Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре октябрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +12°...+18°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

sample70

Джером ждет отца

sample70

Питер ждет дочь

sample70

Анна ждет подругу

sample70

МаркусНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ДжеромНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЭнниНАША ГОРДОСТЬ

sample70

НикНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Хотелось бы традиционно начать с «Кусь» и теплых обнимашек для Всех и абсолютно каждого жителя Сайда, наверное без этого я не была бы собою. Для меня, как полагаю для всех вас, Сайд стал домом, добрым, светлым, гостеприимным. Местом, где нам всегда рады и ждут, не важно отлучаемся мы на несколько дней, или же уходим искать себя на жизненном пути. Здесь невероятно уютно, если тебе грустно, скучно и просто хочется поговорить, ты всегда найдешь, которая поднимет настроение, и тех, кто, возможно, ждет только тебя, чтобы зажечь новую, потрясающую воображение историю. Для меня, Сайд – это то место, где я каждый день переживаю весь спектр эмоций, место, где я обрела массу друзей и семью. Большую и крепкую, потому что Сайд – это в первую очередь Семья.

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » what is your path?


what is your path?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sd.uploads.ru/OVYG1.png
what is your path?
дата: 18.09.2018  |  место: дом  |  andrew&tim

дети часто собирают какие-то вещи, предметы, прячут их от родителей. Чаще они оказываются безобидными безделушками, но не в этом случае.

Отредактировано Timothy Grimm (Чт, 11 Окт 2018 11:12:47)

+4

2

С заходом солнца в свои права вступает ночь, и все люди становятся похожи друг на друга в темноте, остаются лишь их очертания, и кажется, что ты становишься слепым, глаза подводят тебя, но тогда же на помощь приходят другие органы чувств, обостряясь и раскрывая неизведанные возможности человека. И вот тогда ты видишь истинное лицо окружающих тебя людей, потому что ночь не терпит лжи и притворства, она срывает маски лицемерия, показывая истинные личности. Разлагающиеся и отравленные, источающие зловонный запах гниения. И обычно, как со всем противным в нашей жизни, люди затыкают свои носы и отворачиваются, уходят, притворяясь, что ничего этого не было и лишь показалось, и их не касается. И только из-за таких людей существуют чистильщики, которые занимаются этой самой грязной работой, о которую не готовы замарать свои чистенькие ручки никто другой. Именно к ним относился Эндрю Гримм, точнее он сам себя к ним относил.
И те, кто видел его днём не могли не согласиться с этим, ведь он действительно занимался мясом, избавляясь от лишних кусков, занимающих нужное место, а иногда помогал не встретиться с всевышним раньше их положенного срока. Но вот если бы они столкнулись во время полной его власти - ночью, они бы скорее всего ужаснулись и может быть даже с диким криком сбежали бы...если бы успели. Эндрю не упускал своих клиентов будь они мертвы или живы. И после их встреч никто не оставался разочарованным, потому что Гримм умел раскрыть все их грехи и потаённые желания, с некоторыми требовалось чуть больше времени, кому-то требовалось всего мгновение, и тем самым оправдывая свою фамилию. И дело было не в общем виде, а только в зловещим взгляде немигающих глаз, которые смотрели пристально, словно гипнотизируя. Сам Эндрю называл это взглядом покойника, потому лишь они могли долго долго смотреть на тебя, ничего не прося, но вызывая непреодолимую нужду рассказать всё.
Но сегодня у чистильщика был выходной, требовалось уделить внимание своей семьи, в частности это касалось Тимоти. Нужно было обсудить некоторые вещи, реальные вещи, которые можно было осязать, которые можно было ощутить, если случайно сесть на кровать. Случайность или предзнаменование чего-то важного? Станет ясно после разговора, то в чём Эндрю был не очень силён, если, конечно, вы не были мертвы или не могли ответить, он скучал по временам, когда сыновья были ещё маленькие и не могли отвечать ему, лишь слушали. И это помогало ему, получше любого психотерапевта, наверное, супруга бы ужаснулась его мыслям и уж тем более его речам, это был факт. Конечно, уже были знаки, наталкивающие на определенные размышления, и если чтение его книг можно было списать на любопытство, сожжение птицы подростковой жестокостью, но игры с разумом, это было что-то необъяснимое. Может он и ожидал что-то найти, что-то похожее, и был готов, но внутри затеплилась надежда, что хотя бы один из сыновей не разочарует отца.
Эндрю мягко ступал тёмному коридору, и единственным источником света выступала полная луна, решившая одним глазом подглядеть, как же будут развиваться события у посланника смерти. Она могла, как наделить силой, так и в миг лишить последней надежды. Она всегда по-особенному действовала на Гримма старшего, ещё с самого детства. Эндрю неуловимо улыбнулся, бросив взгляд в окно и постучал в дверь, после повернул ручку, заходя в комнату Тимоти.
- Тим, - он часто задумывался над такой странной штукой, как генетика, и над тем, как у неё получается так смешивать различные качества двух людей и создавать нового человека, совершенно не похожего ни на кого. И хотя у Тима был брат близнец, похожие, как две капли воды, но только внешне, а вот внутренне отличающие, как земля и небо. И тем более не похожие на своих родителей.  Но сейчас Эндрю собирался доказать обратное.
- Кажется нам нужно кое-что обсудить, - слабый свет от лампы бликовал, отражаясь от стекол в очках, создавая ощущения отсутствия глаз, мужчина сделал ещё пару шагов и сел на тоже самое место, где только недавно нашел довольно занимательные вещи.

+4

3

watch me fall
the greatest fun
it’s not fun at all
mars red sky - curse

[indent=1,0]  Наваждение, мираж, возникающий в беспокойных снах, заставляющий безмолвно кричать, судорожно глотать воздух и просыпаться с капельками пота и ужаса, сползающими по спине со змеиной грацией. Темнота комнаты как продолжение сна, такая же холодная, беззвучная, будто время застывает в ледяной пустыне, и даже ветер обходит это место стороной. В открытое окно не смотрят демоны, из гардероба не вылезают призраки, монстр под кроватью нашёл другое развлечение на эту ночь, и только сон брата оглушающей барабанной дробью заставляет поверить, что это уже не сон.
[indent=1,0]  Мой взгляд упирается в потолок, уже давно отпечатавшийся в сознании, оставшийся в памяти картой целого мира. Я знаю, где тонкая трещина на белом потолке, как русло реки втекает в небольшое, едва заметное и высохшее со временем пятно воды, знаю, что если хорошо присмотреться и дать волю бурной фантазии, то из трещин может сложиться лицо старика, пережившего всё, что происходило с владельцами комнаты, как собственную жизнь. Сегодня на этой карте целого мира появился незваный гость. Чёрная точка, то неподвижная, то пробирающаяся к самой большой трещине, появившейся, наверное, задолго до нашего с Томми рождения. Паук это или злая шутка собственного воображения, обман зрения, но я почувствовал, как холодная рука холода и страха сжимает меня за горло, вновь опуская в колодец, переполненный непонятной агонией, которую я выплёскивал на бумагу тонкими росчерками хорошо заточенного карандаша.
[indent=1,0]  Сегодня мне было не до игр, я не стал врываться в сон брата, наводить там беспорядок, чтобы через какое-то время самому заснуть. Нет, я уже проснулся, снимаю остатки сна, нервными движениями слегка дрожащей руки. Шум в голове складывается в загадки, на которые мне предстоит найти ответы, но не сейчас, откладываю их на потом, записывая в блокнот, ловким движением вытащенный из-под матраса. Школа, люди, постоянные голоса, шум машин - всё это сводит с ума, наталкивает на какие-то безумные идеи, а я будто зависаю над пропастью, будто нахожусь на перекрёстке дорог, и вот-вот невидимая рука подтолкнёт и заставит прыгнуть, неосмотрительный водитель собьёт меня, не заметив.
[indent=1,0]  Животный мир в стенах школы открывает вопрос виктимности, садизма, тупой агрессии, а я просто смотрю со стороны, оставаясь всё тем же внимательным и благодарным наблюдателем, словно пришёл в театр на спектакль, сюжет которого нам не раскрыли сценаристы. От этих наблюдений приходит осознание, что я как-то должен проявить инициативу, ведь не зря ко мне постоянно обращаются со сцены, призывая принять участие, только делать это открыто мне нельзя.
[indent=1,0]  Первым шагом стало наблюдение за определёнными личностями. За той девочкой, которая в третьем классе приняла мою записку всерьёз и так отчаялась, что начала биться головой о стол, пока её не вывели в коридор. К счастью, она не додумалась взять с собой моё послание, и я хорошо его спрятал на дне рюкзака. Она выросла, осталась в стороне от социума, как, возможно, и я сам, но это меня не привлекло, меня не так уж просто удивить и увлечь. Приём лекарств по расписанию стал камнем на высокой скале, за который я зацепился, взбираясь на самую вершину. Подглядывал, вычитывал названия её лекарств, выяснял как они выглядят, чтобы незаметно подменить. Когда я осуществил свой план, мне осталось лишь вновь занять полюбившееся место зрителя.
[indent=1,0]  Две недели прошло с того момента, как я, воспользовавшись случаем, вытащил баночку с капсулами и заменил их на другие. Я наблюдал, всматривался в детали, сравнивал и записывал всё с таким усердием, что это стало моим хобби, которым я не могу ни с кем поделиться. У девочки стали проявляться побочные эффекты от частых приёмов антидепрессанта. Сначала это были прыщи, из-за которых над ней смеялись, дразнили, доводя её до слёз, меня до тени улыбки. Затем стало интереснее. Она то и дело отпрашивалась в туалет, дышала тяжело, чесалась и нервничала, будто за ней кто-то следит. За ней следил я. Только того, что мне хотелось увидеть, никак не происходило. Да, знаю, что для смертельного исхода ей нужно повысить дозу, но лезть в это нельзя - опасно, я не хочу быть пойманным за руку. Тем более, что началась только третья неделя моего исследования, о котором известно лишь мне и записям на краях блокнота.
[indent=1,0]  Скрип двери эхом разошёлся по коридору дома, в нашу комнату плавным движением пробралась тёмная тень. Я не спешил включать свет, пытаясь всмотреться в этот тёмный сгусток, который, как мне почему-то показалось сначала, больше напоминал дым, чем человека, затем узнал в этой тени отца и, нащупав выключатель, заранее прикрыл глаза, чтобы спастись от яркого света лампы.
[indent=1,0]  Бросил взгляд на кровать брата и, убедившись, что тот всё ещё спит или профессионально притворяется спящим, поднял глаза от папу. Который час? Не знаю, но достаточно поздний, чтобы такие разговоры происходили только между людьми, связанными интересующей их темой. Сложил появившиеся вопросы в картонную коробку в своём сознании, мне не нравится спрашивать о таких банальных вещах, как, например, "о чём ты хочешь поговорить" или "что-то случилось". Я часто чувствую себя одним-единственным человеком в зале ожидания, который ждёт чего-то конкретного, но не знает, чего именно, поэтому просто жду, что он скажет, как поведёт себя дальше и к чему может привести наш ночной диалог.

+3

4

"Hell is empty and all the devils are here!"
William Shakespeare

Ночь бесконечна и это не пустые слова, если вы задумаетесь, то поймете это. День пролетает незаметно, даже если это монотонная работа или скучные лекции, и пусть кажется, что секундная стрелка замирает на одном месте, но время ускользает, как песок сквозь пальцы, и может первый час и будет сложен, но не последующие. Солнце играет с нашим разумом, создавая лишь иллюзию длинного дня, но постепенно силы покидают его, лучи уже не так сильно пробиваются сквозь окна, и свет не такой яркий, становясь всё приглушеннее и приглушеннее, пока полностью не вытеснится тьмой. Именно с приходом ночи жизнь замирает, и вроде время бежит, но ничего не меняется, она растягивается, словно жвачка, и чем больше ты пытаешься выбраться из неё, тем сильнее приклеиваешься и запутываешься. И вот тогда, когда сил бороться уже не остаётся и ты лишь слабо подергиваешься, выходит привратник, который вскрывает твою душу, твой внутренний мир, доставая то, что так тщательно пряталось от окружающих, иногда даже от самого себя, то в чём себе не мог признаться, но перед ним невозможно лгать, потому что говорит не твой рот, а твое сердце. И вот те самые долгожданные первые лучи восходящего солнца, касаются твоего истерзанного тела, но ты уже не можешь им радоваться, потому что ты познал истину, познал себя, какой ты, и уже никогда не сможешь стать прежним, остаётся лишь или найти силы и жить дальше или...дождаться новой встречи с привратником и попросить стереть этого человека с земли, просто потому что так невозможно существовать дальше. Ты или принимаешь себя, или сходишь с ума, делая тот самый, последний шаг в пропасть.
Для Эндрю ночь была слишком коротка, она пролетела, как одно мгновение, и он часто не замечал, как наступало утро, полностью уйдя в работу. Это лучшее время для всего, будь его воля, он полностью сделал бы мир состоящий только из ночи, ведь именно тогда хочется изучать и создавать, открыть и открываться, не оглядываясь назад, боясь, что торопливое солнце дышит тебе в затылок, подгоняя, сбивая и забирая все мысли. Все тени исчезают. И ты сгораешь беззащитный. Эндрю не хотел, чтобы так же случайно сгорел и Тимоти, он был так ещё юн и неопытен, слишком увлекшись чем-то, ему легко будет не заметить опасность подкравшуюся откуда не ждали. Но чтобы ему помочь, нужно побольше узнать о его душе, понять какие из ростков взошли на этой дикой почве из всех семян когда-то посеянных Гриммом старшим. Или это гибрид?!
И лишь брошенный взгляд сына в сторону, напоминает, что они не одни, ещё одно его продолжение, Томас, был здесь и не был одновременно. Почему-то Эндрю его не чувствовал, словно он был невидим или слишком живой для ночи, поэтому сейчас замер неподвижно, пережидая не его время. Кто-то увидев их сейчас, мог решить, что в комнате повисла неловкость, и никто не знает как начать разговор, но всё было совершенно не так, за них говорили их глаза, или действия в случае Эндрю. Его рука словно подправив невидимую складку скользнула под покрывало, а дальше под матрас, не слишком далеко, но достаточно, чтобы вытащить первый попавшийся листок. Мужчина поднимается и оказывается перед столом, чтобы не только получше разглядеть, какую из тайн он вытащил на этот раз, но чтобы ощутить вибрации тела и его эмоции. Не известно откуда это взялось в нём, может из-за частого нахождения с мёртвыми, когда атрофируются многие твои собственные ощущения и ты начинаешь питаться от других, улавливая их малейшие изменения, эмоции, генерирующую энергию вокруг человека, уникальную для каждого. Поэтому Эндрю не составляло труда отличить двух близнецов, они пульсировали разной энергией, разной жизнью, одна была яркая, но какой-то искусственной, другая же тёмная, но пульсирующая и хаотичная.
Такой простор для работы психоаналитику, залезть внутрь, покопаться, проанализировать и ничего не понять, потому что только сам создатель этого, может сказать истинный смысл, заложенный здесь,  может поверхностный, а может и скрытый под чем-то. Эндрю может задать вопрос, может произнести монолог, но скорее на всё это уже есть какие-то подготовленные ответы, поэтому он просто ждёт, как поступит Тимоти. Удивит ли.

+4

5

how can we dance when our earth is burning?
how can we sleep when our minds our turning?
arborea - dance, sing, fight

[indent=1,0]  Секреты как муравьи - расползаются по муравейнику разума, плодятся, копошатся внутри. Я старательно прятал свои мысли, выстраивал стены вокруг этого муравейника, не позволяя им выбраться наружу, а посторонним людям заглянуть внутрь. Так я чувствовал себя в безопасности, далеко от порицаний и гнева, от неприязни всех окружающих. Да, я не отрицаю, что в какой-то степени зависим от общества, как и любой другой человек я боюсь всех этих механизмов, которые могут привести не только к крушению стен, защищающих тайны и меня самого, но и к чему-то более страшному. Не успеет сработать сигнал тревоги, когда кто-то проникнет в разум, кто-то, кого ты не звал. И вот сейчас, в момент, когда я ожидал подобного меньше всего, на мою территорию вторглись, рассматривая под светом настольной лампы моих муравьёв.
[indent=1,0]  Перед лицом опасности каждый ведёт себя по-своему, кто-то хочет убежать, кто-то прёт напролом, но если при рождении человеку достаётся определённая роль в жизни, то моя - роль рыболова, который не начинает охоту с ружьём наперевес, а дожидается, замерев в пространстве и времени, когда жертва сама попадётся на крючок. И эта метафора была бы куда более логичнее, если бы я желал, чтобы отец узнавал мои тайны, видел эти рисунки, записи, пометки и всё остальное, что я хранил под матрасом долгие годы, восседал на них с гордостью дракона, получившего свои сокровища и не желающего делиться, но в этот раз не я поймал кого-то, а меня.
[indent=1,0]  Всего на пару секунд, таких долгих и томительных секунд, я поддался панике, ощутил беспомощность, отдавшуюся ударами тока под мочкой уха, почувствовал как ноги онемели, как по плечам прошёлся поток ветра, заставляя ёжиться и смотреть прямо в глаза папы за его очками, как-то странно отражающими свет лампы. Смотрю на лист бумаги в его руке, на секунду кажется, что это всё иллюзия, мозг пытается защититься ложными фантазиями, воспоминаниями, и вот на мгновение появляется мысль, что папа просто проверяет домашнее задание, а не вглядывается в рисунок, изображающий человека, разобранного по частям. Он видит лишь одну деталь мозаики, которую я воссоздавал, ночами впиваясь взглядом в бумагу и затачивая карандаши, а значит, моя задумка не будет понята, ведь это лишь одна из её частей. И если сегодня суждено состояться суду отца над сыном, то я хотя бы попробую донести до него свой истинный замысел.
[indent=1,0]  Как во сне, где невозможно контролировать свои действия, взять управление над падающим самолётом, я достаю остальные листы бумаги и начинаю раскладывать их на столе в том порядке, в котором смысл всего этого сразу становится понятным даже для неосведомлённого человека. Общие заметки с именем, возрастом, обведённые чёрной ручкой названия лекарств, которые я подменил, чтобы наблюдать за девочкой со стороны, распечатанные фотографии с сайтов, где смерть - это эротическая фантазия, а не что-то ужасное, рисунки... Всего этого не должно быть под матрасом у шестнадцатилетнего парня, а тем более в его голове, но я искренне верил, что никто не зайдёт в лабиринтах моего сознания так далеко.
[indent=1,0]  Слова складываются в фразы, вопросы, только я не рискую озвучивать их, они шумом моря давят на меня изнутри, тенями ложась на лицо, отражаясь в глазах. "Тебе страшно, папа?" Я наблюдаю за ним с долей безразличия, удерживая порывы эмоций в подвале сознания. Мне уже не страшно, мне любопытное, этот нелепый интерес ребёнка, решившего проверить, сможет ли он полететь, если прыгнет вниз с большой высоты настораживает лишь иногда, когда в голове тихо, и я могу перебирать мысли, выбирать их самостоятельно и обдумывать, создавая последовательность, но сейчас слишком много шума, он сбивает с толку, и я вновь начинаю зацикливаться на чём-то одном, чём-то, что заставляет впиваться взглядом в каждое движение, в каждую деталь, которая выдаст мысли отца.
[indent=1,0]  Когда всё началось? Когда я перестал контролировать себя, уходя куда-то далеко в своих мыслях? Придётся покопаться в прошлом, зарыться глубоко в эту кроличью нору, чтобы выудить воспоминания, с течением времени стирающиеся из памяти. Нам было года четыре, я помню этот возраст. Кажется, более-менее осмысленно думать, чтобы запоминать какие-то события, я начал в три года, но то были не самые интересные дни и месяцы моей жизни, а вот в четыре года случилось самое запоминающееся событие, закрепившееся в памяти, но постепенно ускользающее. У нас был пёс, точно такой же как сейчас, даже кличку дали такую же. Однажды он пропал, мама не подавала виду, но это было очевидно - пса нигде не было. Папа прятал листовки о пропаже, Томми плакал и искал собаку. И вот однажды мы гуляли во дворе. Запах гнили, тошнотворный, неприятный, но мне было интересно, откуда он исходит. Я заставлял Томми смотреть, сжимая его руку и не позволяя уходить, смотрел и сам, пытаясь вызвать у себя хоть какие-нибудь эмоции, например, жалость или сострадание, но я чувствовал лишь скуку и усталость от долгой прогулки. Я не рассказывал о нашей находке, говорил, что Томми врёт, и пса не было на том месте. Зачем? Возможно, я хотел вернуться туда на следующий день. Только родители всё равно поверили. Они купили точно такого же пса, назвали его тем же именем, сказав Томми, что наш питомец просто спал. Я не поверил.
[indent=1,0] - Ты чувствуешь что-то, когда видишь мёртвое тело?
[indent=1,0]  Не человека, тело, пустой сосуд, который будет медленно вздуваться, пока не лопнет, затем сдуваться, пока под ней не начнут проглядывать кости. Я думаю больше чем говорю, но это просто моя защита, моя стена, за которую до сих пор никому не удавалось пройти без последствий.

+4


Вы здесь » inside » столовая » what is your path?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC