этого человека, и он этим всегда пользовался. Последние наставления от родителя ("это твой единственный шанс, так и знай, если не возьмешься за ум, мне придется исполнить мое обещание и все-таки отправить тебя в католический интернат"), прощальный суровый взгляд из-под густых седеющих бровей - и вот мы остались вдвоем. Любимая сестренка, не переживай, со мной не соскучишься.
- Прошу тебя, - пренебрежительно фыркаю в ответ на её язвительный комментарий. - Тебе ли бояться СПИДа - ты раньше развалишься от старости. Сколько тебе исполнится в этом году, 40?
С размаху плюхаюсь в кресло, поджимая под себя ноги в розовых кедах, нарочито придирчиво оглядываясь по сторонам. Вне всякого сомнения, это куда лучше вонючих монастырских казиматов, но ведь говорить это вслух совершенно не обязательно.
- Ничего так у тебя, сносненько. Нет, правда, вполне приличная хата. Я видала ночлежки и похуже. Ну, сестренка, и где моя комната?
Надуваю огромный пузырь из уже безвкусной жвачки и, лопнув его с звонким хлопком, как ни в чем не бывало выуживаю жвачку изо рта, чтобы смачно размазать по обивке мягкого кресла. Все только начинается.

Отредактировано Alice Palmer (Ср, 8 Авг 2018 21:47:12)

+3

4

Если бы кто-то спросил меня,- это была бы закрытая школа для девочек где-то в швейцарских Альпах. Там холодно, некуда бежать, скудная форма и гладкие прически. И все на одно лицо. Нет возможности проявить псевдо индивидуальность, которую Элис так выпячивает с момента, как начала говорить. А говорить она начала очень рано.
Свежий воздух, тоже говорят, идет на пользу.
Я готова была даже ее оплатить, но жаль момент упущен. Имеем то, что имеем.
Не покидает ощущение того, что я получила наследство раньше времени. И, когда у всех опустились руки, все вдург вспомнили, что есть Анна. Точно. Браво.
Отец испаряется слишком быстро, предоставив нас друг другу. Видимо теперь нам предстоит восполнить тот пробел в общении, что появился за последние 15 лет.
Задача не из легких и на первый взгляд кажется, что проще сдаться, догнать отца и умолять ее забрать, хотя все бесполезно. То, что решил мистер Палмер не подлежит обсуждению.
Чертов диктатор.
Безропотно плюхаюсь на диван, поджав под себя одну ногу, а другую удобно устроив на журнальном столике. Окидывая взглядом пространство квартиры, которую купила несколько лет назад и, которая, безусловно, предназначалась для меня одной. Нордический склад характера не позволяет мне возлюбить весь мир, чему я скорее рада, чем наоборот.
- Прошу тебя,
- Тебе ли бояться СПИДа - ты раньше развалишься от старости. Сколько тебе исполнится в этом году, 40?
- Тебе все же надо было почаще посещать занятия в школе, возможно, попрактиковалась бы в остроумных шутках со сверстниками. Это никуда не годится.
Шутки про возраст. Серьезно?
Неужели все еще хуже, чем кажется на первый взгляд?
- Прекрати чавкать, это же кошмар. И почему ты такая тощая?
Не то, чтобы меня это беспокоило и я вдруг включила "мамочку", которой подкинули взрослую дочь, не отвечающую определенным, принятым в обществе стандартам. Но внешний вид моей младшей сестры настораживает. Этого что, кроме меня, тоже никто не замечает?
- Мебель будешь чистить сама. - сурово произношу я, обращая внимания на розовые кеды не первой свежести, но оказавшиеся на моем светлом кресле.
Невыносимая.
Пытаюсь рассмотреть ее со всех сторон, мы и правда давно не виделись. Мои сознательные попытки избежать все то, что можно объединить словом "семейное", привели к тому, что напротив сидит совершенно чужой человек, коих тысячи в этом городе. Страшно то, что столкнувшись случайно где-то в городе, я бы легко сделала вид, что ее не заметила. Прошла мимо и на следующий день вряд ли бы об этом вспомнила. Может зря?
Это не хорошо, не плохо. Это просто так.
- Ничего так у тебя, сносненько. Нет, правда, вполне приличная хата. Я видала ночлежки и похуже. Ну, сестренка, и где моя комната?
Опираю голову на согнутую в локте руку и просто наблюдаю за происходящим. С кедами я уже смирилась, с чавканьем тоже. Предсказуемо вытаскивает жвачку из рта и размазывает ее по обивке моего светлого кресла.
Ну идиотка
- Давай, теперь высоркайся в шторы, не теряй времени ...
Предел моего терпения иссякаем и Элис это хорошо известно, возможно, она чуть подзабыла, но напоминать людям о том, что хорошо, а что плохо - мой конёк.
Пять стадий неизбежного я знаю наизусть: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие.
За все годы жизни я научилась преодолевать их в ускоренном режиме, не зацикливаясь на чем-то конкретном, так что тактику менять не имеет смысла.
- Здесь нет ничего твоего, кроме паршивой гитары, котоую ты притащила с собой ... И Если не отдерешь жвачку, она полетит к чертям в-о-о-о-н с того балкона, - указываю пальцем на прикрытую шторой стеклянную дверь. Вот будет зрелище. Познакомитшься с соседями, когда будешь пытаться собрать детали воедино. Они очень милые люди, сочувствовать будут громко. - облакачиваюсь на спипку дивана, пытаясь устроиться еще удобнее, хотя сейчас мне и так комфортно. ... захочешь купить новую? попроси отца. ах, да. он же заблокировал все твои кредитки, а за душой у тебя ... только розовые кеды и жевательная резинка. Поэтому давай договоримся сразу - ты будешь милой. Ну насколько это возможно. - вздыхаю, если это возможно и никто не пострадает.
Комната прямо по коридору.
И даже не думай ... хоть кого-то сюда таскать. Никогда.
Иначе я тебя убью.
Ты голодная? Выглядишь так, словно последний раз ела позавчера.

Отредактировано Anna Pride (Чт, 9 Авг 2018 12:44:54)

+3

5

Комната прямо по коридору - серьезно? Вот так вот просто, без угроз и истерики? Она даже как будто стерпела грязные кеды и жвачку на кресле... Чёрта с два, конечно, кто-то заставит меня чистить ее мебель, но мне почудилось на секунду, что я испытала даже что-то вроде самого настоящего разочарования. Я-то рассчитывала хотя бы на скандал, но сестрёнка, похоже, сдулась ещё на разговоре с отцом.
Да, как бы ни старалась мамаша при каждом удобном и неудобном случае указать на то, что обе дочери - ну просто ее зеркальное отражение, ничего подобного, конечно, не было в действительности: ни я, ни Анна даже отдаленно не были на нее похожи ни внешне, ни по характеру. Маме хватало малейшего повода, даже просто недовольного взгляда, чтобы закатить истерику - с криками, слезами, битьём посуды и последующими наигранными обмороками. Отцу все докладовалось в искаверканном, трижды перевранном виде, с уже расставленными акцентами, так что в его глазах я была эдаким маленьким гитлером. Вишенкой на торте обычно бывала последняя фраза матушки, сказанная на всхлипе, прежде чем залить горе очередным бакалом шампанского: "Бедная моя, больная девочка. Она совсем не понимает, что творит". А я как раз понимала. И Анна, похоже, понимает это куда лучше матери.
Шторы были удостоены лишь моего мимолётного взгляда, и все же жвачку я аккуратно отлепила и, незаметно скомкав в маленький шарик, сунула в карман. Гитару она, конечно, не тронет - не посмеет, потому что в противном случае я просто подожгу вот эти самые ее отвратительные узорчатые шторы. Или наглотаюсь таблеток - пару раз это мне уже помогало.
Анна смотрит на меня взглядом школьной учительницы мисс Гейман, и от ее спокойного тона мне на секунду становится не по себе. Я спускаю ноги с кресла и зажимаю гитару между худыми коленями, прищуриваясь, внимательно глядя на то, как шевелятся губы моей сестры. Она и вправду похожа на мисс Гейман, только у той, когда она вот так вот смотрела на учеников, почти по-звериному приподнималась верхняя губа, обнажая крупные желтоватые зубы. Мисс Гейман говорила спокойно, но все ее слова сочились яростью и угрозой. Анна говорила устало.
- Да сюда и парня-то нормального позвать стыдно, - фыркнула я в ответ, отчего-то крепче сжимая гитару. - Ты сама-то хоть иногда трахаешься? Не похоже...
Я опустила взгляд вниз, на свои острые худые колени. Чуть выше, на бедре, пара некрупных сизых синяков - навернулась с лестницы, убегая от отца. Я-то и правда думала, что он увезет меня в католический интернат. Я вытянула ноги на весу, все ещё держа между ними гитару, и похлопала кедой о кеду, сводя и разводя мыски.
- Нормально я выгляжу, - буркнула, отставляя гитару в сторону, за кресло, подальше от глаз сестры. - После шести не ем, спасибо.
Буквально выплюнув ей это самое "спасибо", я встала с кресла и, навьючив на плечо гитару, поволокла свой чемодан в сторону указанной комнаты.
Признаться честно, идея отца "обрадовать" сестру моим присутствием уже не так сильно меня забавляла. Что-то подсказывало мне, что он не заберёт меня ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю. Интересно, если я не стану больше клеить жвачки на ее кресла и не буду пенять на ее возраст, может, она не станет докучать мне нравоучениями и просто оставит меня в покое? Получится, что я, вроде как, за бесплатно снимаю комнату - не худший расклад, между прочим.

Той ночью я спала плохо. Вечером я старалась не выходить из комнаты, так что с Анной мы пересеклись всего однажды на выходе из ванной. Но ни прохладный душ, ни любимая музыка уснуть мне не помогли: я ворочилась, кровать казалось неудобной, из окна прямо на меня светила луна, потом под окнами что-то шумело, гудело... Забылась я только под утро, а в половине восьмого поняла, что все равно больше уже не усну.  Я уселась на кровати, достав гитару, и, разложив перед собой тетрадь с наброском новой мелодии, начала наигрывать, сперва потихоньку, а потом все громче и громче.

Отредактировано Alice Palmer (Чт, 9 Авг 2018 14:42:10)

+3

6

Я редко вспоминаю свое детство, но не по тому, что оно было не счастливым, хотя все зависит от того, что именно можно считать "счастьем". У меня была своя комната в большом доме с садом, куча ненужных вещей, которым я никогда не могла найти применение, хорошая школа, розовый велосипед с корзинкой и ленточками, старший брат, родители. У меня было всё.
Не было только внимания. Того самого, которое так душит Элис.
Диссонанс, не правда ли?
Если бы мы были деталями пазла, мы бы совпали идеально. У нее было все, что когда-то было так отчаянно нужно мне, я же получила все то, к чему в данный момент стремилась она. Жизнь никогда не будет достаточно справедливой, что наградить всех нуждающихся тем, что необходимо конкретно им, может именно это и делает ее интересной. Хотя я могу легко оспорить это утверждение.
Если смотреть на Элис долго и упорно, пытаясь просверлить взглядом дыру в ее затылке, доводя тем самым до исступления, то можно сделать вывод, что картинка слишком далека от внутреннего содержания. То самое чувство, когда таращишься на картину в какой-нибудь известной галерее мира, на которой изображено одно, но смысл совершенно другой. Всегда ненавидела в себе эту неспособность сопоставить одно с другим, так же как людей, говорящих цитатами известных философов.
Очередная колкая фраза вытаскивает меня из моих глубоких дум о нашем дальнейшем совместном будущем. Мне нужно время, чтобы привыкнуть.
- Да сюда и парня-то нормального позвать стыдно,
- Вот и не приводи, не позорься ... А то тебе 22, а ты живешь с сестрой и разбиваешь коленки, бегая от отца ... - указываю на синяки, которые лишь дополняют образ худощавой оторвы. Да, я тоже умею шутить про возраст.
- Или это групповая оргия?
- Ты сама-то хоть иногда трахаешься? Не похоже...
- Ну тебе то оно конечно виднее. Даже не буду уточнять, чем именно я себя выдала.
А она смешная, наверно зря я игнорировала ее все эти годы. Может даже чем-то похожа на меня.
- Нормально я выгляжу,
Звучит как-то неуверенно, но не заостряю своё внимание на этом. Тема пока еще слишком щекотлива и неудобна.
- Как скажешь, - встаю с дивана, решив размять тело, которое затекло. Мне ведь скоро 40, надо бережнее относиться к своему здоровью. Как хорошо, что теперь есть человек, который будет напоминать мне об этом.
- После шести не ем, спасибо.
Достаю из холодильника бутылку газированной минеральной воды, наверно мне тоже не стоит есть после шести.
- Для этого надо что-то есть хотя бы до шести, но не мне тебя учить, да? - желание самой заниматься своей жизнью, контролируя все ее процессы самостоятельно, без чьих-либо вмешательств и нравоучений, было моей целью с того самого момента, как у меня начала расти грудь.
Моя неприветливая сестра поволокла свой огромный чемодан и драгоценную гитару в спальню.
Веди себя тихо до утра, мне рано вставать. - пожалуй, мне стоит еще немного поработать над фразой "спокойной ночи".
Удаляюсь в спальню, плотно прикрыв за собой дверь. Нет желания слушать, как Элис привыкает к новым условиям бытия.
Уснула я быстрее, чем ожидала, но всю ночь один нелепый и нескладный сон сменялся другим. Череда несочетаемых между собой событий была прервана звуком будильника, установленном на Айфоне. Громкая мелодия полилась из динамика, чем ознаменовала моё утро, которое стандартно начинается в 07:15. В 07:00 - скучно, в 07:30 уже поздно. Золотая середина - то, что следует за мной по жизни, ибо я средний ребенок в семье.
Солнечный свет просачивается сквозь плотные шторы и разливается по полу.
5 писем и 2 пропущенных. Оба от Питера.
Что?
Вопросительно вскидываю бровь, услышав гитарную мелодию из соседней комнаты. Все бы ничего, если бы с каждой минутой она не становилась все громче и громче.
Элис, - вдруг вспоминаю я, так это не сон ...
Твою мать.

Решительно подхожу к двери, но ворваться и наорать не решаюсь. Прислушиваюсь, звучит недурно, хотя и не совсем умело. А девочка то не без талантов, как я думала.
Но ощущение того, что она испытывает меня на прочность, сознательно увеличивая громкость, не позволяет мне дослушать до конца эту импровизацию. Приоткрываю дверь, в надежде, что она одета ...
7:30 утра. Какого хрена ты не спишь?

+3

7

Пальцы быстро бегали по струнам, ловко перебирая их одну за другой, заставляя дрожать и трепетать, издавая раз за разом все более приятный и чистый звук. Мелодия получалась неплохая, не лишённая одновременно простоты и очарования, может быть, немного минорная, но когда это портило музыку? На самом деле, я не так много времени проводила наедине с собой, и почти все это время так или иначе было занято музыкой: я или слушала ее, или играла, и сложно было сказать, что из этого мне нравится больше.
Ещё в подростковом возрасте я, как и, наверное, все мои сверстники, часто представляла себя на сцене, в составе какой-нибудь крутой молодежной группы. Известность, поклонники, концерты и музыка, много-много музыки - казалось, мне было что сказать миру, казалось, я полна идей. В действительности же я была просто раскормленной замкнутой девочкой, так что мечтала обо всем этом тайно, как о чем-то постыдном и недостойном, за что хорошие дети получают по рукам. А подаренная мне гитара выглядела как этакая подачка от родителей: дескать, пусть убогонькая потешится. Инструмент, правда, купили хороший, не поскупились.

Дверь в комнату приоткрылась, и на пороге возникла Анна - ангел праведного гнева. Удивительно, но ее бестактное появление сейчас совершенно меня не раздражало:  наверное, дело было в музыке - получалось и впрямь неплохо. Я бросила короткий взгляд на часы на стене.
- Но ты ведь и сама не спишь, - я пожала плечами и даже как-то криво улыбнулась. - Секунду, я закончу куплет, а то забуду мелодию.
Ещё секунд десять, и я брякнула по струнам всей пятерней, разом обрывая плавное и монотонное течение музыки, и, высунув язык, - от усердия, разумеется, - дописала ещё пару аккордов в свою тетрадь.
- Та-дам! - я победоносно вскинула руки. - Шедевр. Премия MTv, минимум. Как же тебе повезло, сестрёнка: ты делишь свое унылое жилище с гением.
Я спустила ноги на пол и, от души побарабанив пятками по паркету, слезла с кровати, на ходу одергивая майку и поправляя короткие белые шорты. Они были велики мне и, даже с затянутой кулиской на поясе, сползали, держась разве что на выпирающих бедренных костях. Крутанувшись на мысках вокруг себя, глянула в зеркало, подбоченившись, и театрально подмигнула самой себе.
- И кому такое счастье достанется, эх! Как думаешь, я не поправилась?
Вопрос на полном серьёзе, без тени улыбки - я и сама не замечаю, как изменился тон. А что? Она видит меня реже всех остальных, да и льстить мне вряд ли станет, отношение не то. Смотрю на Анну почти в упор, ожидая ответа. Себе этот вопрос я задаю по несколько раз в день.
- От твоего ответа будет зависеть наш совместный завтрак, - как бы предупреждаю я. - Что может быть лучше, чем ранний завтрак двух любящих друг друга сестёр! А что? За всю ночь я не выкинула ничего такого, была хорошей девочкой. Ну, разве что, помастурбировала немного, но только от скуки, - вот она ложка дёгтя в конструктивном, казалось бы, монологе, но иначе я не была бы собой. - Я не отказалась бы от холодного чая. Или можешь дать мне пару десяток, и я позавтракаю в бургерной за углом, - ослепительная улыбка, и я вытягиваюсь, как струнка, нарочито невинно складывая руки за спиной.

+2

8

В действительности мне наплевать на соседей. Я даже не знаю их имен. Кроме собаки, которая клацает когтями по полу в квартире сверху, и запаха марихуаны, который тянется от соседа снизу - сведений у меня нет. Потому мне абсолютно все равно, если они точно также как и я сейчас слушают утреннюю импровизацию моей младшенькой. Прошу заметить - весьма неплохую. Наверно мне стоит быть благодарной за то, что она не притащила с собой волосатого паука в аквариуме или огромную змею, которая обвивает своим телом корягу и раз в полчаса хлопает глазами. Это тоже домашнее животное по версии депрессивных подростков.
Гитара - меньшее из зол, которое могло случится со мной в качестве довеска к Элис, но не буду слишком сильно благодарить ее за это. Кто знает, как часто меняется ее настроение?
- Но ты ведь и сама не спишь,
- Не по своей воле, поверь ... - приоткрываю дверь и оглядываю комнату и сестру. На первый взгляд все слишком спокойно и хорошо, что не может не удивить. Теряет хватку?
- Секунду, я закончу куплет, а то забуду мелодию.
- Угу, - киваю в ответ и двигаюсь в сторону ванной комнаты, по пути заглянув на кухню. Кофеварка готова к использованию, поэтому я автоматически нажимаю на кнопку с красным огоньком и темная жидкость начинает наполнять кофейник.
В гостевой спальне Элис продолжает восхищаться своим произведением, благодаря вымышленный зал за такие же вымышленные овации.
- Шедевр. Премия MTv, минимум. Как же тебе повезло, сестрёнка: ты делишь свое унылое жилище с гением.
- Скромность украшает даже рок звезд ... Поберегу пока ладони, гений. И пойду приму душ в свою унылую ванную.
Удаляюсь в душ и на несколько минут теряюсь в происходящем, поток воды заглушает все, что происходит за дверью, давая нам обеим небольшую паузу, будто бы ночи не хватило, чтобы отдохнуть друг от друга.
Выпускаю несколько клубов пара и возвращаюсь на кухню, завернутая в большое белое полотенце. Кончики волос намокли и прилипли к плечам.
- И кому такое счастье достанется, эх! Как думаешь, я не поправилась?
Мне. Пока это счастье досталось мне ... - достаю большую кружку и наполняю ее горячим напитком.
- Поправилась? - слегка приподнимаю бровь, которая как ничто лучше выражает мое недоумение. Я помню свою сестру весьма упитанным подростком. Таких дразнят в школе и не берут в команду чир лидеров. Она не была толстой, но не была и королевой школьного бала. А у Элис, как и у меня, в жизни нет полутонов - либо всё, либо ничего. Мы не можем довольствовать малым, нужно все и сразу.
Ясно, понятно.
Проблема номер один обрисовала сама себя в моем сознании достаточно четко.
Делаю глоток и беру небольшую паузу на размышление над ответом на второй вопрос. Он слишком тонкий, так же как и та грань, которую слишком легко переступить.
- Нет, не поправилась ... Выглядишь хорошо.
Хотя скорее - неплохо.
- От твоего ответа будет зависеть наш совместный завтрак,
- Только, если ты сама его приготовишь ...
Как мы все знаем - готовить это не про меня. Я едва ли знаю, где в моей унылой квартире стоит солонка. Я не ем дома, я вообще мало ем. Чаще как-то пью.
- Что может быть лучше, чем ранний завтрак двух любящих друг друга сестёр! А что? За всю ночь я не выкинула ничего такого, была хорошей девочкой. Ну, разве что, помастурбировала немного, но только от скуки,
От слова "любящие" мы обе расплываемся в фейковых улыбках, будто наши лица вот-вот запечатлит светский фотограф. Навык, выработанный годами, а вот над сарказмом надо быеще поработать.
- Помастурбировала значит? - уточняю я, несамостоятельно решив начать утро с пикантного. Ну и как вышло?
Не то, чтобы я очень хотела это знать, но поддержать светскую беседу всегда готова.
С удовольствием бы послушала, но одной из нас пора собираться на работу, ибо мы обе не можем бренчать на гитаре и мастурбировать дни и ночи на пролет ...
- Я не отказалась бы от холодного чая. Или можешь дать мне пару десяток, и я позавтракаю в бургерной за углом ...
Она, видимо, все еще думает, что я такая же идиотка, как наша мать.
- Йогурт в холодильнике. На ланч приедешь ко мне в офис. Визитку найдешь на столе, а если не найдешь - иди по зову сердца, сестренка. Входную дверь можешь просто захлопнуть.

Отредактировано Anna Pride (Вс, 12 Авг 2018 15:24:17)

+1


Вы здесь » inside » кинозал » На тропу войны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC