Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд!
Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21). На календаре август 2018 года.
Температура воздуха в этом месяце: +24°...+35°.
Путеводитель по городам / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Лидия ждет Алекса
брата

sample70

Орсоны ждут сестру

sample70

Колин ждет друзей

sample70

ДэмиенНАША ГОРДОСТЬ

sample70

МоллиНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжошНАША ГОРДОСТЬ

sample70

МаргоНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Сайд = страдашки? Ох, товарищи, помню я другие времена, хотя прошло всего-ничего… лет х) Сайд – это же любовь, развратик и лёгкое, приятное амбре винишка в течение дня. Сколько бы ни было печальных тем и грустнявых «утрооо», я в своём сердце навсегда сохраню тот самый образ из давних времён, когда была «молодухой» х) Но все мы растём, меняемся и развиваемся, как делает это наш форум, и всё же я желаю ему оставаться во всех ситуациях и на долгие годы собой, сохранять «нашу» атмосферу и не ударяться в хандру даже с наступлением дождливой осени. И помните – Торндайки всегда только за самое накроватное, голенькое и позитивное, а Хелен ещё и за свадебки. Так что порадуйте уже кто-нибудь мою любимую сестрёнку х) Всем пламенный лейтенантский привет и смачные поцелуи.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » zero day


zero day

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s3.uploads.ru/Ml61z.gif http://s3.uploads.ru/1h7QS.gif http://s7.uploads.ru/NWR6B.gif

zero day
13.05.18  |  school  |  сonnor; trudy;

пули не знали в кого их стреляли
[indent=1,0]  [indent=1,0] в полете кричали
[indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0] "прости"
[indent=1,0] если б мы знали в кого нас стреляли
конечно б пытались
[indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0] спасти


[nick]Connor Braxton[/nick][status]юные[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfmi.png[/icon][zvan]— коннор брэкстон, 17<br>— школьник<br><br>@braxcon<br> - - - - - - -[/zvan][sign]the end is the same for
[indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0] e v e r y o n e
that should be enough, for us to be as one
http://funkyimg.com/i/2KfmM.gif http://funkyimg.com/i/2KfmJ.gif http://funkyimg.com/i/2KfmK.gif
tnx, skeletonhysteria
[/sign]

+2

2

[trudy's look]

миллионы картинок, найденных гуглом. на них вьются тела радужных удавов, маисовых полозов, королевских питонов и их братьев по хладнокровности, все они слишком красивы, чтобы выдерживать критику. мэдисон стэнхоуп, впрочем, от них не в восторге. стоя за плитой, она обжаривает на сковороде стейк и кидает в нашу с отцом сторону неодобрительные взгляды, где-то с час назад эти взгляды были паническими. о боже, я надеюсь, вы шутите, говорила она, протискиваясь между нами и разглядывая острую морду гремучника ромбического, выплёвывающего чёрный язык в нашу сторону с раздражением. о боже, только посмейте принести к нам в дом эту мерзость, я клянусь, что вы будете жить с ней в парке риверфронта, нет, я серьёзно, труди, я абсолютно серьёзна, передай это своему отцу, если до него не дойдет, он никогда меня не слушает. она питала отвращение к классу пресмыкающихся и типу членистоногих, она ошибалась, когда думала, что нет ничего омерзительнее на свете. в этом мы с ней не совпадали. отец успел привить мне любовь ко всему, что принято ненавидеть, если не выходило любви, то я жила с безразличием. он сажал мне на плечи пауков и вкладывал в ладони мадагаскарских тараканов, последние забавно шипели при прикосновении к их хитиновому щитку, защищая свою территорию. на море он давал мне шоколадки за каждую пойманную медузу. он хвалил меня за спокойную реакцию на многоножек, хотя зря он, наверное, это делал. страх к таким тварям заложен в нас на эволюционном уровне. они часто опасны, часто ядовиты. меня называли бы неразумной, если бы я смела демонстрировать свои либеральные отношения с ними где-нибудь, скажем, в австралии. люди бы не поняли, повертели бы пальцем у виска, потому что бежать от них надо, чему меня только учили родители. мама учила правильному, папа учил прогрессивному, никто не виноват, что прогрессивное победило. на его день рождения мы планировали купить индийскую кобру у одного зоолога, чахнущего в домике на отшибе шеффилда. потом была та самая игра в футбол у нас во дворе, тот самый кусок стекла поранил его руку, когда он упал. он смеялся над своей неудачливостью себе под нос, заклеивая каждый день кровоточащую рану. к концу недели у нас закончились пластыри, его смех стал глухим и тревожным. оказывается, те деньги, что мы собирали на его подарок, были накоплены на лечение, просто до этого момента мы не догадывались. теперь настала моя очередь смеяться над тонкой издёвкой вселенной. какая умница, посмотрите на неё. так хорошо всё устроила.
грегори стэнхоуп умер дома. зоолог — в больнице. индийская кобра потом жила много лет.
я всегда любила змей. моя любовь всегда была непонятной людям — они не принимали её и пытались меня переубедить. для чего, спрашивается. я же не навязываю им своё мнение, сижу тут в своём углу, но нет. всё равно открывают рот. называют их склизкими и скользкими, не подозревая, что это слова-синонимы. называют мерзкими, чешуйчатыми, уродливыми, опасными. как иронично. они, видимо, давно не смотрелись в зеркало, если не замечают никакой связи между. их навязчивая недоброжелательность вызывает у меня ментальную тошноту. я сбегаю от советчиков, не выронив и слова в протесте. прочувствуйте этот парадокс: насколько хороши змеи, насколько плохих людей с ними смеют сравнивать.
в старших классах все освоили парсултанг. наши коридоры — террариумы. это противно. мне это не нравится. я люблю истоки, на которой построена ассоциация, и не люблю саму ассоциацию до ломоты в теле. я пытаюсь не думать о них, как о змеях, про себя повторяю, что хладнокровные лучше школьников, но они так похожи. шелестящие языки, пустой взгляд, их речь снижена до шёпота, никогда не понять, о чём или ком они разговаривают. они выглядят даже как люди, когда не сплетничают. но сплетничают они постоянно. механизм старших классов сродни вечно голодному чудовищу, функционирующему за счёт топлива из мерзких слухов и вытекающей из них нелестной оценки личности того, кто стал главным героем истории. сэнди гриверс постоянно трётся рядом с мистером айзексом, улыбается ему так соблазнительно на каждом уроке, будто обещает отдать себя всю без остатка нынешним вечером, ну вы видели это? она точно с ним спит. а этот, как его, с косоглазием — ну просто неудачник, да ещё и страшила, как ему хватило наглости позвать джессику монтгомери на танцы? кстати, о джессике, я вчера заметил, что она…
их рты не закрываются. ты никогда не слышишь, что они обсуждают, но всегда чувствуешь, если речь заходит о тебе. по их поведению, по звучанию шёпота и нескольким парам глаз, сверлящих тебя на протяжении всего разговора. они отводят взгляд сторону, если ты осмеливаешься посмотреть в них в упор. заливаются краской, как будто им действительно стыдно. я смотрела раньше, не боялась их. теперь я просто слушаю. в шелестящей какофонии всегда с точностью до самого небрежного звука определяю порождённый моим существованием шёпот. какое несчастье, что я предрасположена к парсултангу и сильно интуитивная.
коннору брэкстону на этот ваш змеиный язык абсолютно наплевать, впрочем. моё утреннее ленивое лавирование меж неполовозрелых тел это доказало. на медленных скоростях твой слух ловит всё, что проплывает мимо, обрабатывает даже мусор. моё имя всплыло в школьных шумах слишком громко, чтобы это было непреднамеренным. он вроде как считает меня странной и не особо боится моего праведного гнева. его собеседники с удовольствием поддакивают, и всё это похоже на дурную театральную постановку. я почти разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов вокруг себя и почти выливаю на него раскалённую чашу моего негодования, но поздно — трель звонка отрезвляет меня за секунду, хотя совершенно не успокаивает. хорошо, соглашаюсь смиренно, хорошо, я никуда не спешу, а наша школа не такая уж и большая, здесь не получится потеряться. весь день я ищу его глазами, чтобы тоже поделиться с ним кое-какими соображениями.
в конце дня раскладываю на ладони монеты. номер тридцать два в автомате, холодная апельсиновая газировка. я бы с удовольствием снова вылила бы на него что-нибудь апельсиновое. возможно, это добрый знак, что мне хватает денег только на второй напиток из третьего ряда сверху.
с коннором брэкстоном у нас всё с января очень стабильно. мы соседи по шкафчикам. у него на дверце приклеена всякая хрень, её видно боковым зрением, сколько хрени и что она из себя представляет — я не смогу сказать, потому что никогда не поворачиваю в его сторону голову. возможно, я себе всё это придумала, чтобы мне было не так скучно. когда у меня хорошее настроение, я даже что-то ему говорю, задаю дурацкие риторические вопросы. ну у тебя и дурацкая рубашка сегодня, коннор. ты знал, что твоё имя в буквальном смысле значит, что ты «любитель собак»? слышала, сегодня тест по химии, я поставила десять баксов на то, что ты налажаешь. когда у меня плохое настроение, я его игнорирую. достаточно показательно. я играю демонстративность так, будто она настоящая, мне бы метить в актрисы.
он раздражает меня беспочвенно, но так сильно, что наша парочка стала бы главным отп моей мамы. если бы она не лежала в коме, конечно. мэдисон стэнхоуп в таких случаях всегда пыталась меня убедить, что ненависть возникает не с пустого места. это такая завуалированная симпатия.
мэдисон стэнхоуп была не права.
явился, посмотрите-ка на него. я давно его жду на границе между нашими мирами, скрестив руки на груди. холодная газировка, к сожалению, уже выпита, пустая бутылка валяется в мусорном баке, что меня удручает — на этот раз я не вылью на него ничего апельсинового. плечо приставлено к металлической дверце шкафчика, глаз не свожу чисто из принципа. я так зла, господи. ты своими куриными мозгами даже осознать не сможешь, какой ты дебил и как много леща тебе надо отвесить, чтобы ты заткнулся. это такое заигрывание? или доходящая до абсурда смелость? безмозглость? что-то из этого.
я весь день ходила с ощущением удара у себя на костяшках.
и теперь, когда мой гнев пора реализовывать, я до смешного спокойна.
— у меня есть только одна причина, чтобы не двинуть тебе. и где-то причин двадцать пять, чтобы сделать это, — в моём заявлении ложь. причин гораздо больше, просто я устала заниматься подсчётом. — брэкстон, ты настоящий долбоёб, и я не могу тебя вылечить. а ещё ты ужасно странный. не такой странный, как я, конечно, куда там тебе, но если кто-то хоть раз говорил тебе, что ты нормален, то эти люди тебя не друзья, — голосом я выделяю главную часть. ну, вспоминай, ты обсуждал это со своими друзьями за секунд сорок до первого звонка и был очень уверен в том, что ты прав. — кстати, о странностях, не дающих нам с тобой покоя. может, перечислишь мне мои? я в этом очень заинтересована. должна же я как-то стать лучше.

Отредактировано Trudy Stanhope (Пн, 13 Авг 2018 00:35:57)

+2

3

возможно, у моей матери окр. это уж точно, наверняка, иначе, стала бы она десять раз на день мыть руки, менять полотенца в ванной комнате или перестилать постели. перестирывать всю одежду в доме, даже ни разу не ношеную, даже тогда, когда надеть совсем нечего. у моей матери окр - и это видно невооруженным глазом. кожа слазит с ладоней прозрачной пленкой, шелушится и скатывается у валиков ногтей, проступает розоватыми пятнами, словно лишай. конечно, она сваливает все на некачественный латекс перчаток и аллергию. крапивница с детства, говорит, это иммунное, говорит, лишние тела вырабатываются в организме. их бы в чем-то задействовать, побороть иммунносупрессорами. то, что у моей матери окр убежден даже отец. когда они только встретились и поженились, она любила собирать всякий хлам. тащила домой ненужные вывески и брошюры, пробники с каплями французской парфюмерии, использованные талоны на проезд в общественном транспорте, бутылки, баночки из-под кофе, фантики от конфет, украшения, странных форм декорации для интерьера. потом все благополучно прошло и забылось. под странным предлогом – джуди, милая, что мы будем делать, когда у нас появятся дети. рано или поздно, они обязательно ведь появятся.
роды были тяжелые.
я никогда не связывал это с шаткостью психического состояния, узкими костями, тазовым предлежением или зелеными околоплодными водами. если мне была уготована участь задохнуться от асфиксии с фиолетовой пуповиной вокруг шеи – я бы задохнулся. и, вероятней всего, умер. джуди стала бы дальше коллекционировать старые альбомы без фотографий и деревянные полки. не пришлось бы расчищать пространство дома - трехкомнатной коробки на сваях, забивать гараж доверху сувенирами в виде ограниченных фарфоровых немецких игрушек с детьми.
да, я был желанный, говорят, запланированный, а окр матери – нет. пришло само собой. потом она, конечно, подумала, что уйдет без всякой посторонней помощи и вмешательства психотерапии. однажды я вычитал, что ее расстройство называется мизофобия.
она прозвала меня «умником», опережающим в развитии сверстников.
кому сдалась эта мизофобия, кому до этого было хоть какое-то дело.
тогда я сказал, что она может болеть гермофобией, пусть сделает выбор, только точный и окончательный.
слишком занудливых она не любила.
а как же наследственность, ма? в большинстве классификаций в этиологии и патогенезе обычно использовался биопсихосоциальный подход. нахватался всего отовсюду и обожрался, как шипучими витаминами, которые ты вроде бы любишь, но много себе позволить съесть не можешь, благодаря антителам на порошки и цитрусовые. то есть, смотри, я ей объясняю, показывая на пальцах. биология – это раз. все хитрые химические процессы, происходящие в организме, гормональная активность и ферментная недостаточность, ошибка в системе структур головного мозга. error 404 not found. психика – реакция на внешний и внутренний раздражитель, концепция стресс-диатеза, щепотка наследственности, самая малость. генетика, беспощадная ты сука в тридцати и девять десятых процента. социум – загрязненная людьми-тараканами среда, их поступками, словно фекалиями, разбросанными по углам, давление системы со стороны, власть народов, мимикрия и подражание, сюда же: насилие, война на почве расовой ненависти, антисемитизм. ищите по тегам, не ошибетесь. сборная солянка, взять можно от каждого.
а ты, например, знала, что ген гемофилии передается от матери, то есть отцы тут прямо и косвенно не при чем.
коннор, как тебя терпят друзья.
коннор, в твоем возрасте нужно разговаривать о банальном.
например?
например, о девчонках.

кстати, есть тут у нас одна такая. заливается грегори, а я попросту знаю, о ком может идти речь. толкаю его локтем в бок, под двенадцатое, так, не сильно. его большие глаза распахиваются, будто вот-вот вылетят из орбит и полетят на длинных, коровьих ресницах. брось, коннор, ты что, ее защищаешь?
нет, говорю, просто совпало.
перекладываю учебники из разрисованного пенисами и вагинами шкафчика в рюкзак. мои друзья - идиоты. и шутки у них не совсем удачные. кто это будет теперь оттирать, препираюсь, но даже не злюсь. из ситуации можно найти выход, почти любой, если выход этот не заблокирован в связи со сбоем в электронной системе или баррикадами с обратной стороны.
знаешь, грегори, ты, возможно, прав. и ты джонатан тоже. труди стэнхоуп странная. блядь, она реально странная, будто с другой планеты и ее народ оставляет рисунки на кукурузных полях где-то в техасе, айдахо или вообще в австралли. джонатан крутит у виска пальцем. смотри аккуратно, не просверли височную кость.
труди стэнхоуп находится от меня на расстоянии вытянутой руки.
труди стэнхоуп настроена скептически, если не решительно, чтобы подойти и красиво так вмазать. мне по лицу, остальным - по промежности.
труди стэнхоуп следует меньше подслушивать чужие разговоры.
выводы она делает свои. слишком неправильные. я к ней отношусь хорошо. своеобразная, но с чем черт не шутит, зато оригинальная, второй такой нет. коннор брэкстон, по ее словам – хам и мудила с харизмой, увешенный женским вниманием с ног до головы. эй, ты забываешь про парней, выдели им хоть какую-то нишу в этой истории. нишу у самого глубокого дна.
а мне как-то плевать на ее излишние выводы, мнимые доводы. ну и самомнение же у этой рыжеволосой девчонки.

весь день я замечаю, как труди стэнхоуп нарочито избегает моего внимания. ходит из класса в класс перебежками, лишь бы не пересекаться взглядами. не то чтобы мне сильно хотелось с ней поболтать. она ведь неадекватная, но адекватнее всех остальных в захудалой школе лейк-шора.
школа отстой – выведено огромными черными буквами на стене мужского туалета.
да уж, реальное говно.
смываю в унитаз остатки несъеденного ланча. поскорее бы самому смыться отсюда. специальная кнопка поднимает шквал воды в сливном бочке. кто-то курит в соседней кабине. для себя я решил, что начну с лет тридцати, чтобы выглядеть очень солидно с трубкой или красным мальборо, шаловливо выглядывающим из нагрудного кармана.
слышишь, дружок, не угостишь сигареткой?
конечно.
проверка на вшивость.
труди стэнхоуп любит повторять, настраивать на репите одни и те же слова: ты обаятельный ублюдок, тебе каждый здесь друг, почему ты нравишься всем.
всем им, но не мне.
не приукрашивала бы уже, труди стэнхоуп, вранье тебе не к лицу.
на длинном коридоре, конечно же, она поджидает меня, затаившись, словно неодомашненный зверь. я готов к любому нападению с ее стороны. в арсенале несколько сотен оправданий и вымыслов.

- ты вырываешь слова из контекста. – я говорю. – странная - в хорошем смысле этого слова, но раз ты хочешь быть больной на голову, то я не буду тебе препятствовать. – ее костяшки бледнеют от ярости, они обескровлены, будто всю кровь выкачали гидравлическим насосом. минута – кулак занесется над головой или ляпнет хлесткая пощечина. но ничего не происходит.
от слова совсем.
я слышу панику в соседнем крыле, и вот честно, ни хрена не поднимаю
труди – застывшая статуя.
- что случилось, слышишь? что? – почти трясу ее за плечи, мол, очнись же ты, блядь, очнись. – обман восприятия? слуховые галлюцинации? знаешь, они бывают ложными и истинными…
заткнись.
прилетает мне со стороны.
просто заткнись, неужели ты ничего не понимаешь?
я понимаю. это новый, мать его, колумбайн или адам лэнза вылез из могилы и взялся за свой самозарядный карабин bushmaster 223, прихватив с собой в запасе пистолет glock на закуску.
когда я много болтаю, то не нервничаю.
но я смотрю позади рыжих волос труди стэнхоуп и вижу разбегающихся врассыпную детей.

[nick]Connor Braxton[/nick][status]юные[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfmi.png[/icon][sign]the end is the same for
[indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0] e v e r y o n e
that should be enough, for us to be as one
http://funkyimg.com/i/2KfmM.gif http://funkyimg.com/i/2KfmJ.gif http://funkyimg.com/i/2KfmK.gif
tnx, skeletonhysteria
[/sign][zvan]— коннор брэкстон, 17<br>— школьник<br><br>@braxcon<br> - - - - - - -[/zvan]

Отредактировано Belinda Francon (Пн, 13 Авг 2018 00:15:38)

+2

4

эндогенная зацикленность на этимологии.
от пятого до шестого в тебя бросаются больными словами. осознанными лишь едва, насилу. ты странный, ты выбиваешься из общего порядка, нам с тобой не очень комфортно. не соблюдаются гендерные стереотипы и принятые нормы, как минимум. рубашка у тебя не фланелевая, а юбка твоя — штаны, как максимум, а что максимум, то неуважительно. по отношению к нам, тем, кто следует и не открещивается. ты рисуешь на полях истоки рек, идущих из тебя, затопляющих всё рассыпчатое, иссушённое? ты поёшь под металлическими панелями шкафов, и твой голос резонирует в хладном материале, выжимая из него лязги? ты не знаешь имен, горящих в местечковом пантеоне ярче, чем неопалимая купина? ты весь внутри себя, запихнулся в своё мясо, как под раковину? ты не ответственен за демографический кризис? в тебе сколько там миров? один или два? может, их тысячи, и они не преисполнены торжественной красоты и величия? смертные выражаются проще: почему ты не садишься с нами за столиком, какого лешего, труди стэнхоуп, твой интерес к противоположному полу так не заметен, а чего ты такая, как это говорится, необщительная, чего ты такая не такая, потом ещё двести и все они нескончаемые, на любой вкус и на каждое извращение. тысячи вариантов формы определённой мысли. она выкапывает из твоих недр ответы, против твоей воли, естественно. открытые, закрытые, разъясняющие, косвенные, контрольные. не поддаёшься — клеймишься, на тебе навсегда оттиск штампа. у них есть свои соображения. они имеют право на них, как младенец на первый вдох и последующие выдохи, а как оно по-другому, если ты секретен до отвращения. они подразумевают кое-что, это в их мещанской природе. у них не двойственная, не тройственная этимология, очень даже категорическая и без ветвей. ты выбиваешься, они учуивают это — и никакой лжи.
ты такая странная, труди стэнхоуп.
научно-популярное мнение. без «научного».

странный — это отклоненный от нормы. норма у нас приемлемый постулат, поэтому худо. ещё — вызывающий недоумение, а недоумение есть непонимание, и кому тут нормально, когда не могут понять, когда то, что говоришь, нуждается в уточнении и разжёвывании. необычный — куда ни шло, с туманными намеками на позитивное. необычный, как фредди меркьюри, откручивающий прут держателя микрофона от стойки, как амелия эрхарт, исчезающая над водами атлантики, как джордано бруно, верящий в окружность земли и её вращение вокруг солнца. первооткрыватели с непростительной дерзостью. проводники предположений, граничащих с абсурдностью. но это утопия. это чересчур, для меня, по крайней мере, я же не прозаична в своей сути. меня создали по фану — верьте вы молодёжному слэнгу. будьте уверены, что те, кто носятся с клеймом, не зацикливаются на этимологии, и как они услышали, так вам и выдают, без загадочной эмоциональной окраски. ваши поиски скрытого сродни болезни. я такой болезнью тоже страдаю, и я, ко всему прочему, не филологична. не мне копаться в лингвистике, но раз уж так получается, раз уж выходит так… знаете…

вот слово «хорошо», до обыденности невыдающееся. вот им описывают вашу работу. считают, очевидно, что вы сделали её так, как надо, как желательно, красиво и очень правильно. для многих это тождественно, соответствующе слову «прекрасно», «замечательно», да многим таким словам, которые отражают отношение вообще по-другому. «хорошо» будет мало, люди способны на большее, когда обращают своё внимание на этимологию. немножко на ней зацикливаются.
почему бы не необычная? почему именно странная?
по брэкстону — в хорошем смысле этого слова, конечно.
как будто он тоже зациклен на всяких значениях.

выдрессировали на агрессию всё-таки. кто выдрессировал и зачем? магический шар вам ответчик. отец, подчёркивающий, как важно стоять за себя, когда ты хрупок. он в ответственности. с ним её делят парни из трущоб, какие уж там миллионеры, вот вам крест, что они никогда не держали на руках эндрю джексона. нищие забияки. глаза с вызовом, лицо разбитое во всех особенно напрашивающихся местах. в близких отношениях с травматологическим отделением. шеффилдский отстойник человечества. в своих мерах радикальны, и меня учили не тушеваться, если вдруг что, потому что совсем уж не подобает. бойцовское четверостишье: стопа, за ней солнечное сплетение, за ним нос и очень желательно в пах, чтобы полностью соответствовать. можно ещё кусаться, когда дела совсем плохи — ты же девчонка. я всегда радовалась: ну ясное дело. у слабого пола побольше маневров, нам всё прощают за хлопанье ресницами, схватка с нами изначально проиграна. настройтесь на смирение, мальчики. никто не поверит, что вы оказались из-за нас в дураках, вам было бы лучше, если вам не поверили. кому нужны эти издевки. всегда настаивайте на том, что хук справа вышел удачным. лучше побитая и попавшая в реанимацию женщина, чем ваша слабость.
ложные истины — мои любимые.
коннор брэкстон — не ложная истина. его любить мне не обязательно.

— ты не ходил к мисс отт на занятия по психологии? — оно и видно. смотрит в стену. узость его кругозора поразительна, причём именно потому, что он казался мне умным. умнее меня и окружающих. мальчиком с мозгами, а как может мальчик с мозгами быть не особо зацикленным на этимологии? «странным» называют в коридорах школы. оно омерзительное, отравляющее. там нет никаких других смыслов. варясь в парсултанге, он так ничего и не понял. или сделал вид, что… — почитай книжек на тему, а? ты, блядь, стоишь и обсуждаешь меня за моей спиной, это же так не подозрительно, разумеется. в самом хорошем смысле этого слова называешь меня странной. при людях, которые ещё большие долбоёбы, чем ты. ты думаешь, они разделяют твоё мнение? для них я, ну не знаю, какая-то клёвая и необычная, а не больная на всю голову? сомневаюсь. и если бы ты и правда хотел похвалить мою незаурядную личность, ты бы выбрал публику поадекватнее. я вот была бы очень рада услышать, как ты ценишь мой своеобразный внутренний мир и как же ты им восхищаешься, — бестолковое объяснение, приправленное едва скрываемой горечью. что за бред. что за хуйню несёт этот имбецил. в школьных сплетнях не выживают лестные мнения, а тут каждый разговор — это уже сплетня. неужели он идиот и я в нём ошиблась. неужели это просто неудачная попытка выбраться из-под обстрела. костяшки на руках белеют, натянутая кожа обескровливается как-то само собой, без моего контроля. выбить из него дерьмо не так уж и сложно. замахнись, и понеслась душа в рай.

нас бы потом вызвали к директору тёрнеру, сюжет повторяющийся, канонический. мы бы получили по выговору, возможно, мы бы вместе сидели в классе для наказанных — он в ряду втором, я от него через парты две. мы бы вышли из массивных дверей вместе с толпой других неконтролируемых. я бы, поддавшись сентиментальному глупому порыву, извинилась перед ним за разбитый нос или что-то ещё разбитое, если уж не поломанное. он бы извинился в ответ — тут спорно, но хотелось бы чисто представить. я бы предложила ему поехать на велике за мной, притормозить у помпезного особняка, подождать меня. я бы выдала ему стейк или тряпку, набитую мелкими кусками льда, сказала бы ему приложить эту хрень к побитому, чтобы ничего не возникло там, не образовалось. timeo danaos et dona ferentes, иногда это так называют. рекомендуют страх по отношению к данайцам и их дарам. всё это потенциально опасно.
утомительные всякие эти троянские кони.

всё начинается со звука. я разжимаю кулак, кровь гонит по венам, окрашивая мёртвую кожу в красный, слегка розоватый. хлопок, вскрик, топот. они бегут дальше от эпицентра, их дешёвые кроссовки, скользя резиновой подошвой по полу, визжат, громче и отвратительнее, чем петли несмазанного забора. майкл мозер несётся от соседнего крыла вскачь, словно антилопа от гепарда, словно солдат от медных пуль, пробивающих мясо с глухим звуком. он — цель, он и мишень, он и предмет их охоты. с соломенными блондинистыми волосами, торчащими во все стороны. паренёк, на чьих пухлых щеках бордовые капли. глаза заволокла плёнка слёз, учебники сыплются вниз, хаотично занимая своё место на полу в коридоре. на них топчется испуганная девчонка, бегущая вслед за майклом, но в отличие от него, не останавливающаяся. майкла мозера я ловлю некогда обескровленной ладонью под локоть.

— майкл, — смотри на меня, смотри — так и не произношу. — майкл, что за хуйня происходит?
— сангстер и вудхем. они спятили, блядь, точно спятили, два на всю голову ёбнутых имбецила! труди, прости, прости, турди, но у меня нет времени. они затарились какой-то хуйней, они стреляют, понимаешь? беги отсюда. ты, коннор, тоже сваливай. валим все нахер из этой ублюдской школы! — первый мат майкла мозера. если бы не ситуация, это было бы триумфально. труди стэнхоуп, то есть я, то есть бывалый грязный рот, им бы гордилась. вот так искренне и без оговорок. мои шеффилдские установки. вы что-то имеете против?

я люблю повторять, настраивать на репите одни и те же слова: ты обаятельный ублюдок, коннор брэкстон, тебе каждый здесь друг, почему ты нравишься всем.
всем им, но не мне. всем им, но… обычно не мне. как правило.
я ловлю себя на глупости. мне не страшна смерть, мне на неё плевать, я была бы счастлива выпить с ней на брудершафт, посмотреть, как устроены её миры. встретить отца, позвать мать на пмж, повиниться перед эдвардом. я бы с ней спелась. единственное, чего я боюсь — смерти коннора брэкстона, и это такой неуместный парадокс, что я бешу сама себя. я сама себя ненавижу. смотрю на него, почти что многозначительно. хватаю его за запястье, тяну по направлению от — от крыла, где сангстер и вудхем творят своё правосудие.
мы с коннором повязаны. несмешная случайность.

— брэкстон, нам надо валить. там класс миссис уэмбли, можно заныкаться в шкафу или типа того. или, знаешь, добежать до подвала, он же недалеко отсюда… вроде бы как… коннор, ты меня, блядь, слышишь? — я бы не так сильно нервничала, если бы была одна. мне бы, смешно сказать, было бы всё равно. я бы даже сумела договориться с ними о собственной участи. отсутствие страха, приравненное к отсутствию инстинкту самосохранения. вынужденная смелость, помноженная на равнодушие к своей жизни. на чужую жизнь мне не так сильно насрать — я ответственная. — коннор, пожалуйста, пойдем. слышишь? пойдем, коннор.
невыносимая жестокость правильна. иногда даже очень. она оставляет след и загоняет тебя в угол. так было с диланом клиболдом, так было и с эриком харрисом, с ними всё произошло в унисон, по-дружески правильно. с преданностью. я не знаю, происходит ли так же с парнями из моей школы. я не знаю, чего они добиваются, каковы их мотивы, но я подозреваю, что они достойны неразумной и осудительной жалости. ты убиваешь, когда тебе уже всё равно. ты убиваешь, когда у тебя нет другого выбора, есть только ты и смерть, великая задумка твоего высшего разума, мутировавшего от регулярного самокопания.
ты перестаёшь быть человеком, когда перестаёшь испытывать сочувствие.
ты перестаёшь держаться за жизнь, когда вокруг тебя все умирают.
ты перестаёшь стоять на месте, когда звучит первый, оповещающий выстрел.
выстрел звучит. я дергаю коннора за запястье, повторяя слово «блядь» снова и снова.

Отредактировано Trudy Stanhope (Чт, 16 Авг 2018 02:56:51)

+1

5

h a n t e
[indent=1,0]  [indent=1,0] e m p t y   s p a c e

безбожно издеваться над слабыми, пропищала малышка салли, когда два ублюдка старшеклассника попытались забрать у нее пару баксов на курево, завершая свой террор разбитыми стеклами новеньких очков. мама салли будет ругаться. у мамы салли не все дома. иппохондричная, тучная миссис джексон, прижимает малышку к огромному, мягкому бюсту, приглаживая выбившиеся их тугих косичек светлые волосы. подлецы, поганцы, ненормальные. кричит она вслед удаляющимся дегенератам. те бегут, что есть мочи и смех их разносится по всему кварталу, оповещая о успешно проделанной пакости. вообще, они не со зла. скажет школьный психолог, пригласив родителей на миниатюрный допрос. агрессия в стенах школы – привычное дело. подростки по своей натуре очень жестокие, заложенное в них зерно морали [в лучшем случае], еще не проросло и не дало свои плоды. юношеский максимализм, пубертатный период, красные, гноящиеся акне, аутоагрессия, субкультуры, пост-хардкор и пост-панк – вот через что им приходится проходить, чтобы познать себя. мама салли, жирная миссис джексон, глядит с непониманием, переспрашивая: а вы точно школьный психолог? вы точно призваны помогать в конфликтных ситуациях? маленькая салли умнее мамы в несколько сотен раз, она смекающе покачивает головой. ноги ее болтаются в воздухе, так как стул слишком высокий, а она слишком маленькая, даже для своего возраста. поймите, наказаниями и исключением из школы делу не поможешь. агрессия порождает агрессию, взрыв порождает ударную волну. мы не хотим пошатнуться от отдачи. не хотим, чтобы пострадал кто-то еще, в том числе и они сами. мама салли, свиная туша, грозится иском в вышестоящие инстанции, если ее дочь не перестанут дергать на переменах. мама салли пытается уладить конфликты при помощи отстраненных от ситуации сторон.
просто поймите, что салли не единственная, кто подвергается нападкам старшеклассников.

◄▲►
я знал сангстера, и знал вудхема наверняка. один жил на пересечении главных улиц, второй почти по соседству, рядом с моим домом, только на противоположной стороне. бартелми вудхем не отличался заносчивостью, нелюдимость была ему не присуща. мы неплохо общались, пока ходили в младшие классы, потом – чуть реже. бартелми увлекался киберспортом, коллекционировал вкладыши от лекарственных средств, читал книги о военной технике, ходил с отцом на охоту. мы пили доктор пепер и разговаривали обо всем, когда была возможность, пока в его жизни не появился тихоня сангстер.
и, если бы меня с просили, с чего все началось:
я бы наверно сказал, что во всем виноваты VoDKa и REB.
я бы нехотя признался себе, что насилие порождает жестокость.
я бы поверил, что виноват и сам, как и все остальные, те другие, входящие в состав учащихся средней школы лейк-шор.
я бы с неподдельной радостью назвал бы каждого из нас предателем, невнимательными психопатами, и теми «кто не имеет права судить».
бартелми вудхем был симпатичен, как человек.
сангстера было немножечко жаль.

пронесшийся вихрем по коридору запах паники заставил содрогнуться школьные стены. крики и разноцветная россыпь разношерстных учащихся, мельтешащие спортивные куртки футбольной команды, вздымающиеся вверх листы исписанных тетрадей. гулкий топот сотен ног. оставленные следы на вымытом, отполированном до блеска паркете.
труди
давай
помолчим.
я прислушиваюсь к произошедшему и что-то внутри рвется на части, отслаивается от коронарной артерии, блуждает холестериновой бляшкой, забивает сосуды. я становлюсь бледный, как смерть, пока майкл мозер пытается ухватить синюшными губами побольше спертого воздуха, будто дышать ему осталось всего считанные секунды. я хватаюсь руками за холодное железо персональных шкафчиков, чтобы удержаться на своих двух. это вот нихуя не от страха.
эффект неожиданности.
- в смысле, сангстер и вудхем, - говорю, - блядь мозер что ты несешь, повтори еще раз, что ты сказал.
он кряхтит и пыхтит, попусту растрачивая запасы энергии, пока труди пытается выбить из него всю информацию. мне не смешно. так не смешно, что если это розыгрыш, то я найду такого умного шутника и лично натяну трусы на голову, оставлю парочку синих отпечатков костяшек на теле.
- нет нет нет, не может такого быть, он, вероятно, разыгрывает нас. – но майкла мозера след давно простыл, исчез в просторных коридорах, растворился, будто бы никогда и не существовал. – этот вудхем неплохой парень, сангстер, его друг, я их знаю, труди, я их знаю, они бы не стали…
грохот волной разрывает стены. грохот, похожий на речитатив.
тра-та-та-та. па-па-па-па.
бах.
аромат крови, кислый и свежий. реки крови, вышедшие из берегов.
мне мерещится голос вудхема и его:
раз, два, три, четыре, пять, я иду искать. кто не спрятался, я не виноват.
выстрел на поражение.
аромат кислой крови.
это же блядь дети, всего навсего дети. ни в чем не повинные, неосознанные в генерируемой жестокости.
второго колумбайна не существует. нам не стать ими – перемолотыми костями, схлопотавшими по заслугам в вечном гонении.
волосы труди такие рыжие, как первое солнце. ее большие глаза и точечные веснушки. руки-плети, повисшие вдоль туловища от безысходности. потертые джинсы, полосатая майка, кеды в песке. труди стэнхоуп странная, в хорошем, в самом потрясающем смысле данного слова.
впервые в жизни мне становится страшно. страшно до оцепенения в конечностях, до невозможности шевелиться, до блевотного комка поперек горла. мы так молоды и не хотим умирать. коктейль молотова из чувств. самодельная взрывчатка, словно хлопушка – детская невинная шалость, разрывает мегатоннами бомб неподалеку. дым застилает глаза. приближение тяжелых, массивных ботинок, сквозь пелену просматриваются очертания.
вудхем не может, он такой славный парень.
мы пили вишневый доктор пепер и разговаривали о новом выпуске игрового вестника.
мы переходили дорогу, чтобы больше никогда не общаться, отворачиваясь друг от друга.
и в том, что происходит сейчас, моя вина кроется болезненным воем.
- мы не добежим, труди, мы отстали от всех. они закрыли классы на замок, притаились, сидят тихо. – хватаю ее за руку и тяну в направлении библиотеки. там, за широкими стеллажами существует возможность, что нас не заметят.
- они начали с кафетерия, - предполагаю, - в это время там наибольшая концентрация людей.
мы ускоряем шаг, сами не чувствуя приближение опасности, запаха смерти и остатков пороха на обрезах, карабинах, отцовских ружьях.
мы породили этих монстров. произвели на свет симбиоз небывалого гнева, жестокости и обиды.
в какой-то мере мы все –  сангстеры и вудхемы.

[nick]Connor Braxton[/nick][status]юные[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Kfmi.png[/icon][sign]the end is the same for
[indent=1,0]  [indent=1,0]  [indent=1,0] e v e r y o n e
that should be enough, for us to be as one
http://funkyimg.com/i/2KfmM.gif http://funkyimg.com/i/2KfmJ.gif http://funkyimg.com/i/2KfmK.gif
tnx, skeletonhysteria
[/sign][zvan]— коннор брэкстон, 17<br>— школьник<br><br>@braxcon<br> - - - - - - -[/zvan]

+1


Вы здесь » inside » кинозал » zero day


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC