ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21) На календаре январь 2019 года. Температура воздуха
в этом месяце: -8°...+3°


ЭТО ВАЖНО

♠ ТОП ИГРОКОВ 01.01 - 17.01
♠ криминальная сводка ♠ inside says
♠ flashmob: winter vibes
♠ нам 3 года

Рождество или жизнь?




Нет более подходящего времени для поездки домой, чем Рождество. Но нет и более подходящего времени, чтобы сбежать из дому, подальше от любимых родственников.

Окутанный снегом Лейк Шор, завораживает своей красотой. Миллионы разноцветных огней мерцают на витринах магазинов и жилых домах, напоминая всем, что именно сегодня свершится волшебство. А занесенные снегом улицы города, готовы внести свой вклад не только в Рождественское настроение, но и свои коррективы в ваши планы.



Предпраздничная суета, казалось, обошла стороной всех местных жителей этого города, живущих размеренным и давно привычным ритмом. Чего не скажешь о тех, кого Рождество застало врасплох. Многочисленные гости города и новые поселенцы, привыкшие к темпам больших мегаполисов, никак не ожидали, что внезапно выпавший снег может спутать любые планы. Да и местные магазины будут закрыты, вовсе не ожидая Вас с распростертыми объятьями. И не повезло тем, кто не подготовил подарки для близких, ибо предстоит им совершить тяжелое путешествие, пробиваясь через полностью обездвиженный город в поисках открытых магазинов.

А знаете ли вы...

...что всё просто: если зашёл в детскую, значит ещё жив

... что"сайд", "слишком одомашненный", "семья" и тысячи других, трогающих что-то там в сердечной мышце, определений

...что это Сайд, несчастливые финалы его фишечка.

...что мы заменяем слова "повод" на "Макаллан", чтобы остальные не думали о смысле

...что бордель какой-то, а не белый дом

...что президент и его молодая команда алкоголиков и развратников активно трудятся на благо этой страны

...что это Сайд. Здесь постоянно кто-нибудь за кем-нибудь следит. Заводские установки. К этому ставишь галочку, как на лицензионном соглашении.

...#СЛАВА_БОГУ_ТЫ_ПРИШЕЛ

...что на ручках у Кэрри тепло и уютно.

...что Хел - наше битвушное солнышко

...что не потерялся в гостиной - не прошел боевое крещение

...что пока Руби даёт дельные советы, Грейс говорит "поздно".

...ОН ПОЦЕЛОВАЛ МЕНЯ!!!!! - долгожданное продолжение

...во что вечно ввязывается Рэйвен?

...что во всех злодеяниях замешаны Орсоны, но у президента свое мнение на этот счет

...зачем Эва запасается углем?

...что недовольная Одри снится к флуду в неположенном месте

...что на сайде особое отношение к диванчикам

...что Престон-старший ломает пальцы всем, кто трогает Одри

..."убейте его" - это кого? того, кто среди нас не Рузвельт, конечно

...что вискарикус наливатус!

...что романтика - это когда он предлагает вместе закопать твоего ухажера в лесу

...что потом постараюсь писать меньше. правда

...что через бдсм к звездам!

...что Рэюшка! Рэюшечка! Рэээээээй! Рэмбо!

...что Элис отдает сестру за шашлык

...что было у Тео с дверью?

...что: приуныл? прибухни!

...что может стоит позвонить Питеру? У него же дохрена детей, он знает что делать.

....что Теллер и Дэвитт хотят взять домой котеночка по фамилии Эшмор?

...что если хочешь почувствовать себя мужчиной хоть куда? заглядывай в битву полов!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » спасение утопающего;


спасение утопающего;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/Bv2cq05.png https://i.imgur.com/k5Yakgw.png https://i.imgur.com/tqDNl1V.png
спасение утопающего;
ноябрь|  гей-клуб |  Клауд & Ривер

Я смотрю на тебя, ты — на меня. Пойдём домой, кретин.

Отредактировано Cloud Mars (Вс, 11 Ноя 2018 12:38:43)

+3

2

внешний вид*
[indent=1,0] Эту безумную женщину звали Джаконда Джексон, проще говоря «Джекки». Больше похожая на смерть с одиноким и болезненным взглядом, глубокими морщинами на лице и тяжелым голосом она совсем не создавала образ идеальной матери. Откровенно говоря, образ матери она не создавала вовсе. Перекрашенные за всю жизнь во все оттенки белого её волосы больше походили на солому, а стиль «женственность — хуйня для пустышек» так и кричал о её самостоятельности. В настоящее время это приравнивается к ошибочному суждению — нет ёбыря, вот и выгляжу как уродина. Но, что удивительно, у Джекки потенциальный ёбырь всё-таки маячил на горизонте. Периодически накидывающийся этилом Ричард Диксон появляется в её доме минимум два раза в неделю и устраивает такое шоу, что цирк дю солей может позаимствовать парочку трюков для своих выступлений.

[indent=1,0]  Что удивительно, Джекки Джексон являлась матерью. Хотя, правильнее её было бы назвать опекуном. Удивительно, как такой женщине, как она, вообще дали возможность кого-то воспитывать. Тем не менее, это так. Сумасшедшая Джекки Джексон никогда не привлекалась к ответственности: за распитие алкогольных напитков до шестнадцати лет, за курение травки в подсобке кабинета биологии в школе, за избиение чёрной шлюшки на пересечении третьей и девятой улиц, а также за абсолютный похуизм в отношении детей. Н и к о г д а. Безнаказанная Джекки находится в базе данных патронажных семей. Джекки воспитывает четверых детей, включая меня. Джекки — долбанутая на всю голову алкашка, способная вовремя сделать приличную причёску, вылизать дом до чистоты и усадить деток за стол, когда социальные работники приходят с проверкой. Она способна усмирить буйного Ричарда Диксона, ебанув ему от души бейсбольной битой, спрятав в шкафу в спальне пока некая комиссия проверяет условия жизни приёмных деток. Она чокнутая. Поэтому я и ушёл.

[indent=1,0] Четвёртая семья за семнадцать лет с перерывами на временное пребывание в сиротских дома. Их ещё называют приютами, словно мы, находящиеся там, не дети, а какие-то животные без надзора. Четвёртая семья, которая никогда не сможет принять сложного ребёнка, который, видите ли, не открывается им. И это лишь официальная версия своего рода их отказа. Никто не знает, сколько скелетов хранит мой семнадцатилетний мозг, повидавший за всю жизнь такого «добра», какого никому не пожелаешь. Тем не менее, я всё также молча принимаю происходящее.

[indent=1,0] «Это твой последний шанс, Клауд. Постарайся быть хорошим мальчиком», - пишет мне социальный работник Меган Харрисон, знающий меня порядка трёх лет. Она постаралась найти для меня хорошую семью: приличную женщину, души не чаявшей в  своих детках и воспитывающую таких, как я, уже порядка десяти лет. Меган нельзя винить — она ведь не знает, насколько лживыми и жестокими могут быть люди. Наивная девочка отдаёт детей в добрые руки, которые на деле оказываются лапами чертей. Но это ничего… Она ведь не знает всей правды.

[indent=1,0]  После полугода, проведённого под контролем Джекки, я решил не столько сбежать, сколько покинуть дом, в котором у меня было лишь спальное место. Иронично, до совершеннолетия оставалось всего ничего, но я уже не мог терпеть: видеть эту женщину стало для моего своего рода пыткой. От того я и начал перебираться с места на места. Нашёл подработку в музыкальном магазине, что удивительно, продолжал посещать школу. Не без пропусков, конечно, не без проблем в виде дополнительных занятий. Однажды даже получил отстранение от занятий на несколько дней. Уведомление Джекки обо всём этом ничего не изменило. К счастью, ей было абсолютно срать, где я нахожусь. Конечно, мои выходки доставляли ей проблемы, но не настолько большие, чтобы она начала искать меня по всему городу или хотя бы заявила копам о пропаже.

[indent=1,0] Мне семнадцать. Я самостоятельный мальчишка, умею заботиться о себе, знаю, чего хочу от жизни. Осталось только снять с себя этой клеймо «подопечного» и начать жить свою жизнь. Найти мальчишку, который в воспоминаниях остался моим младшим братом. Начать зарабатывать «большие деньги» или хотя бы столько, чтобы можно было жить, не боясь, что тебя выгонят с места ночлежки, что кто-то найдёт твоё убежище. Быть себе хозяином и не зависеть от оценок, наставлений и упрёков. Пусть иногда мне и хотелось быть всего лишь подростком: заводить друзей, тусить на вечеринках, спать с красивыми девушками или парнями, стремиться пойти в ВУЗ и стать каким-нибудь менеджером среднего звена; это всё равно было невыполнимо. От того я закрывал глаза на все эти глупости и просто делал то, что нужно было.

[indent=1,0]  «То, что нужно»— это такие вещи, которыми я определённо не гордился. Например, мелкими (или не очень) правонарушениями. Если бы кто-то подал на меня заявление, то в отличие от моей новой мамки, у меня бы не получилось остаться белым и пушистым. К сожалению, я бы мотал срок за кражу в колонии для несовершеннолетних. Дело не в сумме украденного, а количестве краж. Но, к счастью, мои жертвы почти не сообщают в полицию о таком. Многие из них замужние мужчины и женщины в том возрасте, когда признавать сексуальную связь с несовершеннолетним будет куда большей проблемой, чем исчезновение нескольких сотен долларов из бумажника. Ничего особенного, да? Просто бизнес. Так обычно говорят эти люди, подсаживаясь ко мне в клубе и предлагая выпить. Низкий хриплый голос и поддельные документы – так мало нужно для того, чтобы казаться старше двадцати.

[indent=1,0] Я был достаточно осторожен. Старался посещать такие места, куда вряд ли заявятся мои знакомые. Почти не посещал местных кафешек, на рестораны у меня бы просто не хватило денег. А вот клубы… Клубы, да. Большая часть преподавателей – люди в возрасте. Они почти не посещают подобные заведения. А молодняк меня практически не интересовал. Так что я мог спокойно «охотиться» где-нибудь у барной стойки, ожидая очередного клиента. Если бы кто-то из сутенёров знал, сколько я заработал на лохах, почти не продавая своё тело – непременно бы предложили работу = кабалу. Но я в своём возрасте старался просчитывать все действия наперёд, чтобы не нажить себе: во-первых, дохуя проблем, во-вторых, дохуя врагов.

[indent=1,0]  — У тебя красивые губы, — мужчина на вид лет сорока подсаживается на соседнее место. На нём твидовые брюки в клетку, нежно-голубая рубашка и кардиган. Он похож то ли на хипстера, то ли на библиотекаря. Пока не могу понять. Смущённо прикрываю веки, шумно выдохнув. Внезапный собеседник улыбается и предлагает мне что-нибудь выпить. Пожалуйста. Я готов, чтобы меня угощали.
[indent=1,0] — Что ты делаешь в таком месте? Тебе же здесь не место… — После пары бокалов у него совсем развязывается язык. И не только он, похоже. Тёплая ладонь по-хозяйски лежит на моём бедре. Шаловливые пальцы нового знакомого готовы зайти дальше положенного, но я не отстраняюсь. Наоборот, нагибаюсь к нему ближе, якобы под предлогом шума вокруг.
[indent=1,0]  — Где же я по твоему мнению должен быть? — Видимо моё действие было расценено как «да» на вопрос, который он не задал. Тем не менее, «да» не было, поэтому я спешу отстраниться назад до того, как он продолжит мне что-то заливать.
[indent=1,0]  — В художественном классе. Из тебя бы вышла отличная модель. Эти скулы, идеальные черты… В меру накачанные руки, наверняка красивый торс. С тебя можно было бы создать такую скульптуру… — Его язык начинает заплетаться, а я, кажется, понимаю, чем занимается этот человек. Эти художники… У них никогда не бывает того, что мне обычно необходимо. Пусть и выглядит он симпатично, я с этих кратковременных отношений нисколько не получу, поэтому смысла задерживаться здесь нет. Стоило придумать, как тактично съебать, чтобы новый друг не обиделся. — Мраморная статуя Давида – Микеланджело. Точь в точь твои параметры… — Увлечённый собственной идеей мужчина даже не заметил, как я залпом выпил остатки коктейля и уже готов был слинять под предлогом «уборной». Проблема в том, что это могло также послужить ему знаком провести немного времени вместе, что нихрена не упрощало мне задачу.
[indent=1,0] — Знаешь, я не думаю, что… — Не успеваю я договорить, как он встаёт с барного стула и спешит схватить меня за талию,  забравшись ладонью под тонкую ткань майки.
[indent=1,0] — Я могу показать тебе, — шепчет он мне на ухо, обжигая горячим дыханием. «Чёрт», — только и успеваю подумать я, ища спасение в окружающих людях. Но всем срать. Это гей-клуб, тут даже комната для быстрого перепихона есть, чёрт подери. Такие обжиманцы никого не удивят. — Тебе понравится. — Сначала я предвкушаю ёбаный пиздец от того, что возможно моё очко разорвётся сегодняшней ночью от излишнего энтузиазма этого героя. Но позже осознаю, что он — не самая моя большая проблема. Рядом с нами буквально через стул оказывается слишком знакомый мне человек из школы — мистер Стронг. Твою ж мать.

Отредактировано Cloud Mars (Чт, 8 Ноя 2018 13:54:18)

+2

3

[indent=1,0] Саманта стучит в мой кабинет, лучезарно улыбаясь в этой своей приторно любезной манере, стоит мне дать согласие на вторжение, в ответ на её "Ривер, есть минутка?". У меня в последнее время есть не только минутка, но иногда и свободные несколько часов - в школе будто наступил период затишья, когда даже самые отвязные хулиганы словно решили на время залечь на дно. Резкое падение правонарушений предвещает не менее резкий её скачок в ближайшем будущем - и это нисколько не радует; затишье, как говорится, случается только перед бурей. Вероятно, скоро появится много работы, как бумажной, так и воспитательной, а пока есть время немного расслабиться и привести в порядок мысли. Только Сэм считает, что очередное приглашение "пообедать как-нибудь вместе" будет для меня куда соблазнительнее, чем самокопание, в которое я так самозабвенно погружаюсь, стоит делам отойти на задний план.
[indent=1,0] - Хорошо выглядишь, Саманта. Впрочем, как и всегда. Приятное сочетание цветов.
[indent=1,0] Лавандового цвета платье и нежно-розовый шарфик определенно ей к лицу, и я где-то в глубине души ловлю тревожные звоночки, скорее, интуитивно - она давно просекла эту фишку с комплиментами и будто перешерстила все книги по колористике, чтобы каждый раз добиваться наиболее удачного сочетания цветов - я ведь обязательно обращу на это внимание. Моя ошибка в том, что я не могу не повестись на эстетику, её ошибка в том, что она воспринимает это каждый раз, как зеленый свет - толчок к действию.
[indent=1,0] - Рив, может быть, я очень назойлива... - Да, ты очень назойлива, - проговариваю я про себя в ответ на её немой, но определенно точно не сказанный к месту, вопрос. -... но не хотел бы ты присоединиться к нам на выходных? Будем я, Мэри, Купер, мистер Тёрнер тоже, возможно, присоединится. Такой маленький учительский корпоративчик в караоке-баре. Ещё один тревожный звоночек раздаётся в моей голове - во-первых, провести время в компании своих коллег не представляется хорошей идеей. И дело даже не в том, что при одной мысли об этом внутри копошатся социопативные порывы, дело в том, что за пару лет работы в школе Лейк-Шор, я даже не предпринял никаких попыток с ними сблизиться, чтобы пересечь черту хотя бы хороших знакомых. Во-вторых, караоке и бар - два ингридиента, от которых кровь в жилах стынет при одной мысли - уже представляю, как после нескольких шотов начнутся пьяные песни, возможно, слёзы, возможно, завуалированные признания в любви. За пару лет было множество удобных случаев, чтобы изучить Саманту вдоль и поперек - впрочем, сама Сэм всегда была, словно на ладони, словно раскрытая книга - читай, не хочу. И я прочитал.
[indent=1,0] - Ты не занят в эти выходные? Ох, черт, какая я дурочка, нужно было сразу об этом спросить!
[indent=1,0] Она смущенно смеется, прикрывая рот ладошкой, а я разминаю пальцы, щелкая ими, задумчиво глядя в пустой лист ежедневника, лежащего на столе. Ровно выдыхаю, в очередной раз подбирая слова - в очередной раз лишаю её возможности атаковать мой размеренный ритм жизни в неформальной обстановке. Бедная Саманта не знает, что проблема не в ней. Бедная Саманта не знает, что я, в принципе, не воспринимающий женщин, как объект сексуального влечения, каждый раз отшиваю её не со зла или из вредности. Не потому, что я затворник, не выходящий по выходным из дома, не потому, что я не люблю общение с людьми, не потому что я что-то скрываю. Я никогда не скрывал того, что я гей - проблема в том, что Сэм не хотела посмотреть правде в глаза, всё ещё на что-то надеясь. Наивно полагая, что отсутствие фразы, которую я до сих пор не сказал ей прямо в лоб, даёт шанс на то, что проблема в чём-то другом. Не в этом. Да и, как по мне, вовсе проблемой не являлось - я тот, каким я был всегда, каким я был с момента осознания, понимания и принятия самого себя. Разве что, я никогда не говорил об этом вслух, не потому что стеснялся или боялся, в полной уверенности, что Лейк-Шор меня не примет, как мои родители когда-то давно. Просто не считал это нужным. И единственной проблемой был даже не тот факт, что я не сказал об этом Саманте напрямую, прекрасно зная и понимая, к чему ведёт каждый её взгляд, разговор и предложение куда-нибудь сходить. Единственной проблемой был и остаётся тот факт, что Сэм никогда сама не открывала эту тему, задавая вопрос напрямую.
[indent=1,0] - Нет, к сожалению, я не могу. Нужно отвезти Матильду к ветеринару. Она неважно себя чувствует, нужно обследование.
[indent=1,0] Следом - ожидаемая реакция на сказанное. Девушки без ума от домашних животных, ещё больше они без ума от мужчин, чьими домашними питомцами оказываются кошки. Для Саманты это был контрольный - пришлось ещё десять минут выслушивать разговоры о том, "как это, черт возьми, мило, Ривер". Да, у меня есть кошка и это единственная женская особь, которую я смог полюбить всей душой.

внешний вид
[indent=1,0] Матильда была в порядке. Я снова скатился до лжи во благо, но я и не обещал себе, что прекращу подобное. У моих коллег не так много информации о моей жизни, чтобы в конечном итоге всё вылилось в конфликт - они мне не нужны. Я выдерживаю ту дистанцию, за которую заступать попросту боятся - я, так называемая, тёмная лошадка, о которой хочется узнать больше, но в то же время, их всегда что-то останавливает. Или их останавливаю я сам - отправляясь в выходные не к ветеринару, а в гей-клуб - то ли просто выпить, то ли немного развлечься, если повезёт наткнуться на кого-то адекватного. Я не хожу туда в поисках перепихона на одну ночь, так же как не хожу туда клеить кого-то самостоятельно. Я не жду, когда судьба случайно столкнет меня с "тем самым" - приоритет всегда в другом. Плюс гей-клуба, находящегося в глубине городка, поодаль от основного сосредоточения клубов и кафешек - отсутствие знакомых. Сюда не придут школьники, сюда не заявятся мои коллеги - этот вариант пока идеальнее многих, ведь даже в захудалом баре на окраине города, где, казалось бы, вообще невозможно кого-то встретить, всегда найдутся дамы, которые захотят проверить уровень своей привлекательности.
[indent=1,0] Геи ведут себя иначе - хотя, свои особенные кадры найдутся и среди лгбт-сообщества; как ни крути - огромную роль играет здесь уже чисто человеческий фактор. Пока ты сидишь за барной стойкой - ты в зоне риска, я прекрасно знал это, но всегда игнорировал - при желании всегда можно вежливо отказаться. Конечно, пока не начинают перегибать палку. В этот вечер мне везло на спокойствие - пожалуй, я бывал здесь слишком часто, чтобы на меня каждый раз набрасывались, как на свеженькую добычу. Поэтому взяв курс к бару, я быстро лавировал среди танцующих полуголых и разноцветных тел, пока не уселся на высокий барный стул, перед симпатичным барменом, с которым мы были знакомы с самого момента моего переезда в Лейк-Шор.
[indent=1,0] - По стандарту, красавчик?
[indent=1,0] Коротко киваю, приподнимая уголки губ и неспешно оглядываюсь по сторонам - в этом заведении жизнь кипеть не прекращает, кажется, никогда. Музыка не замолкает ни на секунду, заманивая в свои сети посетителей - увлекает за своими звуками в самую глубь толпы, в которой тебя обласкают со всех сторон десятки нежных кончиков пальцев, сладкими речами и горячим дыханием. И кому-то обязательно повезёт провести ночь в отличной компании, а кто-то я - тот просидит у барной стойки, болтая о чём-то с барменом по имени Сильвер, потому что снова жизнь словно замерла в одной точке и стабильно не сдвигается с места в отсутствие всяких перемен и переломных моментов.
[indent=1,0] - Слишком обыденно, понимаешь? Даже это место будто не вызывает уже прежних эмоций. Говорю, делая пару глотков водки с тоником и смотрю на Сильвера, поджав губы.
[indent=1,0] - Парень, тебе нужно просто расслабиться, вот и всё. Проблема в тебе и твоем нежелании подпускать к себе кого-то - черт возьми, такое дерьмо нужно рубить на корню, оно тебя в болото утягивает, из которого тяжелее выбраться. Кое-кто себя запустил. Он тычет мне в лоб пальцем, от чего я морщусь и легко отмахиваюсь. Он прав и я не хочу признаться в этом даже самому себе. Мне необходимо снять напряжение, выпустить пар, просто потрахаться, в конце концов. Только бросаться на первых встречных не в моём стиле - слишком, мать его, избирательный.
[indent=1,0] - Видел я тут пару новеньких лиц, и хорошо бы тебе поторопиться, пока их не подпортили некоторые, сам понимаешь. Он кривит губы, и мы оба понимаем, кого он имеет в виду, но я отвечаю только коротким смешком и лезу в карман за сигаретами.
[indent=1,0] - Пойду проветрюсь минут на пять.
[indent=1,0] Слезаю со стула и не успеваю пройти и пары метров, как натыкаюсь на знакомое лицо. Что хуже - почти лоб в лоб. Что гораздо хуже - на своего ученика. Замираю в каком-то то ли недоумении, то ли оцепенении, не в состоянии даже шевельнуться - я ожидал встретить тут кого угодно, но только не Клауда. Не того парнишку, судьбе которого я искренне сопереживал, не того парнишку, которому нужна была нормальная любящая семья и забота. Я не был готов к подобной иронии со стороны судьбы-злодейки и дело даже не в том, что школьник увидел меня в подобной обстановке, дело в том, в какой обстановке его увидел я. Руки какого-то похотливого хипстера покоились под майкой парня, а тот, по всей видимости, был в не в восторге от подобного вторжения. Его глаза в ужасе замерли прямо в моих, а я не нашёл достаточного количества воздуха, чтобы вдохнуть ровно и размеренно - вышел какой-то рваный скомканный вдох, прежде, чем я вышел из состояния исступления и сделал шаг вперёд, сокращая расстояние.
[indent=1,0] - Эй, какие-то проблемы, парень?
[indent=1,0] Я знаю, что на этот вопрос ответа не последует, но промолчать я уже не мог - так же, как и не мог пройти мимо. Будь на том месте любой другой парень, я бы прошёл мимо, просто потому что это не моё дело. Но это Клауд, это, блять, школьник, это парнишка, у которого целый ворох проблем, о которых он не охотно и говорит - а мне, черт подери, не забить на него. Мне не всё равно и вот это уже  п р о б л е м а.
[indent=1,0] - Иди куда шёл, красавчик.
[indent=1,0] Ненавижу это слово, прицепившееся ко мне неким прозвищем в этих самых кругах. Сорвавшись на ухмылку, я отвожу взгляд в сторону, а потом мельком смотрю на Марса, давая ему понять, что всё будет в порядке. Не знаю, почему, но меня так сильно задевает вся эта ситуация, словно я сам чувствую весь этот напор энтузиазма того мужчины - чёртова эмпатия, резкой яркой искрой поразившая район солнечного сплетения. Уже чувствую, как адреналин потёк по венам, а длинные пальцы сжались в кулаки.
[indent=1,0] - Нет, пожалуй, я останусь тут, понаблюдать за тем, как сорокалетний мужик домогается до школьника.
[indent=1,0] Скрестив руки на груди, опираюсь о барную стойку и натягиваю на лицо не самую искреннюю и приятную улыбку. Выражение лица мужчины меняется мгновенно и, кажется, он готов оторвать свои руки от мальчишки, только, почему-то, не отрывает. Грязный извращенец. Неужели всё настолько плохо?
[indent=1,0] - Пойдем со мной, подальше от этого ненормального. Несёт какую-то чушь...
[indent=1,0] Я вижу, как тот прикасается губами к уху Клауда, что действует на меня, словно триггер - костяшки на сжатых кулаках уже белеют. Будь Марс согласен на продолжение, он бы уже ушёл с ним, но парнишка стоит на одном месте, лишь изредка пытаясь убрать его руки от своего тела. Безуспешно.
[indent=1,0] - Убери от него свои руки.
[indent=1,0] Говорю ровно и спокойно, чувствуя, как внутри меня уже бушует агрессия, но пока ещё пассивная. Я не назову себя человеком, способным завестись вполоборота. Я абсолютно трезв и это точно не последствия употребления алкоголя. Я был спокоен ровно до того момента, пока не пошёл на улицу покурить. Я был спокоен ровно до того момента, пока не встретился лицом к лицу с мальчишкой, которого необходимо было спасти, пока всё окончательно не вышло из-под контроля.
[indent=1,0] - Хорошо. Поговорим по-другому.
[indent=1,0] Игнорирование вопроса - не самая лучшая реакция. Удар кулаком, впрочем, тоже - я не успеваю осознать, как, черт возьми, я до такого скатился, но мои костяшки уже смачно целуют его лицо, где-то между носом и верхними зубами. Это временно выбивает того из реальности, а меня, к сожалению, в эту реальность, затягивает лишь сильнее - вокруг уже собирается маленькая толпа тех, кто был свидетелем произошедшего - в ушах предательски звенит, и я несколько секунд ничего не слышу. Пока голос Сильвера не врезается в моё сознание.
[indent=1,0] - Ривер, какого черта, я спрашиваю?!
[indent=1,0] Я молча наблюдаю за тем, как мальчишка отскочил от своего "поклонника", прижавшись к барной стойке, голоса вокруг становятся громче, а голодное грязное животное явно жаждет продолжения драки, только Сильвер уже оказался рядом с нами, в полной готовности прекратить этот цирк.
[indent=1,0] - Стронг, когда я говорил выпустить пар, я не имел в виду это. Где выход - ты знаешь. Надеюсь, ты подумаешь над своим поведением и больше так делать не будешь. А ты... - он смотрит на виновника торжества - туалет в дальней стороне клуба, иди умойся.

[indent=1,0] Раздраженно фыркнув, поправляю рукава пальто и ухожу прочь, по пути хватая Клауда за руку - вывожу мальчишку из клуба и прохожу ещё пару метров, чтобы встать подальше от курящих посетителей и сосущихся парочек. Кулак неприятно саднит после удара - сжимаю и разжимаю его, понимая, что на костяшках останутся засохшие кровяные корочки. Дерьмо.
[indent=1,0] Пару раз глубоко вдохнув и выдохнув, я всё-таки поворачиваюсь к мальчишке и сделав короткую паузу, осознавая, что слова не хотят срываться с языка, всё-таки начинаю говорить.
[indent=1,0] - Ты в порядке?
[indent=1,0] Конечно же, он не в порядке. Он стоит передо мной в одной футболке и я понятия не имею, где его остальная одежда. Я понятия не имею, как часто он здесь появляется и почему не встречал его раньше. Почему я не могу вытащить его из этого болота - его затянуло уже так сильно, что время уже на исходе. Не хочу даже знать,  ч т о  с ним здесь происходило, не хочу читать долгих и утомительных нотаций, проводить воспитательные беседы о том, что хорошо, а что плохо. Это не сократит расстояние между нами, не укрепит доверия, не приведет ни к чему хорошему. Только оттолкнет мальчишку ещё дальше, усилит его оборону, а мне этого не хочется. Мне не хочется, чтобы почувствовав всё это давление, он просто сорвался с места и убежал прочь, найдя проблемы куда похуже, чем похотливый гей, пристающий в клубе.
[indent=1,0] Достав наконец сигарету из кармана, щелкаю зажигалкой и делаю затяжку. А потом, зажав сигарету между зубами, снимаю с себя пальто, оставаясь в одной рубашке, набрасываю его на плечи Клауда.
[indent=1,0] - Ещё заболеть не хватало. Пойдём отсюда.

+3

4

[indent=1,0] Мистер Стронг отличался от других преподавателей и работников школы. Было в нём что-то двойственное. Диаметрально противоположное. Что-то внутри меня кричало, выло сиреной скорой помощи, стоило столкнуться с этим человеком взглядом. Обронить пару слов достаточно для разговора —  так считал я, поспешно ретируясь подальше от этого человека. Непонятно, проблема была в том, что он сам по себе человек отталкивающий или проблема была во мне? Инстинкт отторжения взрослых обыкновенная самозащита. Но что-то в нём привлекало и манило с такой же силой, с какой я мечтал сбежать с его дополнительных занятий. Если дежурство выпадало на его смену, я мысленно проклинал себя за прогулы. 

[indent=1,0] И всё же я не ожидал встретить его здесь. В месте, где мужчины встречают мужчин. И с целью не завести семью или свить себе красивое гнёздышко на двоих. Скорее перепихнуться в туалете или просто выпустить пар, развеяться. Так что же здесь забыл вечно загруженный мыслями человек, как мистер Стронг? Когда я заметил его, он выглядел лучше, чем в школе. Может быть, он не такой мрачный и печальный, каким хочет (или не хочет) показаться. Во всяком случае, это меня порядком удивило.

[indent=1,0] Тем не менее, сирены уже не просто «выли», они величаво провозглашали мою казнь. Здесь и сейчас. Под взглядом этого мужчины, под ударами его кулаков насальника-неудачника, по несчастливой случайности решившего познакомиться со мной. Мистер Стронг, что, придумал себе личную клятву Гиппократа с припиской в отношении обездоленных школьников? Ирония, да и только. Бить кому-то харю из-за никому не нужного мальчишки. Зачем он это сделал?

[indent=1,0] Наблюдаю за всей ситуацией словно завороженный. Пусть инстинкт самосохранения и пытается сработать —  я всё равно стою на месте. Жду чего-то. Действий? Да. Удивительно, но они случаются. Мужчина окидывает взглядом результат своей работы —  разбитое хлебало моего собеседника, протягивает мне руку и, не дождавшись моей реакции, просто хватает меня и уводит прочь из этого содома. Я даже не успеваю схватить свою толстовку, успевшую сползти по барному стулу на пол и потеряться среди толпы после произошедшей потасовки.

[indent=1,0] Глоток свежего воздуха становится панацеей на первые секунд десять. После – по телу пробегает рой мурашек, естественно напоминающий о том, что на улице не май месяц. И время уже позднее для того, чтобы разгуливать в майке. Взрослые мальчики не плачут по пустякам. Они стойко терпят серьёзные разговоры, даже если после этого заработают тонзиллит.

[indent=1,0] — Ты в порядке? —  Наконец-то школьный психолог начинает разговор. «Этого ведь было не избежать, так?» —  совсем не вовремя я начинаю прятать взгляд, думать о том, что просто можно было оттолкнуть художника-извращенца и сбежать. Да, в школе бы Стронг всё равно меня поймал. И разговор бы точно случился. Но так бы я получил хоть день или два форы, а то и больше. Кто знает, вдруг я бы уловчился и скрывался от него ещё дольше. Было время на подумать.
—  Нормально, —  я сжимаю губы в тонкой линии, пытаясь говорить голосом сильным и гордым, словно несколько минут назад этот мужчина не вытащил меня из западни. Но голос всё равно остаётся хриплым с интонацией почти что сломленного человека. П о ч т и. .

[indent=1,0] Интересно, уделяй Джекки мне чуть больше внимания, кем бы я стал? Наверное, не ходил бы по клубам, не искал место для ночлега. Может быть, всё также работал бы в магазине (слава богу, что есть возможность оставаться там и после закрытия), имел бы больше друзей. Не страдал бы хернёй и просто был счастливее. Возможно, был бы ближе даже с теми детьми, что до сих пор находятся на попечении у той бездарной женщины. Я был бы лучше. Не попадал бы в неприятности. Не убегал бы от полиции. Я бы точно был хорошим мальчиком, который никогда бы не попал в подобную ситуацию. Не чувствовал стыд перед человеком на десяток лет старше. А может всё было бы куда хуже. И я бы вовсе не стоял рядом с Ривером Стронгом здесь и сейчас. Жизнь непредсказуемая штука, приходится радоваться хотя бы тому, что имею сейчас.

[indent=1,0] Одна из таких вещей —  тёплое пальто школьного психолога, внезапно накинутое на мои плечи. Яркий аромат мужского одеколона с  тяжёлыми нотками сигаретного дыма неожиданно врезается в сознание. Я сразу поднимаю взгляд на мужчину, оставшегося в одной рубашке. Тот вой, обычно служащий мне знаком «беги», медленно утихает. Сейчас я абсолютно не понимаю своих чувств.

[indent=1,0] — Ещё заболеть не хватало. Пойдём отсюда. —  Молча киваю, не успев даже поблагодарить его за пальто. Медленно плетусь рядом, всё дальше уходя от рассадника случайных связей. Он не спешит начать разговор, я впрочем тоже. Слишком всё это неловко. Не только для меня, но и для него. Наверное, он не ожидал встретить никого из знакомых, а уж тем более школьников, в клубе. Одно дело будь это обыкновенное заведения, где множество мужчин и женщины всех возрастов и ориентаций общаются, пьют пиво и ждут свою судьбу. Другое —  гей-клуб с кучей блёсток, трансов и секса за каждым углом.

[indent=1,0] — Такси! — Он сигналит ладонью мимо проезжающему авто, стоит нам выйти на более освещённый и людный участок улицы. Бросает сгоревший почти дотла окурок на землю и спешит открыть заднюю дверь авто.  — Садись, —  отчего-то я молча повинуюсь, словно в этом нет ничего необычного. Может быть, и не было. Мы просто два человека, которые куда-то едут вместе.
«Куда мы едем?» —  Немой вопрос. Остался без ответа. Ривер называет адрес водителю, усаживается рядом и, видимо, ждёт конца поездки. Обсуждать что-то рядом с посторонним человеком не будет хорошей идеей ни для меня, ни для него. Слишком всё это запутанно и опасно.

[indent=1,0] Дорога оказывается подозрительно долгой. Я и не замечаю, как весь алкоголь выпитый не так давно, даёт в голову. Я прикрываю глаза, облокачиваюсь о мягкую спинку сиденья, всё ещё кутаясь в мягкое пальто Ривера Стронга и пытаюсь не ловить вертолёты. К счастью, мутит меня недолго. Усталость и дрёма быстрее захватывают сознание, из-за чего моё тело расслабляется и медленно обмякает. Такое почти невозможно контролировать. Организм решает за тебя, когда ему спать, когда бодрствовать. И эти несколько минут до места, которое оставалось для меня загадкой, я не мог противиться потребностям собственного тела. «Всего лишь пять минут», —  убеждаю я себя, прежде чем провалиться в бездну.

[indent=1,0] Необходимо только лёгкое внешнее воздействие  — аккуратное касание ладонью, и я тут же просыпаюсь. «На месте»,  — говорит кто-то с индийским акцентом. Я прихожу к умозаключению, что пора вылезать из машины, что и делаю. Маленький кэб  — испытание для высокого человека. То ноги не помещаются так, чтобы не затекали. То, выбираясь из коробчонки на колёсах, ударяешься о потолок, не рассчитав несколько сантиметров. Опасно.
Где мы? —  Отголоски здравого смысла подсказывают мне, что это либо дом Ривера Стронга, либо… Да что это ещё может быть? В таком обыкновенном спальном районе. Ну, разве что, студия, где он расчленяет своих жертв, не иначе. Тем не менее, даже если это и так, я всё равно следую за ним по пятам. Вплоть до открытой двери места, встречающего меня теплом и, как бы это не было удивительно, уютом.

+2

5

[indent=1,0] После, возможно, я буду жалеть о содеянном. Всё происходящее сейчас - конфликт интересов, не иначе. Пусть даже я не являюсь личным психологом мальчишки, да и абсолютно никем для него не являюсь, но всё это моё странное желание позаботиться о нём, ни к чему хорошему явно не ведёт. Я ведь даже не понимаю, откуда это желание взялось и в какой именно момент вообще в моём сознании появилось. Я не успел ухватить тот ускользающий мимолетный момент, когда какой-то школьник наглухо стал врезаться в мои мысли, вызывая целый спектр неожиданных эмоций. От сочувствия, любопытства, интереса, до заботы и желания достигнуть уровня доверия. Я, черт подери, хотел, чтобы тот мне доверял. Но не мог объяснить, по какой причине.

[indent=1,0] Мне хотелось бы стереть из памяти этот вечер и больше никогда о нём не вспоминать - я редко позволяю своим эмоциям брать надо мной верх, но существуют моменты, заставляющие меня перегибать палку, терять над собой всякий контроль и совершенно не отдавать себе отчёта в своих действиях. Это плохо. Это ведёт к последствиям, от которых гораздо сложнее избавляться. Это ведёт к вопросам, на которые трудно ответить. Это ведёт к неловким ситуациям, которые явно не были в сценарии сегодняшнего вечера. Не пытайся я так себя контролировать, держа в узде собственные эмоции, я бы не оказался в подобной ситуации. Если бы всё шло своим чередом, мне бы не пришлось вызволять мальчишку из западни, в которую он попал, таким способом. Какой пример подает школьный психолог ученику старших классов?

[indent=1,0] Но, так или иначе, я, отчего-то, уверен в том, что Клауд не расскажет никому о том, что сегодня произошло. Даже не заикнется. Не потому, что этот мальчишка, вероятно, мало кому доверяет. А потому, что теперь нас связывает куда больше, чем абсолютное отсутствие какой-либо связи. У нас обоих есть то, о чём не стоит распространяться - и в этой ситуации я спешу, в первую очередь, уберечь не себя от разговоров посторонних людей, а Марса. Парнишку, который явно сбился с пути и точно не знает, что ему делать и как быть. И я словно оказался в нужное время в нужном месте, чтобы спасти его, вытащить оттуда и направить на путь истинный (или, напротив, сбить с пути ещё сильнее).

[indent=1,0] Докуривая сигарету и чувствуя, как прохлада осеннего вечера пробирается под тонкую ткань рубашки, я подхожу ближе к проезжей части, чтобы поймать такси. Не хватало заболеть - повторяю я про себя и уже самому себе. Не хватало ещё заболеть, Ривер, расхаживая по улице в одной рубашке. Но единственное, что меня успокаивает сейчас - Клауд в относительной безопасности, как и в относительном тепле - пальто поможет ему согреться на некоторое время, пока мы не добрались до дома. Ещё одна назойливая мысль рвет мое сознание, а я пытаюсь отогнать от себя тревогу.

[indent=1,0] Это плохая идея, Ривер.

[indent=1,0] Это  п л о х а я  и д е я.

[indent=1,0] Плохая идея везти школьника к себе домой - пусть, в голове не единой шальной мысли, а всего лишь желание совершить хороший поступок. Ведь я хороший человек, в конце концов. Просто запутался в себе и не могу позволить ещё кому-то сойти с правильной дорожки в таком молодом возрасте. Но увидь нас кто-то из школы - проблем не оберешься, но я готов взять на себя весь риск и всю эту ответственность. Потому что если не я - Клауд окончательно потеряет самого себя. А мне, как психологу, необходимо предотвратить катастрофу. Даже если это приведёт к катастрофе совершенно иной.

[indent=1,0] Пока мы добираемся до пункта назначения, мальчишка успевает задремать - я лишь молча смотрю на него, отмечая полное умиротворение на его спящем лице. Совершенно невинный. Слишком чист для произошедшего в клубе. И как он вообще мог оказаться там? Кто-то надоумил, или пошел на поводу у собственного интереса? В голове слишком много вопросов, на которые я ни за что не найду ответов, если не задам их ему. Но не сразу. Не сейчас. Пока что не время. Я прекрасно знаю, что излишнее любопытство может быть воспринято, как давление. Как принуждение к разговорам. Но это не так.

[indent=1,0] Я хочу, чтобы он знал, что это  н е  т а к.  Я хочу, чтобы он знал, что я не из тех мозгоправов, которые будут вести изнуряющие беседы, манипулируя при этом, вынуждая раскрыть все карты, рассказать всё то, что очень сложно рассказать даже самому себе. Я всего лишь мужчина, который хочет  п о м о ч ь. И принимать эту помощь, или нет - дело уже самого Клауда. И я буду уважать любое его решение.

[indent=1,0] "Что на тебя вообще нашло сегодня?"
[indent=1,0] Сильвер присылает смс незадолго до нашего приезда домой - как бы он не был зол на меня сегодня, он всё-таки мой близкий друг и он волнуется за меня. Особенно, в моменты, когда я веду себя совсем не так, как должен.
[indent=1,0] "Этот мальчик учится в школе, где я работаю. Сам понимаешь, я не мог пройти мимо".
[indent=1,0] "Вот черт. Он в порядке?"
[indent=1,0] "Он в порядке. А вот охране стоит тщательнее проверять документы на входе".
[indent=1,0] "Будто ты никогда не ходил с поддельными документами".
[indent=1,0] "Пошёл ты, Сильвер".
[indent=1,0] "Только после тебя, Рив".

[indent=1,0] Мне не хочется тревожить спящего ребёнка, но приходится - касанием руки возвращаю его в сознание, отдаю несколько купюр водителю и замираю на пару мгновений, услышав, наконец, его потерянный голос. Взглянув на него, стараюсь говорить, как можно спокойнее.

[indent=1,0] - Я живу здесь. Пойдём.

[indent=1,0] На этом моменте он, по законам всякого жанра, должен напрячься и остаться стоять на месте. Сорваться на бег и бежать прочь так быстро, как только может. Он должен сказать, что не пойдет никуда. Он должен сделать всё что угодно, но только не пойти за мной следом, молча и абсолютно покорно. Что не так с этим парнем? Почему он до сих пор не сбежал, почему остался и следует за мной, а я едва ли слышу его дыхание. Я и своё дыхание едва слышу - я будто задержал его в каком-то напряжении или волнении. Всё ещё не могу точно интерпретировать природу эмоций, которые вызывает у меня этот мальчишка. Всё ещё не могу контролировать происходящее, а это плохо. Это не закончится ничем хорошим.

[indent=1,0] Матильда встречает нас у порога, ласково потершись о мои ноги - я наклоняюсь и, взяв кошку на руки, прижимаю питомца к себе. Чувствую, как она мурчит от удовольствия и утыкается мокрым носом мне в шею.

[indent=1,0] - Матильда, у нас гости. Веди себя хорошо.

[indent=1,0] Говорю тихо и опускаю кошку на пол, а она уже спешит исследовать новые и совершенно незнакомые запахи. Клауд стоит на пороге всё ещё достаточно растерянный, но я спешу забрать у него пальто и повесить на вешалку в прихожей. Замираю на месте, сначала не рискуя взглянуть ему в глаза, задумчиво глядя куда-то в сторону. Но, в конце концов, беру себя в руки.

[indent=1,0] - Сегодня ты переночуешь здесь. К твоим опекунам я тебя не поведу - я знаю, что ты не будешь в восторге от этой идеи и спасибо мне не скажешь. Впрочем... Я делаю паузу, чуть поджимая губы. - Поговорим об этом потом. Сейчас я принесу тебе полотенце и сменные вещи, спать будешь в гостиной на диване, если не против.

[indent=1,0] Раздав ценные указания, направляюсь к шкафу за вещами, собираю всё необходимое для него и показываю куда нужно идти. Пока Клауд принимает душ, разбираю небольшой диван в гостиной, стелю для него постель и делаю небольшой перекус с теплым молоком. Всё, что необходимо для уюта. И не сказать, что это место - холостяцкая квартира, в которой не бывает никого, кроме меня одного. Меня и моей кошки Матильды.

[indent=1,0] - Еда на журнальном столике, пульт от телевизора на диване. Чувствуй себя... - делаю осечку, но всё-таки продолжаю. -...как дома. И отдыхай.

[indent=1,0] Если он захочет поговорить, он начнет разговор. Но нам обоим нужно время, чтобы уложить всё в голове. Как-то осмыслить и собраться с этими мыслями. Встав под теплые струи воды, закрываю глаза и перевожу наконец дыхание. Напряжение постепенно уходит, но знаю, что не до конца. Я не могу расслабиться, зная, что в моей квартире будет ночевать школьник. На подобное нельзя так просто реагировать - мы даже в дружеских отношениях не состоим. Мы друг другу абсолютно чужие люди, но, так или иначе, друг в друге мы, кажется, найдем какое-то спасение.

Отредактировано River Strong (Вс, 9 Дек 2018 20:32:30)

+2

6

[indent=1,0] Странный, однако, тип этот психолог. Ни с того, ни с сего спасает от похотливых ручонок какого-то там архитектора, художника, сейчас уже точно и не скажешь. Отдаёт своё пальто, платит за такси и приглашает в гости. О, этот мистер Стронг не просто тёмная лошадка. Т е м н е й ш а я.

[indent=1,0] Что скрывает этот человек?

[indent=1,0] Раз тем, кто выбегает его встречать в холодной и пустой — маленький клубок шерсти, я смею предположить, что единственным постоянным спутником жизни этого мужчины является одиночество. Такое же бездонное, как его глаза.

[indent=1,0] Мистер Стронг не разглагольствует по пустякам. Словно умелая домохозяйка, он взвешивает пропорции очень осторожно. Лишние сто грамм в предложении могут обернуться катастрофой в конечном итоге. И эта осторожность, откровенно говоря, раздражает. Я не неженка, которая сбежит чуть что. Я могу за себя постоять. Если не физически, то морально уж точно. Но возразить ему я не могу. Остаюсь будто бы сторонним наблюдателем происходящего, не сразу поняв, что происходит. Медленно стягиваю потрепанные жизнью кроссовки, даю хозяйке дома возможность обнюхать меня. В конце концов, я тут гость. Медленно прохожу внутрь, судя по всему, в гостиную.

[indent=1,0] Ничего особенного. Просто квартира холостяка, как она есть. Диван, телевизор, журнальный столик. Творческий беспорядок. Чистые полы. Обыкновенная квартира необыкновенного человека. Вот что это было. Уютно, но в меру. Кто-то говорил, что квартира может многое сказать о хозяине. Но либо я совсем не умею читать характер по обстановке, либо мистер Стронг всего лишь заурядный человек. Или же он мастерски прячет всё, что может быть ему дорого. В конце концов, психологи знают, что будут искать другие — поэтому могут заранее построить отличную баррикаду. Даже в собственной квартире.

[indent=1,0] —…если не против. — Акцентирую внимание на последнем слове. Давно я не слышал такого. «Если». М-да… Если я захочу, то могу в любой момент сбежать. Ведь так?

[indent=1,0] Но придётся ли?

[indent=1,0] По-настоящему начинаешь чувствовать себя человеком в тот момент, когда горячие практически обжигающие капли воды касаются твоего тела. Невольно вспомнив прикосновения того грязного ублюдка, получившего от Ривера искривление носа, я начал скорее стирать с себя следы. Смыть весь этот день, прошедшую неделю, гребанный месяц скитаний, последние полгода попеременного существования. Вот ты помнишь себя, ходишь в школу и радуешься почти нормальной жизни. А вот — просыпаешься в четыре утра, ищешь в темноте бумажник нового случайного любовника, крадёшь у неё пару сотен и сбегаешь в надежде, что он такой же придурок, как и все — не вздумает идти в полицию. Никакого спокойствия, ноль умиротворения. И тут появляется он. Г е р о й. С вьющимися патлами, местами грубыми чертами лица и слишком глубоким для американца голосом. Кто чёрт подери ты такой, Ривер Стронг?

[indent=1,0] С милой кошечкой, стеклянным чайником на кухне и небольшим диваном в гостиной. Психолог из старшей Лейк-Шор, погуливающий ночами в гей-клубе. Врач, узнай об ориентации которого в школе родители поднимут такой кипиш, что ему несдобровать. Д о к т о р для души, спасающий ночами беспризорных подростков. Ну да, точно. Г е р о й.

[indent=1,0] — Спасибо, — тихо говорю я, увидев на столике небольшую поляну и заботливо разобранную постель. Не знаю, услышал ли он меня. Но я действительно был благодарен этому мужчине за то, что он позволил мне хоть одну ночь почувствовать себя человеком. Нормальным человеком. Который после тяжелого дня может пойти в душ, почистить зубы и в конечном итоге оказаться в мягком гнёздышке с простынью, подушкой и тёплым одеялом. Почти что сказка, иначе не скажешь.

[indent=1,0] Стоило только голове коснуться подушке, а уставшим рукам притянуть поближе одеяло, сознание сразу даёт по тормозам. Я наконец-то позволяю себе расслабиться и насладиться приятной прохладой постельного белья, мягкостью дивана в гостиной мистера Стронга и лёгкой еле заметной вибрации существа, устроившегося у меня прямо под боком.

[indent=1,0] Утро наступило слишком быстро. Игривые солнечные лучики настойчиво пробивались сквозь тонкие занавески. И я как будто наяву слышу те самые звуки: на кухне мама шумит с посудой, готовя на завтрак блинчики с кленовым сиропом. Отец снова потерял свои запонки, которые для него почему-то играют первостепенное значение на сегодняшней встрече. Действительно, кто смотрит на запонки? Младший братец начинает плакать, потому что никто не хочет вытащить его из кровати и дать поучаствовать в суете вокруг. Всё как будто бы взаправду. Сейчас я стяну с себя тёплое одеяло, встану на холодный паркет босыми ногами и начну шипеть от недовольства. После мама ворвётся в мою комнату и начнёт искать ту самую голубую рубашку, которую приготовила для меня вчера. Ведь сегодня нужно быть нарядным. Как никак посвящение в школе… Но всё в какой-то момент прекращает быть таким ярким и прекрасным. Я чувствую, как что-то иное, никогда не существовавшее в воспоминаниях начинает вторгаться в ту реальность. Мурчание, мокрый нос. Животное, которого не было в то время. Матильда, которой не знала моя мать, не мог и представить мой отец. Матильда, которая живёт с Ривером Стронгом. Она точно не из моего прошлого. Так и приходит осознание того, что горячих блинчиков на завтрак не будет. Что пора вставать, собираться и сматываться пока психолог не проснулся и не осознал, какую ошибку он совершил, впустив в дом ученика своей школы.

[indent=1,0] Так я и сделал. Тихо поднялся с дивана, аккуратно заправил спальное место, чтобы было не стыдно при следующей встрече. Скушав импровизированный ужин, я начинаю искать хоть какую бумагу. На столе находится салфетка. «И так сойдёт», — думаю я, оставляя благодетелю послание.

[indent=1,0] «Спасибо за помощь, мистер Стронг. Обещаю быть на уроках вовремя. К»
[indent=1,0] «P.S. Обещаю вернуть кофту в целости и сохранности».

[indent=1,0] Собрав свои пожитки, коих было немного, я напоследок чешу Матильду за ушком и выбегаю из квартиры. Без понятия, который сейчас час и сколько мне придётся добираться до магазина, чтобы захватить учебники. Но придётся постараться, ведь я обещал прийти на занятия вовремя. А обещания я привык сдерживать.

+2


Вы здесь » inside » столовая » спасение утопающего;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC