Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре октябрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +12°...+18°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Джером ждет отца

sample70

Питер ждет дочь

sample70

Анна ждет подругу

sample70

МаркусНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжеромНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЭнниНАША ГОРДОСТЬ

sample70

НикНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Хотелось бы традиционно начать с «Кусь» и теплых обнимашек для Всех и абсолютно каждого жителя Сайда, наверное без этого я не была бы собою. Для меня, как полагаю для всех вас, Сайд стал домом, добрым, светлым, гостеприимным. Местом, где нам всегда рады и ждут, не важно отлучаемся мы на несколько дней, или же уходим искать себя на жизненном пути. Здесь невероятно уютно, если тебе грустно, скучно и просто хочется поговорить, ты всегда найдешь, которая поднимет настроение, и тех, кто, возможно, ждет только тебя, чтобы зажечь новую, потрясающую воображение историю. Для меня, Сайд – это то место, где я каждый день переживаю весь спектр эмоций, место, где я обрела массу друзей и семью. Большую и крепкую, потому что Сайд – это в первую очередь Семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » я к тебе подбираю пароль


я к тебе подбираю пароль

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/36UMm.gif  http://sh.uploads.ru/Oyrx0.gif
я к тебе подбираю пароль
28.09.18 |  бар  |  Richard Preston & Audrey Francon

+6

2

В баре, с весьма незатейливым названием "the ugly mug" было не протолкнуться.
Слишком тесно и душно. И слишком много тел на один квадратный метр. Сюда приходили не для того, чтобы разглядывать друг друга. Случайные связи, страстные ночи без продолжения.
Каждый раз гадаю, что же именно так прельщает Одри в таких заведениях.
Дешевая выпивка? Возможность смешаться с толпой?
Нееет... что-то мне подсказывает, что она останавливает свой выбор на таких вот, лишенных лоска и ее статуса заведениях именно по той причине, что здесь по-настоящему кипит жизнь.
Давненько не посещал подобных мест. Я не сноб, но должен признать, мне куда более приятно находиться там, где я окружен комфортом и роскошью, к которым я привык. Ну и собственно..  не двадцать лет мне уже, чтобы шататься по всяким забегаловкам. Статус и все такое. Состоятельные люди ведь тоже не так свободны, какими кажутся. Обстоятельства, положение и взгляды других, связывает их порой, даже куда больше, нежели бедных. Тут еще стоит подумать, кому действительно "хорошо живется".
Но стоп. Я ведь обещал себе: никаких посторонних мыслей.
Сегодня я играю роль простого парня.
А что делают простые парни, оказавшись в подобной забегаловке? Оттягиваются по полной? Заливаются?
Да, я точно не отказался бы промочить горло.
Учитывая, что моя спутница задерживалась, о чем предусмотрительно успела сообщить, мне ничего не оставалось, кроме как, ждать ее на баре.
Продираясь сквозь буйствующую толпу, не перестаю оглядываться.
Она где-то здесь.
Мои источники не могут врать.
Протиснувшись к барной стойке, умудряюсь занять освободившийся стул и наклоняюсь, переваливаюсь через стойку.
- Виски со льдом! - мне приходится практически кричать, чтобы  перекрыть гул от голосов и музыки, стоящий в зале.
Бармен жестом дает понять, что услышал меня  и удобно откинувшись на спинку стула я вновь бросаю пытливый взгляд по сторонам.
Отсюда открывался отличный вид на остальной зал.
Впрочем, можно ли было что-то рассмотреть сквозь пелену густого табачного дыма, это уже второй вопрос.
Я изучаю забитый телами танцпол. Очень скоро от многочисленных лиц начинает рябить в глазах.
Получив свой напиток, делаю глоток и удрученно вздохнув, прихожу к мысли, что в такой кутерьме я вполне могу попросту упустить ее.
Наконец, в угол зрения попадает ореол светлых волос на противоположной стороне зала. Теперь понятно, почему так трудно было ее найти: она была окружена морем мужчин,  все они жаждали  ее внимания.
Одри сидела на диване в компании, по всей видимости друзей ( почему-то преимущественно они мужского пола). Стол уставлен многочисленными стопками и пивными бокалами.
Она не замечает меня, заливисто смеется шуткам какого-то смазливого парнишки, приобнявшем ее за талию. Мои пальцы крепко стискивают стакан. Я бы не моргнув и глазом отрезал бы эту наглую руку, которая обвилась вокруг этой блондинки.
Неужели я ревную ее к какому-то зеленому юнцу?
Осознание этого мне не понравилось. Я не привык ревновать. Как и не привык делиться тем, что как я полагал, принадлежало мне.
Она не была моей. Но я жаждал этого.
Внезапно наши взгляды встретились. Краска мигом отлила от ее лица, улыбка стерлась, выражение лица сменилось на враждебное. Ну-ну. Грядет буря?
Выдерживаю ее долгий, уничтожающий взгляд и отвечая на него легкой усмешкой, отворачиваюсь.
Интересно, захватит ли она наживку?
К счастью, в зеркальном отражении, позади бармена отлично видно Франкон. Я вижу, как она повернулась к своему собеседнику и неожиданно склонилась к его уху. Тот встрепенулся и подскочив, помог ей встать и повел на танцпол.
По дороге девушка вновь что-то шепнула ему на ухо. Должно быть нечто весьма забавное, потому как тот хохотал, как последний дурак, закружив ее вокруг своей оси.
Видеть, как ее лапают чужие мужики вынуждает кровь в моих жилах закипать, как в котле. Мне стоит усилия оставаться сидеть на месте, украдкой наблюдая за ними.
Мой обжигающий взгляд скользнул по ее фигуре. Слишком короткое черное платье, которое едва ли можно было вообще назвать платьем вовсе, было с таким низким декольте, что едва прикрывало грудь.
Одри двигалась плавно и соблазнительно. Чертовски привлекательная, она блистала, словно некий экзотический драгоценный камень, который, я даже не сомневался - хотел заполучить каждый присутствующий здесь мужчина.
Отвлекаюсь от терзающей меня картины, чтобы заказать новую порцию, я даже не заметил как прикончил предыдущую.
Люди толпились позади меня, пытаясь завладеть вниманием бармена.
Поэтому, когда освободившийся рядом со мной стул тут же оказался занят, я не придаю этому значения. Пока та, которая его заняла, не попыталась обвинить меня в самом настоящем преследовании.
Все же наживка сработала.
Я откинулся обратно на стул, в полборота развернувшись в ее сторону.
- Одри, вот так встреча. - проигнорировав ее слова, расплываюсь в обольстительной улыбке. 
- Как поживаешь?
Нет уж, Франкон явно не верит в случайности.
Оглядываюсь по сторонам, удивленно вскидывая брови:
- По-моему это общественное заведение. И я тут делаю то же что и все - отдыхаю и вот, - показываю взглядом на стакан, - Пью отличный виски.
Она хмурится и из моей груди вырывается смешок,  - Эй. Я не нарушал никаких законов, мэм. - шутливо замечаю, поднимая руки вверх. Сама невинность.
- Угостить тебя чем-нибудь?  - подмигиваю, делая глоток виски.

Отредактировано Richard Preston (Ср, 3 Окт 2018 21:44:36)

+6

3

Я потеряла счет времени. Не уверена, что знаю, какой именно сейчас день недели, число помогает вспомнить календарь, но оно тут же выпадает из сознания, стоит только погасить экран телефона. Всё это так же не важно, как и то, что происходит в мире, за пределами тех стен, в которых я нахожусь.
Темп моей жизни не укладывается в рамки восприятия нормального человека, он и в моих-то рамках едва держится, удивляя немыслимо быстрым ходом времени, вместившим в себя тонну абсолютно незначительных событий.
Белинда, кажется, злится. Мы почти не разговариваем, но если подумать, времени на разговоры просто нет. Те редкие моменты, когда я дома, она демонстративно меня не замечает. Роскошь – её сухие ответы на мои сообщения. Так и живём, даём друг другу знать, что всё ещё живы, высшая степень семейной близости.
Патрик продолжает присылать мне статьи из бульварной прессы с моими подвигами. Всё начиналось с небольших заметок и редких фотографий, но теперь это новое развлечение для желтых страниц. Кто раздобудет больше занимательных подробностей о непутевой наследнице Франкона, разбазаривающей отцовские деньги в ночных клубах и барах города. Делают ставки, сколько оборотов в сутки он делает в своём гробу. Идиоты. Его там нет. Не стоит переживать, что он пробурит тоннель прямиком в ад, наблюдая за моими выходками. Ему всё равно, как, впрочем, и всегда.
Патрик наивно верит, что мне станет совестливо после очередной фотографии и смачных подробностей. Не берусь его переубеждать, пока это помогает мне, я не остановлюсь.
Тут же надо задать вопрос «А помогает ли?» и «Отчего именно должно помочь?». Психотерапевт бы закопался в этом дерьме, но я пока не готова распахивать душу перед первым встречным докторишкой. У меня тоже неплохо получается. Самолечение, народная медицина, называйте, как хотите.
Вечер начался замечательно. Рейвен, наконец-то, вырвалась из редакции, прекратив бурный поток смс о том, что хочет присоединиться к моим безрассудным будням, как будто это весело. Правда, чёрт с ним, мне действительно было хорошо. Я старалась получать максимум удовольствия, выжимая ситуацию по полной.
Вот и сегодня, я вновь не помню, сколько выпитого во мне, какой день на календаре и что происходит в мире. Всё вокруг насыщенно яркими красками, по телу разливается приятная слабость, а люди вокруг кажутся красивее, чем есть на самом деле. Чувства обострены, разум притуплен, идеальное сочетание для существования в том состоянии, в котором я нахожусь последние две недели. Чувствую, как растворяюсь, становлюсь частью шумного пульсирующего организма, абстрагируясь от проблем, обязанностей и прочего информационного мусора.
Мне нравится здесь. Смеюсь, когда Адам рассказывает очередную историю про непутёвого Эрика, который сидя напротив, заливается краской, словно вареный рак. Эти двое прибились к нам пару часов назад и полностью завладели вниманием окружающих, никто не возражал, когда они решили перебраться к нам за столик. Мест в баре было мало, пришлось двигаться, Адам уверенно втиснулся между мной и рыжеволосым парнем, которого все в шутку называли Уизли. Так же уверенно, через пятнадцать минут его рука оказалась на моей талии. Я не стала возражать, мне он нравился. С загаром человека много времени проводящего на открытом воздухе, темноволосый, с яркими синими глазами и сильными красивыми руками, под стать подтянутому телу, выгодно подчёркнутому чёрной футболкой с коротким рукавом, он мог бы показаться смазливым, если бы не явно сломанный нос с горбинкой и небрежная двухдневная щетина.
Я внимательно наблюдаю за его лицом, когда он начинает рассказывать очередную историю, чуть повышая голос, чтобы перекричать музыку, голос у него тоже приятный. Уверена, что он неплохо поёт и, возможно, даже играет на гитаре. Эти длинные пальцы созданы для музыкальных инструментов и не только для них…
По коже пробегает мелкая дрожь, вот уже несколько минут меня не покидает ощущение чьего-то взгляда, нарастая раздражающим зудом, как от срезанной этикетки по нежной коже. Интуитивно поднимаю взгляд, желая отогнать наваждение, и не верю своим глазам, когда вижу виновника этого ощущения.
В одно мгновение зал замолкает. Люди продолжают говорить, передвигаться из точки А в точку Б, со звоном ставить бокалы на стол, но я словно в вакууме, безвоздушном пространстве – не слышу, не дышу, лишь чётко вижу ЕГО пронзительный взгляд и ехидную ухмылку.
Дьявол.
Меня окатывает ледяной водой. Трезвею, будто не пила две недели, как не в себя. Чёрт бы побрал этого Престона! Стоило изгнать его из своей головы, как он вновь врывался в моё пространство, напоминая о своём существовании.
Он отворачивается, а я еще несколько долгих секунд прожигаю его спину взглядом. Увы, куртка не загорается, предавая огню его сущность.
Адам всё ещё рядом, вырывает меня из размышлений, легким движением руки соскользнув с талии на бедро. Я поворачиваюсь к нему и улыбаюсь.
Что ж.
- Хочу танцевать. – Склонившись ближе в его уху, сообщаю я.
Он соглашается и, поднявшись с дивана, тянет меня за собой в толпу, где под грохочущий бит, трутся друг об друга десятка три людей.
Мы вливаемся в толпу, в тесноте прижимаясь ближе, чем просто знакомые. Адам двигается неплохо, приковывая мой взгляд к мышцам, перекатывающимся под тонкой тканью тесной футболки. Хочется снять её, как отвлекающий атрибут, но достаточно и того, что мои ладони ложатся ему на грудь, затем плавно обвивая шею. Его руки на моих бедрах. Мы танцуем так близко, что я чувствую твёрдость его тела. Закрываю глаза, отдаваясь во власть чувств, но не могу отключиться, мысленно возвращаюсь туда, к барной стойке и ЕГО пронзительному взгляду.
Дьявол.
Как бы я не старалась, он вцепился в моё сознание словно пиявка, встав незримой стеной между мной и Адамом. Закрывая глаза, не его руки я видела на своей талии, не его прикосновения ощущала на коже, ни его дыхание обжигало мою шею. Все это делал тот, чьё присутствие заставляло меня трястись от ярости, бурлящей внутри.
Необходимо было с этим разобраться.
- Я закажу выпивку и вернусь. – Киваю в сторону бара, пробираюсь через толпу, как лодка сквозь упрямые волны плывущая на свет маяка, в роли которого для меня сейчас выступала спина Ричарда.
Очень кстати стул рядом с ним освобождается, и я успеваю скользнуть на это место, уверенно отодвинув зазевавшегося парня.
- Ты меня преследуешь? – К чёрту приветствия и этикет, когда он не хочет соблюдать никаких правил.
Долгий взгляд на него, чтобы убедиться, что Престон меня услышал. Услышал.
Я привстаю на подножке стула и, перегибаясь через стойку, зову бармена. Он тут же меня замечает и принимает заказ.
Сажусь обратно, явно не испытывая той же радости от нашей «внезапной» встречи, что читалась на лице мужчины напротив.
- Не надо прикидываться идиотом, тебе не к лицу. – Когда я так осмелела? Не верю ему ни на секунду. Шанс, что Престон оказался в том же баре, что и я случайно, ещё меньше, чем шанс встретить белого гея в расистской футболке в чёрном квартале.
Поэтому его невозмутимость, только подливает масла в огонь моего возмущения.
- Да, коктейль «Такси до дома для мистера Престона», был бы как нельзя кстати. – Отвергаю его предложение, стараясь не зацикливаться на том, что простое подмигивание в его исполнении, пускает волну жара по телу. – Хватит за мной следить, Ричард. – Я соскальзываю со стула и поправляю юбку. От меня не ускользает его оценивающий взгляд по телу, чувствую себя голой, когда он так смотрит на меня.
Бармен ставит на стойку две запотевшие бутылки пива – мой заказ.
- Не желаю, чтобы ты опять испортил мне вечер. - Мне больше нечего ему сказать.

+7

4

- Ты меня преследуешь? – задает вопрос она напрямую, без обиняков и приветствий. Чего-чего, а прямолинейности Одри Франкон, точно было не занимать.
- Конечно...- ДА - Нет. - отвечаю настолько невозмутимо, что, черт побери, сам себе верю. А вообще сделка не состоялась, никаких обещаний я не давал.
Однако то, что она в этом так уверена, вызывает у меня улыбку. - Представь себе, ты - не единственная, кому хочется поразвлечься пятничным вечером. - замечаю, не без сарказма, разглаживая края салфетки, на которой стоял стакан.
Скорчив мне недовольную мину, она перегибается через стойку, чтобы окликнуть бармена. И без того слишком короткое платье задирается еще выше, едва ли прикрывая округлые ягодицы. У меня невольно пересыхает в горле. 
Старательно увожу взгляд, пытаясь отвлечь себя от слишком  заманчивой картинки.
- Не надо прикидываться идиотом, тебе не к лицу.
АУЧ, какая грубиянка..
- А тебе не к лицу говорить грубости, - игриво улыбаюсь в ответ. Уперевшись рукой в барную стойку, я положил вторую на спинку ее стула, укрывая от толпы и забирая в ловушку. Медленно скольжу по ней взглядом снизу вверх. - Но, ты же любишь пожесче, да? - подтруниваю над ней.
Слежу за ней.. Пф! Да за ней теперь полстраны следит благодаря красочным фотографиям в желтых газетенках. Я бы вполне мог сэкономить в этом месяце на услугах детектива.
- Да, коктейль «Такси до дома для мистера Престона», был бы как нельзя кстати. – не могу отвести глаз от ее потрясающе красивого, подчеркнутого красной помадой ротика, который с таким удовольствием дерзит мне.
Прикусить бы этот язвительный язычок...
- Нет, домой я не собираюсь. Мой вечер только начинается и полагаю мне скорее понадобится коктейль  "Дерзкий острый язычок." - салютую ей своим стаканом и, показательно опустошив его содержимое, с глухим стуком ставлю на стойку. Меня душит жажда от одного лишь взгляда на Франкон. И эту жажду не заглушить напитками.
Хватит за мной следить, Ричард. – предупреждает она, соскальзывая со стула и небрежным движением поправляет юбку. Мой взгляд снова, помимо воли, скользит по ней. Не могу не любоваться ею. Одри  выглядела так соблазнительно в этом, слишком коротком и тесном, подчеркивающим каждый ее изгиб, клочке ткани, что от ее вида захватывало дух.  Платье подчеркивало талию и обтягивало пышную грудь так, что казалось, она так и норовит выскочить из тесного лифа.
Я невольно покосился на незатейливую шнуровку, удерживавшую половинки лифа. А ведь.. мне бы не стоило большого труда ее развязать..
- С чего ты вообще взяла, что я слежу за тобой? Мир не вертится только вокруг тебя малышка, - наклоняюсь ближе к ней, тайком улавливая восхитительный аромат ее тела. - Хотя, я не сомневаюсь, ты бы очень этого хотела.
Бармен выставляет на барную стойку две бутылки пива и она с готовностью подхватывает их, намереваясь покинуть мое общество и вернуться к своим бойскаутам. Я не рассчитывал, что она удостоит меня вниманием, но она все же помешкала, подчеркнув. - Не желаю, чтобы ты опять испортил мне вечер.
Опять? Моя бровь автоматически ползет вверх.
Насколько я помню, это по ее прихоти все посетители бара бросились в драку, из-за чего нам пришлось бежать, прихватив чужой мотоцикл. Даже учитывая это, вечер не был испорчен. Но, наши версии разнились. И в ее истории был виноват я. Конечно же я.
Что ж пусть в меня летят все камни. Я это переживу.
- А что, к тебе начала возвращаться память? - усмехнувшись, озорно сверкаю глазами.
Мне нравилось ее дразнить. Порой я делал это не нарочно. Просто, как оказалось, все, что я делал - дразнило, злило и провоцировало эту упрямую женщину.
Видя, что она напряглась, фыркаю: - Ох, да расслабься. У меня здесь назначена встреча кое с кем. - непринужденно машу рукой. Естественно, моя собеседница и этому не верит и с удовольствием развивает идею того, что я тут один и просто выдумал какого-то воображаемого человека.
Усмехаясь ее словам, я попутно оглядываюсь по сторонам, чтобы проверить, не затерялась ли моя спутница в этой сумасшедшей толпе. Мой взгляд действительно натыкается на знакомое лицо - Карен растеряно озиралась по сторонам, переминаясь с ноги на ногу.
- А вот и она.. -  соскальзываю со стула. - Увидимся, - лукаво подмигиваю Одри, прежде, чем раствориться в толпе.
На этот вечер мне нужен был кто-то надежный. И это без сомнений была Карен Миллер.
Она была ещё совсем юной девушкой, которую я спас, вырвав из лапищ верзилы, избивавшего ее в подворотне бара. Чуть позже выяснилось, что это ее парень и то была не первая его попытка рукоприкладства.
Так уж вышло, что вмешавшись, я вырвал ее из замкнутого круга и дал шанс на новую жизнь.
Высокая, длинноногая брюнетка с роскошной фигурой и внешностью, достойной глянцевых журналов - было бы беспросветной глупостью позволить такому красивому цветку погибнуть в руках мерзавца.
Постепенно у нас закрутился роман. Мы чудесно ладили. Со мной Карен была покладистой и нежной, но вскоре я понял, что она начинает влюбляться и мне пришлось быстро лишить ее романтических иллюзий на свой счет. Я не мог ответить ей взаимностью, да и мне это было совсем ни к чему.
Она приняла мое решение с пониманием. Для Карен я стал ангелом-хранителем. Хоть и прошло уже немало времени, с тех печальных событий ее жизни, она все ещё чувствовала непомерную благодарность. Мы превратились в хороших друзей, которых связывали теплые чувства. Конечно, периодически, мы не отказывали себе в удовольствии переспать, без отягощающих обстоятельств. Встречались раз в месяц, иногда - два, не более. Девушка вполне мирилась с такой ролью и, что наиболее важно - никогда не отказывала мне и не задавала лишних вопросов.
Несмотря на мои попытки свести ее с кем-то и настойчивые убеждения, что ей это необходимо, она не стремилась обзавестись семьёй. Зато с моей помощью смогла попасть в модельный бизнес и теперь успешно блистала в глянце. И кажется была счастлива.
К счастью, мне удалось договориться о столике заранее и теперь мы устроились в уголке бара, отсюда было видно танцпол и часть прочих столиков, включая стол за которым сидела компания Франкон.
Едва мы устроились, Карен сообщила мне, как ее обрадовал мой звонок, ведь мы не виделись целую вечность.
- Ну? Кто она? - нетерпеливо интересуется девушка, подхватывая меня под локоть.
- Ты о ком? - своим вопросом она застала меня врасплох и мне не удалось изобразить  должное недоумение.
- Кто та девушка, которая похитила тебя у меня? - шутливо восклицает Миллер, а я все ещё смотрю на неё с недоумением - Брось, ломать комедию, Ричард..  - она укоризненно качает головой, вызывая у меня смешок, -  Ты же не звонил мне почти четыре месяца! Нет, тебе не обмануть меня.. Тут явно замешана женщина! - в глазах девушки вспыхнул огонек интереса. - И я хочу знать, кто она..
Можно было бы подумать, что она ревнует, но я хорошо знал Карен, чтобы понимать, что это не так. Иначе бы не звал ее сюда. Скорее мою спутницу терзало любопытство, что было понятно. Ее интересовала та, у кого-то получилось сделать то, что не вышло у неё - завладеть моим вниманием.
-Хах.. Ты очаровательна.- усмехаюсь, качая головой и склонившись к ней, касаюсь губами обнаженного плеча.  -Было много работы, ангелочек и всего-то. Ты же знаешь, я посвящаю работе много времени. Но я готов сегодня заглаживать вину весь вечер. - отшучиваясь, мельком поглядываю в сторону Одри и невольно мрачнею, замирая - она сидит на коленях у того мерзкого парнишки, а он беспрепятственно скользит ладонью по ее бедру.
Теперь, зная, что я нахожусь в одном помещении с ней, она нарочно провоцирует меня.
Никак не могу отделаться от мысли, как отрезаю каждый из его наглых пальцев, по одному, медленно, с расстановкой и  наслаждением.
Я НЕ ХОЧУ, чтобы кто-то касался ее.
Желание разорвать каждого, кто хоть пальцем прикасается к этой атласной нежной коже, в миг начинает бурлить во мне, хоть внешне я и остаюсь абсолютно спокойным.
Поражаюсь собственному мазохизму,  но терпеливо продолжаю наблюдать за этим зрелищем, пока рядом не раздается взволнованный голос Карен: - Это она, Ричард? Это она?...

+7

5

Это невозмутимое спокойствие, кажется, ничем не прошибить. Престон не выглядит так, будто пойманный с поличным преследователь. Скорее наоборот. Его ленивая манера, с которой он отбивался от моих реплик, наводила на мысль, что это у меня мания преследования, что это всё придумано мною и сейчас именно я лезу к нему с разговорами, привлекая к себе внимание, вместо того, чтобы просто не замечать его присутствия в баре.
И всё же я не настолько глупа, чтобы купиться на уловки Ричарда и позволить убедить себя в том, что его появление в баре, где самому старшему клиенту за всё время существования "the ugly mug" максимум было лет тридцать пять, случайно.
Он не упускает возможности отравить мою жизнь своим присутствием, всячески нарушая границы, прекрасно зная, как я реагирую на подобное поведение. И вот, он снова, склоняется ближе, замыкая вокруг меня цепь своих рук, и отвешивает дерзкий комментарий, от которого меня бросает в жар.
- Но, ты же любишь пожесче, да?
Если он рассчитывает смутить меня этим, то не на ту напал. Не доставлю ему подобного удовольствия. Нет.
- Тебе-то откуда знать.
Пожимаю плечами, бросив на него лишь беглый взгляд.
Ведет себя так, будто это я беспардонно лезу в его жизнь. Меня это злит, но именно этого Престон и добивается. Выводит на эмоции, чтобы я как можно дольше вступала с ним в пререкания. Вот только я знала, что тем дольше будет продолжаться наш разговор, тем больше вероятность, что его извращенный ум перевернёт с ног на голову ситуацию так, что спустя десять минут уже я буду оправдываться за свое поведение.
Ну уж нет.
Рядом с ним слишком сложно держать эмоции под контролем. Когда я рассержена, да и к тому же пьяна, тяжело следить за тем, что говорю. Вот и сейчас прикусываю язык, когда замечаю ликующее удивление на его лице, приподнятые брови, ухмылку на губах.
- А что, к тебе начала возвращаться память?
Хочется стереть это самодовольное выражение с его лица, но здесь слишком много народа, чтобы закатывать публичную сцену, которой я лишь докажу, как сильно задевают меня эти взгляды и слова.
Престон не развивает эту тему дальше, сообщая мне, что у него здесь…свидание?
Недоверчиво смотрю на него, но он по-прежнему невозмутимо спокоен. Изучает взглядом зал, пока не находит что-то конкретное. После чего подмигивает мне и уходит.
Мгновение смотрю ему в след, хочется убедиться, что это очередная уловка и он таким образом пытается незаметно покинуть бар, но нет. Мужчина приближается к статной брюнетке, замершей у выхода и приветствует её недолгим, но явно недружеским поцелуем.
Я замираю. Сжимаю в каждой руке по бутылке пива, прислонив прохладное стекло к обнаженным ногам, пока кожа не занемела, вслед за пальцами. Эта прохлада приводит в чувство, напоминая, что все действительно происходит так, как вижу я. Престон под руку с незнакомкой удаляется в сторону столика, стоящего немного в стороне от нашего. Меня же настигает какое-то странное чувство нереальности происходящего. С одной стороны, я должна была почувствовать облегчение. Он действительно встречался здесь с другой, а значит не имел цели следить за мной.
Чувствую себя дурой, потому что правда оказалась таковой, что я надумала себе проблему, которой на самом деле не было. Но с другой стороны, что-то не давало мне поверить, что Ричард действительно мог встречаться с кем-то, вот так, просто, в обычный пятничный вечер в баре. В чём проблема? Он мужчина, привлекательный и при деньгах, со своими потребностями и желаниями, мог позволить себе любую. И позволял. Я смотрела на его спутницу, смутно узнавая в её чертах что-то знакомое, но не получалось вспомнить, где именно могла её видеть.
Разве меня это должно волновать?
Он? Его спутница? Кто они друг для друга? О чём говорят? Чем займутся, покинув этот бар?
Мне должно было быть всё равно. Плевать.
Но всё же я дольше положенного смотрела им вслед и задавалась вопросами. На которые не желала знать ответа. Я чувствовала, что эти ответы мне не понравятся. И это злило меня даже больше, чем его попытки вмешаться в мою жизнь.
Прерываю свои размышления, с чётким намереньем выкинуть Престона и его спутницу из головы. Пробираюсь сквозь толпу к своему столику, где ребята встречают меня радостным гвалтом голосов.
Протягиваю Адаму Бутылку пива, но он перехватывает меня за руку и тянет к себе. Я падаю ему на колени, под одобрительный смех ребят.
Он отставляет наши бутылки на стол, освободив руки, одной обнимает меня за талию, а вторую кладет на бедро, скользя мозолистыми пальцами по коже. Обнимаю его за шею, а его рука тем временем проскальзывает мне под юбку. Целует меня в ключицу и по телу тут же бежит дрожь. Я наклоняюсь и целую его, если постараться, то довольно быстро я смогу забыть об этой встрече и человеке, целующем темноволосую красавицу за соседним столиком.
- Снимите себе номер! – Ребята так бурно реагируют, что нам приходится прерваться. Адам шутливо бьёт в плечо Эрика, я тянусь к бутылке с пивом и делаю несколько уверенных глотков, почти за раз осушая половину.
Мы обмениваемся веселыми репликами, возвращаясь к разговору за столиком, но руки парня не прекращают гулять по моему телу, а губы то и дело оставляют влажные поцелуи то на шее, то за ухом, пуская чувственные волны по телу.
Я думала, что пьянеть уже некуда, но теперь поняла, что ошибалась. Тело стало податливым, движения ленивыми и мягкими, а каждое прикосновение будило во мне желание. Ничего личного, просто физическая потребность.
Мне требовалось остыть, лучшим решением было подышать прохладным ночным воздухом.
Предпринимаю попытку встать, но он придерживает меня.
- Ты куда? – Синие глаза потемнели, взгляд помутнел от выпитого. – Подышать. – Приходится наклониться к нему ближе, чтобы не перекрикивать музыку. – Я пойду с тобой. – Адам помогает мне встать, но я останавливаю его. – Мне нужно в туалет. – Он улыбается. – Одной. – Кажется, он хотел составить мне компанию, но кто-то из девчонок решает тоже сходить в туалет, и мы уходим, оставив парней одних.
Мне требуется некоторое время, чтобы привести себя в чувство. В кабинке, затем я иду к раковине и опускаю руки в струю ледяной воды, пока их не начинает покалывать. Прикладываю ладони к лицу, немного легче, но всё же лучше подышать воздухом. Девочки не дожидаются и уходят, возвращаюсь в зал и пробираюсь сквозь толпу к чёрному входу. Многие курят у центрального выхода, сюда же, в подворотню за баром почти никто не выходит. Здесь стоит несколько припаркованных машин, еще чуть дальше мусорные баки, в паре метров от меня парочка докуривает косяк, один на двоих.
Прислоняюсь к прохладной кирпичной стене, делаю вдох и закрываю глаза.
Стою так пару минут. На улице прохладно. Конец сентября и ночи стали холодней, но мне хорошо. Ночной воздух приводит в чувство.
Дверь в бар открывается, судя по шагам те двое вернулись на вечеринку, оставив меня одну. Снова шум, кто-то выходит на улицу, но мне всё равно, пока внезапно чьи-то руки не обхватывают меня за талию.
От удивления распахиваю глаза. Адам.
Успеваю заметить его улыбку, прежде чем он склоняется ко мне и целует. Поцелуй со вкусом пива и сигарет. Я отвечаю. Его руки ложатся мне на бедра, а тело прижимает к кирпичной кладке. Чувствую, как он возбуждён. И нетерпелив. Спускается ниже, к шее, ключицам и груди, оставляя влажную горячую дорожку поцелуев, раздражая кожу колючей щетиной. Я закидываю голову, позволяя ему себя целовать, позволяя властно скользить руками по телу и задирать и без того короткую юбку.
Его прикосновения возбуждают, но признаться, мне было абсолютно плевать, кто именно меня сейчас целует. Я закрыла глаза, отдаваясь во власть ощущениям, зная, что сил сопротивляться просто не было.
Какое-то странное маниакальное желание, заглушить всколыхнувшуюся пустоту внутри.
Адам целовал меня, но я представляла не его. И я была не я. Волосы цвета вороного крыла, более соблазнительные формы и тёплый медовый взгляд.
Я была той незнакомкой, мне нравилось быть не собой. Это освобождало от многого. От ответственности, угрызений совести, сомнений. Просто закрой глаза и представь, что ты совершенно другой человек.
Всё так просто.
Попробуй.
Дверь снова открылась, выпуская на улицу гул десятка голосов, музыку и аромат душной толпы. И меня не смущает, что кто-то может нас увидеть в свете тусклого фонаря на стоянке за баром.
Пусть смотрят.
За поворотом резко тормозит машина, визг тормозов бьёт по ушам. Я открываю глаза и вижу перед собой Адама. И я это я.
На мгновение становится так мерзко.
Упираюсь ослабевшими руками ему в плечи.
- Нет. – Но он не слышит или не хочет слышать. – Остановись. – Пытаясь увернуться произношу я, но это лишь сильнее его заводит.
Руки до боли сжимают мои плечи. Он резко разворачивает меня лицом в стене, прижимаясь сзади. Я делаю еще одну попытку вырваться, но Адам явно сильнее.

+6

6

Это какая-то изощренная форма мазохизма - наблюдать, как женщину, которую ты хочешь - лапает кто-то другой. Сколько не готовь себя к этому - все равно зрелище не может оставить тебя равнодушным.
Никогда бы не подумал, что смогу подписаться на нечто подобное, но тот путь, который я избрал, увы, предусматривал такое неприятное дополнение. Я вынужден снова и снова окунаться в эту игру: видеть ее в объятиях чужих мужчин и их грязных рук, блуждающих по ее прекрасному телу; губ срывающих ее поцелуи; наблюдать, как она позволяет им то, что не позволено мне.
Не будь я так уверен, что найду отклик в этой строптивой женщине - ни за что бы не стал так измываться над самим собой.
На своем пути я встречал много разных красивых женщин, которые не производили на меня впечатления. Они просто не оставляли после себя ничего. Не цепляли. Я пропускал их мимо, не исключением была даже малышка Карен.
Одри же впечаталась в мое сознание. Она жила в моих мыслях, просочилась в самые далекие уголки головы.  В ней покоряло всё. От железной уверенности в себе и непринужденной манеры держаться до дерзкого и непокорного, бурного нрава. Она была одинаково прекрасна и порочна, отважна и коварна, цинична и добра. И все это было приправлено ореолом таинственности и удивительной женственности.
Поток моих мыслей прерывается, кода я замечаю, как рука гаденыша скользнула под юбку Одри. Я непроизвольно сжал зубы так, что заходили желваки. К горлу подступила желчь. Какой-то придурок купается в ее теплой улыбке, смешит ее, веселит и касается везде, где ему заблагорассудится...
Пора признать, что меня терзает ревность, яростная и дикая. Первобытная. Она разливается по моим венам и жаждет крови каждого, кто прикоснется к этой женщине.
Что она со мной делает?!
Не припоминаю, что бы хоть какая-то женщина имела надо мной такого рода власть. Я сделался тем, в чем она меня все время обвиняла, – ее преследователем.
Осознание этого меня злит. Как впрочем и картина, которую я позволил себя лицезреть.
- Рик это она?
Силой вынуждаю себя оторвать взгляд и сконцентрироваться на девушке рядом.
- Кто она? Нет, конечно нет, - спешу ее заверить и всем своим видом изображаю, что это предположение абсолютно вздорное и не может иметь ничего общего со мной. Лучше тактикой было отшутиться, чем провоцировать ее разглядывать соперницу.
Но все же задумываюсь.
Может Карен и правда ревнует? Я позволил этой мысли задержаться, пробегаясь оценивающим взглядом по девушке. На ней было стильное кожаное платье, короткое и прекрасно предоставляющее доступ к спине, благодаря глубокому треугольному вырезу.
Склонив голову на бок, я улыбнулся ей одной из тех улыбок, которые я знаю точно, производили определенное впечатление и скользнул пальцами в выемку выреза. Мои губы, тем временем, оставляли горячую дорожку из поцелуев на ее шее. - Ты же знаешь, мне больше по душе брюнетки, - улыбаясь, сладко мурлыкаю ей на ухо. Пальцы медленно двигаются вверх, незаметно подбираясь к ее плечам, затем затылку. Запускаю руку в пышную копну темных волос. Карен откидывает голову, полностью подставляясь моей ласке, милая податливая девочка, она так сильно жаждала мужской нежности, что едва получив ее, забывала обо всем.
Она пахнет дорогими духами с ванильными нотками. Странно, раньше мне нравился этот аромат. 
Мои чары всегда работали на нее безотказно - Карен приняла мои извинения и, казалось, была воодушевлена идеей, того, как именно я буду заглаживать свою вину.
Мы заказали выпить и наша беседа плавно перешла об обыденным вещам, она спрашивала, как дела с холдингом, рассказывала о модельном бизнесе. 
Как бы ни старалась моя спутница увлечь меня, я все равно продолжал думать о другой девушке, в другом конце зала. Мои глаза, так или иначе, украдкой следили за ней. Я видел, что она покинула свою компанию и выскользнула на улицу. Судя по ее раскрасневшемуся лицу, ей необходим был глоток свежего воздуха.
Карен как раз выскользнула в туалет и у меня возникла мысль, что можно было бы присоединиться к Одри на улице, под тем же самым предлогом подышать воздухом, но тут я увидел, как следом уже отправился тот тип,  что так нагло распускал свои руки.
Не надо быть особо умным, чтобы понять, какую цель он преследовал.
Я хмуро проследил за ним и поднявшись, тоже двинулся в сторону выхода.
Какой бы воинственной и дикой Одри не была, как бы сильно не хотела казаться независимой и не требующей помощи, меня не покидало желание ее защитить. Я знал, что она показывает лишь то, что хочет показать, то, что хочет, чтобы люди видели - лишь вершину айсберга. Я же жаждал познать всю его глубину.
Сердце заколотилось, подогреваемое дурацким предчувствием.
Я начинаю продираюсь сквозь толпу так стремительно, что несколько человек позади меня заваливаются друг на друга, но мне плевать. Мои мысли кружатся только о вокруг предположений того, что могло случиться с этой упрямой вредной девчонкой, которая сама так и напрашивается на неприятности. С ее, излишне раскованным поведением, она запросто может вляпаться во что угодно и почему-то перед моими глазами только самые худшие варианты.
Оказавшись на улице, оглядываюсь. С одной стороны никого, кроме пары, вдрезг пьяных парней, что ловят такси на дороге, а вот с другой стороны, ближе к черному выходу, замечаю две фигуры. Похоже парочка.
Прищуриваюсь, но при таком свете трудно сказать наверняка. Что-то заставляет меня подойти ближе и чертово шестое чувство не подводит - тот смазливый придурок всем телом навалившись на девушку, прижимает ее к стене, яростно впиваясь в ее рот.
На долю секунды замираю, оценивая ситуацию - она в его объятиях. Пытается вырваться или же нет..?
Остановись. – доносится до меня сдавленный голос Одри.
Она этого не хочет!
Но тот тип, естественно, не думал сдаваться так быстро. Резко развернув девушку лицом к стене,  он прижался к ней со спины, впечатывая в холодную каменную кладку.
У меня возникает невыносимо острое желание оторвать мерзавцу голову.
Помрачнев, быстрыми шагами двигаюсь в их сторону. Мои кулаки автоматически сжимаются. 
- Тебе же сказали остановиться, что не понятного? Убери от нее свои лапы.  глухо рычу и, ухватив его за шкирку, с силой отшвыриваю в сторону. Парень, как мешок с картошкой, неуклюже приземляется на землю.
- Ты как? - на мгновение останавливаюсь, пробегаясь по ней коротким, но внимательным взглядом, хочу убедиться, что с ней все в порядке. Одри развернулась, уперевшись спиной о стену.  Несмотря на ситуацию, девушка совсем не выглядела напуганной, однако она была взлохмачена, тяжело дышала, а ее глаза блестели странным блеском. Она будто смотрела куда-то сквозь меня.
- Эй! Ты что это творишь, мужик?! - я рассчитывал, что мое появление остудит пыл ее ухажера. Он был выпившим, но видимо, все же недостаточно, чтобы угомониться. И если до этого его целью была Одри, то теперь он плавно переключился на меня.
Вновь встав на ноги, высокий и с виду вполне крепкий, он пошел на меня буром, сверля диким нетрезвым взглядом. Глупец и не подозревал, как много у меня было преимуществ перед ним. В запале, он даже угрожал втоптать меня в землю. Ну и цирк.
Лежал бы ты лучше мальчик... Закатываю глаза, давая ему фору, приблизиться ко мне и когда это происходит, отвешиваю солидную оплеуху. Тот начинает в свою очередь махать кулаками и даже умудряется угодить мне в челюсть. За это мгновенно получает в нос и асфальт окрашивается кровавыми брызгами. 
Я не собирался устраивать бойню, видит Бог, но, похоже, без нее тут явно не обойтись - это видно по напористому виду оппонента.
Пока я разбирался с несостоявшимся ухажером, Одри и след простыл. При этом она не проронила и слова. Мне хотелось поскорее найти ее, но прежде, необходимо было убедиться, что это нелепое существо не последует за ней, дабы довести начатое до конца.
В конце концов, все закончилось тем, что мне пришлось засунуть недоухажера Франкон в ближайшее такси и сдобрив  солидными чаевыми таксиста, отправить кататься по ночному городу.
Примерно в тот же момент, на улицу выпорхнула Карен, гневно накинувшись на меня, - Серьезно Ричард? Ты почему оставил меня одну? Что это ты здесь делаешь? Ох.. Да у тебя же кровь! - она ахнула, принявшись копаться в сумочке в поиске платка.
- Да ерунда, там нет ничего. - вытирая уголок рта и мягко останавливаю ее руки, яростно перекапывающие содержимое маленькой, но вместительной сумки. - Карен, тебе лучше поехать домой. Я не могу тебе сейчас всего объяснить, но у меня изменились планы, я не могу провести с тобой остаток вечера. Прости - целую поочередно каждую ладонь и выдавливаю милую извинительную улыбку.
- Ладно - она нехотя вздыхает, не скрывая своего недовольства. - Ты расскажешь позже, что случилось? - она позволяет мне проводить ее до дороги. Взмахом руки подзываю стоящего неподалеку таксиста.
- Обязательно. Но позже. - целую ее в лоб, помогая сесть на заднее сидение, после чего бросаю деньги водителю и хлопаю по крыше автомобиля. - Довези в целости и сохранности.
- Я бы могла подождать у тебя дома.. - обиженно произносит девушка, но машина уже трогается с места и я лишь пожимаю плечами ей вслед. Прости, милая - не сегодня.
Возвратившись в бар, первым делом бросаю взгляд на столик, где сидела компания Одри. Там продолжался праздник жизни, только самой главной ведущей этого праздника почему-то не было. Хмурюсь, нетерпеливым взглядом скользя по лицам присутствующих, очередной раз  раздражаясь тому, что в баре такой биток.
Наконец, нахожу знакомую фигуру на танцполе. Играет ритмичная музыка и Франкон вся отдается танцу,будто никого кроме нее больше не существовало. Будто ничего и не произошло. Интересно, она и впрямь была настолько легкомысленна? Или просто не хотела придавать значения чему-то, что может занять ее мысли?
Прислонившись к какому-то косяку, я наблюдаю за ней, сложив руки на груди просто наслаждаюсь тем, как она двигается, какие хищные взгляды бросают на нее те, кто танцует рядом и те, кто, как я, любуются издалека. Она знала, какой ффект оказывала на мужчин, но то нисколько ее не тревожило. Я усмехнулся. Даже если бы весь зал здесь был бы устлан  хладными телами ее ухажеров, она наверняка просто переступила бы и пошла дальше.
Следующая композиция оказалась медленной и я, оттолкнувшись от стены, ловко нырнул в толпу танцующих, решив вылучить момент, прежде, чем найдется ее очередной, распускающий свои ручонки, фанат.
Одри продолжала двигаться, только теперь уже более медленно и искусительно, подыгрывая плавным аккордам  композиции. Поравнявшись с ней, захожу со спины. Моя ладонь медленно скользит по ее руке, от плеча вниз, - она не возражает. Быть может думает я один из тех ее поклонников? Второй обвиваю девушку за талию, уверенно прижимая к себе. Ловя ритм, медленно двигаюсь вместе с ней, зарываясь лицом в светлые волосы. Ох.. она так восхитительно пахнет...

+4

7

Ладонями упираюсь в шершавую кладку кирпича, в попытке оттолкнуться, но Адам наваливается сзади, вжимая меня в пахнущую сыростью стену. Щекой прижимаюсь к ней, чувствуя прохладу камня. Он не даст мне уйти, слишком пьян и возбуждён, а у меня нет сил сопротивляться.
Закрываю глаза, в конце концов, сама виновата. Так хотя бы не буду видеть его лицо, можно представить и вовсе, что это не он и, возможно, самой получить удовольствие. Хотя о каком удовольствии может идти речь?
Дьявол.
Прикусываю губу до боли, концентрируясь на этом ощущении. Абстрагироваться от настоящего очень просто, когда ты пьяна в хлам. Мир сужается до одного единственного ощущения, отгораживая меня от Адама, с его мозолистыми руками на моём теле, и тяжелого пивного дыхания в затылок.
Но внезапно давление сзади исчезает. Его мышиная возня, сопровождаемая пыхтением, прерывается быстрее, чем я успеваю понять, куда именно отвалился мой новый знакомый.
Поворачиваюсь, лопатками прижимаясь всё к той же злосчастной стене и встречаю взглядом Престона. Я понимаю, что это он, но единственное, что занимает моё сознание - это вновь навалившиеся звуки, пульсирующая боль в прикушенной губе и смешанные чувства облегчения и разочарования. Спрашивает в порядке ли я, да вот я сама не знаю ответа на этот вопрос. Разве я могу быть в порядке? Когда в последний раз я могла утвердительно ответить на этот вопрос?
Нет, я не в порядке. Всё чертовски неправильно, и я продолжаю закапывать себя всё глубже, надеясь оказаться как можно дальше от самой себя.
Чёрта с два со мной всё в порядке.
Бросаю беглый взгляд на этих двоих, прежде чем вернуться в бар. Мне должно быть всё равно, что там между ними происходит. За Адама я не переживаю, Ричард вряд ли сильно его покалечит. Не сомневаюсь в обратном, потому что видела, насколько пьян первый и что второй абсолютно трезв. Но если он рассчитывает на мою благодарность за спасение, то придётся дождаться официального послания на гербовой бумаге Франконов.
Снова иду в туалет, подставляя руки под прохладную струю воды. Привожу в порядок волосы, поправляю платье. Теперь ничего не напоминает о происшествии на задворках бара. Уверенна, что Адам не вернется, а значит вечер продолжается. Проходя мимо бара заказываю один шот и его оплачивает какой-то парень. Выпиваю, ставя рюмку обратно на бар, улыбаюсь ему и иду на танцпол. Музыка ощущается здесь иначе, как будто каждая клетка тела вибрирует от битов, льющихся из колонок. Шот делает своё дело, голова немного проясняется, обманчиво придавая уверенности, пока повышенный градус не ударил в голову. Но я знаю, как с этим бороться. Разогнать кровь по телу, в движении, полностью отдаваясь танцу.
Растворяюсь в толпе уже изрядно выпивших, но тем не менее полных энергии, людей. Мне нравится это ощущение. Чьих-то случайных прикосновений или чьих-то намеренных, плавные движения в мигающем свете, сменяющие друг друга люди вокруг. Не хочу возвращаться за столик, чтобы случать вопросы о том, куда пропал Адам, мне нечего им ответить.
Музыка меняется, с ритмичной и быстрой на мелодичную медленную. Танцы для парочек и тех немногих, кто способен двигаться под такую мелодию в одиночестве не испытывая неловкости. Но о каком одиночестве может идти речь, когда вокруг тебя десяток парней не сводят пристального взгляда, следя за каждым твоим движением.
Чья-то ладонь скользит по моей руке, вторая ложится на талию, крепко прижимая к мужскому телу. Мне нравятся эти прикосновения и то, что я не знаю, что именно за человек позади меня. Было в этом что-то сексуальное, то, как мы двигались, прижавшись друг к другу. Моё тело оживало в чужих руках и плавилось под взглядом парня напротив, того самого, что угостил меня выпивкой у бара. Он танцевал достаточно близко, чтобы увести меня из объятий другого мужчины и это негласное соперничество мне нравилось, но пока что я не планировала менять партнёра, подставляя шею его горячему дыханию, в то время как наши тела покачивались в унисон звучащей музыки. Его руки скользят по моему телу и в этих движениях есть что-то знакомое, я снова делаю это – вижу человека, которого мне видеть совсем не хочется. Жгучее желание избавиться от этого наваждения, вынуждает меня повернуться, я должна видеть его лицо, чтобы избавиться от своего призрака.
Но призрак не исчезает.
Всего на долю секунды я замираю в объятиях Престона, а может быть на это ушло гораздо больше времени, кто знает. Музыка продолжает литься из динамиков и я, вместо того, чтобы развернуться и уйти, вновь начинаю двигаться, глядя в потемневшие глаза мужчины. Мы не сводим друг с друга взгляда, словно застряли в этом состоянии. Стали пленниками чужих глаз.
Теперь, когда я вижу его перед собой, когда чувствую и понимаю, чьи именно руки касаются моего тела, меня пробирает жар.
В моей голове проносится мысль, что Ричарду никогда не приходилось делить девушку в танце с кем-то ещё. Он, наверное, вообще не привык делиться.
Я улыбаюсь.
Не думай, что этот танец что-то значит. Нет.
Поворачиваюсь, чтобы убедиться, что тот парень всё еще рядом. Высвобождаюсь из рук Престона и притягиваю незнакомца к себе, увлекая его в наш танец. Теперь мы танцуем втроём. То и дело меняя положение, я оказываюсь где-то между ними, ускользая от прикосновений. Готова поспорить, что Ричарду эта чехарда даётся с трудом, но он отлично справляется, пусть и старается перетянуть одеяло на себя. Даже в объятьях другого, мы не прерывали контакта наших глаз, прекрасно понимая, что незнакомец - лишь декорация, которую я использую, чтобы досадить Престону.
Рик привлекает меня к себе, и я не сопротивляясь оказываюсь в его объятиях, руками обнимая мужчину за шею. Его руки такие горячие и, кажется, моя кожа пылает, будто на мне вовсе нет платья.
Взгляд, которым он буравит меня весь танец, пробирает до дрожи, заставляя пульсировать тугой горячий комок где-то в животе.
Я знаю эту песню и то, что совсем скоро она сменится вновь чем-то более ритмичным и быстрым, а значит и этот танец закончится. Закончится и игра, которой мы увлеклись.
То, что я решаю сделать, кажется совсем импульсивным и странным, но времени подумать правильно ли я поступаю у меня нет, как и желания.
Я тянусь и запечатлеваю на губах Ричарда поцелуй. Его руки сжимаются на моей талии, он привлекает меня ближе, но я отстраняюсь. Мы всё ещё танцуем, песня почти закончилась. Поворачиваюсь к незнакомцу, кладу ладонь ему на ворот футболки и притягиваю к себе, оставляя на его губах точно такой же, короткий, но чувственный поцелуй, прерывая его на последних аккордах песни.
Секунда. Краткий миг затишья между сменой композиций, я оборачиваюсь к Престону, внимательно изучая его лицо.
Неужели ты действительно подумал, что я это серьезно?
Я знаю, что играю с огнём. Подозреваю, как опасно злить его, но ничего не могу с собой поделать. Это выше меня, желание оттолкнуть его, показать, что он сделал неверный выбор. Купил не ту игрушку, не в том магазине.
Хватит с меня сегодня танцев.
Я пробиваюсь сквозь толпу, подальше от танцпола и гулкой музыки. Не оглядываясь на Ричарда и забыв про незнакомца. Иду к бару, чтобы заказать себе выпить, но сталкиваюсь с препятствием. Не сразу понимаю, что девушка, возникшая на моём пути, оказалась тут неслучайно. Обойти её не удаётся, только поэтому я перевожу на неё взгляд, узнавая ту девушку, с которой совсем недавно целовался Престон.
Я совсем про неё забыла.
А вот она, похоже, прекрасно знала, кому именно перекрыла дорогу.
Неужели видела, как я его поцеловала?
Это мысль кажется мне забавной. Я усмехаюсь.
И в следующий миг получаю звонкую оплеуху. Из глаз сыплются искры, отшатываюсь едва не потеряв равновесие. В баре слишком много народа, упасть здесь довольно сложно.
Чувствую привкус железа во рту, пальцами скольжу по губам, задумчиво изучая кровавый след на белой ладони. Она разбила мне губу кольцом и судя по взгляду не собиралась на этом останавливаться.

+4


Вы здесь » inside » столовая » я к тебе подбираю пароль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC