Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре октябрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +12°...+18°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Джером ждет отца

sample70

Питер ждет дочь

sample70

Анна ждет подругу

sample70

МаркусНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжеромНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЭнниНАША ГОРДОСТЬ

sample70

НикНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Хотелось бы традиционно начать с «Кусь» и теплых обнимашек для Всех и абсолютно каждого жителя Сайда, наверное без этого я не была бы собою. Для меня, как полагаю для всех вас, Сайд стал домом, добрым, светлым, гостеприимным. Местом, где нам всегда рады и ждут, не важно отлучаемся мы на несколько дней, или же уходим искать себя на жизненном пути. Здесь невероятно уютно, если тебе грустно, скучно и просто хочется поговорить, ты всегда найдешь, которая поднимет настроение, и тех, кто, возможно, ждет только тебя, чтобы зажечь новую, потрясающую воображение историю. Для меня, Сайд – это то место, где я каждый день переживаю весь спектр эмоций, место, где я обрела массу друзей и семью. Большую и крепкую, потому что Сайд – это в первую очередь Семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » cold summer


cold summer

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.pinimg.com/originals/a7/4f/7d/a74f7d47b46c1c5031120a5182c72a92.gif
cold summer
14/06/2018(чт)  |  католическая церковь Лейк-Шор  |  Stanley Shaw, Aiden Ward

god hates fags

+4

2

На заднем дворе церкви есть небольшое кладбище. Деньги на его реставрацию, хотя бы на банальное поднятие могильных плит, уже лежали у отца Уорда заготовленными. Но возникли какие-то проблемы с координацией музейных архивов, учетом безымянных могил, нужно было вызывать какого-то специалиста... Стэнли не особо вдавался в подробности. Ему просто было сказано, что пока эта зона остается нетронутой. Ну, не трогать - так не трогать. Они убрали засохший плющ и мусор, и теперь место казалось даже почти милым. Под некоторыми ракурсами можно было подумать, что это руины древней цивилизации. Правда, атмосфера отличного места для рассказывания страшных историй ушла, но не то чтобы у Стэнли было сейчас много слушателей. Постепенно из города начали уезжать и те его друзья, кто были на год младше.
- Пф, я взял просто два года отпуска по цене одного. Скатертью дорожка!
Стэнли сидит на земле, откинувшись спиной на одно из надгробий, и срывает очередной одуванчик. Их в этом году было неимоверное количество. Сначала поляна с надгробиями утопала в ярко-желтом, а теперь постепенно белела.
Стэнли сжигает одуванчик. Пух горит быстро. Вшух. Как жизнь настоящей рок-звезды. Короткое яркое мгновение.
Погода на улице - замечательная. Яркое солнце, редкие зефирные облака на небе, которые иногда закрывают свет и дают приятную тень для отдыха. Стэнли мерзнет в старом свитере. Он может предположить, что озноб вызван тем, что он не ел уже двое суток. Наверное, ему стоило зайти домой и поесть. Но он заводит Розу - и уходит. Просто уходит. Он не может и не хочет на нее смотреть. Садится за руль и просто едет куда-то.
Лучше бы он поехал поесть - но он обнаруживает себя на кладбище. Иронично.
Стэнли курит, удерживая сигарету между пальцами. Стэнли сжигает одуванчик. Вшух. Затягивается. Срывает следующий одуванчик.
У болезни двойная фамилия, Стэнли не помнит, какая, но быстро находит в Гугле. В топе болезней с летальным исходом. Топе, блять.
Стэнли не готов это анализировать и думать. Стэнли может только курить и сжигать одуванчики. Вшух.
В голове стучит "поддерживающая терапия".
В голове стучит "несколько недель, может месяцев, может лет".
В голове стучит "деменция, миоклония, атаксия...". Да что все это значит?!
В голове стучит "мне жаль, но..."
Стучит "ей нужен будет уход".
Стучит "ей будет становиться хуже".
Стучит "мы не можем быть уверены, но велика вероятность..."
"Стэнли, что там сказал доктор?"
У нее дергается веко и уголок губ. Она говорит, что считает это милым. С утра она слишком долго смотрела на кофту - и все равно одела ее задом наперед.
- У нас нет второй кошки, Роза. Да, я уверен.
Стэнли сжигает еще один одуванчик. Вшух.

+3

3

Миссис Шоу давненько не появлялась в церкви. Как и ее сын. И если сначала падре не придавал этому большого значения, списывая их отсутствие на временные помехи в жизни, то вскоре он понял, что все совсем не так, как он расписывал себе в уме. Должно было случиться что-то серьезнее, чем просто «помеха», раз уж Роза и Стенли не появлялись в церкви пару недель к ряду.
В четверг погода была безупречная. Летнее солнце припекало, и жители маленького города предпочитали не тратить свое время на посещение церкви или молитвы Богу. Да и в целом сейчас в церкви было гораздо холоднее, чем на улице. Так было всегда, когда приходилось служить панихиду. В понедельник скончалась миссис Велингтон. Да, та самая чудесная старушка, что беззаветно помогала молодому настоятелю, приносила домашние пироги, пыталась мыть полы и посуду. Уорду она всегда казалась энергичной старушкой, над которой годы были не властны. Но и это оказалось лишь уловкой его воображения. Все мы смертны. И миссис Велингтон, что еще в воскресенье во время мессы слабо улыбалась ему с третьего ряда, а затем ушла из церкви позднее всех, тоже не была исключением. Эйден был ужасно огорчен тем, что женщина ушла из жизни, и от всего сердца молился за ее душу. Он, впрочем, верил, что старушка попадет в хорошее место, но все же чувствовал себя обязанным ей, поэтому долго не спал.
На следующий день после панихиды во вторник он мельком услышал чей-то разговор. Кажется, это были соседи Стенли через дорогу.
- Она вышла на крыльцо и пялились в небо минут десять… в одной ночной рубашке, представляешь…
- Господи, неужели? И что же за ней никто не присматривает?
- Сын то у нее есть, да вот от него одно название. Бедняжку в дом вернул почтальон. Говорил, что она не помнила, как оказалась на крыльце.
- Какой кошмар, Линдси, какой ужас…

Конечно же, общение соседей семьи Шоу давало мало представления о том, что в действительности стало с Розой. Но Уорд теперь имел все основания полагать – дело было плохо.
Сейчас же Эйден сидел в церкви один, выбрав место в центре зала. Он читал молитву с закрытыми глазами. Его губы энергично и беззвучно двигались, произнося невидимые слова на чужом языке. Латынь помогала ему забыться и успокоить нервы, сосредоточиться и заодно просто уйти в себя. Сейчас, пока зазубренные слова слетали с языка, мужчина в руках то и дело вертел старенький кнопочный телефон. Наверное, стоило позвонить Стенли. Узнать, как он? Как его мама? Почему они давно не заходили? Но имел ли падре право на такие вопросы, когда его связывало с этими людьми так мало. К тому же, после того, как Стенли обдолбался какой-то дрянью и весь мокрый после дождя пытался вломиться в церковь через запасной вход, да еще и пытался приставать к Уорду… мягко говоря, падре теперь было неловко говорить с парнем. И все же тревога не покидала, и никакая молитва или латынь уже не спасали.
Открыв глаза и запихнув телефон в карман брюк, Уорд поднялся с места и медленно прошелся по рядам, поправляя песенники, затем пошел в подсобные помещения, наливая себе чай, который уже успел завариться больше, чем должен был. Выйдя с чашкой на задний двор, который они относительно недавно сумели расчистить и немного облагородить, Уорд с минуту постоял в проеме, рассматривая небольшое старинное кладбище, которое теперь не выглядело покинутым и забытым. И спустя пару мгновений услышал легкое всхлипывание и щелчок зажигалки. Нахмурившись, падре двинулся на звук, и вскоре, за одним из надгробий обнаружил Стенли. Выглядел он ужасно. Будто за последние две недели из него дементоры высосали всю радость и желание жить. Он, казалось, даже не обратил внимания на подошедшего настоятеля, продолжая пялиться в одну точку перед собой и жечь очередной одуванчик. Рядом с его ногой уже была отдельная «братская могила» несчастных сорняков.
- Стенли…, - осторожно позвал его Уорд, поставив чашку горячего чая на надгробие рядом и присел на корточки, аккуратно дотронувшись до плеча парня. Сквозь свитер можно было почувствовать четкие очертания косточек. Шоу и без того был тощим пареньком, а сейчас он осунулся еще сильнее. – Стенли, эй… ты в порядке?

Отредактировано Aiden Ward (Чт, 11 Окт 2018 17:08:31)

+4

4

Вшух. Это так успокаивает. Стэнли думает: "Жаль, я не сгорю так быстро". Он даже подносит зажигалку к своему свитеру. Долго держит палец на кнопке. Смотрит, думает, и... Нет, это бред какой-то. Стэнли срывает еще один одуванчик. Делает последнюю затяжку сигареты, которую почти полностью скурил воздух.
Часть белых зонтиков на одуванчике все-таки сбил ветер, и теперь он выглядел будто надкусанный. Интересно, одуванчики вкусное? Из них, вроде как, делают вино… ведь. Стэнли рассматривает цветок так, будто пытаясь найти в нем какие-то ответы. На вопросы, которые он боится задавать даже себе.
А что дальше?
Что ты будешь делать после того, как она..?
Почему она?
Почему?
- Стенли, эй… ты в порядке?
На этот вопрос у него есть ответ. Нет.
Только несколько заторможенных секунд спустя парень вдруг осознает, что это вопрос не из его головы. Этот вопрос звучит где-то рядом, по левое ухо, и Стэнли нехотя возвращается. Из своего потока вопросов и мыслей о беззаботной жизни одуванчиков.
- ..А? - он поворачивает лицо. Постепенно начинает чувствовать руку на своем плече. Рядом отец Уорд. Почему он здесь?
"Ты же в церковном дворе, придурок. А вот почему это ты здесь..."
На отце Уорде как всегда черная рубашка и черные штаны. Это так... так хорошо. Стэнли осточертели люди в светлой одежде, в халатах. Хоть кто-то не пихал ему чистотой в лицо.
Мысли не об одежде настоятеля, а о нем самом, приходят к Стэнли после. Он ведь о нем... Кажется, он толком о нем и не вспоминал. С той ночи, когда от звуков выстрелов в фильме по телику Роза вдруг упала на пол в конвульсиях. На ней тогда была тоже какая-то светлая одежда, кажется, ночная сорочка и штаны с лилиями.
- Здрасьте, - сипит Стэнли, будто он не говорил уже сто лет. Откашливается сорванным горлом в рукав. - Я... Да, конечно, все в порядке, - тараторит он заученным текстом, потирая глаза.
Сколько он уже не появлялся в церкви? Стэнли может отсчитать эту цифру по счетам из больницы.
- Я, тут, я... - Стэнли сначала думает о том, что надо объяснить, что он тут делает, и только потом понимает, что понятия не имеет, что он тут делает. Он просто пришел. Даже четко не помнит путь, только конечный результат. Череду ярких вспышек от одуванчиков. - Жгу.
У Стэнли не получается в слова и диалоги. Потому что теперь ему говорят - а он просто слушает. Кивает, будто разбирается во всей этой медицинской терминологии.
- А вы как? В порядке? - спрашивает Стэнли, видимо, у надгробия впереди него, но вообще-то собирался у Уорда. - Классно быть в порядке, правда? Здорово, - в голосе появляется едва слышная истерика где-то совсем на подложке. - Быть в порядке, - нижняя губа слегка подрагивает. - Порядок это здорово, - усмешка уголком губы проявляется как кривой сумасшедший оскал. - Такой порядок. Так здорово, - Стэнли смотрит на свои руки и начинает щелкать зажигалкой. Чик. Чик. Чик.
Может быть это азбука Морзе. Может быть это нервный тик. Знаете, у Стэнли отягощенная наследственность. Как оказалось.

Отредактировано Stanley Shaw (Пт, 12 Окт 2018 00:46:06)

+3

5

Стенли мог даже не отвечать. По нему и так было видно, что он совсем далек от состояния «в порядке». Его взгляд был пустым, ничего не выражающим. Он пялился в надгробие напротив, где «как бы» покоился какой-то Вильям Смит Престон 1935 года рождения. Все ведь знали, что на кладбищах при церквях никто в действительности трупы не закапывал. Это были лишь пустые гранитные плиты, которые посвящали некогда значимым для места или города людям. Вот этот мистер Престон, почивший на 83 году своей жизни, был банкиром и когда-то много сделал для церкви в городке Лейк-Шор. Жаль, что его труды и вложения успехами не увенчались, и церковь снова приходилось реконструировать и приводить в божеский вид. Ну и грустно было, что раньше тут ошивались бомжи и наркоманы, а теперь вот, когда вокруг все обнесли новеньким забором и прибрались на территории, у его памятной плиты снедал себя своими переживаниями несовершеннолетний парнишка.
Пока парень чиркал зажигалкой, которая так и не хотела выдавать заветный огонек пламени, Эйден чуть крепче сжал его плечо. Он редко попадал в ситуации, когда нужно было привести человека в норму. Не словом, а действием. Потому что, очевидно, слова или увещевания в стиле отца Уорда тут не помогут. Мужчина молча смотрел за тем, как Стенли пытается выдать членораздельные фразы, как пытается вложить смысл, как старается заставить голос не дрожать. Слез, что удивительно не было. И от этого на душе становилось еще больше хреново.
Уорд решил, что логика и попытки понять Стенли сейчас не увенчаются успехом. Может, потом. Поэтому он осторожно накрыл рукой его прохладные пальцы, сжимающие зажигалку, забрал ее у него и просто прижал Стенли к себе, встав на колени рядом. Объятия падре были теплыми, обнадеживающими, комфортными. А Стенли был таким холодным и худым, казалось, что вот-вот налетит ветер и унесет его отсюда далеко-далеко. Может, этого и хотел сам Стенли…но не сегодня, не в его смену.
- Я рядом, Стенли. Я рядом.
Длинные пальцы прошлись по сальным волосам парнишки, поглаживая голову, которая не видела душа и шампуня уже довольно давно. И в этот момент он почувствовал, как вздрагивают плечи Шоу.

Отредактировано Aiden Ward (Вс, 14 Окт 2018 15:24:50)

+2

6

Стэнли не в порядке. Но на себя Стэнли не обращает внимания. Он отключил себе абсолютно все чувства. Торчал в больнице и работал. В перерывах - спал еле как и занимал мозг простейшими бесплатными мобильными играми. Собирали в кучу леденцы. Сжигал шарики. Бегал по подземельям. Защищал базы котиков. Собирал башни. Переходил дорогу. Все, лишь бы не думать вообще ни о чем и просто убить время.
Убить время.
Стэнли смотрит на зажигалку. Когда на телефоне кончалась зарядка, Стэнли оставался наедине со своими мыслями, и пытался найти что-то, чем можно убить время в реальном мире.
Стэнли не в порядке. Стэнли не... не...
Его вдруг обнимают. Тепло. Тепло. Стэнли уже очень давно чувствовал только холод и стерильность.
Тепло.
Это отец Уорд его обнимает. В других обстоятельствах Стэнли бы... Ну, либо просто офигел, либо сильно офигел, либо предположил, что это сон, симуляция, трип или что-то подобное. Он бы не стал радоваться, потому что такого бы точно не смогло произойти в реальном мире. В других обстоятельствах.
Особенно после того, что он устроил с настоятелем где-то... ох, кажется, целую жизнь назад.
Но сейчас Стэнли не думает ни о чем подобном. Только - тепло. И теплые-теплые слова:
- Я рядом, Стенли. Я рядом.
Теплые-теплые слова, которые ломают Стэнли.
- А толку? - с самым тупым абсолютно сдавшимся отчаянием в голосе спрашивает Стэнли. Он утыкается лбом в плечо настоятеля, и от него пахнет церковью. Уютный теплый запах. Уютный теплый отец Уорд. - Ни в чем нет никакого толку, она все равно умрет, она... умрет... - в его голосе нет злости.
Стэнли жмурит глаза и снова кашляет. Сухое горло.
- Она умрет, что бы я не делал, я могу ничего не делать - и она умрет. И могу делать все - и она все равно умрет. Нет никакого толка, нет... - Стэнли хватается за тепло отца Уорда, как за единственный шанс не упасть в бездну, которая так соблазнительно шептала Стэнли идеи, когда он не занимал себя хоть чем-нибудь. - Она все равно умрет... Я не хочу, чтобы она умерла, но она умрет...
Стэнли не может плакать. Стэнли иссушен отчаянием. Он может только дрожать.
- Почему? - скулит Стэнли. - Почему?

Отредактировано Stanley Shaw (Пн, 15 Окт 2018 00:03:42)

+1

7

Хватило одного слова, чтобы понять, что Стенли не просто не в порядке. Он в критической опасности. Он один, совершенно один, и некому прикрыть его спину, пока его мама медленно умирает. Эйден понял все и сразу. Паззл сошелся: как то, что говорил парень, сотрясаемый крупной дрожью в его объятиях, так и то, что он услышал недавно в церкви.
Роза была неизлечимо больна. Чем? Вот тут уже падре не был подкован по информационной части. Он разбирался в болячках, насколько мог и умел, но относился к этому столь небрежно, что никогда не считал нужным изучать этот аспект жизни подробнее. Так же, как и сам Стенли, наверное. Болезнь не приходит постепенно, нет. Так же, как и смерть. Зачастую, это действие внезапное и стремительное.
Эйден видел и не раз, как угасают глаза умирающего человека. Агония это была или быстрая смерть – все умирали одинаково, испуская последний хриплый и тихий вздох. Облегчения. Улетая в небытие.
Сейчас, обнимая Стенли, которого трясло все сильнее, который просто не мог рыдать, а лишь почти животно стонал от внутренней боли и изнурения, падре прекрасно его понимал. Он не хотел оставлять его наедине с этой болью утраты. Ведь он сам всегда был один. Некому было обнять или сказать простейшие слова утешения. Некому. А вот у Стенли был он.
Правда вот ответа на вопрос Стенли у настоятеля не было. Почему его матери суждено было умереть? Почему? Почему вообще люди умирают? Потому что все это – сущность человека, его грехи и обреченность, данная нам с самого зарождения мира. Потому что все люди – лишь пешки в Его большой игре. Так он должен был ответить? Конечно, нет. Стенли понимает все, просто не хочет себе признаться. Еще держится за смутную тень, вероятность лучшего исхода. Только тогда люди начинают задавать эти вопросы. От постепенно приходящего осознания безысходности.
Пальцами Эйден зарылся еще глубже в его темные, изрядно отросшие волосы. Он крепче сжал Стенли, слушая, как бешено заходится ритм его израненного сердца. Чувство глубокой вины, сожаления, сочувствия кольнули собственную грудь. Он предпочитает не отвечать, ибо ответа у него нет. Вместо этого мужчина осторожно отнимает Стенли от себя, растирая плечи сквозь толстый свитер, заглядывает в бледное, искаженное гримасой страдания, лицо парнишки.
- Давай-ка…поднимайся. Идем внутрь. Я сделаю тебе горячего чаю.
Уорд встает с колен, игнорируя заляпанные в траве брюки. Следом помогает Стенли подняться на ноги. «Боже, да он совсем отощал…весит кило 10, наверное…» - с каким-то почти родительским ужасом осознает он, подтягивая парня за руку вверх. Приобняв парня за плечи, он тут же повел его внутрь церкви, чтобы хоть как-то немного вывести из состояния полутрупа.
Чашка с остывающим чаем осталась стоять на надгробии мистера Закери Кроуфорда. Первого настоятеля этой церкви в Лейк-Шор.

0

8

Ему не отвечают. Ничего не отвечают. Может быть это и к лучшему. Может быть Стэнли не хотел знать причину, если таковая была.
Она ведь могла быть и в нем правда? Он ведь мог быть виноват?
Стэнли бы не выдержал, если бы узнал, что это все из-за него.
Стэнли благодарен, что Уорд не говорит ему "Это все потому что Бог ненавидит педиков". Отец Уорд бы и не сказал никогда такого, конечно. Он осуждал ориентацию Стэнли, но не настолько, чтобы вешать на него непосильный груз вины и ответственности за чужую жизнь. За чужую смерть.
Отец Уорд сказал ему такое только во сне, в одном из тех ужасных коротких снов, которые теперь преследовали каждую попытку Стэнли поспать.
Его поднимают от земли, и на секунду Стэнли надеется, что он просто взлетит. Улетит в бесконечное небо, и его тело в итоге просто взорвется, сгорит и замерзнет где-то в верхних слоях атмосферы. Может быть его собьет самолет. В то же время Стэнли чувствует себя тяжелым. Будто впервые ощущает весь свой вес, а может быть это и не его вес - может быть это вес Розы, которую по дому в какой-то момент придется таскать на руках.
А-так-си-я. Мышечная ригидность. Па-ра-лич.
Стэнли покорно почти бесформенной куклой тащится внутрь церкви. Он был бы рад оставаться такой бесформенной куклой навсегда.
Стэнли помнит, что у него смена через час. Ему надо будет собрать себя и идти в магазин. Может быть час уже прошел, но Стэнли отчаянно забывает посмотреть на телефон.
Он садится на знакомый стул, за знакомый стол, ложится на столешницу, вытягивая вперед руки. Буквально сдувается. Кажется, толки его немного - и он просто скатится куском кожи под стол.
- Две недели назад у нее случился эпилептический припадок, - рассказывает Стэнли стене, положив щеку на стол. Его голос остается механически-отстраненным. - Это ничего нового, случалось уже, я говорил ей не делать так громко телевизор. Но она очень долго не могла начать разговаривать после. Обычно она отходила быстрее. Начала нести какой-то бред про трехглазую кошку. Ударила меня пультом. А потом оказалось, что и ходить она не может. Теряет равновесие. Я и до этого видел, что ей становилось хуже, но... - Но не хотел платить по счетам в больнице опять и опять и опять и опять.
Может быть это действительно из-за Стэнли? Может быть надо было поехать раньше?
Он знает, что на самом деле без разницы, что болезнь у нее уже была.
Ему нужна причина. Хоть какая-нибудь. Но узнать он ее боится.
- Мы были в больнице. И ее отправляли на всякие тесты. Анализы. Снова и снова, каждый день, - Стэнли не может сказать точно. Для Стэнли все слилось в какой-то бесконечный поток. Вот вам счет - где взять денег - толки еще наркоты - устройся на стройку - оплати счет - вот вам счет -...
- Спросили, была ли она в Англии, - усмехается Стэнли. - Один-два случая на миллион. Вот такое вот бинго.
Стэнли не становится легче от того, что он это рассказывает. Он просто. Рассказывает. Противоположной стенки, не понимая даже, где находится и зачем.
Ему очень надо проверить время, потому что он может быть опять опаздывает на работу. Но он сейчас просто не может.

+1

9

Пока Стенли монотонно бормочет, рассказывая о том, что в действительности происходило с его матерью, Эйден молча слушает. Попутно он ходит по маленькой приходской кухне, выполняя совершенно механические действия: открыть кран с водой, налить воду в электрический чайник, поставить тот кипятиться, нажать кнопку, достать из шкафчика две чашки, поставить на блюдца – скорее автоматически, чем по какой-то нужде. Так раньше постоянно делала миссис Велингтон, и сервиз тоже в подарок достался от нее. Наверное, так просто было правильно и нужно. Дань памяти. Эйден осторожно заливает заварку в чашки, делает каждую покрепче. Наверное, сейчас Стенли предпочел бы забыться в алкоголе, но вместо бара или клуба пришел в церковь. Значит ему нужно было что-то еще. Что-то абсолютно отличное от забытья.
Пока чайник медленно закипает, Стенли продолжает говорить со стенкой. Уорд прислоняется к старенькому гарнитуру и складывает руки на груди, слушая его роботизированный тон. Он рассказывал это уже не один, и даже не два раза. Наверняка, Шоу пришлось рассказать это многим врачам, с которыми он общался по поводу своей мамы.
Розу было безмерно жалко. Она была хорошим человеком. Не заслужила умереть …вот так. Уорд тут же мысленно одергивает себя. «Она еще не умерла. Как я могу…». Кнопка чайника резко поднимается, вода закипела. Быстро разлив кипяток по чашкам с заваркой, мужчина добавил в чай Стенли три кусочка рафинада. Ему нужно было немного повысить гемоглобин в крови, желательно и покушать было что-нибудь, но что-то подсказывало – пока ему кусок в горло не полезет.
Поставив чашку рядом с парнем, который тряпичной куклой валялся на столешнице, падре присел напротив. Долго, казалось вечность, смотрел на его макушку, затем сделал осторожный глоток своего чая. Проследил за тем, как Шоу поднимает голову, дотрагивается тощими пальцами до фарфоровой чашки в цветочек.
- Мне очень жаль… - говорит он спокойно, размеренно и с отчетливым чувством горечи в голосе. Это ощущение тотчас оседает на языке, и падре снова берет себя в руки. Эта неделя – первая действительно плохая неделя в церкви за все время, пока он был тут. Он почти неосознанно протягивает руку к холодной ладони парня, сжимает его пальцы сильно и уверенно. В этом жесте нет отчаянья, только желание помочь. Насколько он может.
- Это не конец. Ты должен быть сильным, ради нее. – Он делает осечку, затем открыто смотрит в тусклое лицо Стенли. – Позволь мне помочь… чем-нибудь?

+1

10

Стэнли поворачивает взгляд на кружку. Мерзкую поношенную кружку с вычурным цветочком, которая стоит на мутном блюдце. От кружки идет вверх пар. "Наверное, это чай," - думает Стэнли. Мыслительные процессы Стэнли достойны высших наград. Особенно то, как он мастерски забывает, где он, зачем он и иногда даже кто он. Стэнли хотел бы почаще забывать про "кто он", но у него нет власти над собственными мыслительными процессами.
Стэнли хотел бы думать о построении басовых партий и о подлодке "Курск". Стэнли хотел бы думать о втором сезоне "13 причин почему" и строить бэкграунд своей фурсоне. Стэнли хотел бы думать про Брендона Коди, Джейка Басса и Блэйка Митчелла.
Стэнли думает про неоплаченные счета за повторный МРТ головы, стационар и четыре вида таблеток. Стэнли вспоминает, как один бутылек таблеток Роза высыпала в унитаз. Примерно двадцать часов работы - в унитаз.
- Позволь мне помочь… чем-нибудь?
Отец Уорд здесь, но Стэнли его... Стэнли его будто не видит. Не хочет видеть. Не хочет осознавать, кто перед ним, и что он делает, и даже не особо задумывается над смыслом того, что он говорит.
Помочь. Как тут блять... Да как тут можно... Да как это вообще...
Стэнли за мгновение натягивается, как струна, резко выпрямляя спину и буквально выкрикивая:
- Чем, блять?! Помолиться?! О да, давайте, давайте вместе встанем покорно на колени и вознесем мольбы Боженьке нашему. Это ведь ей, блять, так помогло! Каждое ебучее воскресенье! - Стэнли даже не замечает, когда он успевает вскочить со своего места. Стэнли не замечает, что своими широкими махами руками сбивает кружку на столе. - Все легче и легче! С каждым, блять, выброшенным в эту сотни раз проклятую церковь долларом ей становилось лучше, блять, конечно, это так ведь и работает! Не в больницы и лечение надо вкладывать - а в Боженьку! Боженька поможет!
В какой-то момент во время этой триады по острому лицу Стэнли начинают течь слезы. Раздраженная слизистая тут же выдает и сопли, которые мешают говорить. И голос постепенно ломается под этой постыдной реакцией организма на стресс.
Плакса.
- Вы меня вообще слушали?! Это конец! Конец! Она умрет, отец Уорд, сколько бы вы не молились вашему Богу, Дьяволу, Макаронному Монстру и Иисусу на тосте! Умрет! - Стэнли продолжает взмахивать руками, и орать, плеваться. Шипеть. - Каким бы я не был сильным! Похуй! Уже так похуй! Я могу быть хоть трижды Суперменом, блять, Бэтменом и ебучим Циклопом - ее это не спасет! Ничего не спасет!
Стэнли хватает опрокинутую кружку и кидает в сторону кухни. Кружка летит метко и врезается прямо в заварник. Слышен грохот, а сразу за ним то, как Стэнли
Просто.
Орет.

+2


Вы здесь » inside » кинозал » cold summer


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC