Добро пожаловать! Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шор, штат Мэрилэнд! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21).
На календаре декабрь 2018 года. Температура воздуха
в этом месяце: +3°...+11°.
Путеводитель / Бюро информаторов / Справочное бюро: семейное!

СЛУШАТЬ

Lana Del Rey
Young and Beautiful

ПРИМИ УЧАСТИЕ

в музыкальном флешмобе

СЛУШАТЬ

Kavinsky
Nightcall

СЛУШАТЬ

KALEO
Way down we go

СЛУШАТЬ

Arctic Monkeys
Do I wanna know?
sample70

Эшморы ждут сестру

sample70

Джерому нужен отец

sample70

Августин в поисках тети

sample70

ЭлисНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЛетиНАША ГОРДОСТЬ

sample70

ЛенниНАША ГОРДОСТЬ

sample70

РэйНАША ГОРДОСТЬ

О, счастливчик!

Удивили)) Честно, я не ожидала увидеть свою моську в счастливчике. Спасибо Геннадию. Всегда хотелось побыть на этом месте, и вот я здесь и почему то не могу найти подходящих слов, кроме как визжать от восторга) А теперь серьезно, я не мастер речей, конечно, надеюсь, вы поймете меня, что я хочу сказать) С-Семья. Такое и маленькое слово, но так много значит для всех нас. Это родство не только по крови, а по душе. Это говорит о многом, к примеру о том, что он в унисон думает, мыслит, как и другой инсайдовец по духу. У них и мировоззрение не различается, и интересы жизненные совпадают, им легко вместе общаться и такие люди с полуслова понимают друг друга. И дружба эта бывает независимо от возраста или пола. Одному может быть 18 лет, а второму 30 и они общаются на одной волне. И знаете это прекрасно. Весь этот форум наша большая семья. Бывает такое что иногда, и ругаемся, ссоримся, но потом же миримся. Сколько раз уходили и все же возвращаемся. От всей души хочу сказать спасибо, самым главным людям на нашем форуме - админам. Людям, которые это все придумали и продолжают фантазировать и осуществлять и удивлять нас своими идеями, сюрпризами, подарками. Спасибо вам наши любимые, наши родные и самые лучшие родители админы. Ну а так же пожелать терпения, как мне с алконафтами. Вы заботитесь о нас, как и я о них… а они это не понимают. Лэнг я про тебя имею ввиду, пьянь ты окаянная! Так же спасибо тем кто меня поддерживает и приободряет, милая моя солнышко лесное Элли))) Ну и всем остальным тоже огромное спасибо, целую обнимаю…и поменьше пейте! Берегите здоровье)))

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » столовая » скажи мне "да" и я превращу твою жизнь в ад!


скажи мне "да" и я превращу твою жизнь в ад!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://i66.tinypic.com/ng3tl3.gif http://i65.tinypic.com/a1769d.gif
скажи мне "да" и я превращу твою жизнь в ад!
25 december'18  |  Washington |  Lloyd&Alice

да и ад две стороны одной медали. ты понимаешь это? ты действительно хочешь этого? у тебя есть десять секунд, прежде чем я открою дверь и впущу тебя в свою жизнь. н а с о в с е м.

Отредактировано Alice Palmer (Сб, 8 Дек 2018 21:08:15)

+1

2

https://i.imgur.com/i7GJm35.png

https://i.imgur.com/CjWpHJ0.png

https://i.imgur.com/I7PFNmB.png

https://i.imgur.com/g9WyuCu.png

you got a fetish for my love
i push you out and you come right back

Если оценивать по шкале от одного до десяти, Ллойд чувствовал себя не самым счастливым человеком. Он спешно собирал вещи, потому что вспомнил о Камилле и ее рождественской вечеринке в последний момент. Все его мысли были заняты предстоящей поездкой в Сан-Диего, который они собирались совершить вместе с Кори. Оба ехали домой, оба особо этого не хотели, но выбора иного просто не было. К тому же новый сосед, поселившийся в одной квартире с Теллером, его явно напрягал. Он чувствовал, что с ним происходит что-то нехорошее, но при этом не мог приблизиться из-за нежелания ввязываться в какие-то авантюры. Ему их хватало.
Ллойду стукнуло тридцать один, а по ощущениям только восемнадцать. В спешке, мужчина скупал подарки родным и близким, вместе с Кори они не забыли и про Камиллу. Они знали, что она подарит им что-то особенное, но в своем стиле, а потому готовили ответ заранее. На них косо поглядывали, когда два взрослых мужика выбирали толстый резиновый член розового цвета. В свободной Америке все равно странно реагировали на подобные вещи. И все же, в комплект, докупили белья, понимая, что за фаллос влетит по первое число.
Телефон трещал от звонков Кори. Вчера приятель предупредил, что заедет за Ллойдом ровно в девять, и, не позволявший себе опаздывать Теллер просто проспал. Он так устал от съемки, что мозг просто отключился, погрузившись в самый приятный сон, который он видел за последнее время. А снилась ему вашингтонская оторва, мысли о которой не покидали мужчину уже несколько недели.
Сначала он контролировал себя. Считал, что взрослому мужику не подобает горевать по сделанному выбору подобно подростку. Но потом его мысли все чаще занимала белокурая девочка, воспоминания о ней тревожили его сердце. Элис ему не позвонила. Отчего-то Ллойд был уверен, что она и вовсе по дороге выбросила визитку, хотя Кори сказал, что ничего подобного не заметил. Кори вообще был против того, чтобы Ллойд ехать в Вашингтон. Он понимал, что с другом творится нечто невероятное, он стал чаще срываться, злиться, вел себя агрессивно, пока Теллер не сознался, что злится на себя. На свою слабость, которая охватила его тогда. Его пугало возрастное расстояние, которое отделяло Палмер от него. Она казалась ему совсем маленькой девочкой, в то время как по своим ощущениям Ллойд считал себя педофилом. В принципе, ей уже было достаточно лет, чтобы ходить по барам, где ей свободно продавали алкоголь, а значит Элис перевалило за двадцать один. Эта мысль его утешала.
Он стойко держался, пока однажды ночью просто не вбил в Инстаграме ее имя. Удивительно, сколько Элис Палмер вылезло в списке, но лишь одна зацепила его взгляд. Черные очки и светлые волосы. От ее страницы веяло настроением Элис Палмер, той, что устроила потасовку в баре месяц назад, той, что скрывала себя настоящую за спиной непоколебимой стервы. Он пролистал всю ее страницу, изучил каждую фотографию. Думал, что таким образом удовлетворит собственное любопытство и снова забудет, но смотреть обновления вошло в привычку. Стало ритуалом. Ллойд не решался ей написать. Мысли о ней сводили с ума, съедали весь его разум. Он злился. На себя, на нее, на всех вокруг. Пару раз они поцапались с соседом, он нагрубил Кэм, когда та упомянула «ту тощую суку». Ллойд превратился в комок агрессии, который бился ою прутья клетки. Клетки, что построил сам.
И все же Вашингтон их ждал. Бросив вещи в машину Кори, Теллер запрыгнул на переднее пассажирское, и друг вдавил педаль газа в пол. Лейк Шор постепенно оставался позади.
- Дашь мне ее адрес? – Ллойд не ожидал, что спросит это, но вопрос сам сорвался с губ, что Теллер обомлел от неожиданности.
- Ты серьезно? – Кори вскинул бровь, скептически смотря на друга, - Говорил же, что завязал.
- Я хочу извиниться, - лгал. Он просто хотел увидеть ее. Хотя бы издалека, хотя бы без каких-либо слов, хотя бы на мгновение. Его распирало от волнения перед Вашингтоном, хотя он все еще считал, что сделал все правильно, - Поступил как мудила.
- И когда тебя так за яйца схватили? – мимолетная улыбка появилась и тут же исчезла с лица Кори. Он с какой-то жалостью посмотрел на Ллойда, - Ты уже извинился. Оставь ее в покое. Будь мужиком и неси ответственность за то, что ты сделал.
Он был прав. Больше Теллер ничего не сказал, уткнувшись в окно. Ему было погано на душе от того, что эта девчонка смогла так запросто залезть в его голову, сесть в самом ядре сердца. Она будто продолжала напоминать о себе в каждом прохожем, будь то смех или просто слова, будто то музыка или такой же парфюм. Призрак Элис Палмер продолжал дразнить его своим присутствием, неосязаемый и такой холодный, что мурашки шли по коже от прикосновений.
В какой-то момент Теллер заснул и проснулся в самом городе, когда машина застряла в небольшой пробке. Звук сигнала заставил его подпрыгнуть на месте и оглянуться. Спина затекла от неудобной позы, а глаза пытались сфокусироваться на ночных огнях большого города. Потерев веки, мужчина посмотрел на Кори, который широко зевнул.
- Кэм звонила. Постелила нам в своей крошечной гостиной. Не представляю, как мы там поместимся, - покачав головой, мужчина снова зевнул, - Диван мой.
- Да пошел ты, - хлопнув друга по груди и скривив гримасу, Ллойд собирался первым пригнуть на него, прежде чем это сделает Кори. Они частенько этим баловались, оба знали запрещенные приемы, чтобы выиграть.
И все бы ничего, вот только машина свернула в другую сторону,  от чего Ллойд слегка удивился. Он проводил взглядом поворот в сторону дома Камиллы, и хотел даже сказать об этом Кори, но замолчал. Просто что-то щелкнуло внутри и заставило его заткнуться. Сердце пропустило пару ударов, прежде чем забилось сильнее. Внешне Теллер был таким же спокойным, но внутри подавлял в себе настоящий ураган.
- Это в последний раз, - остановившись у жилого дома, Кори одним взглядом указал на нужные окна, - Больше не проси меня об этом. В следующий раз, за разведение розовых соплей по своим бабам, будь скидывать в мою банку по сотне банксов. Облажаешься – две сотни.
- Пидр, - все, что смог сказать Ллойд, прежде чем выпрыгнуть из машины.
Ему все еще было страшно. Он не знал, что сказать Элис, и все же вошел вслед за старушкой, галантно пропустив ее вперед. Ноги как-то сами несли его на нужный этаж к нужной двери, но стоило мужчине оказаться на пороге нужно квартиры, как разум закричал, что это плохая идея. И все же прозвучала пара ударов, прежде чем дверь перед ним распахнулась, а знакомый взгляд не воспламенил в ней все эмоции разом.
- С наступающим тебя, - нервно улыбнувшись, Ллойд надеялся, что не получит по лицу. У него все еще не сошел синяк от потасовки с соседом.

+2

3

[indent=1,0] B преддверии нового года моя жизнь превратилась в ад. И имя этому аду - Ллойд Теллер. Весь месяц я не находила себе места, словно в задницу мне воткнули баклажан. Я перестала жить так как привыкла - с меня опадала блестящая шелуха и от этого становилось только хуже. Я замечала как покрываются инеем листья, как ветер забирается под воротник пальто, как слезы разъедают кожу на губах и становится невыносимо больно говорить. Прежняя Элис Палмер рассмеялась бы и отправилась тратить деньги, но я, именно я, закрылась в стенах квартиры и продолжала истязать себя, свой разум и сердце. Анна замечала перемены происходящие с её младшей сестрой, но не влезала, зная что в любой момент я сорвусь и больше никогда не позволю поднять эту тему. Я стала невыносимой для самой себя, я не могла смотреть на себя в зеркало, и стала обходить его стороной. Н е н а в и ж у. Себя. Ненавижу Его. Ненавижу Лейк-Шор. Я хочу отмотать пленку назад и стереть тот поцелуй. Я не могу так жить. Все мое существование превратилось в череду серых дней и я терпеливо ждала того момента, когда меня переедет внедорожник.
Я коснулась экрана мобильного, чтобы снова уткнуться в цифры отсчитывающие время, не задумываясь о том, что делаю это в пятый раз за последние 30 минут. Я даже заказала себе ужин унылой девственницы - бутылку красного вина и две коробки сырной пиццы -  это должно было внести разнообразие в сегодняшний вечер. Посмотрю фильм, помастурбирую и лягу спать.
[indent=1,0] Dаже разносчики еды больше не флиртовали со мной, и уровень моей самоуверенности стал таким же как член Пиноккио, не существующим. Меня не пригласили ни на одну вечеринку и только сестрица терпеливо упрашивала меня прийти к ним в сочельник и отпраздновать новый год. Почему ей еще не надоела эта мысль? Я пожала плечами, не находя ответы на свои немые вопросы. Видел бы ты меня, Теллер, никогда бы не поверил, что перед ним стоит Палмер. Я рассмеялась и тут же замолкла, дернув себя за волосы. Заткнисссссь. Срань Господня! Я больше не могу!
Я залезла в ванну и включила ледяную воду, крича так громко, что собака живущая через стену начала неистово лаять. Заткнись, истеричка с глистами. Когда зуб на зуб не попадал я влезла в свою любимую безразмерную футболку и натянула розовые кружевные трусики вниз. С чего то же нужно начать воскрешение? Я легла на диван и стала щелкать каналами, зависая на продаже несуразного ковра, хирургической операции, но в конце-концов остановилась на Южном Парке и иногда даже посмеивалась над шутками, особенно про проститутку с герпесом. Стук в дверь разбудил меня и я соскочила с дивана, не сразу фокусируясь на источнике шума. Черт, проспала. Я заправила волосы за уши и побежала через всю комнату, хватая с комода наличные, прежде чем распахнуть дверь.
[indent=1,0] Mой личный кошмар настиг меня? Я опешила и не нашла подходящих слов, потому что все мое тело наполнилось зудом, словно под кожу запустили тысячу муравьев. Как ты нашел меня? Что ты здесь делаешь? Пошел ты в задницу! Ненавижу тебя! Я не знаю тебя, убирайся отсюда маньяк. Все это крутилось в моей голове, но губы словно слиплись и я смотрела на Ллойда не веря происходящему. Я ущипнула себя за тонкую кожу запястья и почувствовала пульсирующую боль. Не сплю, я не сплю. Я вытянула руку и мне не хватило нескольких миллиметров, чтобы ощутить тепло его кожи, реальность в которой он стоит на пороге моей квартиры. Я опустила руку и сжала пальцы, снова подвергая все происходящее сомнениям. Это розыгрыш? Я выглянула в коридор и не увидев скрытых камер и сопровождающего дебильного смеха нахмурилась. - Ты не ошибся адресом? Голос после недавней выходки охрип и я сглотнула, вцепившись в его запястье, чтобы втянуть в квартиру и не давая повода посплетничать соседям. Об этом сразу узнает сестрица, а ей волнения ни к чему. Я ведь начинаю новую жизнь, но недавнее прошлое стремительно хватает меня за ягодицы и насаживает на свой член. Браво. Мы стоим слишком близко и я чувствую исходящий от него аромат, быть может это лосьон или парфюм, когда тишину между нами нарушает очередной посланец ада. Я вздрагиваю и распахиваю дверь так быстро, что занесенная рука так и остается висеть в воздухе. - Пицца, мисс Палмер. Распишитесь. Я отдаю коробки Ллойду, а сама любовно сжимаю горлышко винной бутылки и толкаю дверь ногой. - Ты голоден? Это второй вопрос и я почти не жду ответа, усаживаясь на диван и поджимая ноги. По квартире начинает разносится аромат пиццы и он удачно перекрывает тот, что исходит от Теллера. Мы смотрим друг на друга так, словно изучаем портрет уголовника на доске "разыскивается". Я качаю головой и откидываю крышку коробки, слыша как предательски урчит желудок. - Что? Я откусываю кусок и с блаженством вкушаю расплавленный сыр, горячий, тягучий и невероятно ароматный. - Она не отравлена, я не ждала твоего прихода. Я вообще тебя не ждала, ни сегодня, ни завтра, ни через год. Но та визитка, что ты дал мне все еще лежала в моей сумке, я знала каждую цифру, она практически была выжжена на внутренней стороне моих век. Я улыбнулась и уставилась в телевизор, но чем больше я пыталась врать самой себе, тем яснее чувствовала на себе его взгляд. Он был так осязаем, словно касался меня, нежно и любовно. Нет, Палмер, нет. Ты уже набила себе шишку, это не твоя война, это не твой мужчина. И что с того, что он пришел к твоему порогу? Он мог проезжать мимо и заехать сюда, чтобы удостовериться, что ты еще не высохший труп и тебя можно трахнуть. Разве нет? Горечь на языке перебила солоноватый пряный вкус сыра и я с трудом проглотила кусок пиццы. - Откуда синяк на твоем лице? Я повернула голову и встретила взгляд голубых глаз без тени страха. Да, я не слепая и заметила, что он тоже изменился с нашей последней встречи. Ревностное отношение новой подружки? Или нарвался на очередную психованную суку? Я как видишь сняла с себя полномочия и пребываю в отшельничестве. Никаких оргий, унижений или мести. Даже Эбигейл я не тронула, оставив тот поступок на ее совести. - Выпить хочешь? Ну как хочешь. Я даже не дала ему ответить и прошествовала в кухню, чтобы открыть бутылку и налить себе большой бокал, едва не выплеснув алкоголь за край. Выпив залпом, я вытерла рот ладонью и встала в проеме между комнатами, прислушиваясь к собственным ощущениям, к току крови и биению сердца. Как хорошо, что он его не слышит.

Отредактировано Alice Palmer (Ср, 5 Дек 2018 01:19:05)

+2

4

Его накрыла волна удовлетворения. Теперь уже рыжая Элис не выгнала его в своём стиле, не ударила, не попыталась задеть. Вместо этого она задала такой простой вопрос, который вызвал у Ллойда улыбку. Оказалось, что ему это было необходимо. Необходимо было увидеть Элис, чтобы все вокруг стало хотя бы немного лучше.
- Если ты Элис Палмер, то нет, не ошибся, - широко улыбаясь ответил Теллер, позволяя девушке втянуть себя в квартиру.
Он не знал, что сказать ей. Не ожидал увидеть её такой простой, в домашней широкой футболке, без косметики на лице, естественно красивой. Ему казалось, что от той яркой девушки в розовой шубке ничего не осталось. Но эта Элис его привлекала больше. Удивительно, как месяц может изменить человека. Сам же Ллойд состриг неприлично отросшие волосы, перестал бриться неделю назад, позволив щетине придать ему чуточку брутальности. Его сейчас мало волновало состояние собственного лица. Он с интересом наблюдал за Палмер, которая прошла с коробкой пиццы в комнату. Ему ничего не оставалось, как последовать за ней.
По правде, его сердце отчаянно стучалось об грудную клетку. Руки вспотели, да он и сам вспотел от волнения. Когда Ллойд нервничал, ему необходимо было двигаться, но пространства её квартиры не хватало. Однако ноги сами вели его по кругу, пальцы изучали предметы мебели, пока нос щекотало от запаха пиццы. Она вела себя так, будто не было ничего раньше этого момента, словно не было той ночи в отеле и слов, сказанных Теллером. Было бы самовлюбленно спросить у неё думала ли Элис о нем, потому что, черт возьми, Палмер занимала добрую половину его мыслей.
- Упал во время съёмки, - солгал. Он лгал всем об этом синяке, чтобы близкие не беспокоились. Он не хотел вытягивать из в свои мелкие проблемы, которые Ллойд был в силах решить сам, - Работа фотографа опасна, - усмехнувшись, мужчина сел рядом, уставившись в телевизор.
Что ему следовало делать, что следовало говорить, Теллер не знал. Ему было впервые неловко от собственного прихода, было неловко самому начать все заново. С одной стороны, оборвать все тогда казалось прекрасной идеей. Это и сейчас было хорошей идеей, но чаще мужчина просто действовал, а не думал. Его мозг вставал перебирать варианты, поэтому он рисковал. Чаще всего риск оправдывался, но бывало, что его посылали далеко и надолго. С другой же, Теллер жалел, что тогда все оборвал. Судьба закрутил его так, что в итоге он снова очутился с Элис в одной комнате, наедине, но ощущения были уже совсем другие. В ту ночь он просто её хотел. Сейчас же больше хотел утонуть в её девичьих объятиях, нежели просто переспать и забыть об этом. Ллойду это казалось правильным по отношению к Палмер.
Ему не хотелось сейчас пить. Даже для храбрости, потому что сегодня ночью Ллойд намеревался оставаться трезвым. На пьяную голову, как показала практика, он был менее сдержанным, а это наутро ранило девушку. Она же так нагло осушила бокал вина, что мужчина вскочил. Ему хотелось отобрать у неё этот бокал, отобрать бутылку и взять её лицо в свои ладони. Пообещать, что теперь все будет иначе, но Теллер не мог ей такого обещать. Весь его разум просил о помощи, ему это словно было в новинку, хотя эти ощущения желания душевной близости проходили через сердце мужчины.
В несколько широких шагов Ллойд оказался напротив Элис и, склонив голову вбок, прищурился. Он снова смотрел на неё изучающе, отмечал про себя её миловидное лицо, новый цвет волос, который ей очень шёл. Хотелось коснуться. Коснуться головы, шеи, плеч, рук. В голову закрались мысли, что её можно запросто сгрести в охапку и Палмер ничего не сделает. Не потому что не сможет, а потому что Теллер так захочет. Его самоуверенность была на самом пике.
- Я скучал, - почти шёпотом. Его голос словно треснул. Фраза получилась быстрой, но уверенной. Ему нечего было скрывать. Теллер бы не появился на пороге её квартиры, будь это не так, - Каждый чёртов день, - получилось ещё тише, но он стоял так близко к Элис, что слышал запах её волосы. Рука неуверенно потянулась к её голове, пальцы зарылись в огненной копне. Ллойд нервно выдохнул, ожидая, что Палмер его оттолкнет. Она была бы права в этом случае. Была бы права во всех случаях, где мужчину выставляют за порог дома. Но он не был уверен. Единственное, что он знал, что либо сейчас, либо никогда.

Отредактировано Lloyd Teller (Ср, 5 Дек 2018 18:45:24)

+2

5

[indent=1,0] Da, я Элис Палмер, но не та, которую ты ищешь. Этого достаточно, чтобы ты ушел?
Знаешь, я сотню раз рисовала в своем воображении твое появление. Дикое. Неожиданное. Яркое. Безумное. Снова и снова давая себе надежду, снова и снова обманывая себя. Так день за днем я глотала отравленный воздух, но ты не приходил. Я бы не позвонила, никогда не позвонила. Потому что я не рвусь к тому, кто меня отшил. Да, ты был добр, аккуратен в своих выражениях и черт побери, не поимел меня в ту ночь. Это многого стоит, поверь, я бы не пережила насилия. Но та дыра, которая разрасталась в моей и без того темной душе, начала пожирать меня изнутри, и мне хотелось оказаться на краю этой бездны, чтобы шагнуть и узнать, смотрит ли тьма в ответ. Но нет, я стою перед тобой, с бьющимся сердцем, угнетенным разумом и растоптанным настоящим. - Никакой романтики. Ты безнадежен. Мои губы едва заметно изобразили улыбку, подобно тому как флиртуют монашки и я вздохнула, не пытаясь разговаривать с ним в той манере, которая засела где-то глубоко внутри. Из моего рта не вырывались горячие словечки, скорее облака пара и кристаллики льда, тут же опадавшие к ногам. Вот твои бриллианты, такие же холодные как и сердце.
[indent=1,0] A я все так же зависима от него, как наркоманка. Это так странно, так паршиво и я не могу найти исцеления с кем-либо, я ведь пыталась. Упрямо шла к тому, чтобы забыть, запить и забить на каждую мысль о Теллере, но у меня не выработался иммунитет. Я больна, я чувствую как жар распаляется в моем теле и слабость давит на мой разум. А он смотрит на меня своими светлыми глазами, ангельскими глазами и я хочу ударить его, чтобы больше не видеть радость на лице, которое видела во снах. Даже там он не давал мне покоя, истязая засевшими в голове фразами "я любил. никто до тебя. достойна лучшего", как заезженная пластинка от которой я не могу избавиться. У меня нет доступа к хранилищу. Ллойд оказывается рядом и я сжимаю челюсть, чтобы не проронить ни слова, чтобы не высказать ему всё, что так долго держала в себе. Его слова окутывают меня словно туман, и мой маленький корабль плывет в тихой воде, опасаясь малейшего всплеска. Путники затыкали уши воском, чтобы не слышать зова сирен, не поддаться обманчивому очарованию. Курс истории в этом семестре был крайне любознательным и этот факт всплыл в моем подсознании, реагируя на мои эмоции. Почему ты не пришел раньше? Почему ты позволил мне умирать? Ты идиот Теллер, ты чертов идиот. Каждый чертов день ты просыпался и засыпал, каждый чертов день ты жил в своем чертовом городе, и только сейчас до тебя дошло, что постучав в дверь тебе откроют? Браво. Ты кретин. Я медленно закрыла и открыла глаза, испытывая волнение растекающееся мурашками по коже, смотря на его губы, которые могла поцеловать. Я усмехнулась и вытащила его руку из своих волос. - Ты упустил свой шанс, Теллер. Я протиснулась мимо него, и в ту секунду когда он не видел моего лица, я едва сдержала подступившие слезы, глотая острые осколки. Так нельзя, так больше нельзя. Я так хотела, чтобы ты исчез с этой земли, так хотела, чтобы ты страдал и каждый день терзал тебя, разбивал на части, но вместо этого ты пришел вторгаться в мою дерьмовую жизнь? Я опустилась на диван, и обняла свои колени, снова сгребая то, что осталось от тощей суки. Что ты видишь сейчас? Это твоих рук дело, Ллойд. Когда ты оказываешься напротив, я сжимаюсь еще сильнее и поднимаю на тебя глаза. - Не прикасайся ко мне. Какая ты идиотка. Сама себе выдумала идеального мужика. Сама себя заставила страдать. Сама себя опустила на дно. Но я не хотела оправдываться за свою искренность, за пьяные выходки, за каждую секунду проведенную рядом с ним. Я хотела быть нужной, я хотела почувствовать себя любимой, желанной черт возьми. - Ты не найдешь здесь ничего. Ни Элис, ни её тени. Ты ошибся адресом, Ллойд. Можешь уходить. Я не побегу за тобой, я не заплачу, я продала слезные железы в донорский центр. Я не лгала ему, ни тогда ни сейчас. Я не выдержу твоих теплых прикосновений. Я встаю с дивана и пересекаю квартиру, топая ногами, вбивая гвозди острием вверх, я не дышу. Да, Элис Палмер проиграла, она получила сполна. Я трясу рюкзак из которого вылетают ручки, тетради и книги, монеты и обертки от конфет, прежде чем нахожу визитку. Она больше напоминает потрепанный кусок дерьма. Я сую ее в руку Ллойда, чтобы отдать ему единственную вещь связывающую нас. - Уходи, прошу, уходи сейчас и не возвращайся. Прошу. Я трясусь от желания закричать, упасть на кремовый ковер и сломать ногти, цепляясь за ворс, но мой взгляд упирается в спину, до тех пор пока я не оказываюсь в его объятиях. Он сжимает меня так сильно, что я начинаю задыхаться, я цепляюсь за его одежду и хватаю ртом воздух, прежде чем крик вырывается из меня и цепи сковавшие мою душу начинают лопаться от тепла его тела. Я не должна плакать, но слезы кататься по моим бледным щекам прозрачными алмазами, стекая по шее и пропитывая нашу одежду. Я ненавижу тебя. Я так скучала по тебе. Он держит меня так, словно я самый ценный приз, я чувствую его ладонь на своем затылке, но плотина дала трещину, я больше не смогу удерживать это в себе. Я сотрясаюсь всем телом и только руки Ллойда не дают мне упасть навзничь.

I'm gonna wear you down. I'm gonna make you see. I'm gonna get to you. You're gonna give into me
[indent=1,0] Kогда боль начинает утихать, я прижимаюсь к Ллойду и кладу ладони на его спину. У меня больше нет сил, и только грудь все еще болезненно сжимается от нехватки воздуха. Я хочу вырвать сердце, чтобы не чувствовать, я не хочу снова быть отвергнутой. Не играй со мной, я достойна большего, помнишь? В наступившей тишине я слышу как бьется его сердце, сильнее и быстрее чем мое. Я хочу спросить его "почему", но мои губы сотрясаются от напряжения и я никак не могу успокоиться. Я слишком сильно хотела стереть то, что нельзя уничтожить. Это в моих венах, словно раскаленный металл, это мое наказание.
Come on, come on. Into my arms. Come on, come on. Give into me

Отредактировано Alice Palmer (Чт, 6 Дек 2018 01:26:29)

+2

6

syml - where's my love

does she know that we bleed the same
don't wanna cry but I break that way

Элис Палмер имела право. Имела право выгнать его прямо сейчас, что и делала, тем самым проехавшись по такой завышенной самооценке Ллойда, который готов был распахнуть свою душу перед ней. Имела право говорить то, что говорила, а ее слова доносились лишь обрывками, потому что Теллер был в какой-то прострации. Он впервые после развода чувствовал себя таким опустошенным. В тот день, когда его бывшая швырнула ему бумаги в лицо, Ллойд Джошуа Теллер ощущал себя таким же разбитым корытом. Второй раз за всю жизнь он жалел, что он тот, кем является – идиотом, который так запросто может разбить кому-то сердце, а потом приходить обратно, чтобы помочь выбросить осколки. Ему стало так тошно, что он нервно провел руками по лицу, стараясь сбросить с него невидимую паутину агрессии. В какой-то момент Ллойд себя возненавидел.
Он никогда не знал как вести себя с дамой, когда она в таком состоянии. Не знал, что сделать и что сказать. Обычно до таких истерик не доходили, либо он просто не видел состояние своих бывших подружек. Еще со школы старался обходить девичьи слезы стороной, позволяя каждой считать себя лучше него. Так казалось проще, играть мудака, которого бросили. Он хотел, чтобы они не чувствовали себя виноватыми, ему ничего не стоило взять вину на себя. Но сейчас все было иначе. Он никогда бы не подумал, что Палмер способна испытывать такой спектр эмоций из-за него. Ллойд видел ее разбитой, пустой, словно она – комната, из которой разом вышли все. И ему не нравилось чувствовать себя виноватым, потому что это терзало его сердце, рвало его на части.
Теллер очень быстро опустился на пол, коснулся ее рук, но встретил сопротивление. Его лицо было растерянным, Ллойд хмурился, подавляя в себе желание швырнуть что-то от нахлынувшей злости. Кори был прав. Кори всегда был прав, когда говорил оставить людей в покое. Не появись Ллойд на пороге Элис, не вмешайся он в ее жизнь, все было бы иначе. Палмер смогла бы со временем смириться, встретила бы человека, который не оказался бы такой скотиной, вышла бы за него замуж и выставляла на своей странице фотографии с отпуска, где она, счастливая, улыбается в объятиях лучшего на свете мужчины. Но их реальность не была такой. Их реальность была холодной, ветреной, чужой. Он чувствовал, что не хочет больше здесь оставаться, но вместо этого сжимал кулаки, спрятанные в карманах куртки. Его трясло от злости, и Теллер собирался уходить. Не смотрел, просто передвигался по комнате, чувствуя, как горло сжимается от спазмов. До этого самого момента не знал, насколько погаными могут быть чувства, так красиво описанные у Шекспира.
Он смотрел на смятую визитку и хотел просто испариться. Чтобы некто телепортировал его прямо сейчас обратно в Сан-Диего, можно даже в момент, когда его жизнь пошла по одному месту. Ллойд бы не впустил бы в свою жизнь эту дерьмовую подружку, заделал бы детей и никогда не знал кто такая Элис Палмер. А Элис никогда бы не узнала о таком человеке, как Ллойд Джошуа Теллер – мудак с Лейк Шор, который растоптал ее. На мгновение мужчина пришел в ужас. То, что случилось тогда, казалось, навсегда убило в этой девушке ту сильную Элис, которая привлекла его. Он не хотел, чтобы кто-то пользовался ее слабостью, чтобы кто-то еще обидел ее. Видит бог, он бы убил любого, кто посмеет разбить ее хрупкое сердце.
Она просила его уйти, и Ллойд направил к двери, чаще моргая. Это что, пелена пробивающихся слез? Это обида за опустившуюся самооценку? Это разочарование? Это была боль. Настоящая тупая боль в районе сердца. Там, где у людей появляются чувства. Там, где всегда болит.
Ему захотело закурить. Выкурить разом три сигареты, возможно даже напиться. Ллойд думал, что ему чуждо это чувство, пока не встретил бывшую женушку. Думал, что больше никогда не испытает подобного, пообещал себе это, пока не встретил Палмер. Она так сильно и глубоко залезла  его голову, она будто въелась в его кожу, блуждала по темным коридорам его души, освещая собой каждый потаенный угол. Элис даже не пыталась узнать его, вряд ли сейчас этого хотела, но между тем ей удалось занять пространство в его мыслях. Почти у самой двери Ллойд Джошуа Теллер понял, что не хочет уходить побежденным.
Мужчина сам не понял, как развернулся и вмиг оказался рядом с Элис, сгребая ее в свои крепкие объятия. Девичье тело пробивает дрожь и Теллеру ничего не остается сделать, как сильнее прижать ее к себе. Каждый ее всхлип бьет по сердцу, каждый выдох терзает уши. Рука сама по себе легла на ее голову, пришлась по затылку, а пальцы снова зарылись в волосах. Мужчина держал ее крепко, но при этом так нежно, будто в его руках – фарфоровая кукла. Уронишь, и она разобьется на мелкие осколки.
Ллойд не знал, что ему делать. Как успокоить Элис, как донести до нее, что сейчас все будет в порядке, а дальше – что получится. Он был уверен, что его чувства не фальшивые, ему не обязательно было вести себя так, чтобы залезть в ее трусы. Ему нужна была стабильность, некто, кто был ему особенно близок, дорог. Конечно, Теллер не мог обещать, что теперь они будут жить долго и счастливо, пока не умрут в один день. Жизнь с Ллойд не показалась бы ей сказкой Диснея или романтической комедией, в которой у главных героев все прекрасно. Жизнь с Ллойдом означал вечный стресс, его бесконечные поездки, его агрессию, когда нет вдохновения. Жизнь с ним означала появление бывшей жены, которая каким-то магическим образом влияла на Теллера. Порой он себя не узнавал, готов был бросить все к ее ногам, но в то же мгновение хочет взять ее за шею и просто удавить. Настолько Ллойд ненавидел бывшую миссис Теллер.
Но ее здесь не было. Ее не было в стране вообще, она не могла влиять на Ллойда, который взял заплаканное лицо Элис в свои ладони слегка опустился, чтобы она видела его.
- Я не стою твоих слез, Элис Палмер. Я и тебя не стою, - на его лице появилась нервная улыбка, - Но я здесь не просто так. Я бы не стал просить Кори привезти меня сюда, будь ты просто девушкой, которую я встретил в баре, - Теллер сглотнул. Голос Ллойда треснул, необходимо было взять себя в руки, мужик он или кто? – Я бы не стал стоять перед тобой и говорить эти вещи. Ты достойна лучшего, однозначно, но позволь мне стать лучше. Позволь мне побыть хотя бы немного рядом, прежде чем ты сама выгонишь меня из своей жизни, Элис Палмер, - мужчина снова крепко обнял ее, не решаясь коснуться ее губ.
Он обожал целоваться. Обожал касаться мягких теплых губ, срывая раз за разом нежные поцелуи. Обожал горячие и страстные, когда воздуха не хватает. Обожал невинные и девственно чистые. Но Ллойд боялся целовать Элис, потому что тогда он потеряется. Утонет в самых нежных чувствах и его придется вытаскивать снова и снова. Поцелуй с Элис казался ему чем-то, что нужно заслужить. Поощрение за хорошие манеры. Ллойд Джошуа Теллер, несмотря ни на что, был оказался старомодным романтиком.

+3

7

[indent=1,0] Tы слишком долго шел сюда, Ллойд, слишком долго. Я бы смогла впустить тебя в свою жизнь и это обошлось бы нам обоим малой кровью, скандалом, невероятным сексом и безумными отношениями. Но сейчас я опустошена и во мне нет ничего кроме горечи и злости. На тебя, на саму себя, на весь мир, мне можно. Я плачу от обиды, от несправедливости и дерьма, которым сама себя кормила. Лелеяла надежду, подкармливала ненависть, разрушала свое я, словно у меня будет другая жизнь и шанс восстать из пепла. А ты пришел сюда, чтобы смотреть в мои заплаканные глаза и говорить о том, что скучал? Я выбираюсь из твоих объятий и делаю шаг назад, чтобы не поддаться соблазну. - Ты...Мне больно, так больно, словно я глотаю стекло. - Ты...Я закрываю глаза. - Опоздал. Я хочу сделать тебе так же больно, я хочу уничтожить твою душу, я хочу видеть твои страдания, как позволила увидеть мои. - Ты думаешь, что все так просто? Я снова сокращаю расстояние, чтобы толкнуть Теллера, и мои ногти скользят по ткани его куртки. - Ты думаешь, что после всех этих дней я позволю тебе смотреть в мою сторону? Ты действительно думаешь, что я идиотка, которая кинется в твои объятия? Я снова толкаю его, злость придает мне сил, злость подпитывает мое истощенное тело и я сжимаю кулаки, мечтая двинуть ему так же как его подружке. Вы все виноваты. Я вас всех ненавижу. Подонки. - Элис Палмер осталась только в твоих воспоминаниях, ты сам её придумал. Меня больше нет, я умерла. исчезла с лица земли, думай что хочешь. Я толкаю его в последний раз, и Ллойд врезается в стену, и вот тогда я вижу как злость побеждает рассудок, застилая его глаза. Я делаю шаг назад, еще один и натолкнувшись на низкий журнальный стол, падаю на пол, больно ударяясь затылком. - Сука. Я снова чувствую его руки на своем затылке, слишком бережно, слишком нежно для такой психованной эгоцентричной твари и я ударяю Теллера, чтобы он свалил нахер и забыл как меня зовут. - Не смей. НЕ СМЕЙ ПРИКАСАТЬСЯ КО МНЕ! Я поднимаюсь, видя сначала его ботинки, потом джинсы, расстегнутую куртку, вырез на футболке, шею, подбородок, губы, нос и глаза. - Где ты был, когда я напивалась каждую ночь, лишь бы отключиться и не видеть сны? М? Где ты был, когда я глотала таблетки, думая что мое сердце взорвется в груди? Где ты был, когда я сжимала твою визитку и набирала тысячу сообщений, но ни разу не отправила их? Ты жил, дышал, спал и скучал? Так это по твоему работает? Да все это дерьмо. Я хватаю его за воротник куртки и тяну на себя, чтобы столкнуться лбами. - Я ненавижу тебя так же сильно, как когда-то хотела полюбить. За ту каплю тепла и доброты, которые ты проявил. Так мало мне нужно было для того чтобы подсесть на это сраное чувство. Всю мою жизнь я вела себя как тварь, дикая, ненормальная и беспринципная и никого не волновало мое существование до тех пор пока я не вторгалась в их жизнь, чтобы наследить там своими туфельками от Джимми Чу.
[indent=1,0] Dолбаный человек из крови, плоти и у меня есть чувства, помимо голода и желания засунуть кому-нибудь ноги в жопу по колено. Никто не считался с тем, что я маленькая девушка, а не только носитель фамилии Палмер и вагины. Миллионы моего отца не делали меня счастливой, секс не приносил мне удовольствия, хамство не согревало мое сердце. Я долбаная снежная королева, смотри чтобы член не отмерз когда будешь трахать мои мозги. Но ты, Лдойд въелся в меня, словно кислота, которую сам же плеснул мне в душу. Это было очень чувствительно, неожиданно, пугающе. Да, я до сих пор боюсь своих чувств, я не понимаю как справиться с этим. Я касаюсь твоих губ своими, так же невинно как в ту ночь и мне хочется хоть на секунду избавиться от боли в груди. - Ты идиот, Теллер, каких я давно не встречала. Я разжимаю пальцы и отпускаю тебя, рискуя сломать себя окончательно, потому что наш первый поцелуй может стать последним. Я не целую мужчину без любви, никогда. И если я перешагну эту черту с тобой, пути назад не будет. Я отхожу на шаг назад и еще на шаг, чувствуя дрожь во всем теле. Я призналась тебе, ты понимаешь это? Я, гребанная мелкая сучка, сдалась в плен твоих глаз, рук, голоса, души, всего что у тебя есть. Я возвращаюсь на диван и снова обхватываю свои колени, смотря на тебя сквозь мокрые ресницы. - Что мы будем делать? Что мы со всем этим будем делать? Я словно дикарь идущий на ощупь в темную пещеру, не подозревая, что там его поджидает хищник, который раздерет его в клочья. Ты ничего не знаешь обо мне, я ничего не знаю о тебе, но все мое существо тянет к тебе, словно под твоей кожей, в твоей крови неимоверно сильный магнит. Моя сталь звенит в присутствии тебя, моя душа наполняется невообразимыми чувствами и я боюсь, я так боюсь. Даже если ты скажешь, что мы справимся, ни один из нас не подпишет пожизненного контракта с гарантийным сроком. Я опускаю голову на колени и выдыхаю, тратя последние силы на это. Я чувствую как по моему позвоночнику скользит холод, липкий и ненавистный, который я запивала алкоголем и мне снова хочется влить в себя бутылку, стоящую на кухне. Я не в кино и на моем лице нет идеального грима, все гораздо сложнее и проще. Здесь только ты и я. И это в миллион раз сильнее тревожит меня, я ведь не пьяна и я понимаю, что говорю. - Что если мы сделаем только хуже? Я поднимаю голову, ища ответ в твоих глазах. Господи, я так скучала по тебе. - Если ты не уйдешь сию секунду, я превращу твою жизнь в ад, я не умею ничего другого. Я всегда появляюсь там где меня не ждут, я всегда нарываюсь на скандал и испытываю удовлетворение, когда нахожу самое слабое место, чтобы раздавить того, кто стоит напротив меня. Я же Палмер, дрянь и исчадие ада. - Почему ты все еще стоишь и смотришь на меня? Я чувствую как подбородок начинает дрожать, но сжимаю зубы до боли в висках. Что-то во мне шевелится, ворочается, словно пробуждаясь ото сна, в котором пребывало всю мою жизнь. Господи, что за дерьмо еще? Я опускаю ноги на пол, чувствуя как немеют пальцы и бьётся в груди сердце, словно пытаясь пробить грудную клетку. Это что признаки моей скорой смерти? Ну, хотя бы в гробу я буду молодой и красивой, на зависть злопыхателям. Много ублюдков придет плюнуть мне в лицо, не подозревая что даже с того света я буду донимать их, и в первую очередь Теллера. Вдох-выдох, вдох-выдох.

Отредактировано Alice Palmer (Пт, 7 Дек 2018 23:53:17)

+2

8

я не ищу в толпе твой взгляд,
а пламенеющий закат
себе и мне вскрывает вены.

https://66.media.tumblr.com/b7646643fab0a7625422ce487396b10a/tumblr_phn2lxrdsJ1rr5uvgo4_400.gif

https://66.media.tumblr.com/39e55f4961e5e1bc8074bbd329f9db2f/tumblr_phn2lxrdsJ1rr5uvgo6_400.gif

Представьте, что вас растоптали. Выплюнули, словно жвачку и сверху еще наступили, вдавливая в землю, а вы все цепляетесь обратно за поверхность грубой подошвы. Представьте, что вас бросили, как окурок сигареты, а сверху еще придавили носком туфлей, чтобы вы случайно не подожгли тут ничего, а ваша тлеющая бумага, одним взмахом оказывалась на лакированной поверхности, оставаясь незаметной, пока хозяин или хозяйка не сметут ее губкой.
По ощущениям Ллойд Джошуа Теллер был выплюнутой жвачкой.
Элис так красиво ездила по его самооценке, она так кричала на него, что это ранило его черствое сердце. Вся та уверенность, с которой Теллер шел к ней, в какой-то момент громко засмеялась и ушла, хлопнув дверью, оставив лишь мешок с костями. Он слушал ее, не решаясь перебивать, но чувствовал, как злость вскипает в нем, словно молоко, и вот-вот оно вытечет из краев, если не снять с огня. Но Элис Палмер не собиралась сегодня что-либо снимать. Она собиралась и дальше высказываться, но если раньше Ллойд попытался бы оправдаться, сейчас делать этого не стал. И не пытался, честно говоря. Будь он на месте этой девчонки, выгнал бы сразу, не пуская в квартиру. Ошибкой Элис было пустить, теперь же она пыталась это исправить, либо просто дать Теллеру увидеть последствия его поступка.
Он бы хотел, чтобы Элис была идиоткой, которая кинется в его объятия. Он правда хотел, чтобы это случилось, потому что тогда им не пришлось бы продолжать эту перепалку: ей кричать, а ему слушать. Идеальным решением было бы сейчас же уйти, и, видит бог, Теллер собирался это сделать, когда его спина коснулась стены, а злость таки вылилась через край. Кажется, она видела в его глазах ту страшную агрессию, которая появлялась раньше лишь иногда, а теперь стала проявляться все чаще. Будь перед ним какой-нибудь мужчина, крепкий удар не дал бы себя долго ждать. Но Ллойд Джошуа Теллер был воспитан иначе. Он не бил женщин, но, черт возьми, сколько раз хотел это сделать.
- Ты хочешь, чтобы я ушел? – его голос стал твердым и уверенным, в нем слышались нотки злости, слишком громко Теллер говорил, - Ты серьезно хочешь, чтобы я просто ушел и оставил тебя? Чтобы ты потом упивалась своей горечью? Своим бессилием? Я протягиваю руки тебе, я хочу быть здесь, а ты бьешь меня палкой и считаешь, что это нормально?! Зачем говорить так много громких слов, - он жестикулировал, ходил по маленькому пространству комнаты, чтобы случайно не сорваться на эту маленькую девочку, - чтобы потом выгонять меня, словно я твое ненужное животное. Я уйду, я, блять, уйду, но ты больше никогда не увидишь меня здесь, стоящим перед тобой почти что на коленях. Я стар для этого ебучего дерьма, понимаешь?
Когда Элис оступилась и упала, ударившись затылком, мужчина совсем забыл обо всем. Он резко приблизился к ней, опускаясь на колени, и бережно взял ее голову в свои руки, касаясь места удара, но Палмер снова ударила Ллойда, порождая в нем ненависть на нее. Еще тогда, с женой, он терпеливо ждал, когда женщина успокоится, но Элис иначе влияла на него. Либо так влиял его сосед, который казался комком агрессии и злости на весь мир. Ллойд резко встал, сжал свои кулаки, стиснул челюсть. Венка на лбу бешено пульсировала, светлые и добрые глаза Ллойда Теллера словно и цвет поменяли. Он не видел перед собой ничего, ему хотелось поскорее убраться, но непонятная сила пригвоздила его к этому месту. Непонятная сила потянула его к Элис, которая продолжала говорить. Он чувствовал ее горячий лоб и хотел просто заткнуть ее скорее, но не успел. Палмер сама коснулась его губ, так невинно, что Ллойд опешил. Сделал шаг назад, снова врезался в стену, не переставая смотреть на Элис. Она была так очаровательна в своей горечи, что это напугало его. Его пугало абсолютно все, что было связано с ней.
Представьте, что вы Ллойд Джошуа Теллер – фотограф, чья жизнь ассоциировалась с яркой жизнью в Сан-Диего, бесконечными теплыми деньками, кабриолетом и ветром в голове. Представьте, что вы Ллойд Джошуа Теллер – человек, который старается разобраться со своим дерьмом, нахлынувшим за последние пару месяцев. Представьте, что вы смотрите на него и видите лишь тень, оставшуюся от прошлого улыбающегося голубоглазого калифорнийца, который умер три года назад, подписывая бумажки о разводе. Тогда ему разбили сердце впервые. Сейчас ему снова разбивали сердце, только на этот раз это была Элис Палмер.
Ллойд не знал, что ей ответить. Он не знал, что ему делать, куда податься. Мог уйти, даже готов был это сделать прямо сейчас, но вместо этого стоял, прислонившись к стене, засунув руки в карманы куртки, и просто смотрел на съежившуюся Элис, сидящую на диване. Ему так хотелось коснуться ее, ощутить ту интимную близость, когда они лежали друг напротив друга в отеле. Но вместо этого стены квартиры Палмер давили на него, Теллера застилала невидимая, но осязаемая пелена тревоги. Особенно, когда он заметил, как изменилась Элис. Ему показалось, что с ней что-то происходит, но мужчина не сразу решился подойти.
- Что с тобой? – его голос стал тише, но между тем чувствовала тревога, просачивающаяся сквозь слова, - Тебе плохо? – Теллер опустился на колени рядом с Палмер, неуверенно коснувшись ее лица своими ладонями, - Ты, правда, хочешь, чтобы я ушел? Я уйду и никогда больше не вернусь, обещаю.

мимо нас, мимо нас пьяное солнце,
оно уйдёт и больше не вернется.
ну что же ты молчишь, не поднимая глаз

Отредактировано Lloyd Teller (Сб, 8 Дек 2018 10:47:47)

+1

9

https://69.media.tumblr.com/4eb28e05b110af026ff0edcbe54d0ec2/tumblr_n749sltpZg1qb0jsbo6_250.gif https://69.media.tumblr.com/fcc905a6bf06d25be00396c147a99419/tumblr_n9t19pCmmS1ri5qp0o8_250.gifBut I don't know what's right for me. I cannot see straight. [indent=1,0] Я никогда и никого не любила, я никогда и ни с кем не хотела быть рядом, просто потому что они не были тобой. Никто из них не был нежен со мной, как ты, никто из них не был добр ко мне и я принимала это за действительность, за тот образ жизни в котором существуют BCE - он, она, вон та сука, этот прилизанный гей и даже моя сестра. Но стоило тебе заговорить со мной в то злополучное утро и я поняла, что слишком долго ела дерьмо, смакуя его как французский десерт. Сначала это разозлило меня, и я не могла совладать со своим гневом. Помнишь, как я нахамила тебе? Конечно помнишь. Но вскоре я начала отрицать все - свою жизнь, свое я, свои желания и победы, если они вообще такими были. А после я хотела сдохнуть, как жалкая нищебродка поедающая китайскую лапшу на завтрак, обед и ужин, потому что больше ей ничего не светит. - Не знаю, я схожу с ума. Столько слов, столько эмоций было вырвано из самой глубины и теперь пустота пожирала меня. - Мне плохо. Мне так плохо, что душа упала куда-то на дно не находя выхода из этой кромешной тьмы. Я просто в заднице дьявола, вот что! Я чувствую тебя, твои прикосновения и мое сердце покрывается трещинами. Я закрываю глаза и слезы снова скатываются по щекам.
fly like a cannonball. straight to my soul. tear me to pieces and make me feel wholeМои губы дрожат и мне тяжело дышать, мне так хочется вздохнуть полной грудью, сладким пьянящим воздухом наполняя свое тело, чтобы эйфория кружила меня в своем танце. Я открываю глаза и касаюсь твоего лица, так же ласково и робко. - Не уходи, никогда не уходи от меня. Не оставляй меня ни сегодня, ни завтра, н и к о г д а. Я наклоняюсь и замираю в дюйме от твоих губ, когда твое дыхание касается моей кожи и эта тишина нарушается биением двух сердец. Когда я целую тебя, все вокруг замирает и это только наш миг, ничей больше. Я не буду им делиться ни с кем, эгоистично утаивая в глубине своей. Ко вкусу твоих губ примешивается соль моих слез, тихая грусть и желание быть той, кто достоин любви. Я погружаюсь в это ощущение и все что было "до" стирается, рассеиваясь пеплом за моей спиной. Сейчас есть ты. Я дрожу, но не от страха или холода, это ведь наш первый поцелуй, тот который нельзя повторить или предугадать. Мы отдаем друг другу часть себя, без страха и предрассудков, делая еще один шаг навстречу друг другу, с тех пор как ты оттащил меня от своей подружки. Твои руки, твои сильные руки прикоснулись ко мне в ту ночь и все изменилось, для тебя и для меня. Еще несколько секунд я не открываю глаза, чувствуя тебя каждой клеточкой тела и боюсь, что ты всего лишь мираж, слишком правдоподобный в этой долине смерти. - Если я открою глаза, ты не исчезнешь? Я говорю это так тихо, что едва слышу сама себя сквозь биение сердца. Я открываю глаза и пальцами очерчиваю твой профиль, прежде чем сползти с дивана и прижаться к тебе, так крепко как только сумею. Мне было так уютно в твоих объятиях, и я наслаждалась каждой секундой как первой, не обращая внимания на орущий телефон. Есть наше время, а есть время всего мира. - Пусть идут к черту.  Я коснулась губами твоей шеи, вдыхая твой запах и тепло твоего тела. В квартире снова стало тихо, и я улыбнулась, целуя твою щеку, а потом легко коснулась губами твоих губ, прежде чем посмотреть в глаза. - Если ты не собираешься сбежать через окно, может снимешь эту чертову куртку? Я сжала воротник и потянула ткань вниз, помогая тебе выбраться и отшвыривая вещь прочь. Она лишняя. Мои ладони коснулись твоих рук, предплечий, изучая тебя, отдавая тепло, пока я не коснулась твоего лица. - Скоро Новый Год, а у меня даже елки нет. Праздник обошел меня стороной. Но ты рядом, разве это не лучший подарок, м? - Я не была готова радоваться и петь фа-ла-ла, скорее проклинать весь мир. Я касалась тебя, словно не веря, что ты рядом, все еще не веря. Я вообще мало верила в чудеса, магию и прочую книжную хрень, которую нам скармливают с материнским молоком. Меня то мать грудью не кормила, берегла свои соски от выцветания. Даже такой толики заботы я не получила в самом нежном возрасте, так какой с меня спрос?! - А ты...я застыла, отведя взгляд, прежде чем спросить. - Ты будешь встречать рождество один? Я не имела ввиду девушку, любовницу и все то, что прилагается к мужчине рано или поздно, потому что он приехал ко мне и я не тупая, чтобы сомневаться в его желаниях. Но ведь у него есть жизнь, устоявшаяся и не включающая только меня, у него есть друзья, которых нет у меня. Никто не обещал мне, что Ллойд Теллер станет моим безраздельно, я вообще не задумывалась о подобном. Но можно мне побыть "немного" эгоисткой и желать тебя всего б е з  о с т а т к а? Мне нравились твои глаза, сейчас такие же безбрежные и безмятежные как море, в котором я могла не бояться утонуть. Пусть шторм не коснется их, во всяком случае пока у меня не сорвет башню, этого я не гарантирую, я же бомба внезапного действия.

Отредактировано Alice Palmer (Сб, 8 Дек 2018 23:06:32)

+2

10

Она не хотела, чтобы он уходил. Он не хотел уходить вообще. Провел бы здесь часы, дни, недели, месяцы. Года, если понадобится. На душе Ллойда стало внезапно спокойно. Метавшаяся до этого времени, она упала на мягкий диван и расслабилась, когда Элис сказала не уходить. Расслабился и Теллер, который потянулся навстречу к Палмер и застыл, ожидая поцелуя. Приоткрыл рот и закрыл глаза, не специально, просто тело иначе реагирует на подобные вещи, не так, как мы этого хотим. Ее мягкие губы накрыли его, и сердце забилось в приятной истерике. Пальцы прошлись по ее лицу, зарылись в волосах, лишь сильнее прижали. Он не хотел ее отпускать, хотел как можно дольше растянуть этот момент, столь интимный и желанный. Оказалось, Ллойд этого сильно хотел.
- Нет, не исчезну, - не сдержав смеха, Теллер убрал выбившуюся прядь волос Палмер ей за ухо, и, прикусив горящую от поцелуев нижнюю губу, опустил руки на ее талию, прижимая к себе так сильно, насколько может.
Он чувствовал потребность в этом. Хотел, чтобы его любили, ждали. Чтобы его не хотели просто потому, что он такой очаровательный голубоглазый мужчина, который может сделать бесплатные снимки, может еще и пропихнет в какое-нибудь модельное агентство. За годы работы в этой индустрии, Ллойд очерствел. Он видел подвох в любом хорошем отношении к себе, меньше верил людям, хотя изображал из себя доверчивого и всегда улыбающегося молодого человека. В нем сидел злой и недоверчивый Ллойд, который шептал ему на ухо всякие гадости про людей. Они сходу давали понять, что знают о нем почти все, спрашивали о жене и об их нынешних отношениях. Либо приписывали его к геям, потому что «слишком нежные черты лица». Мать вашу, пришлось оставлять себя небритым, потому что так казался брутальнее. В его жизни было малое количество людей, которые не пытались извлечь выгоду из знакомства с ним, даже его бывшая жена, тогда еще начинающая журналистка, не пыталась выехать за счет мужа, у которого уже наладились небольшие связи с издательствами.
Элис ни разу не заговорила с ним о его карьере. Вряд ли копалась в его истории, вряд ли гуглила в интернете о нем. Вряд ли наткнулась на его сайт. Он ей верил. Верил каждому ее слову и действию, что было удивительным для него самого. А может Палмер тоже была обманщицей, которая хотела мало-мальски приблизиться к американскому Олимпу, но прямо в этот момент он полностью ей доверял. Доверял и немного сходил с ума от тех манипуляций, что она делала. Ему давно не дарили такую нежность, он и забыл каково это, быть желанным. Его руки аккуратно легли на бедра, потянули их на себя, пока Палмер продолжала исследовать его тело своими пальцами. Черт, он смотрел на нее как влюбленный мальчишка, по ощущениям было именно так, но Ллойду не было стыдно за это. Ему вообще никогда не было стыдно за то, что он делал, в тех редких случаях, когда приносил настоящую боль.
- Я был удивлен, когда ты открыла мне дверь, - одна рука поднялась на талию, в то время как вторая прошлась по ее лицу. Большим пальцем он провел по ее губе и слегка улыбнулся. Сердце готово было разорваться на части от нахлынувших эмоций, - Думал, что ты выбросила меня из головы и сейчас встречаешь Рождество с кем-нибудь. Завтра мы поставим тебе елку, украсим ее вместе, - никогда не думал, что его новая жизнь начнется именно с украшения елки, но Рождество и Новый год – моменты, в которых ты веришь в чудо. Ллойд Джошуа Теллер надеялся, что в следующем году у него все будет чуточку лучше, чем в этом, - А сегодня ты пойдешь со мной к Камилле. Я ехал к ней, по правде, но никак не мог отделаться от мысли, что хочу тебя увидеть, - мужчина сильнее прижал ее к себе, рука снова скользнула по волосам, и одним движением он приблизил лицо Палмер к себе. Очередной поцелуй, мягкий и продолжительный, - И ты не можешь отказаться, я возьму тебя с собой, хотя не особо и хочу посвящать кого-то в нашу жизнь. Ее вечеринка через пару часов, у тебя есть время.
Ему пришлось выпустить Элис. Было столько планов, о которых он собирался ей сказать, но время было какое-то неподходящее. Ему еще надо было рассказать ей о своей поездке в Сан-Диего, и что придется ее оставить до вторых чисел января, потому что туда приедут все, в том числе и Бэтти со своим супругом. Было желание взять с собой Палмер, но ему казалось, что семью в это он посвящать не хочет. Его многие факторы останавливали, но Ллойд был уверен, что Элис его поймет. Он считал, что происходящее между ними должно оставаться пока что здесь, и не распространяться на семьи. Было еще рано, в отличие от друзей. К тому же Кори обо всем знал, а значит, знала теперь и Камилла. Ее звонок не заставил себя ждать. Развалившись на диване Элис, Теллер пребывал где-то на седьмом облаке от происходящего.
- Она тебя не выгнала? – было понятно, что он на громкой связи. Камилла что-то нарезала, он так отчетливо слышал стук по разделочной доске, что усмехнулся.
- Как ты такое могла подумать? – лицо Теллера светилось, словно новогодняя игрушка.
- Черт, я проиграла Кори сотню, ты понимаешь? – друг заржал как ненормальный, начав петь We are the champions группы Queen, - Когда приедешь? Я все еще хочу надрать ей зад, что ты ее можешь привезти с собой. Мы с Кори не против.
- Вы идиоты, - смеясь, Ллойд потер глаза, - Мы скоро будем.
Скоро. Так много всего было заложено в этом слове, так много планов строилось вокруг этого слова. Скоро начнется новая глава его жизни. Скоро начнутся новые съемки. Скоро начнутся поездки. Скоро у Элис начнется учеба, и это расстояние может стать большой проблемой. Но Теллеру оказалось плевать. Он устал думать о последствиях своих действий, устал пытаться находить ответы на вопросы, терзающие его. Сейчас ему было, как никогда, хорошо. Не это ли прекрасно?
- Ты готова? – поднявшись с дивана, мужчина потянулся за своей курткой, - Нас заждались.

+2

11

Н а д е ж д а, закрадывалась в каждый ноющий и темный уголок моего тела, вырывая каждый острый кусок стекла. Я могла дышать, сквозь эту боль, пока твои теплые руки касались меня, изучая и лаская. И это было так восхитительно, так не похоже на все, что я чувствовала раньше. С ним все было иначе, словно я впервые ощущаю мужские руки на своем теле и все во мне отзывается дрожью наслаждения и кожа покрывается мурашками. Это так приятно, так ново для меня. Никакой пошлости, только желание коснуться, дать друг другу что-то новое, легкое, волнующее. Мое сердце билось словно у птички колибри и разгоняло кровь, я согревалась в его руках, целуя его губы и вдыхая тот же воздух, опьяняющий лучше чем вино. Его голос, мне нравится его голос, сейчас он такой бархатный, и я улыбаюсь в ответ на его смех. Я никому не дам забрать тебя, я буду сражаться за тебя - со всем миром и с самой собой. Близость Ллойда была для меня как ядерная энергия от которой наверняка веет радиацией, способной спалить все к чертям собачьим, но я впитывала её и ощущала как наполняюсь чем-то диким, горячим и сладким. Я хотела обмякнуть в его руках, словно нуга тающая от прикосновения. - Я пыталась. Я касаюсь его груди, там где бьется сердце, чувствуя этот ритм под пальцами, как вздымается его грудь от вздохов. - Но ты украл мое сердце и до сих пор не вернул. Быть может это шутка, быть может это правда, ведь я не понимала почему боль в груди такая сильная. Я пыталась избавиться от нее глотая снотворное, пыталась запить её алкоголем, но ничего не помогало. Ты украл мой покой, голубоглазый негодяй.
Знаешь, в моем доме всегда была елка, идеально украшенная, такая огромная, что её верхушка упиралась в потолок и я всегда могла найти подарки, подписанные идеально ровным почерком. В коробках лежали куклы и украшения, одежда и сладости, но в них не было тепла, души и желания подарить счастья. П у с т о т а заполнялась блеском, дорогими ценниками и попыткой показать идеальную картинку. Сколько фотографий на каминной полке лишь постановка? Все. Черт возьми. На самых ранних с нами была Анна, а потом она просто исчезла и улыбаться приходилось мне. - Давай купим настоящую ель? Чтобы квартира наполнилась запахом хвои. Я улыбнулась, радуясь такому настоящему живому завтра, когда можно будет разжечь холодный камин и нарядить ель, под которой я снова тебя поцелую, загадывая желание. - К кому? Я моргнула, осознавая куда он меня хочет увезти. В прошлый раз нас едва разняли, а теперь ты предлагаешь ехать к ней домой? Я улыбнулась ему в губы, прежде чем ответить на поцелуй, запуская пальцы в волосы и сжимая чуть сильнее, растворяясь в Ллойде, в своем собственном море, как соль. - Тогда тебе придется весь вечер целовать меня, чтобы я избежала соблазна напиться и устроить драку. Я облизнула губы и рассмеялась, от ощущения, которое щекотало где-то в желудке. На коленях остались следы от ворса, но мне было все равно, потому что я не шла, а передвигалась как что-то невесомое, это было лучше кокаина и травки, лучше всего. Я коснулась спиной стены в спальне и закрыла лицо руками, не веря в происходящее. Даже мои всегда холодные ладони сейчас были теплыми. Я запрыгнула на кровать с разбега и закричала в подушку. Это моя тайна, мой самый лучший секрет и я никому не покажу место, где его спрятала. Я соскочила с кровати и распахнула шкаф, чтобы найти одежду для сегодняшнего вечера и начала выкидывать вешалки, даже не представляя как нужно выглядеть, чтобы тебе не надрали зад еще с порога. Я приду туда с Ллойдом, и все же это его друзья, а не мои, я могу им не понравится. Кори, я знакома с ним ровно столько сколько заняла дорога от Лейк-Шор до моего дома. А Камилла. У нас с ней не случилось жаркой любви в первую ночь. Я рванула в комнату сестры и начала рыться в её шкафу, найдя платье Симоны Роша и обещала поблагодарить Анну за такую ценную вещь. Шатаясь по коридору я услышала смех Теллера и мне было приятно, невероятно от того, что эта квартира наполнена им, его голосом, смехом и запахом. Я стянула с себя растянутую майку и натерла тело кокосовым маслом, чтобы кожа стала мягкой, чтобы хотелось её касаться. Я то хочу чтобы Теллер меня касался как можно чаще. Выпрямив волосы, я собрала их в небрежную прическу и занялась лицом, стирая следы недавней истерики. Я постоянно теряла кисти и смотрела на себя в зеркало не узнавая. Что это? Блеск в глазах. Розовые губы. Румянец. Я покачала головой и продолжила колдовать над собой, лишь немного улучшая то, что случилось со мной. Последними я накрасила губы и похлопала пальцами, чтобы растереть цвет. - Я почти готова,- крикнула сквозь приоткрытую дверь и потянулась за платьем, проскальзывая в него и наслаждаясь прикосновением ткани к коже. Я не стала надевать украшения, я вообще считала, что сейчас мне к лицу то, что я чувствую к Теллеру и пусть будет так. Свет который шел изнутри был прекрасен и я хотела излучать его, хотела, чтобы это не заканчивалось и если для этого мне придется спрятаться от всего мира я сделаю это. Я последний раз покрутилась перед зеркалом, прежде чем подцепить туфли двумя пальцами и тихо вышла в гостиную, не сдержав улыбку при виде Ллойда. - Тебе нравится? Я поджала губы, чувствуя как его взгляд скользит по мне, словно перо по обнаженной коже. Мне льстило как он реагирует на меня, потому что я реагировала на него с той же отдачей, я бы бросила сейчас все и осталась здесь с тобой. Я коснулась шеи, чтобы немного унять дрожь в руках. - Если попрошу сфотографировать, не откажешь мне? Я сняла телефон с каминной полки и протянула Ллойду, но прежде чем отойти на безопасное расстояние встала на носочки и коснулась его губ своими. - Не удержалась. Я отошла к окну и кинула туфли в ноги, которые с глухим стуком разлетелись в разные стороны. Зацепив подол платья кончиками пальцев, я медленно обнажила ногу и выдохнула, чтобы расслабить лицо. - Сейчас. Температура между нами существенно возросла и все же я услышала привычный звук. Надев туфли я забрала телефон у Ллойда и взяла его за руку, переплетая наши пальцы. Оказывается это так приятно.
В такси я положила голову на его плечо и обняла за талию, смотря в лобовое стекло на огни ночного города и машины мчащиеся мимо. Как оказалось Камилла жила неподалеку и мы оказались перед её дверью раньше, чем я успела бы вспомнить все цвета туфель в своем гардеробе. Когда Ллойд поднял руку, чтобы постучать, я сжала его ладонь и напряглась, не готовая к безудержному веселью. Один удар, два и дверь открыла та самая подружка, с угрожающим размером ножа в руке. Я моргнула и вдохнула сквозь приоткрытые губы. Сейчас она разрежет меня как жертвенного ягненка и моей сестре пошлют кусочки платья в качестве рождественского подарка. Боже.

Отредактировано Alice Palmer (Пн, 10 Дек 2018 00:25:45)

+2

12

Конечно, ему нравилось. Ллойд был сейчас в том состоянии, что Элис нравилась ему в любом виде, даже если бы на ней была старая застиранная футболка с такими же застиранными трусами. Он смотрел на нее словно на экспонат в музее, не скрывал своего любопытства и блуждал взглядом по телу Палмер словно ненормальный. Его сводила с ума одна лишь мысль, что это крошечное создание с этого дня принадлежит исключительно ему. Эти ощущения дорого стоят.
- Как я могу тебе отказать? – действительно.
Как он мог? Как он мог ей отказать, даже если терпеть не мог камеры на телефоне? Он так привык к тяжести своего фотоаппарата, к настройкам, подогнанным исключительно под себя, что пользовался телефоном в тех редких случаях, когда камеры не было под рукой. Обычно его можно было увидеть с беззеркальным фотоаппаратом на плече, но кто же знал, что сегодня его попросят устроить мини-фотосессию? Теллер не мог отказать в таком простом желании своей девочке. Она так соблазнительно встала, что у Ллойда перехватило дыхание. Либо в комнате кто-то невидимый включил на максимум обогреватель, либо Теллер горел изнутри. А Элис позировала как настоящий профессионал, при этом ее обнажившаяся ножка не казалась чем-то пошлым и вульгарным. В ее сексуальности была ее сила
- Пока что ты моя лучшая клиентка, - смеясь, Ллойд сделал еще один щелчок, прежде, чем вернул телефон хозяйке.
Сидя в машине, Теллер прижимал к себе сильнее Палмер, но при этом смотрел в окно. Вашингтон не был ему чужим городом, ему приглашали сюда по работе не один раз, да и Камилла всегда была счастлива видеть друга. Однако нечто притягивало его взгляд. Проплывающие огни, люди в костюмах, счастливые и уже пьяные. Они все спешили куда-то, готовились встречать Рождество, покупали последние подарки. На светофоре Ллойд увидел одиноко идущую старушку, и ему стало ее даже жалко. Если бы не Камилла и ее вечеринка, Теллер бы сейчас закрылся в своей квартире, возможно на пару с Ферджем, они бы напились и снова чего-нибудь не поделили. Лицо все еще помнило его четкие удары.
Венок на двери Камиллы заставил Теллера улыбнуться. Он почувствовал, что сильно разволновался. Было странно приводить Элис сюда, ведь они практически не были знакомы. Что он знал о ней? Она любитель горячительных напитков, кажется, намного младше него, а еще она дикая. Дикая в лучшем значении этого слова. И все же они стояли здесь. Здесь, напротив Камиллы, которая выглядела довольно устрашающе, но все же мило.
- Привет, детка, - обняв ее, он ловко выхватил нож из рук подруги и почувствовал, как она ущипнула его за бок, - Да да, я тоже по тебе скучал, - он чмокнул ее в макушку, передав нож обратно подруге, - Камилла, это Элис. Элис, это Камилла. И я надеюсь, что вы друг с другом подружитесь, - положив руку на плечо Палмер, он проследил за тем, как подруга протянула руку для пожатия.
Вся дорога и последующие разборки слегка утомили Теллера. Он чувствовал, что хочет скорее поесть и расслабиться, но прежде ему следовало помыться. По мокрой голове Кори было понятно, что тот успел принять душ, и теперь ходил счастливый, сверкая своим идеальным телом. Гости еще не собрались, да и, как сказала Камилла, пригласила она самых близких. Весь ее дом был обставлен так по-рождественски, что не было похоже на нее. Да, она обратилась к специалистам, чтобы создать хоть какую-то атмосферу праздника. В принципе, ей это удалось.
- Я схожу в душ, Кори о тебе позаботится, пока меня нет, - чмокнув Элис в макушку, Теллер улыбнулся ей, поглаживая ее шею. Они стояли в коридоре, где их никто не видел, и это место казалось ему сейчас самым лучшим на всем белом свете. Любое место, где они были вдвоем, было лучшим, - Я скоро, - почти в самое ушко, обдав его горячим дыханием. Будь его воля, затащил бы в душ собой, но разве джентльмены так поступают на первом свидании?
Вы чувствуете невесомость, когда сердце отчаянно бьется о грудную клетку. Когда ваши желание становятся реальностью, когда все то, о чем вы фантазировали до этого момента, можно воплотить в жизнь. Он волновался как мальчишка, когда переодевался в комнате Камиллы, куда она бросила их с Кори сумки. Смотря на себя в большое зеркало, мужчина пальцами прошелся по пуговицам на своей рубашке, заправил ее в штаны. Ллойду казалось, что выглядит он супернелепо в этой рубашке с леопардовым принтом. Но на таких мероприятиях они были друг у друга стилистами, так что Кори отыгрался по полной, выбрав другу именно такую рубашку. Даже розовый пиджак на Кори не смотрелся так нелепо. Но не изменять же традициям, тем более круг очень узкий, все знали, что у этой троицы всегда не все в порядке. Поправив брюки, Теллер нашел в сумке свой небольшой фотоаппарат и повесил его на шею. Да, так казался себе увереннее, словно эта камера были завершением всего образа.
- Нелепого образа,- вслух сказал Ллойд, вздохнув. Элис это оценит. Это все оценят, по большому счету.
Он прошел мимо кухни, на котором уже никто не работал, но откуда шел запах готовящейся утки. Коронное блюдо Кэм, которая заливисто смеялась, пока Кори о чем-то рассказывал. Они уже распивали вино, рассевшись на двух небольших диванах. Свет в гостиной был приглушенным, и это добавляло какой-то пикантности во все происходящее. Лицо хозяйки дома горело, и Теллер еще раз отметил про себя, что его подруга просто шикарна.
- Да ладно, ты купил ему эту рубашку?! – Камилла снова засмеялась, едва не опрокинув бокал с вином, - Кори, ты сволочь, ты знаешь?
- Посмотри на его лицо, он счастлив, - мужчина оттопырил средний палец и направил его, вместе с фотоаппаратом, на Кори. Щелчок, и снимок высветился на небольшом экране камеры, - Или ты просто так светишься, потому что привел с собой даму? – и снова средний палец, только теперь Ллойд развалился рядом с Палмер, закинув руку ей на плечо.
Ему не терпелось остаться наедине с ней. Оказалось, что и друзья ему стали на мгновение неинтересны, пока тело Элис жалось к нему. Он отчетливо слышал ее дыхание, ее парфюм щекотал ноздри. Хотелось зарыться носом в волосах, скользнуть по шее кончиком и утонуть в сладком запахе ее тела. Его фантазии неслись, словно ненормальные, но все, что Ллойд мог себе сейчас позволить – коснулся пальцами ее шеи и запустил пальцы в волосы, легко поглаживая ее голову. Он смотрел на нее, улавливая каждую ее эмоцию, все звуки мигом стали фоновыми. Либо это игристое шампанское так сильно ударило в голову, что Теллер просто потерялся.
- Что насчет тебя, Элис? Чем занимаешься ты? – вопрос Камиллы отвлек его от Палмер и на несколько секунд мужчина посмотрел на подругу, прежде чем вернуть все свое внимание на Элис. Ему и правда было интересно, ведь он о ней ничего не знал. Совсем ничего не знал.

+2

13

Приехать в квартиру девушки, с которой мы едва не выцарапали друг друга глаза, как это и р о н и ч н о. Теперь Ллойд стал связующим звеном, только узы между ним и Камиллой куда крепче, чем наше зарождающееся н е ч т о. Все еще слишком хрупкий лед. Я пожала руку Камиллы, чувствуя крепкое рукопожатие, но без желания сломать мне пальцы, ведь пока Теллер рядом мы друг друга не тронем, возможно. Я кивнула и вошла в квартиру, тут же натыкаясь взглядом на полуголого парня. Кори чувствовал себя абсолютно раскованно и я отметила его хорошее телосложение, но мне было все равно сколько у него кубиков. Он меня не привлекал, несмотря на свою красивую мордашку и обаяние. Все вокруг занимало мои мысли. Камилла. Ллойд. Рождество. Снова Ллойд. Кори, у которого на каждое слово найдется еще двадцать и шутка под конец. Ллойд. Теллер. Ллойд. Даже на трезвую голову этот кубик рубика сводил с ума. Я едва не сказала "хочешь потру спинку", но у меня под конец дня разговорчивость сошла на нет и я легко толкнула Ллойда, отпуская в душ и отдаваясь во власть его друзей. Я выдохнула, выпрямила спину и вошла в гостиную, которая была наполнена ароматами, блеском свечей, звоном бокалов. - Налить тебе вина? Кори вырос у меня за спиной и я едва не послала его нахер, сжимая меж пальцев тонкую ткань плятья. - Нет, хм, спасибо. Друг Теллера в очередной раз напомнил о той ночи, но у меня ассоциации были совсем иными. - Да-да, подшучивай надо мной. Я села на диван, не зная куда деть свой взгляд, потому что и Камилла и Кори всегда были на виду. - Может поднимешь свою тощую задницу и поможешь мне? Я подняла голову и встретила белоснежную улыбку девушки, даже не успев как следует разозлиться. К такому дружескому приему я не была готова, это все равно что девственность терять во второй раз. Камилла вручила мне нож и велела нарезать овощи для салата, наблюдая за тем как я владею холодным оружием, сначала с недоверием, а потом и вовсе с ухмылкой. Это что, мать его, проверка? - Собираешься разбить ему сердце? Такого вопроса я не ожидала и сжала рукоятку ножа сильнее чем стоило бы, поворачиваясь к девушке лицом. - Ты серьезно? Кори замер на половине пути и уставился на нас обеих, сжимающих ножи, словно героини фильма "Убить Билла". - Он не мальчик и не игрушка, которую можно выбросить. Я волнуюсь за него. Я приложила руку, сжимающую нож ко лбу, считая до 20. - Я не идиотка и не шлюха, он нравится мне, это ясно? Я не собиралась выяснять отношения, я не хотела всех этих вопросов, я боялась этого неизведанного дерьма. Мы молча уставились друг на друга, и в какой-то момент все поняли. Щелчок и мы снова стоим бок о бок, стуча ножами по доскам. Я чувствовала как холод касается моей спины и в желудке что-то сжимается, то ли от волнения, то ли от злости. Да, Теллеру повезло с верными друзьями, а у меня была только Анна, которая не знает что происходит. Я не была несчастной в отсутствии друзей, но чем больше я познавала мир вне своего, тем больше мыслей откладывала на потом. Подумаю о своих чувствах потом, подумаю о друзьях потом, подумаю о том чтобы не пить потом. Все потом. Потом.
Когда Ллойд появился в гостиной с меня словно скинули груз, который не давал свободно вздохнуть. Черт, выглядел он великолепно и его еще влажные волосы превратились в мягкие волны. Я буквально впилась в него взглядом, пока он не оказался рядом и положила руку на его бедро, ощущая электрические импульсы от его присутствия. Все эти подшучивания были беззлобными и я молча переводила взгляд с Кори на Камиллу, запоминая их, укладывая в своей голове, как огромную нерушимую часть жизни Ллойда. Пока пальцы Теллера касались моего затылка я даже сосредоточиться не могла, покрываясь мурашками. - Что? Я выдохнула и улыбнулась, потому что тему разбитых сердец мы больше поднимать не будем. - Учусь в колледже Грин Ривер, недалеко от Сиэтла. Это мой последний год, а дальше Йель или Вашингтонский университет. Не решила еще. Я соврала, потому что ничего не решала. Мой отец сделал выбор за меня, как и прежде кидая документы на стол, чтобы я ознакомилась с программой. Ему было все равно что я чувствую или хочу, его дочь должна получить лучшее образование. Сына он упустил, старшая дочь сбежала, а младшая все еще при нем. Тупая сучка в розовом халате. Я дернулась, когда телефон завопил где-то в коридоре и извинившись, соскользнула с дивана слегка пожав плечами глядя на Теллера. Я знала, что звонит отец и комок встал в горле. Только не сейчас. Дьявол, не порти ничего. Конечно, месяц молчания говорил сам за себя и сейчас я должна ответить, чтобы он не отследил мой мобильный. Я провела пальцем по экрану и тихо выдохнула в трубку. - Да. Судя по всему Палмер ехал в машине и решал несколько дел одновременно. - Здравствуй, Женевьева. Как поживаешь? Я слышал тебя не было в колледже больше месяца. Что происходит? Он назвал меня вторым именем, вот дерьмо. Я прислонилась к стене, прокручивая весь последний месяц в голове и правда не принесет мне ничего хорошего. - Был занята, разве секретарь не передал тебе? Мой голос покрывался льдом все сильнее и я чувствовала как сжимаются голосовые связки. - Я был занят. Месяц, один месяц меня нет в городе и ты срываешь всю статистику? Какого черта ты делаешь? Я закрыла глаза и прикрыла их ладонью, так было проще отгородиться от реальности. - Я была занята, все свои долги я разгребу сама. Ты только за этим позвонил, да? Не спросишь как мое здоровье? Не спросишь что я ела на завтрак, ммм? Голос мой был тих, но я едва сдерживалась, чтобы не наорать в ответ на его безразличный тон. - Если ты не можешь контролировать свое пьянство, бесконечные вечеринки и беспутство я заставлю тебя вернуться домой. Домой, как забавно. Могу ли я назвать этот особняк домом. В квартире Анны я чувствовала себя намного счастливее, свободнее, не подтирая блевотину за матерью. - Сколько еще ты будешь распоряжаться моей жизнью, пап? Я рассмеялась, сглатывая горечь и слушая нотации, которые он мне читал. Сегодня это было особенно чувствительно, сегодня мое сердце было наполнено настоящим чувством к мужчине, которого оставила ради разговора с тобой, отец. Тебе же плевать, я знаю. - Поговорим позже, на второй линии важный звонок. Конечно, пап. Телефон погас. Палмер оборвал звонок не прощаясь, он выполнил свой долг, звоня в поздний час. Я нервно пригладила волосы на голове и сползла по стене, прижимая ладони к пылающим щекам. Всего минута и я вернусь, всего минутка. Только не плачь. В гостиной было весело, играла музыка и я должна вернуться туда. Я ведь могу побыть счастливой?!

Отредактировано Alice Palmer (Вт, 11 Дек 2018 22:16:21)

+2

14

Теллер мысленно облегченно выдохнул, когда она сказала, что заканчивает колледж. Если до этого момента разница в возрасте, точное число которой он не знал, очень сильно напрягала, то сейчас все сошло на «нет». Да, он по-прежнему ощущал себя странно, потому что ему никогда не приходилось встречаться с девушками намного младше него. По его подсчетам, которыми Ллойд был занят, девушке было около 23, а для него эта разница была все же колоссальной. У него были девушки младше, но все же Теллер предпочитал девушке старше него. Они ему казались интереснее, что ли. Элис Палмер была у него первой в этом плане.
- Ммм, Йель? – переспросил Кори, - Моих мозгов не хватило для Йеля, - он засмеялся, потирая глаза. Почему-то он комплексовал по этому поводу, несмотря на то, что друг добился многого за свою жизнь, - Но я надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор. Тот, который не будет заставлять в будущем чувствовать себя не в своей тарелке.
- Правильный это Йель? – Ллойд протянул бокал Камилле, чтобы та налила еще. Хотелось расслабиться еще, игристый мог ему помочь в этом.
Когда Элис исчезла из поля зрения, подруга тут же пересела к Ллойду, чтобы этот разговор остался лишь здесь. Несмотря на свою прямоту во многих вопросах, Кэм все же была тактичной. Она выжидала, когда сможет сказать все в лицо своему другу, не делала это перед его подружками. Хотя, Ллойд знакомил своих друзей не со всеми, только с теми, к кому он действительно испытывал невероятные чувства.
- Она же совсем ребенок, ты думаешь своей головой? – она ткнула своим ногтем с новым красивым маникюром ему в висок, отчего Теллер слегка возмутился, - Я думала, это она дура, но нет, это ты идиот. Зачем она тебе? Захотел в детский сад поиграть? Ты же сломаешь ее, разобьешь ее сердце.
- Кэм, я не пришел сюда спрашивать твоего совета по поводу своих отношений, - коснувшись ладонью ее головы, мужчина потянул ее на себя и чмокнул женщину куда-то в скулу. Ему сейчас было так хорошо, что он пропускал ее слова мимо ушей. Меньше всего хотелось сейчас думать о чем-то, кроме вечеринки, которая все еще не началась.
- А мне кажется, она крутая. И секси, если уж быть честным, - Кори пожал плечами, закинув ноги на журнальный столик, - Девчонка в Йель или Вашингтонский поступает, для этого не только деньги нужны, но и достаточно ума.
В какой-то момент все замолчали. Кэм уткнулась в телефон, продолжая сидеть рядом с Ллойдом, Кори листал инстаграм, иногда показывая Теллеру всякие фотографии, а Ллойд постоянно смотрел на дверь, ожидая возвращения Элис. Она не появлялась, и мужчина понял, что ее необходимо вернуть обратно, посадить рядом с собой и не отпускать. А может Камилла ей что-нибудь сказала, от чего Палмер стало не по себе?
- Вы ей сказали что-нибудь? – Теллер посмотрел на обоих, но те лишь покачали головой. Отложив бокал с шампанским, он поднялся с дивана и пошел в коридор, куда удалилась Элис.
Его мозг гудел от догадок. Ей могло здесь не понравиться, конечно же, могло. Это был не ее мир, не ее друзья, не ее дом. Это были чужие люди со своими взглядами на жизнь, те, кто бережно оберегал Теллера после его болезненного развода. Те, кто мог обидеть ее каким-то резким высказыванием, даже если сделали они это случайно. Просто срабатывал некий механизм, они всегда заботились друг о друге. Так получалось, что когда в их жизнь вторгался кто-то еще, все трое прощупывали почву. По молодости, это делалось неосознанно, но сейчас, когда все трое стали взрослее, понимали, что у каждого должна быть своя жизнь. Не хотелось передавать друг друга гнилым людям.
Но Ллойд был уверен, что с Элис у него все иначе. Так, как должно быть.
Он нашел ее в коридоре и ему показалось, что Палмер напряжена. Что так повлияло на нее: телефонный разговор или обстановка? В какой-то момент Ллойд понял, что если она попросит отвести ее сейчас же домой, он это сделает, даже если уходить ему совсем не хочется. Камилла не станет долго обижаться.
- Тебя что, не впечатлила моя рубашка? - улыбаясь, Ллойд смотрел на нее сверху вниз, - Хей, ты чего? – он сел напротив нее, коснулся ее лица и приблизился так, чтобы заглянуть в ее глаза, - Какое бы дерьмо не случилось, я рядом, - и все же Ллойд надеялся, что это не его вина в том, что она сейчас в таком состоянии. Теллеру не хотелось больше видеть Элис подавленной. Такой, какой мужчина видел пару часов назад. Он был уверен, что должен огородить ее от всех бед, которые могли свалиться на ее хрупкие плечи. Ллойд этого хотел. Хотел, как никогда раньше. Степень его легкого опьянения и желание спрятать Палмер ото всех достигли своего апогея. Он едва не ляпнул «а переезжай ко мне».
Теллер услышал звонок в дверь, а значит, гости Кэм пришли. Мужчина поднялся и протянул руку Элис, помогая ей встать. Ему хотелось оставить душещипательные разговоры на потом, а пока провести вечер в кругу друзей, обмениваясь веселыми историями и поедая вкуснейший ужин от Камиллы. Готовить она всегда умела и любила.
- Идем, доверься мне, - шепнув ей на ухо, мужчина поправил ее волосы и коснулся губами ее лба.
Руки скользнули по плечам, пальцы переплелись и Ллойд вернулся с ней в гостиную, переглянувшись с хозяйкой дома. Теллер понимал ее без слов и поклялся себе, что сделает этот вечер для Палмер особенным. Просто потому что обязан это сделать. Он все еще чувствовал вину за то, что практически испортил ей все праздники своим тогдашним поступком. Что он испортил ей жизнь своим появлением. Сожалел ли он о содеянном? Нисколько. Если бы в тот вечер в баре Теллер не вызвался их разнимать, его сердце бы так не трепетало в этот момент. Он бы не сжимал маленькую ручку Элис в своей, здороваясь со знакомыми, которые ворвались в тихую вечеринку на четверых. Он бы не вел ее к столу, галантно, как подобает джентльмену, не отодвинул бы стул. Он бы не коснулся легонько ее обнаженного колена, так, чтобы никто этого не заметил, не провел бы кончиками пальцев вверх, при этом продолжая болтать и смеяться, хотя внутри он весь горел. Горел от желания увести ее отсюда и наслаждаться ее присутствием наедине. Ллойд почти не слушал о том, что говорят за столом. Не слушал своих знакомых. Все его внимание захватила Палмер. Шампанское на голодный желудок и вот перед вами сидит улыбающийся обояшка Ллойд Джошуа Теллер, который глаз не может оторвать от своей дамы. Маленькой хрупкой студентки колледжа. Его маленький хрупкой студентки.

Отредактировано Lloyd Teller (Ср, 12 Дек 2018 13:27:01)

+1

15

П а л м е р. Это клеймо. С рождения на тебе появляется отпечаток, который даже срезав кожу не выведешь. Много лет я злилась на Анну за её бегство, за желание стереть себя из хроник этой семьи, но внезапно я поняла её. Приняла её желание стать кем угодно, лишь бы не Палмер. Потому что тиски сжимались все сильнее, сдавливая запястья, так что пальцы немели. Как долго я не замечала этого? Как долго я была под кайфом? Блеск бриллиантов, шорох денег, мягкость меховых изделий и запах алкоголя дурманили мою голову. Я д у р а. Как смешно. Как горько.
Я чувствую, когда Теллер появляется рядом, словно мой радар настроился на его частоту и поднимаю голову. – Что?
Мой мозг медленно соображает, и я несколько секунд думаю над его вопросом. – Нет, ты прекрасно выглядишь. Я улыбаюсь, не представляя кого-нибудь привлекательнее в этой рубашке.  Неужели тебе никто не говорил, что ты великолепен? Не в е р ю.
Почему от каждого твоего прикосновения я хочу получить еще больше? Это какая-то химическая реакция? Ты ангел, спустившийся с неба или притаившийся зверь? Давай останемся здесь, еще на несколько минут, только ты и я. Я хочу, чтобы ты смотрел на меня, говорил со мной, я словно тот путник, умирающий от жажды и нашедший источник воды, он такой сладкий и прохладный. – Слишком много дерьма. Как объяснить тебе, что мой отец иногда превращается в маниакального деспота, желая контролировать не то что мои оргазмы, но даже чихи. Это отталкивает меня, и без того сложные взаимоотношения несутся в задницу на скорости 250 км/ч. С тех самых пор как он отправил меня к сестрице, я медленно, но верно переосмысливаю свою бесценную сучью жизнь, стираю границы мелового круга и следую не за золотой стрелкой, а собственными желаниями. Мое желание было рядом со мной, сколько бы я этого не отрицала за прошедший месяц и я хотела быть рядом с ним, здесь, сейчас, завтра. Некоторые вещи до ужаса просты.
Звонок в дверь разрушает момент, настойчиво давая понять, что помимо нас на этом празднике жизни есть еще и другие. Я прошу еще одну секунду, всего одну секунду. Это ведь вечеринка, тут положено веселиться и получать удовольствие. Когда же я превратилась в унылое дерьмо? За нашим возвращением последовали знакомства и я не могла отделаться от мысли, что помимо геев-мазохистов, качков с вялыми членами и долбанутых сучек еще не вымерли люди. Я доверяю тебе, без оглядки и лишних мыслей, я хочу довериться тебе, как никому больше и пока моя рука в твоей руке все не так уж хреново. Я буду просто Элис, я буду рядом с тобой. Я улыбнулась Кори и тихий дружеский круг превратился в шумную вечеринку, наполненную смехом, едой и алкоголем. Я почти не запомнила кого и как зовут, сидя за столом рядом с Ллойдом, подпирая подбородок рукой и слушая вполовину меньше того, что было сказано. Внезапно кто-то из присутствующих пошутил о моем возрасте, и я глазами нашла того, кто беззлобно ухмылялся, покручивая вилку в руках. – Я умру позже вас всех, так что еще не известно кто на чьей могилке станцует.
Я в пол уха слушала одного из парней, когда Теллер коснулся моей ноги и его пальцы скользнули по коже, оттягивая край платья. Я повернула голову в его сторону едва сдерживаясь от нервного смешка, пока он продолжал беседовать с гостями, словно ничего не происходит. Я скинула туфель с правой ноги и легонько пихнула его под столом, продолжая нашу игру, но не убирая его ладони со своего бедра. Наши взгляды встретились, и я улыбнулась, чувствуя неконтролируемое желание поцеловать его, плюнув на всех, кто находится в этой комнате. Нечестная игра,- сказала я одними губами, но мне нравилось, боже, как мне нравилось это. Я с трудом оторвала свой взгляд от голубоглазого дьявола и допила остатки вина, прося налить еще. Я не чувствовала как алкоголь растворяется в моей крови, он был словно вода, которой никак не напиться или тот мужчина, что сидит рядом со мной намного крепче и сильнее пьянит? Я хотела сбежать отсюда, чтобы никто не отнимал внимания Теллера, чтобы ни с кем не делиться им, я жадная маленькая сучка и на Рождество желания должны сбываться. Разве не так учат нас в сказках? Когда комната опустела и большая часть компании переместилась на балкон с алкоголем и табаком, я запустила пальцы в волосы Ллойда и губами коснулась его щеки, уголка губ, и когда он повернулся ко мне лицом, я рассмеялась, прежде чем поцеловать. И все. Звуки сошли на нет, не было ничего и никого, сейчас только ты. Это был восхитительный поцелуй, от которого учащенно билось сердце и там где заканчивалось мое дыхание, начиналось твое. Каждая клеточка моего тела превратилась в расплавленное золото. Я распахнула глаза, когда услышала свист позади и облизнув губы обернулась. - Уймитесь, не то спалите квартиру Камиллы к чертям. Я рассмеялась и когда пальцы на моем бедре сжались чуть сильнее, переглянулась с Ллойдом, покусывая нижнюю губу. Да плевать я на него хотела, пусть катится к черту. Я коснулась большим пальцем твоих губ и осушила бокал вина. У нас есть все время мира, Теллер. Ближе к полуночи стол отодвинули к стене и устроили танцы, но я предпочла устроиться на диване, положив голову на колени Ллойда. Мне нравились его друзья, они не отвергали меня и это пожалуй лучшее Рождество после дерьмового дня рождения. Я повернулась на спину, чтобы видеть его. - Когда у тебя день рождения? Снова эта улыбка "я знаю, что ты делала прошлым летом, Палмер" и так я узнала, что мы пропустили два дня рождения, с разницей в чертовы восемь дней. - Так сколько тебе лет? Тридцать один. Боже, у меня никогда не было парней старше 25, и то все редкостные дебилы и извращенцы. Один стащил мои трусики, второй просил подергать его член, ну и прочие дегенераты. И, нет, я не спала со всеми, алло! - Ты пропустил мой двадцать третий день рождения, папуля. Я рассмеялась, чувствуя себя счастливой и немного пьяной. Нас никто не трогал, содрогаясь в диких танцах и рождественская ночь обещала стать самой лучшей, самой первой и настоящей в моей жизни.

+1

16

i've been searching for a trail to follow again,
take me back to the night we met.

Невозможно было остановить себя и свою руку, блуждающую по нежной коже бедра Элис Палмер. Ему казалось, будто кончики его пальцев плавились от прикосновений, каждая полоса, оставленная Ллойдом, зажигала его сердце. Невозможно было остановить себя, когда все ушли на балкон, а Палмер так страстно его целовала. Пальцы впивались в кожу, будто пытались переступить невидимый барьер, который позволит слиться с ней воедино. Несмотря на дикое вспыхнувшее желание, Ллойд не позволял себе лишнего. Рука тянулась дальше, но Теллер научился себя контролировать. Себя и свои желания, что туманили прямо сейчас его разум. Он даже не посмотрел на того, что присвистнул за спиной Элис, лишь выставил средний палец, услышав очередной смешок. Его друзья умели смущать, в принципе, Теллер занимался тем же, когда видел подобное. Делалось это не со зла, не с целью пристыдить, скорее безобидные шутки, на которые никто особо не реагировал.
Титанических сил стоило остановиться. Остановиться, чтобы не пойти дальше. Несмотря на желание Ллойда, ему казалось, что не надо торопить события, хотелось некой плавности. Растянуть моменты, быть готовым. Его женщины знали, чего хотели, но они не были такими юными. С Элис он вел себя иначе, позволяя самой выбирать сценарий. Ллойд не хотел, чтобы она потом сожалела, что в эту самую ночь позволила себе лишнего. Тем более, Палмер была пьяна, ровно настолько, насколько был пьян Ллойд.
Она так красиво лежала на диване, положив свою голову ему на колени, что Теллер не мог оторвать взгляд. Одна его ладонь покоилась на ее бедре, вторая же зарылась в волосы. Пальцы нежно массажировали ее кожу головы. Когда Элис повернулась на спину, Ллойд скривил губы в пьяной улыбке. Она задавала вопросы, вроде такие банальные, но именно из таких складываются отношения.
- Он прошел. Восемнадцатого декабря, - продолжая поглаживать ее голову, мужчина поймал ее ладонь и сплел их пальцы, - Я стар для тебя, мне тридцать один, - Ллойд засмеялся. Черт, он впервые это сказал вслух, принял этот факт и поймал себя на мысли, что говорить об этой разнице стало намного легче, - Ох, не называй меня так, - это звучало так убого, что Ллойд засмеялся, - А ты пропустила мой тридцать первый. Мы квиты.
О его тридцать втором и ее двадцать четвертом говорить Ллойд не хотел. Было рано вообще о чем-либо говорить, да и заморачиваться Теллер не хотел. Он был сейчас в том состоянии, когда не хочется разговоров, в которых необходима смысловая нагрузка. Не желал вопросов, на которые нужно развернуто отвечать. Он просто расслабленно сидел на удобном диване Камиллы, гладил девушку, которая ему очень нравилась, ловил все эти флюиды и прочую ересь, о которой так любят говорить. Ллойд наслаждался обществом, которое развлекалось чуть дальше, танцам Кэм и Кори, которые веселились как ненормальные, тому, что его соседа нет рядом, хотя, наверное, стоило спросить у него, где он будет отмечать праздники. У Джера и остальных, конечно же. Теллер и эту мысль забросил далеко. Не хотелось напрягать себя мыслями о своем соседе, когда на коленях лежала Элис Палмер.
- Идем, станцуем, - после громкой клубной музыки началась медленная песня.
Ллойд помог Элис подняться и вывел ее к остальным, которые разбились на пары и начали двигаться в такт песни Lord Huron. Он слышал ее где-то, но не мог вспомнить. Его пьяный мозг отказывался работать, сейчас этого и не требовалось. Положив руки на талию Палмер, он улыбнулся ей, начав медленно покачиваться из стороны в сторону. Ему было смешно, что он почти не стоит на ногах, да и двигаться хорошо Теллер не умел. Стеснялся, что ли. Но сейчас всем было вокруг плевать, его друзья были в своих мирах. Эта песня уносила прочь от планеты Земля, уносила в бескрайние просторы воображения. Ллойд позволял своим эмоциям взять верх, позволял этому приятному чувство растекаться по организму, бежать по венам прямо в сердце. То, как она прижималась к нему, взрывалось в голове маленькими фейерверками. Пальцы впивались в ее спину, руки сильнее прижимали к себе. Ему хотелось поцеловать ее так сильно, насколько может. Так, чтобы воздуха не хватало, но это было так интимно, что мужчина этого так и не сделал. Теллер спрятал лицо в ее макушке, прикрыл глаза, вдыхая аромат ее волос. Его бросало в приятную дрожь от собственных пьяных мыслей, голова рисовала будущее, в котором у них все хорошо. Он понимал причину такого волнения, понимал, почему сейчас так бьется сердце. Ллойд понял, почему все это время его мысли занимала девушка, которая должна была остаться лишь воспоминанием той ночи, но которая стала его настоящим. Он был влюблен, и ему нравилось это чувство.
Уже после полуночи, когда остальные разошлись по домам, и у Камиллы остались лишь четверо, Теллер, широко зевнув, сделал глоток воды. Он сидел на полу, положив голову на колени Палмер, и смеялся, когда Камилла с Кори делились воспоминаниями из далекого детства. Они делали всякие добрые дела в рождественскую ночь, ходили по домам соседей и друзей, дарили им небольшие коробочки с разнообразными сладостями приготовления Кэм. Они тогда еще во что-то верили, но теперь все трое предпочитали не разговаривать о религии, делали то, за что их боженька мог запросто отправить в ад.
- А ты помнишь, как Мэл, в которую ты был влюблен, - Ллойд вдруг засмеялся, вспоминая ту кудрявую шатенку, за которой Кори бегал в седьмом классе, - выбросила на тебя салат. Прямо из окна своей комнаты. Ты тогда пел ей балладу собственного сочинения. Кори прекрасно поет, - это он уже говорил Элис, не слушая, как друг отнекивается, - и сочиняет неплохие песни. Но, почему-то, не захотел идти в музыкальный, хотя мы с Кэм ему это постоянно советовали.
- У меня есть корочка, а чего добился ты? – Кори бросил в Ллойда пушистую подушку, которая угодила прямо в голову Теллера.
- Ну, корочки у меня нет, зато я фотограф для Эль, Харперс Базар и прочих журналов, которые любит Камилла, - по правде, мужчина обожал это говорить. Он обожал подчеркивать, что не получил диплом колледжа или университета, потому что, к тому времени, занимался исключительно фотографией, а для его работы корочка о высшем образовании не нужна. Ллойд просто никем другим себя не видел, потому даже не пытался куда-либо поступить, несмотря на то, что его родители хотели, чтобы Теллер все же получил хоть какое-то высшее, - Да, я не заканчивал колледж, - это он уже сказал Палмер, посмотрев на нее снизу вверх, - Но я плохой пример, не равняйся на меня, Кори и Камилла у нас умнее меня.

для вдохновения

Отредактировано Lloyd Teller (Сегодня 14:03:24)

+1


Вы здесь » inside » столовая » скажи мне "да" и я превращу твою жизнь в ад!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC