Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре декабрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +3°...+11°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

СЛУШАТЬ

Lana Del Rey
Young and Beautiful

ПРИМИ УЧАСТИЕ

в музыкальном флешмобе

СЛУШАТЬ

Kavinsky
Nightcall

СЛУШАТЬ

KALEO
Way down we go

СЛУШАТЬ

Arctic Monkeys
Do I wanna know?
sample70

Эшморы ждут сестру

sample70

Джерому нужен отец

sample70

Августин в поисках тети

sample70

ЭлисНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЛетиНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЛенниНАША ГОРДОСТЬ

sample70

РэйНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Удивили)) Честно, я не ожидала увидеть свою моську в счастливчике. Спасибо Геннадию. Всегда хотелось побыть на этом месте, и вот я здесь и почему то не могу найти подходящих слов, кроме как визжать от восторга) А теперь серьезно, я не мастер речей, конечно, надеюсь, вы поймете меня, что я хочу сказать) С-Семья. Такое и маленькое слово, но так много значит для всех нас. Это родство не только по крови, а по душе. Это говорит о многом, к примеру о том, что он в унисон думает, мыслит, как и другой инсайдовец по духу. У них и мировоззрение не различается, и интересы жизненные совпадают, им легко вместе общаться и такие люди с полуслова понимают друг друга. И дружба эта бывает независимо от возраста или пола. Одному может быть 18 лет, а второму 30 и они общаются на одной волне. И знаете это прекрасно. Весь этот форум наша большая семья. Бывает такое что иногда, и ругаемся, ссоримся, но потом же миримся. Сколько раз уходили и все же возвращаемся. От всей души хочу сказать спасибо, самым главным людям на нашем форуме - админам. Людям, которые это все придумали и продолжают фантазировать и осуществлять и удивлять нас своими идеями, сюрпризами, подарками. Спасибо вам наши любимые, наши родные и самые лучшие родители админы. Ну а так же пожелать терпения, как мне с алконафтами. Вы заботитесь о нас, как и я о них… а они это не понимают. Лэнг я про тебя имею ввиду, пьянь ты окаянная! Так же спасибо тем кто меня поддерживает и приободряет, милая моя солнышко лесное Элли))) Ну и всем остальным тоже огромное спасибо, целую обнимаю…и поменьше пейте! Берегите здоровье)))

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » Kinder, Küche, Kirche!


Kinder, Küche, Kirche!

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://s7.uploads.ru/ijFzX.gif
Kinder, Küche, Kirche!
17 ноября 2018  |  дом четы Мур |  Лаванда Мур, Арчибальд Мур

Если твоя жена непокорна, своенравна в изречениях, забросила домашнее хозяйство и воспитание детей, отказывается от выполнения супружеского долга или относится без уважения к твоим родителям, то она может считаться сбившейся с пути и должна получить физическое наказание, как получает его домашний скот, выходящий за пределы пастбища. Истинно говорю тебе: женщина, идущая неправильным путём, должна быть наказана мужем и тем самым, возвращена на правильную тропу.©

+4

2

Девичники. Лаванда сто лет не была на девичниках, поэтому приняла предложение Мэйси с огромным энтузиазмом. Высокая, рыжеволосая американка модельной внешности, захомутавшая постоянного клиента салона Муров удивительным образом, сошлась с британкой и нашла какие-то точки соприкосновения. Девушка ничего толком не понимала в искусстве, не могла элементарно отличить топаз от сапфира, да и более этого - представляла собой особу ветренную, непостоянную, но все-таки была какой-то настоящей и отчасти глупой. Именно эта наивность позволила ей отхватить лакомый кусочек в виде Алекса Киллинса - бизнесмена, любящего молоденьких девиц. На первом месте для него - внешность, а уж потом прочее. Кому вообще сейчас нужны мозги? Женщине они не нужны точно, - именно так рассуждал мистер Киллинс о новоявленной невесте. Ту такие высказывания в свой адрес не смущали совершенно. С Мэйси было легко и непринужденно. С такими как она можно отвлечься лучше, чем за обсуждение работ Клода Моне. Вот Лаванда и отвлекалась от семейной жизни - это ей было необходимо. Семейные заботы превратили Ванду в образцовую мать семейства - почти Марту Браун, но она же не всегда была такой, совсем не всегда...
Виски, ром, шампанское - алкоголь лился рекой, как и заливистый женский смех. Около двадцати женщин в возрастном диапазоне от двадцати одного до сорока смеялись над своими пьяными шутками и обсуждением своих парней. Только трое из двадцати отказались делиться подробностями своей сексуальной жизни. Логично предположить, что британка оказалась в той тройке. Рассказывать про секс с мужем - это за гранью. Личная жизнь Муров - только их жизнь. Сколько бы Ванда не выпила, она никогда не скажет, как Арчибальд ублажает ее по утрам, как прижимается к ней под одеялом перед сном забираясь пальцами под сорочку и как любит, когда она забирается на него сверху, ластится словно мартовская кошка, выпрашивая свое.
Кульминацией вечера стали стриптизеры. Давненько Лаванда не лицезрела их. Первый и последний раз такое произошло лет эдак десять назад, и впечатления не самые приятные, надо сказать. Мужской стриптиз всегда пошлый и даже омерзительный, тошнотворный, но после десятка бокалов различного алкоголя вполне веселый. Ванда смеялась, когда накаченный загорелый парень со странным именем Мигель пытался втянуть ее в танец. Того не смущало обручальное кольцо на безымянном пальце статной блондинки. Какого стриптизера это вообще смущает?
- О, нет, вот этого не надо. - мягко убирая руки Мигеля со своей талии Лаванда тянулась к новому бокалу, заглушая свой смех нежным букетом вина. Понижение градуса - это плохо, только идти на повышение Ванда не могла, даже если бы захотела. Она опьянела настолько, что набрать номер мужа смогла с пятого раза.
- Арчи, любовь моя. - женские радостные визги на фоне давали ирландцу возможность понять, насколько удачно проходит девичник. - Ты не хочешь забрать меня из этого вертепа? Тут происходит настоящая вакханалия! - язык чуточку заплетался, или не чуточку. - Эти стриптизеры... Забери меня отсюда, иначе я согрешу.

+4

3

Всем иногда нужен глоток свежего отдыха. С рождением детей быт четы Мур наполнился семейными заботами, подгузниками, игрушками, красивыми сказками. Страстные британо-ирландские ночи уходили на второй план, а иногда и вовсе попадали за тревожными криками маленького Артура Ронана Мура. От такой жизни тоже нужен отдых. Арчибальд, откровенно говоря, отдыхал на работе. Он с удовольствием закрывался в планы купле-продаж, ездил на встречи с поставщиками, а порой, попросту спал на кожаном диване в центре кабинета, который задумывался, как совместный кабинет его и Лаванды. Когда-то, года полтора назад, на этом диване они отметили очередной день рождения миссис Мур с шампанским, льдом и поцелуями, с которых всегда перерастали в нечто большее.
Узнав о девичнике, Арчибальд не сказать, что был рад. Он прекрасно помнил мальчишники в далёком лондонском прошлом, участие в которых принимал самое активное. Проводя параллель, в его понимании женские посиделки ничем не отличались от мужских. И всё-таки Мур согласился отпустить Лаванду, прекрасно понимая, что и маме нужен отдых. Он даже отвез ее на место, в клуб, провожая каким-то тоскливым взглядом любимую фигуру в слишком облегающем вечернем платье. Почему тоскливым? Потому что Арчибальд позабыл, когда в последний раз его супруга одевалась подобные платья, которые ей чертовски шли и которые он любил. Особенно снимать.
Мур остался с детьми, как доблестный отец семейства. Опыт в таких делах он имел, небольшой, но вполне продуктивный. Бабушка Сибил, обосновавшаяся в Вашингтоне несколько месяцев назад, заглянула на пару часов проведать внуков и помогла уложить малыша Артура. Арчи как раз провожал мать, как мелодичный голос Криса Айзека прозвучал из кармана джинс. Только один контакт мог звучать так и у этого контакта явно заплетался язык от обилия выпитого алкоголя.
- Что? Тебя плохо слышно! - голос Лаванды утопал в женском смехе и громкой музыке на фоне. - Какие, к черту, стриптизеры?! - на этом моменты, Арчибальд уже накидывал джинсовку на плечи. На улице стояла середина ноября, но погода оставалась достаточно теплой. - Я сейчас приеду. - Мур доверял супруге, но вот другим мужчинам, особенно стриптизерам, когда дело касалось Лаванды, - нет.
Матильду и ее маленького четвероного друга лабрадора с удовольствием приняла Жаклин Шиллер. Малышка Мур любила проводить время в компании Квинна Шиллера. Артур крепко спал в своей кроватке, под охраной Эля. Оставалось только вырвать маму из грязных лап стриптизеров.
До клуба, в котором проходил девичник, Арчи доехал без пробок за двадцать минут. Уже на входе его встречала клубная музыка и радостные женские визги. Когда-то ему бы это даже понравилось и он с удовольствием присоединился к весёлой компании, закадрив какую-нибудь особо симпатичную барышню. Но его интересовала одна конкретная, светловолосая, в белом облегающем платье.
Лаванду он увидел сразу. Вокруг неё так и вился какой-то полуголый парень, блестящий от пота. Наглец.
- Руки убрал. - что-то угрожающее прозвучало в голосе Мура, когда он резко одернул в сторону загребущую лапу явно перекаченного стриптизера. Девицы радостно загалдели, думая, что к ним пришло пополнение. Пришлось их разочаровать. - Нет, дамы, я всего лишь старый вор, решивший украсть из вашей компании редкой красоты цветок. - он улыбался, включая своё природное обаяние, скрывая за ним гораздо больше. Мягко приобняв Лаванду за талию, Арчибальд вывел ее зала, подальше от любопытных глаз и наглых лап. - Что за дурацкая традиция звать стриптизеров. - Мур возмущался тихо, пока вел Лаванду к выходу. - Сколько ты выпила? - мягкие объятья почти моментально превратились в крепкие, а перед ступеньками вовсе Арчибальд взял Лаванду на руки, обрекая тем самым всякие попытки к возможному отступлению на провал.

+3

4

После звонка мистер Мур примчался на всех парах спасать свою любимую женушку от надвигающейся опасности в виде горячего загорелого мачо - Мигеля. Интересно, это настоящее имя или все-таки псевдоним? Без разницы. Он не привлекал Лаванду сексуально, не вызывал физического отклика и особых эмоций. Мужчина как мужчина, разве что только активно за собой ухаживающий (работа обязывает): эпиляции, спортзал, барбер-шоп...  Лучше Арчибальда для нее никого больше нет и вряд ли уже появится. Лаванда считала своего мужа идеалом. Ирландец правда подходил ей как никто другой. Сын укрепил их любовь сильнее, привязал друг к другу, сковал цепью толще, чем было с Матильдой. Два ребенка - это не один, а столько лет брака - не год отношений. Эффект накопления вызывают не только косметические средства, которые Ванда начала активно использовать с недавних пор, но и семейная жизнь в принципе. Какие-то пары подают на развод, а какие-то создают кое-что крепкое и на века. Создают свою династию, монархию. Свою историю. И держатся за нее крепко-крепко спасая друг друга от невзгод и сомнительных соблазнов.
- Арчи! - спасение подоспело вовремя отпихивая руки наглеца. - Мой любимый ирландец! - радуясь появлению мужа Лаванда тянулась к нему. Тот не был многословен, довольно сдержан, что необычно для подобной ситуации. - Всего бокал вина. Только бокал. - руки ирландца удерживали ее на ногах. Ненадолго. - Но я рада, что дракон пришел спасать свою принцессу.
Ванда выглядела несколько неадекватно. Обычно сдержанная и изысканная, теперь она показывала себя избалованной тусовщицей - почти Пэрис Хилтон: обтягивающее платье, открытые плечи, разрез на ноге, высокие каблуки... Не зря миссис Мур тратила по несколько часов в день на спорт и ограничивала себя в еде. - Я так сильно скучала по тебе, Арчи. - держась рукой за его шею она шептала мужу на ушко, пока они спускались по небольшой лестнице. - Знаешь, что сказал мне тот парень когда понял, что я без бюстгальтера? - о вспыльчивости Арчи Ванда знала прекрасно, на то и был расчет. Лаванда не сочиняла, но привирала немножко. - Он сказал, что хотел бы исполнить для меня приватный танец совершенно бесплатно. - закусывая сладкую от выпитого недавно вина губу Ванда рассматривала лицо мужа. При таком близком контакте видна любая мимическая морщинка. Она их все знала наизусть. - У себя дома после этого девичника. Вот наглец... - улыбаясь, британка нежно поцеловала щеку Арчибальда, а после потянулась к губам. Всего лишь игра. Находясь подшофе на Лаванду всегда накатывали игривые нотки. В сон после вечеринок ее не тянуло никогда, а вот на прочее...

+2

5

Если бы руки Арчибальда не были заняты драгоценным грузом в лице любимой и немного пьяной супруги, он бы немедленно вернулся в зал и как следует врезал в гладко выбритую, самодовольную морду того стриптизера. Хватило же у него наглости, мало того, облапать его, ЕГО, супругу, так еще и предложил ей приватный танец дома. Желваки на ирландском лице выражали малую часть эмоций, которую Мур испытывал по отношению к подобной ситуации.
- Вот наглец... - сквозь зубы процедил Арчибальд, вторя словам Лаванды. Он осторожно усадил ее на соседнее сидение авто, застегнул ремень безопасности. - Ублюдок... - с появлением детей Арчи перестал выражаться на языке ирландских докеров дома, но в том и была прелесть, что они находились вне стен семейного гнездышка и крепкое словцо само собой слетело с его губ. Лаванда, будто чувствуя надвигающуюся бурю (созданную ею же), целовала его щеку, шершавую от щетины. Тянулась к губам, когда его лицо находилось близко близко. Она знала, как успокоить дракона, что сделать и что сказать, чтобы грозное сказочное чудовище перестало пыхтеть, выплевывать горячие языки пламени. Драконы, несмотря на весь отрицательный ореол, приписываемый им средневековыми авторами, на самом деле могли быть и добрыми, и заботливыми, и даже любящими и преданными, но не в этот раз. Перед глазами Арчибальда до сих стоял этот наглый юнец и его руки на талии Лаванды, обтянутой белым платьем.
Мур не дал поцеловать себя. Он словно хотел еще немного повариться в этих эмоциях. Как следует позлиться. Поцелуй любимой мог легко развеять эту злость, не оставляя и следа. Такова лавандовая магия, способная успокоить взбешенного ирландцы на рад-два. Захлопнутая дверь авто стала неким гарантом, отгораживающим Мура от воздействия чар супруги. Короткий гневный взгляд в сторону клуба. Он колебался пару секунд, но остался на этой стороне улицы, освещенной белым светом фонарей. В губах нервно заиграла сигарета. Еще одна вредная привычка, от которой Арчибальд отказался в стенах дома. Он выкурил одну, облокотившись о широкий капот, прежде чем сесть за руль.
- Больше никаких клубов. - вдавив на газ, Мур увозил супругу, как можно дальше от вакханалии девичника. - И никаких девичников, со стриптизерами особенно. - ирландец смотрел на дорогу. В ноябре темнело рано, а значит и лихачей, любящих быструю еду по полупустым ночным улицам тоже хватало. Были и другая причина. Лаванда в белом облегающем платье, которая без слов соблазняла его один только видом. Всяческие попытки отгородиться от этого не приносили никаких плодов. Даже злость трещала по швам, стоило кинуть короткий взгляд в сторону соседнего сидения, но Арчи хватался за нее до последнего. - Этот был последним. Как он вообще посмел предлагать какие-то приватные танцы, дотрагиваться до тебя... сукин сын. - он говорил спокойно, по крайней мере, ему так казалось.

+2

6

- Не хочешь целовать меня, когда я пьяна?! - удивление отразилось не только на лице, но и в интонации. Ванда поражалась реакции мужа, его холодности. Это было так чуждо и очень неприятно. Поведение Арчи говорило о его негативном настрое. Импульсивно захлопнутая дверь авто сильнее удивило Ванду. Что она такого вообще сделала, чтобы он так себя с нею вел? Она ему что, девица с улицы? Попытка расстегнуть ремень безопасности не увенчалась успехом. Пальцы не слушались. Нервозность передавалась от него ей. Вот вам и окончание прекрасного вечера. Лаванда могла ожидать подобного поведения от кого угодно, но только не от него - не от Арчи.
Наблюдая, как он нервно курит, поглядывая на дверь клуба миссис Мур мысленно сетовала на свою судьбу. Они не ссорились долгое время, не было даже элементарных бытовых перепалок. Хотя, будучи беременной Артуром Ванда выпила у мужа много крови. Когда она посылала его ночью в магазин за гранатами, которых почему-то дома нет, он спокойно одевался и ехал в круглосуточный супермаркет не упрекая супругу. Все происходило спокойно, а теперь... Вышла впервые за столько времени в люди, называется!
- Правда, что ли? - Мур командовал, ставил запреты и не смотрел на нее предпочитая смотреть на дорогу, освещенную светом фар и уличных фонарей. - Чего это ты так взбесился, Арчи? - она смотрела на его профиль. В ее янтарных глазах проскальзывала обида с примесью злости. - И какого черта раскомандовался? Мне не нравится твой тон, дорогой. Он меня раздражает. - пытаясь обратить на себя внимание Ванда дернула рукав джинсовки. Отвлекать водителя от дороги опасно, но держать себя в руках она не могла. - Терпеть не могу, когда ты качаешь права. Стал как Йозеф - шовинистом? - дернув рукав сильнее она не думала отпускать джинсовую ткань. - Или я нужна тебе только для того, чтобы выглядеть в глазах партнеров, соседей и друзей образцовым отцом семейства? Конечно, Арчибальд, тебе хорошо. Ты днем на работе, а я в это время воспитываю наших детей. А как только решила повеселиться, так все - ты орешь на меня? Как так вообще можно?
До состояния обидчивой стервы Лаванда разогналась за считанные секунды. Ирландец умел пробудить в ней множество чувств. Часто - любовь и нежность, только, увы, не сейчас. Алкоголь делает людей говорливыми и смелыми. Женщин, особенно. Пьяному как известно море по колено.
- Или ты злишься, что я не смогу этой ночью исполнить свой супружеский долг? - она не ведала, что говорила. Помутненное алкоголем сознание пыталось найти причину нападок Арчибальда, хотя где-то глубоко внутри Ванда понимала истинную причину бешенства мужа. Какому мужчине понравится, что его жена обжималась с каким-то мачо? Да никому.

+1

7

Как давно они не ссорились. Кажется, с последней прошла целая вечность. Между ними давно давно наладилась идиллия и даже в такое трудное для нормальных взаимоотношений время, как беременность, они оставались на одной волне и не повышали друг на друга голоса, не срывались, не качали права, не командовали. А тут какой-то стриптизер... Мур злился еще больше. Память заботливо слайдами вставляли перед глазами этого загорелого потного почти голого качка, который так и тянул руки к его жене. Вот же сукин сын. Лаванда своим непониманием только подливала масла в огонь. Она тянула его руках, стараясь привлечь внимание, отвлекала от дороги.
- Как так можно?! - он кинул на нее короткий взгляд и снова уставился на дорогу, освещенную фарами. Улицы Вашингтона были почти пусты, оно и понятно, время позднее и все порядочные люди сидели дома у телевизоров, слушая итоги очередного заседания конгресса или смеясь вовсю над каким-нибудь ситкомом. Непорядочные же торчали в клубах, подворотнях или, как Арчибальд и Лаванда, выясняли отношения прямо на дороге. Чертов ублюдок, этот стриптизер. - А как можно обжиматься с каким-то вонючим мужиком на глазах у других девиц? Или это нормальная практика, мол, девичник и все можно? Я, между прочим, тоже принимаю участие в воспитании наших детей и не позволяю каким-то секретаршам или консультанткам лазить в свои штаны! Порой, мне кажется, что Йозеф абсолютно прав. - Арчибальд никогда не считался сторонником взглядов немца, которые попахивали строгим консерватизмом. Kinder, Küche, Kirche. Дети, кухня, церковь, - так Циммерманн говорил, вторил старому немецкому догмату. - Ты ведь знаешь, что я ним никогда не был согласен в этом вопросе, но сегодня ты явно переборщила, Лаванда, как минимум с алкоголем!
Действия Лаванды все-таки увенчались успехом. Арчибальд резко притормозил и рука его под давлением упала прямиком на обнаженное колено. Теплое, мягкое и такое манящее. Мур опустил взгляд на случайный жест, поднял глаза на Лаванду. Что-то внутри не давало ему убрать руку. Если от поцелуя он смог удержаться, отгородившись дверь, тот тут невозможно придумать никакую преграду - лавандовая магия в полном действии. Вся злость его вдруг куда-то начала уходить, испаряться.
- Нет, из-за этого я не злюсь. - теперь голос Мура действительно звучал спокойнее, чем секунду-другую назад. Он все-таки убрал руку. До дома оставалось доехать каких-то сто метров. - Я злюсь из-за мужика, который тебя лапал. Из-за гребанного стриптизера с это грязными лапищами. - сто метров Мур преодолел за считанные минуты, загоняя машину в гараж. - И на то, что ты позволила ему это делать. Вот на что я действительно злюсь. И, знаешь, что... - он отстегнулся. В гараже было темно, только тусклый свет салона автомобиля давал возможность Арчибальду рассмотреть черты лица Лаванды. Боже, до чего она прекрасна. При других обстоятельствах он бы впился в ее губы без раздумья, притянул бы к себе и целовал, целовал, целовал, но между ними сейчас негласно маячила тень смазливого стриптизера, которая мешала ирландцу мысль здраво. - Как любит говорить твой крестный: "Хорошая жена требует хорошей порки!"
Не дожидаясь второго пришествия, Мур отстегнул Лаванду и за какую-то минуту оказался у ее двери. надеяться, что она пойдет сама он не стал, а молча вытащил ее из салона и перекинул через плечо. Точно варвар. Он очень давно не чувствовал себя подобным образом - не чувствовал в себе молодого ирландского парнишку, способного на многое и даже больше. Ему казалось, что тот парень покинул его, убежал, испугавшись словосочетания "семейная жизнь". Но, нет. Арчи ошибся. Все это время молодой ирландский парнишка жил в нем, выжидал.
- Только не кричи, Артур спит. - Мур спокойно шлепнул Лаванду по ягодицам, обтянутым белой тканью платья и находившимся на уровне его щеки. Она сама виновата, что одела такое сексуально-обтягивающее платье. Поднявшись по лестнице в спальню, Арчибальд также спокойно скинул супругу на шелковые простыни, которые она так любила и любовь эту передала ему когда-то. Пружинки матраса чуть скрипнули, а в это время Мур скидывал джинсовку прямо на пол и тянулся к ремню на поясе.

+1

8

- Ты сравниваешь несравнимое! - сравнение правда сомнительное. Фраза про секретарш и консультанток, которые вроде как пытались лезть ему в штаны Ванде не понравилась. Наверняка, Арчибальд имел ввиду, что такого наоборот не было, так как он всегда четко расставляет свои приоритеты, не подпуская к себе близко эффектных сотрудниц антикварного салона. Может раньше во времена "Либерти" такое случалось, но не после кардинальных перемен в их жизни. - В чем это он прав? - ее широко распахнутые глаза говорили о степени удивления. Шовинизм Арчи всегда считал глупостью, а консервативные взгляды на женскую участь называл бредом. Ему нравились дерзкие женщины, горячие. Покорных милашек в постели Мура никогда, наверное, и не было, а тут вот те на! И это при том, что Арчи обожал веселую Ванду, любил ее улыбки и задорный смех. - Значит, когда на мой день рождение в Вегасе ты дал мне наркоту я не перебарщивала? Да ты в восторге был от меня под кайфом! У тебя двойные стандарты, дорогой. - ссора разгоралась все больше. За своими колкостями они не заметили, как доехали до дома. Точнее, она не заметила. Все мысли британки занимали укоры мужа и разговоры на повышенных тонах. И это после того, что она для него сделала? После уютного дома, перехода от бизнес-леди в домохозяйки и рождения двух замечательных детей, один из которых - мальчик? Отчасти, Ванда поставила на себе крест. Все внимание блондинки последние два года концентрировались исключительно на семье. Про вечеринки без присутствия мужа она уже и забыла, а ведь каждому нужно немного свободы.
- Он не только говорил про порку. Как ты знаешь, герр Циммерман любитель показать женщинам кто в доме хозяин. - они уходили в странные дебри. Йозеф, порка, шовинизм - не самая подходящая тема для идеальных супругов под покровом темноты гаража. На этом все не закончилось. Расстегнув ремень безопасности Арчибальд вытащил жену из авто и перекинув через плечо понес в дом. - Что ты творишь? - слова про спящего Артура не остановили Ванду от сопротивления. - Отпусти меня немедленно! - но он не отпустил. Арчи Мур не думал идти на поводу желаний своей пьяной женушки. Вел себя как Ретт Батлер. Ирландец отпустил Ванду лишь в спальне. Бросил ее на кровать как какую-то вещь. - Что это ты собрался делать, Арчи? - вопрос насущный как никогда. Джинсовка упавшая на пол и рука на ремне говорили красноречиво о настрое Мура. - Только посмей меня тронуть, только посмей... - попятившись назад к спинке кровати Лаванда сняла с ноги белоснежную туфлю на высоком каблуке. Не дожидаясь ответных действий и считая, что лучшая защита - нападение, Ванда бросила туфлей в сторону мужа.

Отредактировано Lavender Moore (Вт, 20 Ноя 2018 21:42:01)

+1

9

Белая туфля в его сторону стала неожиданностью. Арчибальд еле успел увернуться, прослеживая взглядом полет любимой обуви. Он обожал Лаванду на каблуках. В красивом платье или деловом костюме, а еще больше исключительно в туфлях. Его маленький фетиш, о котором супруга прекрасно знала и пользовалась в свое время, устраивая ему сюрпризы после трудового дня в "Либерти". А Мур баловал любимую новыми парами обуви, баловал платьями, украшениями. Арчибальд вообще любил делать Лаванде подарки, точно также, как она любила делать ему сюрпризы. Единственное, Мур не любил, когда туфли в него летела, как сейчас.
Еще немного и Лаванда наверняка разбила бы окно. А так туфля ударилась о стену и упала на пол. Арчибальд с видом явного охренения смотрел на супругу, которая отползла к спинке кровати. Он бы поспорил на миллион, что она готова бросить в него и вторую туфлю.
- Твою мать! Какого хрена ты творишь?! - Арч не кричал, он громко шептал, помня о спящем крохе Артуре. Детская пусть и находилась на расстоянии от родительской спальни, но дети бывают такими проницательными. Особенно малыши. Несмотря на шепот, удивление сквозило не только во взгляде, им была пропитан каждый звук, исходящий из горла, каждая мышца на лице, руках, во всем теле. Мур всего лишь хотел раздеться, поменять уличную одежду на домашнюю, а тут... Мур смотрел на ремень в своих руках и его осенило. Что-то щелкнуло, пробуждая в памяти давно забытые воспоминания. - Если бы я хотел тебя изнасиловать, то сделал бы это и без помощи ремня. Особенно в твоем состоянии. - ремень был откинут в сторону. 
Арч подошел к кровати и, схватившись за щиколотки, притянул Лаванду к себе, роняя ее на спину. Платье, обалденное облегающее белое платье всего немного задралось, открывая стройные ножки супруги всего лишь до середины бедра. Мур крепко держал супругу за щиколотки, не давая возможности вырваться, но не настолько, чтобы потом остались синяки. Он не насильник, в чем бы его не подозревала пьяная Лаванда. Поставив колено между бедер, Мур склонился над супругой, расцепляя пальцы и перехватывая запястья, чтобы не получить пощечину. Хотя, до этого у них никогда не доходило до рукоприкладства. Негласное табу в их семье. Арч не Йозеф, он не поднимал руку на женщин. Отстреливаться приходилось, чего греха таить. Какой черт несет женщин в правоохранительные органы? Но чтобы бить - никогда.
- Но, мне кажется, любовь моя, что ты попросту нарываешься. - Мур нависал над супругой, почти придавливая ее своим весом к кровати. Он улыбался. Странно, наверное, выглядело со стороны. Еще минуту назад они ссорились, выясняли отношения и до сих пор их не выяснили, но Арчибальд улыбался. Улыбался и впивался в губы со стертой помадой, в губы сладкие от выпитого вина, шампанского и еще, бог его знает, какого алкоголя. Впивался в них поцелуем, потому что хотел этого больше, чем ругаться. - Признайся, тебе просто нравится меня провоцировать? - продолжал нашептывать Арчибальд, на мгновение прерываясь. - Да, я был в восторге от тебя под кайфом. Потому что ты была только моя и только я мог тобой наслаждаться. А тут, какая-то полуголая скотина лапала тебя у всех на виду. - отпуская запястья Лаванды, рука Арчи легла на обнаженное бедро, скользила по нему, задирая платья еще выше. - Я бы расквасил его наглую рожу если бы не все эти девицы. Потому что ты только моя и только я могу видеть тебя под кайфом, пьяную, обалденную в таком вот откровенном платье. - больше говорить Арчибальду не имело смысла. Лавандовая магия действовала на него ошеломляюще. Он целовал губы, целовал доступную обнаженную шею, плечи.

+1

10

Удивление Арчибальда было предсказуемым. Не каждый день законная жена напивается вдрабадан, а после кидается обувью качая права. Такое для Ванды - нонсенс. Британке не свойственно подобное поведение. Может, когда-то в юности много лет назад она и могла бросить чем-то в Мура, но не теперь. Она вроде как образец для подражания среди соседей - совершенная домохозяйка у которой всегда дома чистота, порядок и вкусная выпечка, и многое, многое другое. Хорошо, что ирландец был подготовлен и в отличии нее трезв. Арчи вовремя увернулся, поэтому туфля упала где-то рядом.
Смотря на жену ошарашенным взглядом Мур подходил ближе, откидывая предварительно ремень и сообщая, что брать ее силой он не собирается. Ну да, ну да... Арчибальд не так прост, как кажется и периодически трудно понять, о чем он думает и что творится в его голове на данный промежуток времени. Он давно не тот тридцатилетний отчаянный парень разорвавший на ней платье в туалете пентхауса Йозефа Циммерманна, или все-таки тот самый?...
- В каком таком состоянии? - сделав акцент на третьем слове Лаванда посмотрела на мужа с интересом. Кем он ее считал, алкоголичкой не способной сказать "нет" и сопротивляться? К слову о сопротивлении. О нем Ванда забыла стоило Арчибальду проявить инициативу, уложить ее на кровать и подмяв под себя упереться коленом между ног не давая их свести вместе так же, как оттолкнуть от себя руками. Повязана по рукам и ногам - вот какую участь миссис Мур уготовил любимый муж!
- Это ты нарываешься, любовь моя. -  британка не успела опомниться, как попала во власть губ мужа. Тот впился в них со страстью выпытывая признания. Арчи обвинял Ванду в провокациях. Да, изредка Лаванда любила провоцировать, специально подначивала супруга, добавляла немного перца в их идеальные отношения, вызывала ревность, но сегодня провокации если и были, но неосознанные. Когда запястья освободились от оков она обняла Арчибальда не забыв запустить пальцы правой руки в шевелюру. Он это обожал, а она обожала не меньше. Это всегда успокаивало разбушевавшегося ирландского котика, приручало.
- Да, я люблю тебя провоцировать. Люблю видеть твою ревность и собственнические замашки. Люблю, когда ты ставишь меня на место и показываешь, кто в доме хозяин и, что важнее всего, я люблю тебя, Арчи Мур. - ладони на бедрах задравшие платье распаляли британку, а поцелуи сводили с ума. - Но вот одна проблемка... - решил распалить Арчибальда сильнее Ванда озвучила первую появившуюся в голове причину. - Я не хочу того, что сейчас хочешь ты. Я хочу спать. - пустые слова не имеющие ничего общего с действиями. Лаванда улыбалась ослепительной улыбкой оставляя волосы мужа в покое.

+1

11

Пальцы в волосах, поцелуи. Лаванда знала, как успокоить мужа. И вот он готов урчать послушным котиком, утыкаться носом в её шею, обнимать, прижимая к себе крепко-крепко, но нет. Арчибальд не делает этого, он сопротивляется лавандовой магии, не поддается ей. Она любит его таким необузданным, непокорным, резким и даже грубым. Любит ирландцем-голодранцем, который говорил ей “нет”, когда все вокруг говорили “да”. Любит его настоящим и Арчибальд отвечал ей взаимностью.
Ее “люблю” и Мур готов свернуть горы, вознести Лаванду на Олимп и даже выше, положить к её ногам все брильянты этого мира. Ее “люблю” и он останавливается, поднимает голову, заглядывая в хитрые янтарные глазки. В них нет и тень сна, зато есть озорные искорки, распаляющие его ещё больше.
- Хочешь спать? Правда хочешь? - ответ в её глазах и Мур отчётливо читает его, улыбаясь в ответ и приподнимаясь. Он не сводит синих глаз с супруги, скользит взглядом по белому платью, по всем тем формам, которые оно так выгодно подчёркивает. Платье слишком узкое, чтобы снять его без помощи. И слишком сексуальное. Мысли Арчи проскальзывают по его лицу, отражаются в действиях. Он облизывает губу в явном нетерпением - Тогда позволь, я помогу тебе  раздеться.
Все происходит мгновенно. Самое слабое место он определил уже давно. Разрез, соблазняющий его того момента, как Лаванда только отдела это платье, становится выше в какое-то мгновение, расходится в сторону. Лёгкая ткань не способна сопротивляться силе рук Арчибальда, трещит и рвется. Он не растерял навыки. Как же давно Арчибальд не рвал платья Лаванды. Целую вечность. Она длилась, но все равно, в тайне, обожала эту его привычку. В ответ на одно порванное платье Арчи покупал ей два, а то и три новых, выбирая на свой вкус, который в этом совпадал у них.
- Я куплю тебе новое завтра, а лучше два. - если Лаванда знала, как приручить дракона, то и Арчибальд знал, как задобрить свою королеву. Моментально стягивая футболку, он снова склонялся к ней, целую не скованное лишней одеждой тело.
- Как этот мудак догадался, что ты без белья под платьем? - легко догадаться, что под мудаком Арчибальд подразумевал стриптизера. Его губы касались груди и живота, останавливая у самого края нижнего белья. - Мне кажется, твоё тело не хочет спать, любовь моя. - что-то хитрое звучало в голосе Арчибальда, пока он стягивались единственные остатки одежды на Лаванде.

Отредактировано Archi Moore (Сб, 24 Ноя 2018 17:02:53)

+1

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Lavender Moore (Чт, 29 Ноя 2018 17:18:41)

+1

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Lavender Moore (Чт, 6 Дек 2018 19:34:09)

+1

17

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

18

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Lavender Moore (Сб, 8 Дек 2018 16:31:32)

+1

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » inside » столовая » Kinder, Küche, Kirche!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC