ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Мы рады приветствовать Вас в Лейк Шоре! Тип игры - эпизодический. Рейтинг NC-17(NC-21) На календаре январь 2019 года. Температура воздуха
в этом месяце: -8°...+3°


ЭТО ВАЖНО

♠ ТОП ИГРОКОВ 01.01 - 17.01
♠ криминальная сводка ♠ inside says
♠ flashmob: winter vibes
♠ нам 3 года

Рождество или жизнь?




Нет более подходящего времени для поездки домой, чем Рождество. Но нет и более подходящего времени, чтобы сбежать из дому, подальше от любимых родственников.

Окутанный снегом Лейк Шор, завораживает своей красотой. Миллионы разноцветных огней мерцают на витринах магазинов и жилых домах, напоминая всем, что именно сегодня свершится волшебство. А занесенные снегом улицы города, готовы внести свой вклад не только в Рождественское настроение, но и свои коррективы в ваши планы.



Предпраздничная суета, казалось, обошла стороной всех местных жителей этого города, живущих размеренным и давно привычным ритмом. Чего не скажешь о тех, кого Рождество застало врасплох. Многочисленные гости города и новые поселенцы, привыкшие к темпам больших мегаполисов, никак не ожидали, что внезапно выпавший снег может спутать любые планы. Да и местные магазины будут закрыты, вовсе не ожидая Вас с распростертыми объятьями. И не повезло тем, кто не подготовил подарки для близких, ибо предстоит им совершить тяжелое путешествие, пробиваясь через полностью обездвиженный город в поисках открытых магазинов.

А знаете ли вы...

...что всё просто: если зашёл в детскую, значит ещё жив

... что"сайд", "слишком одомашненный", "семья" и тысячи других, трогающих что-то там в сердечной мышце, определений

...что это Сайд, несчастливые финалы его фишечка.

...что мы заменяем слова "повод" на "Макаллан", чтобы остальные не думали о смысле

...что бордель какой-то, а не белый дом

...что президент и его молодая команда алкоголиков и развратников активно трудятся на благо этой страны

...что это Сайд. Здесь постоянно кто-нибудь за кем-нибудь следит. Заводские установки. К этому ставишь галочку, как на лицензионном соглашении.

...#СЛАВА_БОГУ_ТЫ_ПРИШЕЛ

...что на ручках у Кэрри тепло и уютно.

...что Хел - наше битвушное солнышко

...что не потерялся в гостиной - не прошел боевое крещение

...что пока Руби даёт дельные советы, Грейс говорит "поздно".

...ОН ПОЦЕЛОВАЛ МЕНЯ!!!!! - долгожданное продолжение

...во что вечно ввязывается Рэйвен?

...что во всех злодеяниях замешаны Орсоны, но у президента свое мнение на этот счет

...зачем Эва запасается углем?

...что недовольная Одри снится к флуду в неположенном месте

...что на сайде особое отношение к диванчикам

...что Престон-старший ломает пальцы всем, кто трогает Одри

..."убейте его" - это кого? того, кто среди нас не Рузвельт, конечно

...что вискарикус наливатус!

...что романтика - это когда он предлагает вместе закопать твоего ухажера в лесу

...что потом постараюсь писать меньше. правда

...что через бдсм к звездам!

...что Рэюшка! Рэюшечка! Рэээээээй! Рэмбо!

...что Элис отдает сестру за шашлык

...что было у Тео с дверью?

...что: приуныл? прибухни!

...что может стоит позвонить Питеру? У него же дохрена детей, он знает что делать.

....что Теллер и Дэвитт хотят взять домой котеночка по фамилии Эшмор?

...что если хочешь почувствовать себя мужчиной хоть куда? заглядывай в битву полов!

inside

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » inside » кинозал » Then will you remember me in the same way as I remember you


Then will you remember me in the same way as I remember you

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/AQCHa.gif http://s9.uploads.ru/1qKi3.gif
Then will you remember me in the same way as I remember you
ноябрь 2018  |  Лейк Шор, дом Сабрины |  Руби, Грейс

+5

2

Никогда не могла подумать, что со мной произойдёт что-то подобное. Я стану мамой. Даже будучи два раза замужем, я не думала о детях. Дети - это же сплошные спиногрызы, которые высасывают из тебя все силы и соки, не дают спать, пить, развлекаться. Я ещё сама ребёнок даже в свои тридцать (уже тридцать один), но когда я узнала, что стану мамой... Тот день перевернул всю мою жизнь. Тот день заставил меня замолкнуть навеки, потому что никто не должен знать мою тайну. Никто. Кроме самых близких, которым я обязалась никогда не лгать. Например, Грейс. То, что она когда-то была беременна и скрывала это от меня - поссорило нас. Теперь я не хотела врать ей, чтобы мы снова поссорились. Как бы эгоистично не звучало, но я не могу отталкивать от себя родных. Не сейчас, когда мне нужна любая поддержка, чтобы быть сильной.

Я сильная. Я справлюсь с любым дерьмом в этой жизни. Как-то же я добилась высот, стала узнаваемым писателем, начиная с низов. Начиная с простой девчонки из Нью-Йорка, которую воспитали бабушка и дедушка. Начиная с простой журналистки, которая писала статейки, а потом решила написать книгу после первого развода. Развода с Морганом.

Морган. Как же редко я называю его по имени. Знал бы Морган, что когда он приходит навещать меня и Терри, то он навещает своего ребёнка. "Это ребёнок Кира," - говорю я всем подряд. "У нас был...бурный пресс-тур моей новой книги," - продолжала всем врать я, отчего меня тошнило со страшной силой. И не от того, что я была на втором/пятом/седьмом месяце беременности. Когда-нибудь я скажу своему первому мужу правду, но это будет не скоро. Когда-нибудь я не сдержу языка за зубами, улыбнусь и скажу, как они похожи. Даже сейчас я думаю об этом, губа дрожит, а на глазах слезы. Слабая. И сильная одновременно. Нет, я сильная. А вы попробуйте скрывать правду, держать голову гордо поднятой и делать вид, что все прекрасно.

Октябрь - месяц бессонных ночей. Как быть матерью? Как держать ребёнка, пеленать его? Что делать, если у него колики? Вся йога для беременных и нахождение внутреннего равновесия полетели к чертям после родов. Спасибо моей некровной семье, что они помогали им. Как я хотела выпить! Я не пила с апреля. Для человека, вечного алкоголика, это жестокая завязка. Как быть матерью?

Месяц привыкания и стало легче. Словно малыш Терранс понял, что маме сложно, и он стал спокойнее. Умнее? Вряд ли. Просто успокоился. С таким ребёнком и в депрессию послеродовую не впадешь. Я даже начала понемногу писать. И кинула клич, что мне нужен новый литературный агент. Я отошла от смерти Кирана. Полгода, пора. Пора зарабатывать дальше себе на хлеб и поступление Терри в колледж. Теперь я не могла думать только о себе. Под моей защитой маленький ребёнок, которому нужны еда, одежда, тепло и любовь. А мне пора вылить на бумагу то, что скапливалось в голове долгие месяцы. Пора. Шесть страниц в день, как делает это Кинг, этого пока достаточно, чтобы раскачаться. Шесть страниц в день между отрыжками, кормежкой, играми, сном Терри и моим сном над клавиатурой. Шесть страниц в день - это достаточно, чтобы мне было, что показать новому агенту. Я скучаю по Киру. Как он подгонял меня, закатывал глаза, ставил сроки, а я их не выполняла на зло ему, чисто из вредности своего характера. Эта книга будет посвящена ему. Отцу моего ребёнка. Липовому отцу моего ребёнка, чтобы мы с Терри спали и жили спокойно.

В один из моментов моего творческого удара, когда слова так и выскакивали из-под пальцем, ко мне заявилась Грейс. Ей завещали дом. Дом в Лейк Шоре. Пахнет жареным, а моей заднице давно нужны приключения. К тому же, в Лейк есть с кем оставить малыша. Бабушка Гвен (она станет для Тера прекрасной бабушкой) сможет с ним посидеть. Взяв сумку и переноску, переодевшись в привычные джинсы и толстовку, накинув кожанку (какое счастье, что я очень быстро вернулась в форму да и не особо-то толстела), мы отправились в путь.

- А вот теперь ещё раз и с самого начала. Какого черта тебе кто-то завещал дом? - младший Рид спал на заднем сиденье, я удобно устроилась на пассажирском, перед этим пристегнув ремень безопасности. Никогда таким не занималась.

+5

3

- ...что? Дом? Простите, я не... я не могу сейчас говорить, извините. Куда подъехать? Да, хорошо, я приеду, - звонок с неизвестного номера в самый разгар важной встречи. Встречи по поводу моей новой работы. Моей новой полномасштабной авантюры, которая не могла сравниться ни с дурацким реалити, ни с собственным шоу, ни с чем. И тут этот звонок. Внутренний голос подсказывал, что я должна взять трубку, теперь, когда у меня был сын и у Руби был сын-младенец - теперь я всегда брала трубку. Отпросившись на пару секунд, я выскочила в коридор, но так и не поняла, чего от меня хотели. По ту сторону никто не умирал, меня не собирались извещать, что кому-то из моих детей (а не считать Терри своим вторым ребенком я почему-то не могла) срочно нужно переливание крови или почка, а значит, дело не такое и срочное. Запомнив адрес, я распрощалась с адвокатом и вернулась в кабинет.
Чуть позже я позвонила Руби и сообщила, что мне, кажется, оставили в наследство дом. Кто, почему и зачем было загадкой для меня самой, за те несколько минут телефонного разговора я получила лишь эту информацию, ну и адрес. Теперь же я собиралась ехать в Лейк Шор и не могла не взять с собой подругу.
- Я пока не знаю. У меня есть адрес, и время. Все решится в семь вечера, может... может они вообще ошиблись номером, но дом никогда не бывает лишним, да? - Маршаллы лишились ресторана. Его выкупил дядя. Мы расплатились почти по всем долгам отца, но кто знает, что ждет нас за углом? Еще один внебрачный ребенок, который потребует наследство, или вторая жена, которой нужны объяснения и алименты? Я уже ничему не удивлюсь.
Терри сладко спал в автокресле у меня за спиной, как хорошо, что он еще очень маленький. Он не понимает, как ужасен и жесток этот мир. Еще его не укачивает. Пока что. Мирно сопит позади и не приходится держать наготове пакеты. Меня в детстве ужасно укачивало, как и всех Маршаллов. Интересно, это по матери или по отцу? Рича, кажется, не укачивает. Или он уже достаточно взрослый?
Мы довольно быстро выехали из Вашингтона, а к половине седьмого подъехали к дому моей матери. Она была рада увидеть Руби с Терри, но я не стала выходить, только помахала ей из машины. На днях мы поругались. Я ведь собираюсь свалить из этой страны, оставив на нее своего ребенка. Я кукушка. Опять. Я знаю, что мама управится с Ричардом лучше, чем я, и ему будет полезнее находиться рядом с кем-то взрослым и умным. Я плохой пример для подражания. Мой удел быть выходной мамой. Я классная. Я все разрешаю, я делюсь опытом и по мне можно учиться, как делать точно не стоит. Но мама? Скорее тетя. Даже для родного сына. Я просто очень крутая тетя. Любому порву глотки на наших мальчиков, но... даже из Руби мама получится лучше, чем из меня.

- Я уж думал, вы не приедете, - как только я припарковала машину возле дома по указанному адресу, от крыльца к нам направился мужчина средних лет. Он был в пальто, хотя на улице было еще довольно тепло, в старомодной шляпе и с портфелем. Точно вышел из книги про Пуаро. Только забавных усиков не хватало. - Я Чарльз Моррисон, адвокат и поверенный мисс Хилл. Думаю, для дальнейшего разговора лучше пройти в дом, - к тому моменту я уже вышла из машины и ждала, пока оттуда выйдет и Руби.
- Очень приятно, мистер Моррис, я Грейс Маршалл, это моя подруга, Руби Рид. Вы сказали, поверенный мисс Хилл? - Руби выбралась и я поставила машину на сигнализацию, затем отправилась следом за адвокатом. Только спустя метра два до меня дошло, что ноги у меня совершенно ватные и подгибаются. Хилл. Я знаю всего одного человека с фамилией Хилл. Сабрина Хилл. И она умерла. Я убила ее. Выстрелила своими собственными руками прямо в голову. Кто-то подхватил меня под руку. Мы уже стояли на крыльце, адвокат отпирал дверь дома, а рядом стояла Руби. Она заметила, что меня с головой унесло в недавнее прошлое, от которого только и хотелось, что убежать. Я собиралась уехать на другой конец мира, а теперь какой-то мужик в шляпе заявляет, что... паззл только сейчас начал складываться в голове. Она оставила мне дом?
- Вот все бумаги. Завещание, документы на дом, я вас оставлю, осмотритесь, ознакомьтесь, вижу, вам нужно время. Я вернусь через час и мы все обсудим, - впустив нас внутрь, мужчина вручил Руби папку и ключи, а сам отправился куда-то. Он действовал, как мне казалось, "не по протоколу", а это значит, что он следовал указаниям Сабрины. Успокойся, Грейс, она мертва. Она никому не может причинить вреда. Ты только что была дома, там мама, у нее все хорошо, Рич и Терри тоже там, они в полной безопасности. - Это... это правда документы на дом? Она оставила мне дом? - Руби, кроме Стива и Рича, которые присутствовали в тот момент, единственная знала, что на курок на самом деле нажала я. Она знала, что Стив взял вину на себя, чтобы у меня не было проблем и чтобы история получила меньше огласки, и я безумно благодарна ему за это. Я обязана ему по гроб жизни, хоть и не люблю быть обязанной, но... она оставила мне дом? Как это могло произойти? Когда она успела?
Я медленно миновала прихожую. Не помню, когда была здесь в последний раз. После моего похищения мы не встречались в столь домашней обстановке. Она не бывала в моей квартире, я не приходила к ней. Она помогала мне справиться с потерей мужа, но это было уже после Италии. После допросов полиции. И вечно где-то на стороне. Теперь я знаю, почему все было именно так, но мой мозг, кажется, до сих пор отказывается в это верить.
За прихожей шла гостиная. Все поверхности были в толстом слое пыли. Она сама жила здесь с тех пор, как выкинула меня из машины рядом с больницей Лейк Шора? Складывалось впечатление, что нет. И я совершенно не помню, чтобы я когда-либо жила здесь. Только я не помню, чтобы здесь были эти обои. Когда я была здесь в последний раз, в тот, который помню, тут даже потолок был другого цвета. Раньше он мне не нравился. Меня потянуло к одной из полочек с фотографиями. Не помню, чтобы Саб была столь сентиментальной, но вот они, стоят. Под слоем пыли. Их явно не выставил здесь этот мужчина в дурацкой шляпе по приказу своего нанимателя.
- Руби, - подруга оставалась где-то позади, а на меня вдруг начали давить стены. Я не помню, как делались эти фото. Но я на них есть. Я и Сабрина. И мы чертовски счастливы.

+4

4

Сколько человек может хранить секретов? Сколько в нем может скапливаться чужих тайн? Если ты знаешь что-то о близком крайне плохое, как будешь себя вести? Мне кажется, я уже давно привыкла ко всякому дерьму, которое может происходить в моей жизни и жизни моей семьи, так что отношусь ко всему спокойно. Грейс пропала, Грейс нашлась, меня избили, я боялась потерять ребенка. Чего грустить? Полетели в Европу! Франция, Италия, можно заглянуть в Великобританию, нам подвластно все на свете. Грейс убила человека? Это балы самооборона. Это не было намеренным убийством, как девятнадцать лет назад в случае с моими родителями. Я могу понять. Теперь могу. За благополучие своего ребенка я готова убить, если до этого потребуется. Если ему будет угрожать опасность и убийство - единственное, что я смогу сделать. Мы не говорили на эту тему. Если же я хотела заговорить, то не было подходящего момента. Этим я корила себя, ведь моей сестре нужна поддержка, помощь. У врачей стандартные шаблоны, как помочь своим пациентам, а я даже не могу выпить с Маршалл! Мы бы наклюкались в хламину и делали бы дурацкие фотографии. Смазанные фотографии как наши смазанные жизни. Полная неопределенность, что будет дальше.

Сколько человек может делать вид, что он сильный? Через сколько он опустит голову, ноги его подкосятся и он упадет на колени, закрыв глаза руками? Сколько потребуется времени, чтобы сдаться? Через сколько мы превратимся в хрупкое стекло, которое разобьется от легкого прикосновения мягкой ткани? Мы пойдем трещинами и бац - нас нет. Мы - ничто. Во Вселенной каждую секунду исчезают звезды с нашего неба, каждую секунду на Земле живое существо умирает, каждую секунду кто-то появляется на этот свет.

Ненавижу быть трезвой. Именно из-за мыслей, от которых я не могу сбежать. Частенько я отстраняюсь от книги и пишу заметки, мысли, которые приходят ко мне в голову и хотят быть услышанными. Когда Грейс поведала мне свою историю, в голове было перекати-поле, которое впоследствии вылилось небольшим рассказом и адским недосыпом. Это жизнь. Это оправданный поступок. Это моя семья. Мы защищаем своих. Защищаем любимых. Я всегда буду защищать Маршалл, сидящую за рулем машины и везущую нас в соседний город. Как она будет в другой стране? Даже думать не хочу. Не буду.

- Дом никогда не лишний, если в нем есть погреб, - произнесла я фразу как народную мудрость. Мне не хватало длинной бороды, лысины и поднятого вверх указательного пальца. Дом с погребом нужен всегда. Для себя, для друзей. Но это так странно, что кто-то завещал дом.

Всю поездку я то и дело поглядывала на заднее сиденье, чтобы удостовериться, что сын спит. Я приняла материнство как должное. Я - мать. Я не могу отказаться от ребенка, не могу позволить ему умереть, жить в другой семье, жить в не пойми каких условиях. Это моя плоть и кровь, это то, что будет всегда со мной (пока смерть не разлучит нас. ха-ха, похоже на очередную свадебную клятву), это то существо, что дает мне веру в лучшее. Терри заставляет меня улыбаться. Я люблю его. Я мало кому могу сказать эти слова. Выговорить их - выше моих сил. Сойдет для кодового слова.

Мы припарковались у неизвестного мне дома. Я вообще плохо ориентируюсь в Лейк Шоре. Знаю, как доехать до Маршаллов, как добраться до Торнтонов, до еще нескольких семей, до продуктового, до полиции и больницы. Для всего остального есть всегда работающий навигатор и дедукция с "авось поверну в нужном месте". Дом был обычным. Ничем не выделялся от всех остальных. Если погреба нет, всегда можно сделать.

Я выбралась из машины. Хотела потянуться за Тером, но вспомнила, что оставила его у Гвен. У меня выдавалась пара свободных дней, когда с малышом сидел Морган или Гвен, но я настолько привыкла, что он всегда рядом, что некуда было деть руки. Потерянный взгляд сменился осознанным. Дом. Какого черта кто-то завещал Грейс дом? Поверенный мисс Хилл. Кто такая Хилл? Какая-то знакомая фамилия. По земле ходит туча Хиллов, но, кажется, я совсем недавно слышала эту фамилию. Маршалл остановилась, и я заметила, что ей нужна помощь, чтобы удержаться на ногах. Два и два, сложи уже, Рид. Хилл, дом, Грейс. Подхватив ее под руку, я сделала глубокий вдох. Сейчас я буду головой. Мне нужно отрезвлять Грейс. Мне нужно, чтобы она была со мной, а не там, далеко, куда не стоит возвращаться. Если это действительно та Хилл, я выкуплю дом и сожгу его, чтобы воспоминания исчезли. Даже если это просто дом.

- Вы серьезно? Одарили нас информацией и сматываетесь? - вопрос стал чисто риторическим, когда одной рукой я держала светловолосую, а второй пыталась удержать документы и ключи, попутно разводя ею в сторону. - Отлично. Стоять можешь? - и я отпустила девушку. Трезвая голова. Нужна трезвая голова, она у меня как раз есть, что мне не особо нравится. Дерьмо случается, помните? Я открыла документы и стала их просматривать. Действительно. Вот копия завещания, где говорится, что дом передается Грейс Трейси Маршалл. Вот документы на имя моей подруги. - Да, она оставила тебе дом. Какого черта? Ты была здесь раньше? - возможно, что-нибудь Маршалл мне и рассказывала, но моя память временами как у рыбки и в тумане. А что, если во всем виновата я? Я всегда должна быть рядом с Маршалл, помогать ей. Что, если все ее неприятности начались из-за того, что мы ссорились? Что, если я подвела девушку к тому, что с ней случилось? В моих зеленых глазах должно быть сейчас намного больше потерянности, чем у Грейс. Ненужные мысли. Совершенно и абсолютно ненужные. Я размякла, но что, если это правда? Если бы я всегда была рядом, Маршалл могла бы приходить с проблемами ко мне, а не зависать... где-нибудь. В ее жизни не появилась бы никакая ненормальная Сабрина маленькая швабра. Не было бы проблем, не было бы больницы.

Это прошлое. Хватит переживать о прошлом. Прошлое в прошлом. Сейчас я в настоящем и должна вчитаться в эти гребанные документы. Ненавижу бумажки. Всей официальщиной, помимо счетов за коммунальные услуги, занимался Кир. От меня требовалось ставить подпись в нужном месте и пить вискарик, написывая книгу за книгой. Вот уже пол года я сама разбираюсь в документах, потому что даже к новому агенту надо сначала привыкнуть.

- Руби, - сдавленный голос подруги заставил отвлечься от макулатуры. Откинув прядь волос назад и прищурив глаза, я осторожно направилась на голос. Маршалл стояла напротив фотографий. Ой-ей. Фотографии. Не думаю, что там могут быть щенята. Трупы? Расчлененка? Голая Сабрина? Вырезки из газет?  Но на фотографиях были Сабрина и Грейс, очень даже счастливые. Свернув бумаги в рулон, я запихнула их в карман куртки, схватила фоторамку с камина и вытащила фотографию. Не монтаж. Или настолько удачный монтаж... нет, ни капли фотошопа. Трезвая голова переставала работать, а живот начинало крутить. Дыши глубже, Рид. - дыши глубже, Маршалл. Все хорошо. Слышишь? Просто эта ненормальная... Просто она... Издевается над тобой. Слышишь? Издевается. Давай сожжем этот дом? Откроем все вентели с газом, а затем кинем в окно горящую бутылку. Полиции скажем, что это утечка газа. Нас никто не спалит, - я взяла вторую фотографию и проделала с ней тоже самое. Настоящая. - Грейс, посмотри на меня, - она была не со мной. Вселенная, пусть ее только не стошнит на меня, мне хватает малого. Я положила  ладони на плечи подруги и медленно развернула ее от проклятой полки. - Все в прошлом. Слышишь? Не важно, что было. Ее нет. Сабрины нет. она мертва, - интересно, будь мой отец мертв сразу после смерти мамы, мне было бы легче? - Да кому я это говорю. Теперь надо искать ответы. Мне нужна твоя ясная голова, Маршалл. Если ты сейчас не придешь в себя, я тебе тресну, - а самой так хотелось сбежать отсюда. От этих светлых стен, толстого слоя пыли. Меня пугало это место. Если есть фотографии, то может нам повезет, и здесь остался ноутбук и другие вещи ненормальной? Мне нужно показать, что все замечательно. Грейс будет видеть, что ничего страшного не произошло. Нянчиться с ней я не собираюсь. Взрослая девочка уже. Я толкнула ее в сторону коридора. В гостиной все равно пусто. Здесь есть кабинет?

Найдя кабинет, мы нашли разряженный компьютер. На рабочем столе, прямо по середине, была одна папка. "Трейси". Я посмотрела на Грейс. Какого черта происходит? Не откроем, не узнаем.

+5

5

Несколько минут тишины, в которые я могла лишь вглядываться в экран ноутбука. Будь мы в каком-то хорроре (хотя я совершенно уверена, что мы именно в нем и находимся), по ту сторону камеры ноутбука должна была бы сидеть Сабрина, целая и невредимая. Она бы смотрела на нас с Руби, поедая попкорн, возможно, злилась бы, что я пришла не одна. Затем на окнах должны захлопнуться железные ставни, свет погаснуть и Саб вышла бы на тропу войны с мачете откуда-нибудь из потайной ниши в доме и гоняла бы нас по всему дому, как свиней, в конце прирезав, тоже как свиней. Что может быть в этой чертовой папке? Ее признание в убийстве моего мужа? Как же, Трейс (Грейс! Ты Грейс!), надейся.

Мы жили вместе. Почему я не помню, что мы жили в месте? Ели хлопья по утрам, не вылезали из постели целыми днями, не переживали и ни о чем не думали, делали ремонт в бумажных шляпах и полуголые. Я видела фото, я могу все это представить. Но я ничего из этого не помню.

Почему даже после смерти ей нужно продолжать делать все это? Почему нельзя просто оставить меня в покое? Я ведь прекрасно знаю, что у меня не было другого выбора. Я не могла позволить ей перерезать горло моему сыну. Я убила бы любого, кто попытался бы причинить вред моей семье. Если так посудить, окажись на месте Сабрины моя мама, сестра или Руби - любую ждала бы та же участь. Потому что если ты приставила нож к горлу человека, которого я поклялась оберегать - ты встала со мной на тропу войны.

В этой битве Сабрина проиграла. И мне искренне жаль, что так вышло. Мне бы хотелось, чтобы все сложилось иначе. Не будь она больной на всю голову сукой...

Я протягиваю руку к тачпаду и кликаю на папку. Внутри оказывается множество видеофайлов и фото. Есть те, что мы уже видели на полке. Я стараюсь дышать ровно. Все в прошлом. Ничего не изменится. Она не оживет, не станет нормальной и у нас никогда не будет "жили они долго и счастливо". Кажется, у меня этого вообще никогда не будет. Никогда и ни с кем. Я смирилась. Но сейчас мне все равно страшно. Что еще она мне приготовила? Что она заставляла меня делать, пока я была под наркотиками? Или, что хуже, может она меня не заставляла?

Первое видео началось с шуршания, затем с размытого лица, после "оператор" отошел подальше, но лица теперь не было видно вовсе. Девушка задрала футболку, чуть было не оголив грудь, показала маленькую татуировку, затем отпустила край футболки и передвинула камеру в другое место. На кресле сидела Сабрина, а значит с камерой управлялась я.
- Сегодня делаем мою первую татуировку. Точнее, я делаю первую татуировку. Я тренировалась на свиной коже и будем надеяться... - я отключила звук и перемотала немного. Камера стояла на том же месте, но я на видео сидела над Сабриной и осторожно управлялась с тату-машинкой. Еще щелчок, еще, еще, видео закончилось, началось следующее. Теперь мы почему-то прыгали по кровати в одних трусах, носились друг за другом, обрывали обои, целовались... я захлопнула ноутбук. Я знаю, что должно быть дальше. Мне хватило увиденного, чтобы понять. Я могу представить себе все до мельчайших подробностей, я могу ощутить ее вкус на своих губах. Я и без столь ярких напоминаний прекрасно знаю, что я потеряла. Я знаю, что сама загубила своими же руками. Но я сделала правильный выбор. Правильный. Верно?..

Не знаю, как оказалась в ванной комнате и сколько простояла здесь, опираясь на раковину и заглядывая в собственные глаза. Невозможно любить чудовище без каких-то ужасных последствий. Она убила моего мужа, а он был виновен лишь в том, что встал у нее на пути. Она убила бы Рича, потому что я уделяла ему хоть каплю своего времени. Кого еще она отняла бы у меня? Маму? Братьев и сестер? Руби? Никто из них не заслуживает того, чтобы повторить судьбу Коннора. А я прекрасно проживу эту жизнь без сердца, зная, что натворила. Мне никогда не смыть ее кровь со своих рук, но я смогу жить дальше. Буду жить за двоих. Сделаю свою жизнь настолько интересной и невыносимой... ей бы понравилось. Сабрине наверняка понравилось бы то, в кого она меня превратила. Сделала ли она это осознанно, было ли это ее целью, или просто побочное действие ее извращенной симпатии? Она оставила мне дом. Что, помимо нового идеального ремонта может быть здесь? Что, помимо кучи фото и видео? Трупы в подвале? А что если... если она правда заставляла меня убивать людей? Что если в ноутбуке есть видео того, как я душу кого-то или перерезаю ему горло? Способна ли была Сабрина сотворить со мной такое?
Не смотри так на меня! - зеркало разлетелось на осколки от моего удара по нему рукой. Затем дерганные попытки смыль кровь и осколки из раны, мой злобный крик, потом удар и тишина. Я очухалась в ванне, на меня откуда-то сверху лилась вода, руку все еще саднило от раны, а дверь, кажется, кто-то долбился.

+3

6

Это было очень странно. Я вроде видела Грейс, видела Сабрину, но как-то все было... странно. Может, я не привыкла видеть Маршалл такой счастливой? Она была другой. Она была влюблена и свободна. Она была другой, не такой, какой я привыкла ее видеть. Ее ничего не беспокоило. У нее не было забот. Две девушки были увлечены друг другом.

Начнем с того, что Грейс жила с девушкой. Мне как бы вообще все равно, кто в кого влюблен, живите долго и счастливо, если вам так хочется. Я не имею права навязывать свою точку зрения, хотя очень люблю этим заниматься. Но какого черта, Грейс? А потом я вспомнила, что в моей подруге была приличная доза наркоты. Вот какого черта. Чертов скополамин, которым пичкала ее Сабрина, влиял на мышление. Эта достаточно симпатичная девушка... Вселенная, если бы я знала, я бы приехала и сама бы ее убила. Потому что за семью я готова пойти на жертвы. Если бы я знала, если бы я только знала, если бы жизнь не подкидывала мне сюрпризы. Я уже сама запуталась в этой жизни, в этой чертовой безумной жизни, запуталась во всех бывших, в смертях, рождениях, исчезновениях и появлениях. Живу от события до события и жду, когда Вселенная подкинет мне новую порцию дерьма в мой огород, который придётся вывозить на собственном горбу.

Смотреть на Грейс и швабру было странно. Точнее, было странно смотреть их видео, словно я подсматриваю в соседское окно как какой-то извращенец. Но ведь я подобным раньше занималась, пока не издала первую книгу. Я занималась тем, что писала статьи, собирая информацию любыми способами. Только вот я стала старше и понимаю людей, которые не хотят, чтобы в их жизнь лезли. Я стала той, в чью жизнь теперь лезут. "От кого ребёнок?" "Что вы скажете о смерти своего бывшего мужа?" "Это он отец?" "Вы поддерживаете связь с первым мужем?" "Это правда, что вы находились с первым мужем в тот момент, когда узнали о смерти мистера Уолтера?" Да откуда они все узнают? "О чем будет ваша следующая книга?" "Вас часто тошнит?" Я перестала реагировать на вопросы папарацци. Я перестала реагировать хоть как-то, но однажды кто-то в сети написал не очень хорошую статью, которой пришлось дать опровержение, налив при этом несколько литров воды сверху. Пусть знают, что меня ничего не сломает. Конечно, меня что-нибудь ломает. Каждую секунду плечи опускаются, а затем поднимаются вновь. Я должна быть сильной, чтобы показать своему сыну, какая у него крутая мама. Я должна быть сильной, ведь никто не будет сильным для меня и ради меня. Даже если Морган, вечно пропадающий Морган и будет появляться на моем пороге с порцией моего любимого мороженого, я все равно буду одна, постоянно одна, сколько бы названных родственников у меня не было. Мы все умрём в одиночестве, а пока я могу лишь пытаться быть сильной.

Сильная ли сейчас Грейс? Я должна мыслить ясно, как никогда. Я должна мыслить за себя и неё. Я не должна ничего бояться и рассуждать трезво. Мы с Маршалл нашли друг друга - два больных одиночества, у которых не залаживается с личной жизнью, даже если мы вдруг были немножко замужем, у которых вроде все есть, но постоянно происходит какой-то трешак, переворачивающий все с ног на голову.

Грейс прощелкивала видеоряды, а у меня в голове вертелся только один вопрос.

- У тебя есть тату? - и за пол года она мне о тату даже ничего не сказала. Её дело, конечно, но это одна из деталей её исчезновения. Спорим, своему психиатру она это рассказала? Нет, я не ревную, хотя это чувство часто во мне просыпается, как и ответственность. И чувство вины, что я это все допустила, хотя моей вины ну вообще нет. Не знаю, как себя переубедить.

Это как кошмары, которые периодически мне сняться. Как на моих глазах убивают Кира, как я теряю ребёнка, как умирает Грейс, захлебываясь пеной, как в моей жизни происходит чёртов день сурка, в котором все мои родные умирают. Надеюсь, в Терранса не впитались мои кошмары.

Я отвлеклась, я частенько отвлекаюсь в последнее время, теряясь в своих мыслях. Всё как в старые добрые, когда я продумывала сюжеты книг, или неожиданно приходила какая-нибудь идея, которую мне нужно было обмозговать до мельчайших подробностей и вылить на бумагу. И крышка ноутбука захлопнулась громче, чем двери старого вагона поезда в московском метрополитене.

Грейс вылетела из комнаты, как пробка из бутылки шампанского, а я растерялась. Так, ладно, без паники. Но ноутбук, как улику, оставить без присмотра я не могу, даже зная, что в доме лишь мы вдвоём. Быстро порывшись в шкафчиках стола, я нашла сумку, в которую убрала ноутбук. Грейс вряд ли будет досматривать его содержимое, сейчас так точно. Одну её с ним я не оставлю. А ещё она может вернуться с топором и расхерачить его к херам, а я, опять-таки, не могла позволить сотворить такое с техникой. Чёртовы журналист и писатель во мне меня не простят. Повесив сумку на плечо, я пошла искать подругу. Не думаю, что прошло больше трех минут, став матерью, я или научилась делать все медленно, или все настолько быстро, что малой глаза открыть не успевает, а мама уже при полном параде. Но когда я услышала крик, моё сердце дрогнуло. Грейс. Откуда крик? Вода. Дальше по коридору, ванна.

- Грейс? - тишина. - Грейс, да простит меня Гвен, твою мать! Грейс, открой дверь, - я долбилась в дверь, но ответа не получала. Только лилась вода. - - Твою мать, Маршалл, если ты там сдохнешь, я тебя убью повторно, - я скинула сумки на пол к столику, на котором стояла тяжёлая квадратная ваза серо-синего цвета. Красивая. Тяжёлая. Стеклянная. Не подойдёт. Ладно, как там делают копы, если нет возможности вскрыть замок? - Маршалл, я захожу, - и со второй попытки я сумела выбить дверь в этом чёртовом доме этой чёртовой ванны, чтобы обнаружить блуждающую почти в темноте своих мыслей Грейс. - Давай, вставай, - я подлетела к девушке, выключила воду и быстро осмотрела её. Суициднуться она не собиралась, кровь сочилась из ран на костяшках. Осколки разбитого зеркала хрустели под ногами, когда я склонилась к Грейс и перекинула её руку себе на плечи, чтобы поднять её.

Что делать? Оставаться в этом доме нельзя, не сегодня. Везти её в больницу или к себе домой? Ей нужно обработать раны, но оставаться в доме нельзя. Вообще никак, даже чтобы найти нитку с иголкой.

- Пошли отсюда. Если захочешь, вернёмся завтра, но на сегодня достаточно, - больница. Я отвезу её в больницу, если она позволит. Да куда она денется. Нет, домой. Она вся мокрая, в больнице будут задавать лишние вопросы, позвонят Гвендолин. Ей итак хватает нервотрепки.

Вытащила из ванны, помогла наспех сполоснуть руки, обернула их полотенцем, вытолкала Грейс из дома, прихватив сумки. Надеюсь, мы ничего не забыли. Телефон Грейс я отобрала и положила к себе в карман, чтобы тот адвокатишка, когда позвонил, катился к черту. Усадила её на пассажирское сиденье и сама села за руль.

- Мы едем ко мне. Точка, - кажется, меня сейчас стошнит, потому что сердце уже стучало где-то в районе горла и готово было выскочить наружу. Делала все на автомате. Увезти близкого человека куда-нибудь подальше от плохого места. - Я разрешу тебе выпить за нас двоих.

+3


Вы здесь » inside » кинозал » Then will you remember me in the same way as I remember you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC