ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21) На календаре январь 2019 года. Температура воздуха
в этом месяце: -8°...+3°


ЭТО ВАЖНО

♠ ТОП ИГРОКОВ 01.01 - 17.01
♠ криминальная сводка ♠ inside says
♠ flashmob: winter vibes
♠ нам 3 года

Рождество или жизнь?




Нет более подходящего времени для поездки домой, чем Рождество. Но нет и более подходящего времени, чтобы сбежать из дому, подальше от любимых родственников.

Окутанный снегом Лейк Шор, завораживает своей красотой. Миллионы разноцветных огней мерцают на витринах магазинов и жилых домах, напоминая всем, что именно сегодня свершится волшебство. А занесенные снегом улицы города, готовы внести свой вклад не только в Рождественское настроение, но и свои коррективы в ваши планы.



Предпраздничная суета, казалось, обошла стороной всех местных жителей этого города, живущих размеренным и давно привычным ритмом. Чего не скажешь о тех, кого Рождество застало врасплох. Многочисленные гости города и новые поселенцы, привыкшие к темпам больших мегаполисов, никак не ожидали, что внезапно выпавший снег может спутать любые планы. Да и местные магазины будут закрыты, вовсе не ожидая Вас с распростертыми объятьями. И не повезло тем, кто не подготовил подарки для близких, ибо предстоит им совершить тяжелое путешествие, пробиваясь через полностью обездвиженный город в поисках открытых магазинов.

А знаете ли вы...

...что всё просто: если зашёл в детскую, значит ещё жив

... что"сайд", "слишком одомашненный", "семья" и тысячи других, трогающих что-то там в сердечной мышце, определений

...что это Сайд, несчастливые финалы его фишечка.

...что мы заменяем слова "повод" на "Макаллан", чтобы остальные не думали о смысле

...что бордель какой-то, а не белый дом

...что президент и его молодая команда алкоголиков и развратников активно трудятся на благо этой страны

...что это Сайд. Здесь постоянно кто-нибудь за кем-нибудь следит. Заводские установки. К этому ставишь галочку, как на лицензионном соглашении.

...#СЛАВА_БОГУ_ТЫ_ПРИШЕЛ

...что на ручках у Кэрри тепло и уютно.

...что Хел - наше битвушное солнышко

...что не потерялся в гостиной - не прошел боевое крещение

...что пока Руби даёт дельные советы, Грейс говорит "поздно".

...ОН ПОЦЕЛОВАЛ МЕНЯ!!!!! - долгожданное продолжение

...во что вечно ввязывается Рэйвен?

...что во всех злодеяниях замешаны Орсоны, но у президента свое мнение на этот счет

...зачем Эва запасается углем?

...что недовольная Одри снится к флуду в неположенном месте

...что на сайде особое отношение к диванчикам

...что Престон-старший ломает пальцы всем, кто трогает Одри

..."убейте его" - это кого? того, кто среди нас не Рузвельт, конечно

...что вискарикус наливатус!

...что романтика - это когда он предлагает вместе закопать твоего ухажера в лесу

...что потом постараюсь писать меньше. правда

...что через бдсм к звездам!

...что Рэюшка! Рэюшечка! Рэээээээй! Рэмбо!

...что Элис отдает сестру за шашлык

...что было у Тео с дверью?

...что: приуныл? прибухни!

...что может стоит позвонить Питеру? У него же дохрена детей, он знает что делать.

....что Теллер и Дэвитт хотят взять домой котеночка по фамилии Эшмор?

...что если хочешь почувствовать себя мужчиной хоть куда? заглядывай в битву полов!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » demons


demons

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/GT3Av.gif http://s5.uploads.ru/KMVmj.gif
demons
may'15  |  lake shore  |  frida, sheppard

‹‹‹ you're taking my heart now and i don't know why ›››

Отредактировано Frida Bosworth (Чт, 15 Ноя 2018 23:16:33)

+1

2

Это будет охуенно, говорили они. Попробуй, че ты как этот? Та что с тебя уже будет, на держи.
Они правы, с меня уже ничего не будет. Законченный наркоман и пьяница, со слегка припизженной улыбкой на пол лица — что можно пугать детей на Хеллоуин, и морщинами на лбу, которых с каждым днем все больше; толком ничего не добившийся в этой жизни за три с лишним десятилетия, кроме хронического гастрита и цирроза печени. Зато я счастлив в своем большом и глубоком дерьме, болоте, как хотите зовите; не звоните, не пишите, не говорите со мной, плиз. Да никто и не звонит. Знают, что бесполезно. От таких вообще стараются держаться подальше. Ну, я бы точно держался.
Назову этот день «перезагрузка». Нет! День охуенного открытия. «Комбо-кайф», да. Тот день, когда моему мозгу пришла глобальная пизда. Честно, хрен его, как я еще не сдох от этих экспериментов. Наверное, для таких, как я, уготовлена более изящная участь, чем обычная смерть от бэдтрипа. И блять, каждый раз одно и то же, один и тот же сценарий, после которого ловлю невъебенные флешбеки, несущие меня еще глубже, уничтожающие изнутри, при этом дающие свободу. Нет, оно не хуево. Скорее, по-особенному лайтово.
Оно началось часа два назад, когда я дал по носу две дороги на каждую ноздрю. Новая белая разогнала меня до максимума минут за пятнадцать, что для меня очень быстро — обычно начинало мазать спустя часа пол. И разогнало, сука, так, что я по закрывал все окна и двери во избежании, ну ты понимаешь. Охуенно под этой темой делать уборку, чинить машину, работать аниматором ну или хотя бы делать что-то полезное. Но где полезность, а где я?
А вот пизда мозгу настала в тот момент, когда я решил себя чутка застопать дурью. Последняя шишка пошла под раздачу, но оно того стоило. Ради чувства, когда в тебе огромное количество не растраченной энергии — хочу двигаться, творить, ебаться. перед глазами яркие краски...даже этот злоебучий стол из икеи, который я раз сто говорил Фриде выкинуть, сейчас мне кажется охуенным. И хера она так вцепилась в этот стол? И хера, блять, ОНА вообще должна его выбрасывать, если выдрачивает он МЕНЯ?
При этом на все похуй. Абсолютно. Начисто похуй. Ни одной лишней мысли, которая в обычном состоянии заставляла бы меня грузиться, а самобичеванием я люблю заниматься. иногда; ни одной хуевой затеи, которая полчаса назад казалась мне гениальной: например, потушить бычок о золотую рыбку. Нахуя я вообще ее купил? Бессмысленная тварь, без конца открывающая свой рот в надежде на лучшее будущее. Напоминает мне одну из моих бывших шлюх, такая же тупая. И отсутствие заказов не кажется такой уж глобальной проблемой, хотя бабок от этого больше не стало. Скорее даже наоборот.

Не знаю, сколько я вот так просидел за столом, пялясь в незаконченные эскизы. В ожидании вдохновения ли, или просто бездарно убивая секунды, выкуривал одну за другой, заполняя жестяную банку из-под пива по красной цене, что служила пепельницей. А курил ли или наблюдал за тлеющей бумагой, что превращалась в пепел и осыпалась на рисунки? Тошнит и ноет желудок, дает знать о своем все еще существовании. Намек был понятен — за целый день я так ничего и не пожрал. Спасибо, дорогая, ты у меня очень заботливая.
Ненавижу ссориться с Фридой. Да кому я вру? Я же питаюсь этими эмоциями, на которых, скорее всего, и держатся наши отношения. Я обожаю ее всем нутром, но ненавижу, пожалуй, больше. Моя независимая. Независимая, но, сука, моя. Предметом наших чуть ли не ежедневных ссор выступает ее псевдосвобода. Дикая сучка, не поддающаяся воспитанию (дрессировке). И вполне вероятно, что однажды мы поубиваем друг друга. И не станет вопрос «кто кого?» - пуля летит быстрее ножа, это физика. А между нами хуевая, но химия.  Она никогда не прислушивалась ни к единому моему слову, что же заставит ее измениться сейчас? Или лет так через двадцать? Она все так же будет сводить меня с ума, выводить из себя, играть на нервах, прощупывать грань «за секунду до». А я все так же буду трахать ее в публичных местах, заламывая руки и заставляя кричать. Знаю, ей никогда не было за это стыдно, хоть и называла меня ебнутым ублюдком. Уверен, однажды я обязательно пожалею, что сделал Это, но ведь еще не сделал. И сделаю ли вообще? Мое измененное состояние часто выбивает меня из равновесия. Зачем, зачем я связался с этой конченой? Повелся у нее на поводу, верил. Эта девка вертит мною, как хочет. Убивает меня, даже одного взгляда порой хватает. Прыгает на мне и уходит, бросив что-то вроде «ты мне нахуй не нужен, без тебя лучше», но в итоге приходит. Всегда приходит. И я принимаю ее такой, какая она есть.

Что было вчера? Очередная вспышка моей неконтролируемой агрессии. Я был на грани, чтоб не ударить ее, чего раньше себе не позволял. А сегодня по накатанной — кокс, дурь, остатки задубевшей пиццы в холодильнике, вторая пачка сигарет и полное отсутствие мотивации. Даже, когда ощущаю всю ничтожность бытия, я не упаду на колени перед женщиной, это будет означать мое поражение. И кто я буду после этого? Если вся моя жизнь в играх, а игры существуют для победы.
Уверен, что каждый раз после ссоры, когда она собирается и уходит, Фрида уверена, что я не буду ее останавливать, падать на колени и умолять остаться. Она слишком умная, чтобы думать так. Не могу сказать, что мне похуй, совсем нет. Но я знаю, что с моей бешенной все хорошо. Я даже знаю, где она была этой ночью. Я слишком хорошо ее выучил. При этом многие главы ее душонки для меня остаются загадкой. Но прошло больше обычного времени, прежде чем Фрида возвращалась. Мне стоило бы переживать. 
Декорации — полное отсутствие света в комнате и что удивительно — не за неуплату, две пустые бутылки виски возле разобранного дивана, одна из которых дала внушительную трещину; грязный от воспоминаний вчерашнего вечера рабочий стол; кучка хлама в виде моего шмота где-то в углу и большое золотое пятно, хаотично двигающееся по аквариуму с уже позеленевшей водой.

Глухой стук в дверь и это точно не доставка пиццы, такую роскошь я себе позволить не могу; и точно не клиннинг. Удается встать на ноги и держать баланс после долгого сидения в одной позе, последствием которой обычно ставят сколиоз. Она всегда приходит, это же моя девочка.
Привет, душа моя, - пытаюсь проморгаться, освежая сухие покрасневшие белки и убеждаюсь, что это таки не коллекторы, - я уже тебя заждался.

Всегда веду себя, как долбоеб после ссоры. Нормальные люди извиняются за подобное поведение. Но опять же, где нормальность, а где я? Параллельные прямые, не пересекающиеся. Вижу, что она все еще злится. Пришла собрать вещи и уебать мне между ног или нам все же удастся поговорить? Но я заметно расслабляюсь, когда вижу мою Фриду. Не важно зачем она здесь. Важен сам факт присутствия.

Слушай, я вчера слегка погорячился, - виновато чешу затылок, когда брови ползут вверх, округляя и без того огромные глаза. Именно так из моих уст звучит «прости меня мудака». - Я так жрать хочу, если честно.

+2

3

какого хуя, фрида босуорт, наступаешь на одни и те же грабли в который раз. ленни протягивает очередную стекляшку с пивом. мне кажется, я нажралась так, что без чьей-либо помощи точно не встану со стула. ленни, в общем-то, неплохой парень, жаль, что запустил себя в середине девяностых, когда решил посвятить свою жизнь захудалому бару. пошел в банк, снял со счетов все сбережения и купил развалюху, отреставрировал, приобрел лицензию на алкоголь и назвал заведение приютом для обездоленных. для тех, кто нуждается в алкашке больше, нежели младенец в материнской заботе. тут раздолье для зависимых, проебавших все, до последнего цента на адвокатов, специализирующихся по делам о разводе, на алименты, на аренду тесной двушки, на новый бизнес, чтобы в конечном счете, остаться ни с чем. а еще ленни отличный слушатель, но всякую мутную воду я на него стараюсь не выплескивать. какое ему дело, скажем, до моей полоумной матери, какое дело до моего бойфренда, отношения с которым больше напоминают американские горки, нежели что-то нормальное. эй, ленни, слыхал ли ты что-нибудь про нормальность? это же совсем не сочетаемое с моей натурой. пиво у тебя отстой и дешевка, на вкус как моча, ты не обижайся, ленни, но на твоем месте стоило бы позаботиться получше об этом местечке. он всматривается своими узкими, поросячьими глазами в мои, размытые, пьяные, усмехается, делает вид, будто пропускает замечание мимо ушей. хуев джентльмен. мне действительно хочется ввязаться в передрягу. сломать стул о чью-либо спину, выбить пару передних зубов байкеру с кием в руках, сдавить шею проститутке, усевшейся неподалеку для привлечения клиентуры. надо выплеснуть накопившуюся поганую энергию, влепить пощечину самому ленни, чтобы слушал внимательнее. но все, что получается делать – размышлять о своей неоспоримой никчемности ни на секунду не забывая о шеппарде.
чертов мудак.
он никогда не беспокоится о моем уходе, потому что знает, что та, кто умеет стрелять из разнокалиберного оружия, сможет постоять за себя сама. знает все места и ночлежки, имеющиеся в запасе, где я могу утихомириться на пару дней, поразмыслить над своим поведением и, как бывает обычно, простить шеппа за очередной скандал и битое стекло. тарелки, в общем-то, жаль больше всего. скоро будем жрать из пластиковой посуды, говорю я ему, собирая минимум тех вещей, что могут понадобиться, а затем показательно хлопаю дверью перед самым его носом. наверно, он совсем не грустит и не убивается по такой вот ебанутой фриде, что позволяет себе такую фривольность посреди ночи. он закидывается кислотой, нюхает дорогу кристально-чистого, осушает мини-бар, заваливается поспать, а утром повторяет безупречно выверенный годами цикл. наркотики-бухло-сон.
за это я его ненавижу.
а потом понимаю, что люблю, как какая-то тупоголовая школьница.

накрывая ладонью смятую двадцатку баксов. из нее ленни с лихвой может оставить себе на чай или угостить длинноногую проститутку с размазанной красной помадой. на работе надо выглядеть на все сто, детка, а не так, будто тебя отымела банда дальнобойщиков в кузове на трассе. никто не спрашивает: куда ты собралась, фрида, за каким чертом потянулась к куртке, нахуя вообще встала со стула и решила улизнуть в ночь, давай помогу тебе вызвать такси для начала. но всем плевать. мне, кладя руку на сердце, тем более. киваю ленни, чтобы налил чего-нибудь горячительного на прощание. сработано оперативно. горючая смесь обжигает горло. неприятно морщусь. надеюсь, не до скорого, мои друзья.
сигарета тлеет, задушенная средним и указательным пальцем. привкус горечи во рту так и тянет избавиться от него при помощи рвоты. мне неудобно возвращаться, но вроде бы так хочется. целый день в неведении – штука невероятно сложная и тягучая.
вот шеппард охуеет.
мои шаги гулкие раздаются стуком на весь подъезд, будто нарочно. откровенно насрать, что у соседей недавно родилась дочь или, старая миссис брауэр мучается от бессонницы без своего снотворного. я возвращаюсь домой и об этом, блядь, должен знать каждый, потому что сейчас начнется очередной скандал, потасовка, устроенная в коридоре, не успев я сделать шаг за порог. потому что я ни черта не простила. а должна была?

он смотрит на меня так, будто видит образ девы марии, но никак не фриды босуорт. протирает покрасневшие от недосыпа глаза, переминается с ноги на ногу. – я войду? – бросаю небрежно, будто я пришла за остальными своими вещами, но никак не для того, чтобы устроить между нами переговоры, приводящие к очередному примирению. это не белый флаг, поднятый в небо, твою мать. в квартире невероятно темно, то ли свет отключили за неуплату, то ли стилистика жизни такая. мне трудно смотреть на лицо шеппарда, просто потому, что полуночный мрак мешает разобрать заостренные черты. а еще я пьяна.
извинения для слабаков, правда, шепп? какого черта они нам сдались. мы ведь несколько особенные, не типичные. и я не буду выбивать из тебя слова правды, которые несказанно режут слух.
но это виноватое:
«извини, я вчера слегка погорячился»
выбивает из колеи.
и что я должна делать? что обычно делают в таких непредвиденных ситуациях?
- не узнаю тебя, шеппард, - много экстази принял, слегка перебрал, я могу перечислить сто сорок вариантов, и они никогда не закончатся. кое-как пробираюсь на кухню, переступая через разбросанные вещи, коробки из-под пиццы, железные банки, хрустящие под ногами. – и когда-нибудь прибью за беспорядок, потому что здесь можно упасть и свернуть себе шею. – это значит, что я оступилась, каким-то образом забила и вот нихуя долго не обижалась, потому что шеппард, как можно злиться на тебя, хотя высаживаешь в осадок порой ты знатно. – давай закажем китайскую еду, у меня осталась наличка. с тебя выпить. – подхожу ближе к такому неотесанному, но все же, моему. поцелуй в щеку – как знак приветствия. – ты такой у меня дурак, шеппард нилсон, просто невыносимый. 

+2

4

Эдакое обращение к фриде.
Когда мы успели так измениться? И я сейчас не о наших физиономиях, на которых то и дело появляются новые признаки обезвоживания, вылезают давно забытые проблемы с печенью, что бликами отдаются в помутневших глазах. Ты меня не перестаешь удивлять. Каждый раз полагая, что вот оно, наш финал, финита ля комедия. Хоть и уебищное, но будущее, предназначенное для «нас», накрывается пеленой глобального пиздеца. Я остаюсь наедине со своими мыслями. Предательское подсознание кидает мне самые яркие флешбеки, от которых становится тошно. От себя тошно. Но блевотный рефлекс настигает только после очередной порции градуса. Свидание с толчком, не удается держать баланс и я валюсь с ног, ударяясь башкой об умывальник. Мысленно обращаюсь к тебе: «ну, как ты там?», бросаясь к холодной воде в надежде на спасение от очередного прилива. Ты не должна знать, насколько мне хуево бывает в такие моменты. И не узнаешь. Завтра я буду самым улыбающимся долбоебом в ЛейкШоре и пошлю тебя нахуй в очередной раз, где-то в низменных глубинах души искренне надеясь снова увидеть мою девочку. Постоянно ловлю себя на мысли, что игра — это и есть наше естество. Самое поразительное, что не надоедает ни тот же сценарий, ни те же актеры в главных ролях, ни декорации, ни правила, условно установленные между нами лет так 10 назад. Подумать только, разменяли второй десяток, а так и не узнали друг друга. Или знаем уже настолько, что по кайфу давить на самые проблемные места. Каждый раз, как в первый. Я покорно жду окончания прелюдий, когда мы стараемся делать вид, что нам на друг друга похуй, что мы ненавидим, кидаемся едкими словечками, я чувствую на щеке горячий след от твоей ладони, пытаюсь замахнуться, но никогда не ударю. Ха. Пиздато, конечно, но именно так и начинаются наши примирительные беседы, кульминационную часть которых я жду всегда больше всего. Побудь вы хоть раз на грани убийства любимой суки и желания ее оттрахать так, чтоб выбить всю дурь, вы бы подсели на это ощущение. Лучше героина. Я знаю, я пробовал оба кайфа.

Откуда в тебе столько силы_желания_возможностей терпеть мое присутствие? Прощать меня за то, за что я себя давно бы послал нахуй. Мы испытываем друг друга на прочность, проникая глубже под кожу, как термиты, уничтожая все на своем пути. Все живое, человечное для нас давно чуждо. Да и не было никогда обыденностью. «Нашли друг друга», сказали бы многие, кидая на нас пренебрежительный взгляд, осуждая за громкий мат в присутствии малолеток, распитие спиртного в общественных местах и секс на заднем дворе полицейского участка. Но нам же похуй? Похуй ведь? Я вглядываюсь в пьяные глаза Фриды в поисках утвердительного ответа, и получаю поцелуй в щеку. Не заслуженный, я считаю. Но принимаю его с гордостью, пиная ногой под кровать жестяную банку из-под пива, что мешала ровно стоять. Наверное, там уже склад всякого дерьма. И не удивлюсь, если в скором времени ко мне прибегут соседи, судорожно крича: «крыыысы!».

Я тоже не узнаю тебя, Босуорт. Ты другая, слишком пьяная, чтобы трезво оценить всю ситуацию. А я слишком глуп и горд, чтобы полноценно признать свою вину, распинаясь в громких словах и клятвах, мол такого больше никогда не повторится. Не люблю пиздеть да и зачем? Мы оба прекрасно знаем, что заикнись она хоть немного о своей кхем «свободе», моей реакции долго ждать не придется. И снова по накатанному кругу, что в голове на перемотке: ссора, агрессия, твой шмот по всей квартире, хлопок входной двери, кокос и виски, день чудесный, отходняк, нервные взгляды на настенные часы, похмел, пиво, сигареты, дурь, вечер, звонок в дверь, ссора, секс. Бесконечно могу пересматривать этот фильм, а ты?

Я тоже за тобой соскучился, - наклоняюсь к мелкой писюхе, одной рукой обхватывая ее за шею и прижимаю к себе. Несколько секунд хватает, чтобы я понял, как же дико от меня воняет воспоминаниями прошлой ночи. - Я не на долго.
То ли холодный душ, то ли приход Фриды обладает магическим свойством, но я приободряюсь. Бойлер, вечные проблемы от него. Сколько раз ты меня просила его починить.
И каждый раз я хочу быть нормальным. Тем, кто будет достоин тебя. И каждый, сука, раз этот ебаный бойлер, который портит всю картину моей идеальности. А, похуй, завтра починю.

Китайская еда, найс, - я никогда не отличался умом и сообразительностью, особенно в моменты отходняков. Заторможенная реакция, подуставшие глаза и опущенные плечи выдают мое непрезентабельное состояние. Фрида никогда не отличалась хозяйственностью, поэтому я даже не удивлен, что в очередной раз буду засорять пищевод фаст-фудом. Да бля. Даже если бы она что-то приготовила, то не факт, что я бы рискнул это съесть.
Слушай, ну с выпивкой проблемы, - открываю настенный шкаф, из которого только что выполз таракан. Одного удара ладонью хватает, чтобы от чувака с усами осталось ровно нихуя. - Это была веселая ночка и...у меня остался только бурбон. Будешь? - презентабельно достаю бутылку, покачивая ее перед лицом Фриды.
Ты где была? - невзначай начинаю я. Не уверен, что хочу знать правду, но спросить был обязан. Я, мать его, переживаю за эту бабу. Искренне.

+4

5

через это дерьмо нужно переступить, ну, типо, имею в виду, через все разбитые вдребезги бутылки, через скрипящие, поддающиеся нажатию пивные банки, разбросанные пустые пачки из-под чипсов и снэков, картонные коробки с остатками плавленого сыра и соуса чили, разноцветные фантики от конфет, через груду грязного, никому ненужного хлама. и если где-то в углу зашуршит крыса – на лице от удивления не дрогнет ни один мускул. на стене я вижу коричневое брюшко жирного таракана. вижу его и все. как он ползет, лениво перебирая тонкими, словно нити, липкими лапами. наверно выбрался на свет, полакомиться заплесневелыми крошками, вылизать некогда чистые и белоснежные тарелки, ныне – накопленные в раковине, выходящие за берега железного бортика. живешь как говно, ей-богу, хочется мне сказать, но я не мамочка и не старшая сестра, чтобы учить. разобраться бы со своим багажом, для начала. излишняя, никому не нужная самостоятельность. вот такой хуевый перфоманс.
запах на кухне стоит очаровательный. это что-то скисшее в холодильнике наподобие цветной капусты или брокколи вперемешку с гнилью, распространившейся по всему периметру. а еще чудный аромат перегара и всего выпитого алкоголя. дай шеппарду волю – и он перепьет любого мастерски обученного алкаша, принимающего допинг с малых лет, впитавший его с молоком матери. от меня пахнет не лучше. какие-то дешевые сигареты [у ленни самокрутками лучше не угощаться, табак хреновый, до тошноты и кашля раздирает горло], коктейли, солоноватая текила, витиеватое амбре долек лайма, недорогой парфюм, спизженный в магазине косметики по привлекательным ценам. мы оба запустили свои лапы в судьбы друг друга и балансируем на грани, будто стоим на доске, крепления для которой не существует. цирковые акробаты, первое и единственное представление, спешите, чтобы не пропустить.  я сажусь на стул, по привычке, высунув ноги вперед, хорошо, что не расположив их на столе, как какая-то безнравственная, особо наглая персона. но шеппард бы не обиделся, я знаю его слишком хорошо. он бормочет где-то на периферии, просит подождать. для этого понадобится каких-то десять минут. пожимаю плечами. давай, только в путь.

пить после количества выжранного а баре накануне хочется меньше всего, но благодаря свежему майскому воздуху пары ядовитого змея успели выветриться. не окончательно, но достаточно для продолжения банкета. если понадобится, я вызову рвоту и мы продолжим сидеть, как ни в чем не бывало, обсуждая наши проблемы [стремясь делать такой заумный вид, будто их вовсе нет]. вытряхиваю содержимое карманов кожаной куртки. смятая двадцатка баксов, синяя зажигалка крикет, открытая пачка ядовитого красного мальборо, телефон с пропущенными звонками. от сучки матери, стэйси и еще какого-то чмошника. ни одного от шеппарда. он никогда не звонит. он же сильный, такой мачо, якобы никакого проявления заботы для тех, кто находится на своей волне. монеты со звоном рассыпаются по полу.  я смеюсь, потому что эх, фрида, нажралась - будь человеком. смотрю на только что вошедшего шеппа такими глазами, будто не виделись лет сто, хотя прошло от силы минут пятнадцать. да, чтобы не спиздеть, я успела соскучиться. по этому ненормальному скучаю двадцать четыре на семь. разделяю себя на две составляющие: люблю и ужасно ненавижу. столь приятная биполярность чувств приводит в хаотичные движения молекулы гормонов и всяких там ферментов.
- бурбон, говоришь… - выдерживаю паузу на «подумать». конечно, не самое лучшее пойло, придуманное человечеством, но раз не предвидится альтернативы, то с чем черт не шутит. – давай сюда, поухаживай за дамой. – сбрасываю куртку, ибо становится жарко, как в пасти у самого дьявола с копытами, рогами и длинным хвостом. в прочем, можно располагаться и чувствовать себя как дома.
ведь он и мой тоже.

- бессонница? – указываю взглядом на выпитое содержимое мини-бара. помнится, когда я уходила у нас оставался еще джин, немного ликера, в холодильнике было полным-полно пива, казалось, что эти запасы не истощаемы. хватило всего только суток и одного шеппарда, пролетевшего саранчой, срубившего большой куш. – ничего особенного, завалилась к своей матери, такая она тупая овца, ты ведь знаешь. потом провела пол дня и весь вечер у ленни. помнишь этого пиздюка? так вот, бар у него говно. – не обещаю, что вышло бы намного лучше, если бы сама взялась за управленческое дело в сфере обслуживания и развлечений. наблюдаю, как по краям стакана разливается светло-коричневое ячменное горючие. снимаю первую пробу. на вкус полнейший отстой. язык непривычно жжет так, что приходится морщиться. – как ты это вообще пьешь? – будь у меня выбор, а его, конечно же, нет здесь и сейчас, то я бы никогда в жизни не купилась на красивую, вычурную этикетку и выглядящую неприлично долго бутылку с дубовой пробкой. но это же шеппард, под его руководством невозможное становится вполне реальным и ощутимым. особенно если дело касается обоняния, вкусовых рецепторов и прочего рода ощущений, припудренных наркотиками различного спектра действий. не то чтобы я против, зачастую даже и вовсе «за», хотя в большей степени за природную часть получения кайфа. – глупо вышло все вчера. – я все еще про эту ссору, просто из головы вылететь никак не может. мне не привыкать, но иногда думается, что полезней было бы отвыкнуть. – мы же хотели заказать еду, знаешь, где есть круглосуточная доставка? – а то боюсь что там, где мы заказываем обычно, в такое позднее время меня пошлют на несколько непристойных букв.

+4

6

Не узнаю тебя. Что-то изменилось со вчерашнего вечера или мне кажется? Устрашающее спокойствие, не присущее Фриде. Из внешних признаков: пустой взгляд мутных, уставших глаз и тяжелые мешки под ними, наполненные воспоминаниями бессонной ночи; опущенные уголки губ, опущенные плечи. Физически я ощущаю ее присутствие, но мыслями она где-то далеко от этой прогнившей квартиры. Когда мы успели так проебаться с тобой? Куда делись те дни, которые мы обводили в календаре красным маркером? Срывались, мчали, открывались друг другу, открывали себя миру, новым городам, планировали, пробовали, жили. Было ли это вообще? Или это плод моего больного воображение, подверженного бесконечным передозам? Ты все же пришла, но без той старой сумки, в которую судорожно запихивала свой шмот. Ты здесь, но какого черта ты так далеко?
- Пизцец, Босуорт, - опускаю глаза, тяжело выдыхая. Мне стоило бы себя контролировать сейчас, но я так люблю ходить по тонкому льду, - опять этот уебок? Какого хуя тебя туда так тянет? – тон на порядок выше, зрачки расширены, желваки пляшут в диком танго по впадинам на лице, что принято называть скулами. Мы с ней много говорили про ее «друзей» и мое отношение к ним не уважительней, чем к той рыбке, о которую я намеривался затушить окурок еще несколько часов назад. Не изменяя традициям, достаю забычкованную сигарету из самодельной пепельницы, прибереженную на черный день и закуриваю. Никотин моментально давит на легкие, жжет горло, что я закашливаюсь. Легкое головокружение, ватные конечности. – Ты же специально да? - она поднимает голову, встречаясь со мной взглядом. Узнаю мою девочку. Лицо напряженное, упрямое, ядовитое – совсем не доброе. Будто хищник перед нападением присматривается к жертве. Это война, Фрида. Холодная война. Мы не признаем никаких законов поединка. Бьем в больное место и прикрываемся чем-то непреодолимым — вроде взаимных обвинений. Большой глоток паленого горючего с грязного стакана, как печать кровью.
Я не хочу себя связывать. Я больше не хочу себя обременять. Сколько себя помню, я всегда, мать его, хотел жить, не связывая себя ничем. Да и не так уж ты мне нужна. Сама же приучила меня жить без тебя, без иллюзий на прогресс в наших отношениях. Делаешь вид, будто не нуждаешься во мне, при каждом удобном_нет случае, напоминая об этом. Ты думаешь, я поверю в этот пиздаболизм? Безмолвно хвастаешься тем, что я, как мужчина для тебя ничего не значу. Нет, ты никогда не говорила о том, что тебе на меня похуй, но твои поступки клеймят меня побольнее портаков на руках или этих уебищных птиц на груди. До сих пор не понимаю, насколько нужно быть обдолбаным, чтоб забиться такой хуйней. Наверное, птицы несут собой охуенно философское значение. Ну там полет, свобода. Да, Фрида, эти птицы всегда будут напоминать о тебе и о твоем стиле жизни.
- Нормальное пойло, - наливаю очередную порцию, выпиваю жадно в надежде смыть подзаебавшие мысли. Кривлюсь. Да, дерьмо, а не бурбон. Коллекционный виски, говорю я, для мажоров. На самом деле у меня просто нет бабок и возможности заработать. Чего я добился за свои тридцать шесть, м, а нихуя я не добился. Даже бабу, к которой прикипел душой и хуем, не могу добиться.
Странные вы создания, бабы. Орете, требуя того единственного, кто на руках носить будет, да слова нежности говорить. А когда такой мужик перед вами, готовый фактически на все, ищите причины отказать. Слишком просто для вас принять то, что само плывет навстречу с попутным ветром. Неинтересно, дешевый товар. Вам нужна драма и скандалы; страдания, в которых проще всего обвинить непутевого мужика. Короткий поводок и ошейник с шипами, когда мужик кривится при виде тебя, показывая равнодушие или чего хуже – неприязнь.
- Глупо, - сухо соглашаюсь с Фридой, подтверждая ее правоту коротким кивком, - ты же никогда не изменишься, да? Кошка, привыкшая к уличной жизни. Ластишься к тому, кто накормит вкуснее. Да, Босуорт, я неудачник, конченый мудень, который не может тебе дать никаких гарантий. У меня на счету от миллиона последняя цифра. Конечно, ты заслуживаешь лучшего, но блять. Какого хуя опять этот Ленни? – резкий разворот на девяносто градусов, удар кулаком по бетонной стене, что сыпется штукатурка, как первый снежок в ноябре. Пиздец еблан. Никогда не научусь думать, прежде чем что-то сделать или сказать. А страдают мои конечности, итак ослабшие от отсутствия любой физической нагрузки.
- Аппетит пропал, - предательский желудок, съежившийся от ударной дозы никотина, выдает мои слова за пиздеж. Но в данную минуту еда действительно волнует меня в меньшей степени, поэтому я игнорирую возгласы в нижней части своего тощего туловища, - почему наши ссоры порождаются одной и той же темой?  Ты можешь быть нормальной или тебе по приколу такой стиль жизни? Захотела пришла – захотела ушла. Может у Ленни хуй больше или ебется он дольше? – на самом деле Ленни, как причина приебаться. Он меня волновал в меньшей степени, хотя и стал катализатором кислоты, льющейся не прекращаемым потоком у меня изо рта. Единственным объяснением ее рвению к свободе были поиски лучшего варианта для жизни.
Но тогда какого хуя ты мне ебешь мозг?

Отредактировано Sheppard Nilson (Вт, 15 Янв 2019 18:35:57)

+2


Вы здесь » inside » кинозал » demons


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC